Александр Невский
 

На правах рекламы:

http://h2o-carwash.ru/

Глава 2. Княжич. Владимир. Переяславль-Южный. Рязань. Переяславль-Залесский. 1191-1212 годы

Будущий князь Переяславский и Новгородский, Великий князь Киевский и Владимирский Ярослав-Федор, правнук Владимира Мономаха и сын Всеволода Большое Гнездо от чешской княжны Марии Шварновны, родился 8 февраля 1191 года в Переяславле-Залесском. Выполняя волю своего великого отца, в десятилетнем возрасте, в 1201 году, начал княжить в Переяславле Русском (Южном) - столице Переяславского княжества, прикрывавшего подступы к Киеву со стороны половецких степей. В двенадцать лет князь Ярослав вместе со многими другими князьями участвовал во главе полка в карательном походе против половцев, часто беспокоивших пограничные русские земли.

Кимаки или кыпчаки сложились как тюркоязычный народ из потомков племен хуннов, кочевавших в Средней Азии, и европеидного племени динлинов, обитавших в эпоху бронзы на Алтае и Минусинской котловине. Кипчаки расселились в бассейне рек Иртыша и Тобола, а середине XI века проникли в Приднепровье и Северное Причерноморье. На Руси за светлый цвет волос их называли "половцами" (по-русски полова означает солома), а на Западе - команами или куманами. На границах Киевской Руси половцы появились в 1054 году, после занятия хазарских территорий к западу от Днепра. До 1115 года попеременно победы одерживали то половецкие, то русские войска, пока наконец великий киевский князь Владимир Мономах, получив полную власть, не перенес войну в степи и разгромил половцев объединённым войском Киевской Руси. После этого половцы и Дневнерусское государство часто начали выступать и как союзники.

К 1116 году половцы окончательно разгромили и покорили печенегов. С этого времени половцы стали единственными хозяевами степей Северного Причерноморья. Известно одиннадцать колен половцев. Название каждого колена менялось вместе с именем хана. По смерти старого хана половцы избирали нового, как правило из того же рода. Поначалу хан не обладал сильной властью, она была у народного собрания.

Арабские источники называли половцев "кипчаками", а место их расселения - "Дешт-и-Кипчак", включающая в себя степь от Днепра до Волги, Предкавказье, часть Хорезма, почти все Северное Причерноморье и Крым. Живший в XII веке раввин Петахья писал, что в хорошую погоду половцы могли различать предметы, находившиеся на расстоянии дня пути.

С.А.Плетнева так писала о половцах:

"Кончак во второй половине XII века стал самым "популярным" на Руси половецким ханом. В записи 1201 года летописец сообщает краткую биографию его семьи. После побед Владимира Мономаха многие половцы оставили места привычных своих кочевий. В их числе был и хан Отрок, ушедший с ордой в Грузию. После смерти Владимира брат Отрока - Сырчан послал к нему послов, которые и уговорили хана вернуться на родину. Из Грузии Отрок привез жену - царевну Гурандухт и сына от нее, Кончака. Летописец говорит о Кончаке, как о могучем богатыре, "иже снесе Сулу, пешь ходя, котел нося на плечеву". В других местах летопись, упоминая о Кончаке, перечисляет массу бранных эпитетов: треклятый, окаянный, безбожный, кощей и прочие. Эти-то эпитеты и свидетельствуют о его силе и стремлении постоянно грабить и разорять русские княжества. От его набегов страдали больше всего Переяславское княжество и Посулье, а с конца 80-х годов он перенес удары на Рось, грозя уже самому Киеву.

После Калкинского поражения 1223 года донские и подмосковные половцы, возглавляемые Юрией Кончаковичем - "больший всех половец" - по существу были уничтожены. Оставшиеся там разрозненные небольшие орды и роды не играли уже никакой роли в истории русских княжеств".

В 1205 году четырнадцатилетний князь Ярослав женился на дочери половецкого хана Юрия Кончаковича. Никаких сведений о продолжительности этого брака и детях Ярослава от половчанки русские летописи не содержат.

Исследователь древнерусских летописей М.Д.Приселков отмечал: "Русское летописание дошло до нас в более чем двустах летописных текстах XIV-XVIII веков, хранящихся теперь в разных рукописных собраниях.

От XI до конца XV века ни один летописный свод в своем подлинном виде не сохранился. Все они дошли до нас только в списках, а чаще в составе того или иного позднейшего свода как его часть.

Наши летописи не были литературными произведениями в узком смысле этого слова, а политическими документами. Та правящая верхушка, которая в том или ином феодальном центре налаживала у себя дело летописания, в изложении событий, заносимых на страницы своего летописца, озабочивалась, конечно, не правдивостью передачи, а созданием такого повествования, которое в данном случае было бы выгоднее всего для этой местной политической власти.

Нет никакого сомнения, что при поглощении Москвою того или иного княжества в числе прочих унизительных подробностей этого поглощения, как срытие крепостей, увоз в Москву исторических и культовых ценностей, было пресечение местного летописания, как признака политической жизни и уничтожения официальных экземпляров этого летописания.

Однако однообразие содержания летописных текстов, ни их придворный характер и угодливое изложение своему князю не препятствуют нашим летописям быть, правда, не основным источником, каким они наряду с официальными актами считались в дворянской историографии XVIII и половины XIX века, но все же источником необходимых и драгоценным для некоторых периодов нашего прошлого хотя бы потому, что только в этом источике мы черпаем для этих периодов факты и последовательность событий...

Третий сын Всеволода Ярослав, княживший в Переяславле, решил положить в основу своего переяславского летописания Владимирский свод 1212 года. То ли обстоятельство, что у Ярослава минул возникший было интерес к ведению своего летописца, или то, что в Переяславле не достало литературных сил, но это переяславское суздальское летописание, только использовавшее Владимирский свод 1212 года и продолжившее его изложением двух последующих лет, далее этого не пошло. Когда в 1239 году составлялся великокняжеский свод во Владимире, при этом Ярославе, тогда уже владимирском великом князе, то сводчик не нашел переяславского Летописца для пополнения своих материалов, так что прекращение переяславского Летописца князя Ярослава на 1214 год имело действительное место, а не является только случайностью уцелевших до нас летописных текстов. Свод 1239 года был выполнен в Ростове и ростовцем, но для великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича. Когда князю Ярославу потребовался летописный рассказ, доводящий изложение событий до вступления Ярослава на владимирский стол, то Ярослав, очевидно, мог обратиться только в Ростов, где уцелели вместе с городом и литературные средства и литературные силы, способные выполнить такое княжеское поручение.

К сожалению, уяснить себе причину, побудившую Ярослава предпринять составление свода, излагающего на ростовском и владимирском материале историю всего Ростово-Суздальского края, мы не имеем данных. Время первых лет после Батыева нашествия, как известно, так бедно дошедшими до нас фактами, летописание этих лет так сдержанно и кратко, что у исследователя нет возможности хотя бы в кратких чертах изложить княжение Ярослава, не говоря уже о приурочении свода 1239 года к каким-либо его политическим шагам и планам".

В 1208 году Ярослав Всеволодович стал князем в Переяславле Залесском. Именно при нем и при его сыне Александре Невском Переяславль-Залесское княжество достигнет своего наибольшего расцвета.

Переяславль впервые упоминается в летописи в 1152 году, когда князь Юрий Долгорукий для защиты своего княжества от нападений волжских булгар основал несколько крепостей. Первым переяславским князем стал Всеволод Юрьевич Большое Гнездо - в 1176 году великий владимирский князь Михалка Юрьевич выделил Переяславль с землями в самостоятельный удел и передал его своему брату. В начале XIII века княжество включало Тверь, основанную в 1181 году Всеволодом для борьбы с Новгородом, Дмитров, Зубцов, Кснятин и другие.

О происхождении названия Переяславль рассказывает историк и краевед М.Смирнов: "Было три города-тезки в начальной Руси, три Переяславля: первый на юге в Киевской земле (основан в 993 году), второй - в Рязанской земле (основан в 1095 году), и третий на севере в Залесской земле (основан до 1152 года). Старший из них, как повествует легенда, получил своё название потому, что "отрок" русский перея славу от печенег", Ян Усмович, победив печенежского богатыря, перенял от него славу на месте основанного потом тут города. Остальные названы по старшему Переяславлю, а, может быть, еще и потому, что каждый из них, "перея славу" своих окрестных городов. Это название может быть истолковано не иначе, как боевое и совершенно сродненное любимым княжеским и дружинным именам: Ярослав, Святослав, Изяслав, Вячеслав и так далее.

Более того, Переяславль - это победный феодальный клич, последовательно переходивший с юга на север вместе с разгаром феодальной борьбы.

За долгие века каждый из этих городов выявил не только свою, отличающую его от другого Переяславля историческую значимость, но успел изменить в той или иной степени самое имя. Название "Переяславль" и "Переаславль" продержалось недолго. Южный Переяславль стал называться на Украине "Переяслав" (с усеченным окончанием и ударением на "я"). Рязанский - Рязанью, а младший с XIV-XV веков начал именоваться "Переславль-Залесский (без "я" и с ударением на "а").

Ранней и основной базой образования русской народности, сформировавшейся в области Волги и Оки, было именно Нерльское ополье. Его города, в том числе Переславль-Залесский, обязаны своим возникновением, в первую очередь, природным особенностям края. Город Клещин (предшественник Переславля-Залес-ского - А.А.), основанный смоленскими кривичами и зависевший от Смоленска, с течением времени, очевидно, по мирной договоренности перешел во владение княжества Переяславского (Южного), которому в качестве колонии принадлежала Залесская земля между Волгой и Окой. Князья Переяславлские очень ценили этот придаток. Мономах несколько раз лично приходил сюда через земли вятичей и, в конце концов, выделил его в особое феодальное княжество своему младшему сыну Юрию (Долгорукому - А.А.). Вероятнее всего при последнем и совершилась сделка относительно Нерльского Ополья, принадлежавшего Смоленску, за что залесский князь обязался ежегодно выплачивать условленную денежную сумму ("дань").

Отличительной чертой географического положения Залесского княжества было владение берегами верхней и части средней Волги, магистральной торговой дорогой, особенно важной для предприимчивого Новгорода в его торговле с болгарами. Это обстоятельство, весьма выгодное для нового феодального княжества, ставило его в преимущественное положение перед Новгородом, что сказалось довольно скоро.

Пока на юге было сравнительно спокойно, Новгород Великий, бедный своим хлебом, мог получать из Киева и Смоленска нужное ему продовольствие. Ополье кормило и поило свое население. Но когда Киевская Русь, снабжавшая Новгород излишками своего "жита", пришла в упадок от внутренних усобиц и половецких набегов, опольский хлеб стал предметом вывоза и получил не только экономическое, но и политическое значение. Таким образом, в руках залесского князя был и опольский и болгарский хлеб.

Пользуясь этим, от новгородцев он "дани отымал и на путех им пакости деял" в 1133-1134 годах. В это время он основал в устье реки Нерли город Кснятин, угрожавший выходу новгородцев в Волгу через реку Медведицу".

В январе 1135 года новгородское войско во главе с князем Всеволодом-Гавриилом вышло в поход на залесские земли, дошло по реке Дубне до Заболоцкого озера и наподалеку от села Ведомши у Жданой горы было разбито полками Юрия Долгорукого.

15 июня 1175 года Михаил и Всеволод Юрьевичи, разбив Ростиславичей, въехали во Владимир.

"И поделили княжество на две части; княжество Владимирское, где сел Михаил, и княжество Переяславское, отданное Всеволоду. Старые города распределены были между новыми и оказались в подчиненном положении. С этого времени Переславль-Залеский стал феодальной резиденцией особого княжества, занявшего второе место после великого княжества Владимирского. Владения его занимали верховья Волги от Зубцова до Ярославля или Костромы, по левому берегу соприкасались с новгородскими пределами. Но главная часть территории была на правом берегу по притокам Дубны, Нерли и других, на юге по притокам Оки. В состав княжества входили города: Зубцов, Тверь, Кснятин, Ярославль, Ростов, Москва и другие. Все они стали пригородами "великого града Переяславля", то есть главного и старшего города в княжестве или "стольного", по терминологии летописей.

Раздельное существование княжества Переяславского было непродолжительно; князь Михаил через год помер и под властью Переяславского князя Всеволода объединилась снова вся Залесская земля. Переславль, не теряя своего значения, примкнул к личным владениям князя.

В 1212-1240 году в состав территории феодального Переславского княжества входил Верхневолжский край от Зубцова и Твери по Калязин на правом берегу Волги и по Нерехоть на левом, верхнее течение Клязьмы и река Москва с городом Москвою и Дмитровом на реке Яхроме. Границы княжества примыкали на севере к Ростовскому рубежу, на западе - к Новгородскому, на юго-западе - к Смоленскому, на юге - к Рязанскому, и на востоке - к Юрьевскому и Владимирскому.

В 1240-1243 годах в процессе дальнейшего расчленения Переславского феодального княжества из него выделены в качестве самостоятельных феодальных княжеств: 1) Тверское (по Волге от Зубцова по Калязин); 2) Дмитровское (по реке Яхроме); 3) собственно Переславское по правым притокам Волги - Западной Нерли и Дубны (без выхода к Волге); по верховью реки Клязьмы и ее левым притокам (по реке Киржач), с частью самой Клязьмы, и по реке Москве. В новом виде территория граничила: на северо-западе - с Тверским княжеством, на севере - с Ростовским, на востоке - с Юрьевским и Владимирским, на юго-западе - с Дмитровским и на юге - с Рязанским.

Судя по тому, с какой преданностью переславцы относились к потомству Всеволода, можно заключить, что Переславль пользовался также особенным влиянием князя. Отрывочные сообщения летописи показывают, что великий князь не забывал его, посещая иногда с семейством. Между прочим, был здесь в 1191 году "на полюдьи", то есть по старинному обычаю сам ездил по областям, уставлял и собирал дани, судил преступников и разбирал тяжбы. Княгиня, с которой он на этот раз прибыл в Переславль, 8 февраля разрешилась сыном Ярославом, и в Переславле, таким образом, было семейное торжество.

Владея обоими берегами верхней Волги, Ярослав, в сущности, держал в своих руках ключ к новгородской торговле. Торговля эта, вследствие обеднения южной Руси, более шла в восточную, откуда везли опольское "жито" и другие товары. По залесским рекам шло сношение Новгорода с колониями и болгарами. Это выгодное положение переславского князя создало ему партию среди новгородских бояр и купцов, старавшихся жить с ним в ладах. Они призвали его княжить в 1215 году, когда тесть Ярослава Мстислав отъехал из Новгорода.

С этого времени переславские князья один за другим княжат одновременно в Переславле и Новгороде, даже тогда, когда Волжское верховье перестало входить в состав переславской территории. Эта традиционная политика отличается большой устойчивостью, в ней можно видеть скрытое указание на особую экономическую и политическую значимость Переславского княжества, так как Новгороду было выгодно иметь дело с сильным князем, который лично и вооруженными силами мог быть полезен. И в дальнейшем мы увидим, что переславские полки не раз ходили на защиту новгородских границ. Но действовать в Новгороде при наличии нескольких партий надо было осторожно".

Русский историк Н.Н.Воронин писал: "По видимому со второй половиной XI и началом XII века связано возникновение предшественника нынешнего Переславля, укрепленного княжеского городка - Клещина, расположенного на северном берегу Клещина (Плещеева - Л.Л.) озера, неподалеку от села Городища; его довольно мощные земляные укрепления окружностью до 500 метров, сохранились до сих пор в виде оплывших и осевших валов с 4 разрывами на местах ворот. По валам шла рубленная стена. Этот городок просуществовал, однако, всего несколько десятков лет. Он был, видимо, неудобен ввиду мелководья прилегающего озера и отдаленности от пути торговых караванов.

Возможно поэтому суздальский князь Юрий Долгорукий в 1152 году "град Переславль от Клещина перенеся и созда больши старого и церковь в нем постави каменну святого Спаса". Новое место города было выбрано при устьи небольшой реки, течение которой несколько углубляло форватер озера. Река прикрывала город с северо-запада и востока и была названа Трубежем в память о Трубеже на юге. Город получил имя Переславля, напоминая о лежащем на одноименной реке городе Переславле-Русском. Небольшой княжеский город был занят военным гарнизоном и стал административным центром приозерного края.

В 1194 году "заложи великий князь Всеволод Переславль у озера июля 29, того же лета и срублен", то есть великий князь Всеволод Большое Гнездо поставил на юрьевских валах новые рубленные стены и башни. Всеволод владел Переславлем как великий князь Владимирский, а затем город стал владением его сына Ярослава, в которое входили Тверь, Зубцов, Коснятин, Дмитров. Свидетельством политического значения города и роста его культуры в конце XII - начале XIII века является составленный при Ярославе Летописный свод, который был украшен прекрасными миниатюрами и дошел до нас в знаменитой копии конца XV века - в так называемом Радзивилловском списке летописи. С 1240 по 1263 год городом владел князь Александр Невский.

В XII веке к северу от города на высоком берегу озера были основаны Борисоглебский и Никитский монастыри. Укрепления Переславля уступали только Владимиру. Валы имели протяжённость около 2,5 километров, значительно превосходя крепости Дмитрова и Юрьева-Польского, сооруженных Юрием Долгоруким. Высота переславских валов достигала первоначально 10-16 метров, по гребню шириной до 6 метров шли рубленные стены с башнями. В середине XIII века в Переславле основан Борисоглебский "на песках" монастырь".

В том же 1208 году по приказу своего отца Ярослав Всеволодович был послан княжить в Рязань.

Первым муромо-рязанским князем был Ярослав, младший сын Святослава и внук Ярослава Мудрого, получивший Рязань по разделам уделов в 1078 году.

В 1096 году летопись упоминает о другом сыне Святослава - Олеге "Гориславиче", появившемся в Рязани, тяготевшей к Чернигову. Олег правил в Рязани до 1123 года. Черниговским князем ненадолго стал Ярослав, в 1127 году вернувшийся в Муром.

После его смерти в 1129 году муромским князем стал его сын Юрий, а рязанскими - его другие сыновья Святослав и Ростислав. В 1152 году Ростислав признал себя "подручником" суздальского князя Юрия Долгорукого. Ростислав не долго терпел начальство суздальского князя, и Юрий Долгорукий послал в Рязань своего сына Андрея Боголюбского, который вскоре при поддержке населения был выбит из города Ростиславом.

В 1153 году им была на берегу Оки основана крепость Ростиславль. Через два года Глеб заключил долгосрочный союз с Ростиславом Смоленским. Тогда же Мстислав Ростиславич Храбрый женился на дочери Глеба Рязанского.

В 1161 году рязанским князем стал младший сын Ростислава Глеб, подчинявшийся тогдашнему великому князю владимирскому Андрею Боголюбскому. После его гибели в 1174 году Глебу на короткий срок удалось поставить во Владимире своих шуринов - Мстислава и Ярополка, детей старшего брата Андрея Боголюбского Ростислава, на дочери которого был женат сам Глеб. Ростиславичи не сумели удержаться во Владимире, и в 1176 году Великим князем владимирским ненадолго стал сын Юрия Долгорукого Михалка, а потом его брат Всеволод Юрьевич. Мстислав Ростиславич попытался вернуть себе великое княжение, но был разбит Всеволодом Юрьевичем на Юрьевском поле.

Осенью 1177 года Глеб Ростиславич сжег владимирский город Москву. Всеволод, собрав большое войско, пошел на Рязань. Глеб вместе с нанятыми им половцами подошёл к Владимиру и разграбил Боголюбове. На обратном пути у реки Колакши его перехватил Всеволод. В сражении у Прусковой горы рязанцы были полностью разбиты владимирцами, сам Глеб с сыном Романом и Мстиславом с боярами попали в плен к Всеволоду. Всеволод предложил ему свободу, но без Рязанского княжества. Глеб отказался и 30 июня 1177 году умер в порубе. В 1179 году Всеволод отпустил в Рязань его сына Романа с условием полного подчинения княжества Всеволоду. По приезде в Рязань Роман начал притеснять своих братьев, княживших в Пронске, рязанском уделе. Пронские князья обратились к Всеволоду, который разбил рязанцев и осадил столицу княжества. Роман целовал крест Всеволоду "на всей его воле". Однако отношения между рязанскими и пронскими князьями были безнадежно испорчены. В дальнейшем Всеволод еще несколько раз заступался за пронских князей.

В 1207 году Всеволод получил известие от племянников Романа Олега и Глеба о тайных переговорах рязанского князя с черниговцами, направленных против Владимире-Суздальского княжества. Всеволод, собиравший полки у устья Оки, встретился с восемью рязанскими князьями в своем лагере. В результате переговоров шестеро рязанских князей - Роман Глебович, Святослав Глебович с сыновьями Мстиславом и Ростиславом, Ингварь и Юрий Игоревичи, Глеб и Олег Владимирович, - были схвачены и вместе со своими боярами отправлены во Владимир. Всеволод после месячной осады взял Пронск и подошел к Рязани. После того, как рязанцы выдали Всеволоду почти всех своих остальных князей с княгинями, великий князь владимирский вернулся домой. В следующем 1208 году Всеволод отправил княжить в Рязань своего сына Ярослава. Через несколько месяцев в рязанском княжестве начались волнения, люди Всеволода и Ярослава были частью захвачены, а частью перебиты, живыми засыпанные в погребах. Ярослава хотели захватить и выдать черниговцам. Ярослав, собрав вокруг себя остатки дружины, послал за помощью к отцу, который сразу же пришел с войском к Рязани. Ярослав вышел из города к отцу, а Рязань была разграблена и сожжена, жители города были разосланы по разным городам Владимире-Суздальского княжества.

В последующие два года владимирское войска еще дважды ходили в рязанские земли. После смерти Всеволода в 1212 году его сын Юрий освободил рязанских пленных князей. До 1238 года сведений о контактах между владимирцами и рязанцами в летописях почти отсутствуют, за исключением 1217 года, когда Глеб и Константин Владимировичи перебили на берегу Оки шестерых своих братьев, и 1219 года, когда Юрий Всеволодович оказывал помощь Юрию Рязанскому. В 1232 году рязанцы вместе с владимирцами вместе ходили в поход на болгар и мордву.

В 1210 году Ярослав Всеволодович возвратился в Переяславль Залесский. В 1214 году он женился на дочери прославленного князя Мстислава Мстиславича Торопецкого-Удалого - Ростиславе-Феодосии, называвшейся также и Смарагдой (Изумрудной), в иночестве Ефросиний.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика