Александр Невский
 

На правах рекламы:

окна остекление лоджий

1.1. Постановка проблемы

Девятого мая 2002 г., в День Победы над национал-социалистской Германией, на одной из центральных площадей Санкт-Петербурга был открыт новый монумент. Бронзовая статуя была установлена в память о святом Александре Невском, покровителе северной столицы, новгородском князе, в XIII в. разбившем шведов и Тевтонский орден в двух окутанных мифами битвах. В церемонии приняли участие высокопоставленные лица из числа политиков, церковных иерархов, военных и бизнесменов, в том числе губернатор города, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский, кавалеры ордена Александра Невского и представители строительной компании-спонсора. Начало торжеств было ознаменовано крестным ходом с мощами святого от Александро-Невской лавры до прилегающей площади, еще ранее названной именем Александра Невского. Сразу после торжественного шествия под аккомпанемент церковного хорового пения и военных маршей был открыт монумент высотой более десяти метров1.

Новый памятник в Санкт-Петербурге и обстоятельства его открытия вызывают при ближайшем рассмотрении множество вопросов. Прежде всего почему князь, живший в XIII в., считается святым покровителем города, который только в 2003 г. отпраздновал трехсотлетие своего основания? Кроме места установки монумента требует объяснения и время его открытия. Какая связь между средневековым князем и победой над немецко-фашистскими захватчиками, отмечавшейся в России в пятьдесят восьмой раз 9 мая 2002 г.? И наконец, почему памятник князю, совершившему свои славные подвиги более 750 лет назад, воздвигнут именно в наше время?

Последний вопрос кажется тем более обоснованным, что открытие монумента в Санкт-Петербурге — далеко не единственный случай такого рода. Еще в 1990 г., в рамках празднования 750-летия Невской битвы, в городе Пушкин был открыт небольшой бюст Александра Невского. В 1993 г. неподалеку от Пскова, на берегу Чудского озера, установили огромный бронзовый монумент Невскому. Несколько лет спустя администрация Великого Новгорода заменила статуей великого князя бюст Карла Маркса на привокзальной площади. В октябре 2000 г. были воздвигнуты памятники на Красной площади в Курске и в поселке Ленинское, Выборгского района, Ленинградской области. В 2003 г. памятники Невскому появились также во Владимире и в Усть-Ижоре. Перечень этот, наверное, неполный...

Кроме того, принимая во внимание масштабность празднования в 1990 и 1992 гг. 750-летия одержанных Невским великих побед и в 1995 г.775-летия со дня его рождения во многих городах Российской Федерации, а также огромное количество книг и журнальных статей, появившихся о нем за последние годы, можно без сомнения говорить о ренессансе коллективной памяти об Александре Невском в постсоветской России2.

Однако интерпретации и объяснения требует не только сам факт памяти о Невском в сегодняшней России, но и виды и формы такого воспоминания. Цоколь нового памятника в Санкт-Петербурге украшает православный крест, а на фундаменте монумента находится надпись: «Святому благоверному великому князю Александру Невскому». Религиозные элементы подобного рода на памятниках средневековому князю были в советские времена, разумеется, столь же невозможны, как и упоминание фирмы-спонсора, украшающее монумент в Петербурге3. Невозможно представить себе во времена коммунистического правления и участие духовенства в торжественном открытии памятника Невскому. Мощи святого, торжественно выставленные для обозрения на церемонии 9 мая 2002 г., еще за тринадцать лет до этого хранились в подвале ленинградского Музея религии и атеизма в Казанском соборе.

Возрастающий интерес к Александру Невскому, его новая сакрализация и использование его фигуры в рекламе указывают на обширную трансформацию культуры памяти в современной России. Вместе с СССР в 1991 г. развалились не только институции коммунистического режима. С распадом союзного государства утратила свои основания и официальная советская доктрина истории, а вместе с ней и идея многонационального «советского народа». Поиски новых концептов коллективной идентичности в постсоветской России идут рука об руку с новым формулированием исторических нарративов, создающих эту идентичность. Эти изменения коснулись и памяти об Александре Невском, в дореволюционное время почитавшемся в качестве православного святого, а в советскую эпоху — великого героя и полководца. Очевидно, что и в сегодняшней России он играет важную роль как фигура коллективной самоидентификации.

В этой работе рассматривается русская и советская история памяти об Александре Невском с конца XIII в. и до исхода XX в. Предмет нашего анализа — Александр Невский как одно из «мест» (или «фигур») русской культурной памяти. В центре исследования — не биография новгородского князя, но история «воспоминаний» о нем. Предпосылкой исследования стало положение о том, что создающийся всяким сообществом образ «собственного» прошлого позволяет сделать выводы о соотносящихся с этим образом концептах коллективной идентичности. Изменения представлений об истории понимаются при этом не как процесс аккумуляции исторического знания, но как движение интерпретаций, смысловых «уплотнений», «смещений» и «выпадений», а также как воспоминания и забвения, отражающие изменения в самоописании «мы-группы» («Wir-Gruppe»). Следовательно, в центре нашего внимания оказываются два комплекса вопросов. Во-первых, как изменялся образ Александра Невского в период более чем семисотлетней его истории? Какие моменты этой истории можно назвать переломными и как это объяснить? Во-вторых, какие концепты коллективной идентичности запечатлены в различных формах «воспоминания» о Невском? В какие «рамочные повествования» о сообществе была интегрирована память об этой исторической личности?

Фигура Александра Невского представляется идеальной для подобного рода case study не только из-за его популярности в современной России. Новгородский князь, или, скорее, образ, напоминавший и напоминающий о нем, напрашивается в качестве предмета исследования еще и потому, что позволяет направить взгляд в глубь русской истории. С конца XIII в. Александр Невский занимает прочное место в русской культурной памяти, однако напоминавший о нем образ много раз существенно менялся. Эти трансформации, согласно основному положению работы, можно интерпретировать как выражения изменений концептов коллективной идентичности в русской истории. Исследование, посвященное Невскому как «месту памяти», позволяет проанализировать этот процесс на протяжении почти восьми столетий.

Такие понятия, как «место» или «фигура памяти», «мы-группа», «культурная память» или «концепт коллективной идентичности», указывают на те категории, которыми можно очертить эвристическое поле настоящего исследования. Стоящие за использованием этих терминов теоретические предпосылки, сжато охарактеризованные ниже, составили концептуальный фундамент для последующего анализа.

Примечания

1. Проект памятника принадлежит скульптору Валентину Григорьевичу Козенюку (1938—1997), выигравшему второй тур конкурса в 1997 г. После смерти Козенюка осуществление проекта взял на себя его ученик Александр Анатольевич Пальмин. Об истории создания памятника см.: Золотоносов М., Калиновский Ю. Бронзовый век. Иллюстрированный каталог памятников, памятных знаков, городской и декоративной скульптуры Ленинграда — Петербурга. 1985—2003. СПб., 2005. С. 323—332.

2. Об истории памяти об Александре Невском в 1985—2000 гг. см. главу 12.

3. Верхний край цоколя украшен надписью архаизованными буквами «Святой князь Александр, храни Град Святого Петра; к 300-летию города; Балтийская строительная компания».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика