Александр Невский
 

Глава четвёртая. Первое выступление татаро-монголов и битва на Калке

Исторические судьбы Руси сложились так, что именно в то время, когда готовилось наступление на немецких и шведских феодалов, ей был нанесён первый и весьма серьёзный удар с востока, со стороны татаро-монголов. Этот удар не замедлил отозваться и на положении в Прибалтике.

В начале XIII в. из глубин Азии началось татаро-монгольское нашествие, сыгравшее в истории большей части человечества огромную роль. Татаро-монголы образовали сильное государство, во главе которого стояла кочевая знать, располагавшая огромными стадами скота, пастбищами и эксплуатировавшая массы зависимых мелких скотоводов, а также рабов, добываемых в войнах. Степная аристократия — нойоны — опиралась на военные дружины нукеров. К началу XIII в. в ходе острой классовой борьбы кочевые феодалы собрались на курултай (съезд) и провозгласили в 1206 г. одного из виднейших представителей степной аристократии, Темучина, всемонгольским правителем — великим ханом — под именем Чингис-хана. Власть его была огромна: он стоял во главе всех «поколений, живущих в войлочных кибитках, все монгольские племена и роды — его улус, и вся территория, на которой они живут, — его юрт».

Нарождавшиеся монгольские феодалы создали государственный аппарат насилия для удержания в своих руках земель и скота, отнятых у трудящихся, для порабощения самих трудящихся татар и для завоевания территорий соседних народов. Это было раннефеодальное общество, где класс растущих феодалов пока что единодушно поддерживал завоевательные устремления великих ханов.

Управление отдельными частями государства распределялось между родственниками великого хана, в подчинении которых находилась местная знать с дружинами и с массами зависимых мелких скотоводов и рабов. Вся эта иерархия соответствовала одновременно и военной организации, состоявшей из «тем» (10 000), «тысяч», «сотен», «десятков», укомплектованных из масс зависимого населения. Во главе крупных делений (тьмы, тысячи) стояли крепнувшие крупные кочевые феодалы, обязанные являться со своими ополчениями по первому зову великого хана. Великого хана окружала личная гвардия, сформированная из знати. Огромное войско было основано на суровой дисциплине. По свидетельству Марко Поло (XIII в.): если из десятка бежал один боец — убивали весь десяток, если отступал десяток, то наказывалась сотня, в составе которой был этот десяток, и т. д. Твёрдая организация войска позволяла великому хану осуществлять большие военные мероприятия.

В этом заключалась сила монгольского государства, которое, предприняв наступление против народов Средней Азии, Кавказа и Восточной Европы, встретило здесь уже зрелое феодальное общество, расколотое на множество отдельных княжеств. Правители княжеств враждовали друг с другом и тем самым лишали народы возможности оказать наступлению кочевников единый и организованный отпор.

Начатые в 1210—1211 гг. завоевательные войны принесли монголам невиданные успехи: менее чем в десять лет были подчинены Китай и Средняя Азия. Монголы широко использовали свою военную и политическую разведку и, учитывая разобщённость противников, разбивали их по частям. Такие крупные города Средней Азии, как Бухара, Самарканд, Мерв, Ургенч и другие, были взяты поодиночке, при очень плохой организации обороны. Средняя Азия была совершенно опустошена: в первые годы после завоевания города и селения представляли собой развалины и пепелища.

Одна из монгольских армий под командованием воевод Джебе и Субедэ в 1220 г. из Средней Азии вторглась в Иран — разорила его северную часть, вышла на Кавказ, взяла здесь ряд городов, разбила военные силы Грузии и двинулась на Северный Кавказ, где нанесла поражение аланам, а затем кыпчакам (половцам).

Местные половцы, покинув свои кочевья, отступили на запад к половцам, кочевавшим между Волгой и Днепром, в надежде получить у них помощь. Преследуя их, татаро-монголы дошли до Крыма, где взяли город Судак. Половцы, собрав все силы, выступили им навстречу во главе с сильнейшим своим ханом, сыном известного Кончака, Юрием Кончаковичем. У него «было болише всих Половець», но и он «не може стати противу лицю их», и «бегающи же ему и мнози избьени быша», и бежали половцы «до реки Днепра».

Половецкие ханы, кочевавшие к западу от Днепра, во главе с ханом Котяном спешно приехали к Мстиславу Удалому, зятю Котяна, тогда княжившему в Галичине, и заявили ему. «Нашю землю днесь отъяли (татары), а ваше заутро възята будет». Князь Мстислав со вниманием отнёсся к этому заявлению и разослал всем русским князьям предложение собраться в Киев для обсуждения сложившегося положения. «Оже мы, братье, сим (половцам) не поможем, — писал Удалой, — то си имуть придатися к ним (татарам), то онем (татарам) больши будеть сила», — таким образом, он отмечал угрозу соединения половцев с татаро-монголами. Далеко не все русские князья думали о судьбах Руси. Поэтому не все князья откликнулись на призыв Удалого. Если Мстислав Романович киевский, Мстислав Мстиславич галицкий, Мстислав Святославич черниговский и козельский, которые «беаху старейшины в Руской земли», съехались на совет в Киев, то владимиро-суздальский князь Юрий Всеволодович отказался приехать, и его «не бы в том свете» (т. е. совете). Участвовали в совете также и «млади князи» — Даниил Романович Волынский, Мстислав Немой Пересопницкий и др. Князья отвергли мирное предложение татар, направленное на раскол русско-половецкого союза, и решили выступить против татаро-монголов: «луче бы нам есть прияти я (т. е. их) на чюжей земле, нежели на своей».

В поход двинулись киевские, галицкие, черниговские, смоленские, волынские и другие русские полки, а также половцы. Войско было значительным по размерам, но по организации чисто феодальным, когда не было единого командира, когда каждый князь сражался сам по себе. Это привело к роковым последствиям. Русские полки спустились по Днепру, перешли его у Олешья и двинулись на восток. Мстислав Удалой и Даниил Романович разбили передовой татарский отряд. Двигаясь вслед за ним, русские рати 31 мая 1223 г. на берегу реки Калки (Кальчик, приток Кальмиуса) столкнулись с основными силами противника. Произошло кровопролитное сражение, в котором феодальная междоусобная вражда князей и трусость половцев помешала использовать первоначальный успех русских войск.

Когда русские войска, предводимые Мстиславом Удалым, имея впереди половцев, двинулись на противника, то киевский князь задержал свои полки, так как был в ссоре с Удалым. В разгар боя половцы «побегоша не успевъше ничтоже... назад и потопташа бажаще станы русских князь», поэтому последние «не успеша бо исполнится противу» татар. Бой был отчаянный — «и бысть сеча зла и люта». Но силы были неравны, ибо Мстислав киевский так и не вступил в бой. Он укрепился на горе над Калкой и оставался безучастным зрителем разгрома русских дружин. Русские полки были разбиты, убито шесть князей, а князья Мстислав Удалой и Даниил галицкий едва успели спастись бегством через Днепр, уничтожив за собой все суда, чтобы затруднить монголам переправу, «а прочии вои десятый приде кождо во свояси».

Разбив главное войско, враги окружили лагерь киевского князя и в течение трёх дней осаждали его. Наконец, Мстислав вынужден был сдаться, положившись на слово татар и воеводы «бродников» («бродники» — славянские поселенцы с низовьев Дона) Плоскыни, обещавших отпустить его с войском домой. Однако татары нарушили обещание: всё войско было истреблено, а князья задавлены досками помоста, на котором пировали победители.

Так жестоким поражением закончилась первая встреча объединённых войск русских князей и половцев с татаро-монголами: «и погыбе много бещисла людей, — писал новгородский летописец, — и бысть вопль, и плачь, и печаль по городом и по селам... Татары же возвратившася от рекы Днепра, и не сведаем откуду суть пришли и кде ся деша опять». Татары было двинулись вверх по Днепру, но, не доходя Переяславля, повернули обратно. Их силы были подорваны битвой на Калке, и на возвратном пути они были разбиты волжскими булгарами.

Завоевание монголами Средней Азии в 1219—1221 гг. и поход Джебе и Субедэ в северный Иран, на Кавказ и в юго-восточную Европу (1222—1224) произвели большое впечатление на современников. В 20—30-х годах XIII в. о татаро-монголах говорили во всех странах Средней Азии, северной Африки и Европы, как о величайшем несчастье, которое постигло тогдашний мир. Народный эпос именно с битвой на Калке связал кончину русских богатырей, когда «могучие витязи» после долгой, кровопролитной, но безуспешной битвы впервые отступили и решили укрыться от врага. Они

Побежали в каменные горы,
В тёмные пещеры:
Как подбежит витязь к горе,
Так и окаменеет.

Битва на Калке и угроза новых татаро-монгольских вторжений не вызвали на Руси никаких политических перемен. Напротив, именно в эти годы вновь серьёзно обострились политические отношения в Новгородской Руси, усилилась борьба владимиро-суздальских князей с новгородским боярством.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика