Александр Невский
 

На правах рекламы:

Журнальный столик-трансформер своими руками купить в Киеве

Крепостные сооружения в Якутии. XVII-XIX века

Летописные источники, архивные и другие документы сохранили сведения о существовании у якутов укрепленных сооружений задолго до прихода в Сибирь русских. Сведения эти не подтверждены, однако, археологическими или натурными находками, поэтому остается неизвестным, что собой представляли такие крепости.

Отписки и челобитные не сообщают никаких подробностей о конструкции и технике возведения крепостей до прихода русских. Позднее, когда якуты ближе познакомились с конструктивными приемами строительства русских и стали перенимать их опыт, обнаруживается прямое заимствование многих приемов и архитектурных форм.

Укрепления якутов не были предназначены для постоянного пребывания в них и чаще всего носили временный характер.

В 1636 году Иван Галкин, например, столкнулся в якутских улусах с заранее приготовленными укреплениями - острожками, которые были «сделаны крепко и в две стены засыпаны хрящем и кругом снегом и водою улито»1.


210-212. Крепостные амбары

Из этого упоминания можно понять, что укрепление вряд ли представляло собой срубное сооружение. Скорее всего, место, в котором спрятались якуты, было огорожено двойной деревянной стеной с засыпкой внутри, а по пути к нему «кругом снегом и водою улито». Стена, кроме того, могла располагаться на возвышении. Такие крепостцы не были приспособлены к защите от огнестрельного оружия, с которым якуты раньше совершенно не были знакомы.

Любопытно народное предание о первом боевом крещении якутов. «Что это значит, - недоумевали они, - прилетит какая-то муха, укусит и человек умирает»2. Якутам не были знакомы не только пушки и пищали, но и такие крепости, которые стали возводить русские на новых землях.

По достоинству оценив преимущества русских крепостей, якуты постепенно стали делать свои острожки «по-русски», превращая их в сложные фортификационные сооружения. Новые укрепления могли вмещать значительное количество (до трехсот и более) человек. В одной из отписок упоминается такой острожек, срубленный в две стены и с башнями.

Острожек с башнями - это уже прямое влияние русских. И все-таки, в отличие от русских крепостей, эти укрепления продолжали оставаться временными сооружениями. Как только наступала весна, якуты покидали их и откочевывали к местам промыслов.

Совершенно очевидно влияние русских деревянных построек на формирование народной архитектуры якутов. Справедливо будет признать, что влияние это носило взаимный характер и продолжалось в течение длительного времени.

Известно, что с приходом русских началось и знакомство якутов с новыми строительными приемами. Освоение Сибири в XVII веке сопровождалось размахом деревянного строительства, образцы которого и стали вскоре перенимать местные народы. В частности, якуты издавна отличались склонностью к плотничьему ремеслу, поэтому знакомство их с новыми архитектурными формами и строительными приемами не прошло бесследно.

Очень скоро они стали помогать русским в возведении их домов, а также по-новому строить свои жилища, широко применяя при этом срубные постройки3.

Причем они не копировали русские приемы, а трансформировали их в соответствии со своим жизненным укладом и местными климатическими условиями. Отсюда - своеобразие якутских срубных построек XVII-XIX веков, среди которых особое место занимают крепостные сооружения.

Об их характере могут дать представление сохранившиеся в большом количестве на территории Якутии укрепленные амбары XVIII и XIX веков (ил. 210-212).

В исторических документах XVI II-XIX веков встречаются упоминания о таких амбарах-крепостях, построенных тойонами (якутскими феодалами) для охраны своего богатства. Причем строительство их обычно связывают с освободительным движением якутской бедноты в начале XIX века под руководством национального героя Василия федорова-Манчары.


213. Башня тойона Пономарева в селе Майя Мегино-Кангаласского района. Якутская АССР. XVIII-XIX вв.

Наиболее интересной с архитектурной точки зрения представляется башня тойона Пономарева (ил. 213), построенная на правом берегу Лены, близ устья реки Солы, в местности Туруйалаах Сайылыга, или Томтор Мегино-Кангаласского района. В настоящее время башня перевезена на территорию краеведческого музея в селе Майя Мегино-Кангаласского района.

Дата постройки башни точно не известна; одни исследователи связывают ее возведение с движением Манчары и относят к началу XIX века, другие называют датой сооружения XVIII век.

Первое обследование и краткое описание башни Пономарева было выполнено в 1942-1943 годах Ленской историко-археологической экспедицией под руководством А. П. Окладникова, а реконструкция выполнена в 1973 году А. В. Ополовниковым.


214. Входная дверь башни тойона Пономарева

Конструктивное устройство башни очень сходно с подобными русскими сооружениями в Якутии, в частности с сохранившейся башней Якутской крепости. Круговой облам, несколько ярусов бойниц, устройство шатра перекрытия «костром» в башне Пономарева - все это указывает на сходство не только архитектурных ее форм, но и конструктивных приемов с формами и приемами в русских крепостных башнях. Если размеры башен в плане отличаются незначительно (8x8 м - в якутской башне; 5,8x6 м - в башне Пономарева), то высотные габариты башни Пономарева почти в два раза меньше, чем в башне Якутского острога (8м и 15,6м соответственно).

Башня Пономарева выглядит более приземистой, она как бы ближе к земле. Несмотря на сравнительно небольшую высоту, внутри башни имеются кроме нижнего еще два яруса. Различен в обеих башнях и такой конструктивный прием, как рубка углов: в башне Якутского острога - «в лапу», а в пономаревской - «с остатком». Если же сравнивать башню Пономарева с другими сохранившимися в натуре (башни Братского, Бельского, Юильского острогов), то сходство будет еще более полным. И сходство это носит не формальный характер - здесь налицо влияние традиций русского деревянного зодчества. Подтверждение тому ~ идентичность многих архитектурных элементов, начиная от композиционной схемы и кончая мельчайшими деталями - бойницами (ил. 215, 216).

Бревенчатый сруб, поставленный непосредственно на землю, рубка углов «с остатком», оформление дверей косячными колодами, полы из толстых плах и настилы межъярусных перекрытий на мощных круглых матицах - все это свидетельствует не только об устойчивости в течение многих десятилетий конструктивных приёмов в древнерусском деревянном зодчестве, но и показывает многообразие их применения и эволюцию в суровых условиях Сибири.

Проникновение типичных для древнерусского деревянного зодчества черт в народную архитектуру сибирских аборигенов, в частности якутов, сказалось в применении одних и тех же композиционных приемов срубных построек.

Из всех башен, сохранившихся в Якутии, башня Пономарева единственная имеет круговой облам и шатер. Правда, очертания шатра несколько криволинейны, но криволинейность эта придает силуэту башни определенную живописность и выразительность и в то же время подтверждает в ней черты национальной народной архитектуры.


217. фрагмент стены с бойницами башни тойона Пономарева

Устройство шатра «костром» (ил. 219) и круговой облам не только роднят башню Пономарева с подобными ей русскими башнями, но и дают основание отнести ее к более раннему периоду, чем XIX век.

Внимательное рассмотрение архитектурных форм и деталей, башни позволяет сделать довольно интересные выводы. Речь идет о количестве и размещении бойниц по стенам башни. Ни в одной русской башне нет такого количества отверстий для стрельбы, как в башне Пономарева (ил. 217). Шестьдесят восемь бойниц, равномерно распределенных по трем ярусам, словно глазницы, обращены во все четыре стороны. В русских же башнях бойницы размещались только на внешних сторонах, а стены, обращенные внутрь острога или города, как правило, бойниц не имели.

Такое размещение бойниц по всем четырем стенам в якутских крепостных башнях делает их схожими с древнерусскими «столпами» и «вежами». Не случайно якутские оборонные башни называли крепостями. Именно большое количество бойниц и размещение их по всему периметру позволяет признать эти башни в качестве самостоятельных крепостей, в отличие от русских, представляющих собой целую систему сооружений из башен, рубленых и тыновых стен.

Якутские деревянные крепостные сооружения не только восприняли лучшие черты русской архитектуры, но и повлияли впоследствии на конструктивные приемы народной гражданской архитектуры. Сохранившись в натуре без изменений и чуждых им позднейших наслоений, они дают нам реальное представление об архитектурных формах и конструктивных приемах древнерусского деревянного зодчества, помогая проследить развитие этих форм и приемов в специфических условиях Сибири (ил. 218).


219. Конструкция шатра «костром» башни тойона Пономарева

Простота и конструктивная логика, цельность и гармоничность, взаимодействие с окружающим ландшафтом, активное сочетание утилитарно-практической, конструктивно-технической и архитектурно-художественной функций - вот, пожалуй, лучшие черты русской деревянной архитектуры, нашедшие блестящее воплощение в крепостных якутских сооружениях, что дает основание признать их подлинными памятниками народного деревянного зодчества.

Примечания

1. Цит. по: Ионова О. В. Из истории якутского народа (XVII в. ). Якутск, 1945, с. 74.

2. См.: Потанин Г. Н. Очерки северо-западной Монголии. Вып. 4. Спб., 1883, с. 626.

3. См.: Ионова О. В. Жилые и хозяйственные постройки якутов. - Сибирский этнографический сборник. Вып. 1. М. -Л., 1951, с. 293.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика