Александр Невский
 

Глава 21

Воля Петра Великого о перенесении мощей св. Александра в Петербург. • Основание Александро-Невской лавры. • Шествие из Владимира до Москвы. • Пребывание святыни в Москве и Новгороде. • Встреча в Петербурге. • Заботы Петра и его преемников об устроении и украшении Александро-Невской обители.

После тяжких испытаний, пережитых нашим отечеством, настала наконец славная эпоха Петра. Начавшись близ берегов Балтийского моря, историческая жизнь русского народа потекла.

Русские государи всегда относились с особенным уважением к памяти св. Александра. Внук св. Александра Иван Данилович Калита в своей духовной грамоте (1340) «прикупает сельцо на Киржачи у Прокофьи игумена, другое Леонтьевское, широким потоком по обширному руслу, захватывая в своем течении новые отдаленные берега и пределы: шаг за шагом двигалось население к Уральским горам, перешагнуло этот рубеж и рассеялось по необозримым пространствам Северной Азии до крайних восточных пределов. В борьбе с дикой, суровой природой, с тяжкими лишениями закалилась энергия русского человека, развилась его богатырская сила и ничем не удержимая удаль. Но в своем движении на Восток русскому народу суждено было встретиться с азиатской татарщиной и склониться под тяжкое иго, наложившее на него сильную печать. Русский народ замкнулся в себе, стал недоверчив, упорен, а иногда и жесток, зато приобрел изумительное терпение и выносливость и в борьбе с мусульманством окончательно окреп в своей преданности вере предков. Глубокое недоверие ко всему иноземному, иноверному укоренилось в сердце народа. Сильная своим государственным и национальным единством, Русь составила какой-то отдельный, в самом себе замкнутый мир, который, простираясь между двумя частями света, не принадлежал ни к той, ни к другой. Между тем Провидение предназначало русскому народу высокую миссию: не замыкаться в себе самом наподобие Китая, но, охранив христианский мир и цивилизацию от напора варваров-номадов, стать посредником между Европой и Азией и примирить их противоположности в высшем единстве. От Востока, к которому так долго было приковано внимание русского народа, он должен был обратиться к Западу. Явилось неотразимое стремление к Балтийскому морю, внимание снова сосредоточивается на тех местах, где началась историческая жизнь русского народа; снова пришлось встретиться лицом к лицу с теми же врагами, с которыми столкнулся русский народ в начале своей истории, со шведами, с ливонскими немцами, с которыми так победоносно сражался некогда Невский герой. Явился царь-богатырь, разбудил заснувшие было исполинские силы своего народа и направил его на новый, всемирно-исторический путь. Сражаясь со шведами, пробиваясь к заветному морю и на далекой окраине своего государства, на берегах Невы полагая основание новой столицы, Петр естественно вспомнил о том времени, когда впервые на берегах Невы раздались победные клики русских над врагами, о победоносном вожде, и выразил желание, чтобы новая столица, его дорогой «парадиз», и весь новый кран, приобретенный для России, находился под особенным покровительством национального героя русского народа — св. благоверного князя Александра Невского.

«Державная воля Петра, — говорит православный проповедник, — преодолев все затруднения, какие противопоставляла намерениям его северная природа, основала, на удивление всем, столицу в пустынном краю, в местах, едва проходимых, где только царственный ум Петра мог прозревать возможность существования одного из обширнейших и великолепнейших городов в мире. Эта столица, быстро возраставшая под рукою Великого, была предметом постоянных его забот. Но мало для него было тех трудов, какие сам он подъял для блага своей столицы; не довольно, казалось ему, он сделал ей добра, дав ей жизни; ему хотелось, чтобы созданный им град, долженствовавший стать во главе градов русских, был ничем не меньше других градов, чтобы судьба его любимой столицы была ограждена — навсегда. И вот юная столица, которой еще долго надлежало бы ждать, пока на ее нивах произрастет цвет нетления и она украсится, подобно другим градам, святынею нетленных останков какого-либо угодника Божия, — юная столица получила от своего основателя и благодетеля последнее благодеяние, прияв, по воле его, в свои объятья нетленные мощи св. благоверного великого князя Александра. И можно ли было лучше избрать покровителя граду, заселившему берега Невы? Герой Невский, несомненно, всегда и был, и есть, и будет лучшим стражем и покровителем тех мест, где некогда так славно подвизался он для блага своей родины и православной церкви».

Вознамерившись перенести нетленные мощи св. Александра, Петр заблаговременно озаботился приготовлением для них нового покоища и сам указал место для постройки монастыря. В журнале Петра Великого за июль 1710 года читаем следующее: «Государь, будучи в Петербурге, осматривал места, где быть каким строениям и над Невою рекою, при С.-Петербурге, на устье речки Черной усмотрел изрядное место, которое называлось Виктори, где указал строить монастырь во имя Св. Троицы и св. Александра Невского, и на том месте, в присутствии Его Государя и при нем обретающихся министров и генералитета, архимандрит, назначенный в тот монастырь, Феодосии водрузил крест с таковым надписанием: «Во имя Отца и Сына и Св. Духа, повелением Царскаго Пресветлаго Величества, на сем месте имеет создатися монастырь» — и поставлена на том месте часовня». Несмотря на трудные войны со шведами и турками, на неустанную, всепроникающую деятельность, разнообразнейшие труды, на вечные разъезды от Балтийского моря до Волги, от Архангельска до Азова, Петр не оставлял своих забот об устроении обители. Уже в 1712 году на левой стороне речки была заложена, а в следующем году 25 марта была освящена деревянная церковь Благовещения. Как только отделаны были кельи, устроилось и иноческое общежитие.

Собственно постройка монастыря началась не ранее 1717 года по плану архитектора Андрея Треззина. На плане государь изволил начертать: «Во имя Господне делать по сему». Работы продолжались непрерывно. Основанный в том же, 1717 году храм во имя св, Александра Невского был освящен 30 августа 1724 года в день перенесения мощей в столицу. 1723 года 29 мая, во время посещения государем вновь устроенной обители, состоялось Высочайшее повеление: «Обретающияся во Владимирском Рождествене монастыре мощи св. Благовернаго Великаго Князя Александра Невскаго перенести в Александровский монастырь».

Во Владимире святые мощи покоились в новой деревянной, украшенной резною работою и покрытой драгоценным покровом, раке, устроенной в 1695 году в Москве при царях Иоанне и Петре Алексеевичах. Наверху, по краям раки, со всех сторон сделана надпись, подробно изображавшая подвиги св. князя. Митрополит Иларион с торжеством переложил в новую раку святые мощи в 1697 году. Для перенесения святых мощей из Владимира в Петербург устроен был ковчег, покрытый малиновым бархатом. Над ковчегом возвышался балдахин. На крышке ковчега лежала подушка лазоревого цвета, обложенная золотым позументом с золотыми кистями. На нее возложены были крест и княжеские регалии. Из Владимира до Петербурга святые мощи должен был сопровождать настоятель Рождественского монастыря архимандрит Сергий, «яко в первостепенных архимандритах Российских третий градус имеющий», а для наблюдения за порядком и благопристойностью на пути Сенатом назначен был окольничий Михаил Васильевич Сабакин. При шествии со святыми мощами должно было наблюдать, чтобы не было ни замедления, ни излишней поспешности. Духовные и светские лица должны были во время процессии присутствовать неотлучно. Строго было наказано, чтобы вблизи святыни не происходило «сквернословии и непотребных действ». Надлежало останавливаться «в удобных полевых местах и содержать ковчег со св. мощами в шатре, под надлежащим присмотром и охранением».

Во Владимире с 10 на 11 августа совершены были во всех храмах всенощное бдение и утром литургия. Духовенство города и окрестных монастырей, при многочисленном стечении народа, с крестным ходом направилось из соборного храма в Рождественскую обитель. Здесь перед ракою св. князя отслужено было молебствие. Затем архимандриты и игумены, приступив к раке, подняли святые мощи и поставили в приготовленный ковчег. Монастырская стена, выходившая на большую улицу, была разобрана, так как вследствие высоты ковчега, осеняемого балдахином (ковчег с балдахином был вышиною 5 аршин 10 вершков, длиною с носилками 11 аршин 4 вершка, шириною 7 аршин), пронести прямо из монастырских ворот было невозможно. Духовенство на раменах несло ковчег до так называемой Студеной горы. Волны народа сопровождали священное шествие. Колокольный звон со всех церквей раздавался в воздухе. Так проводили граждане Владимира свою достопамятную святыню, более трех с половиною столетий покоившуюся в их городе!

Умилительное зрелище представляло шествие святыни через землю Русскую! Во всех селах и городах, лежавших на пути, встречали и провожали святыню с крестами и иконами, с молебным пением и колокольным звоном. Народ из ближних и дальних местностей стекался во множестве на поклонение святым мощам. Многие, не исключая женщин и детей, горели желанием сподобиться участия в несении святыни. Так было 13 августа в селениях Дмитриевском и Ундоле. Столь же трогательные встречи повторились потом 14 августа в деревне Липках, 15-го — в селе Покрове, 16-го — в селах Рогожах и Купавне, 17-го — в селении Пахре и в селе Ивановском.

Глубокое впечатление ложилось на душу при виде этих народных волн, окружавших непрестанно святыню, при этом всеобщем священном одушевлении! Как прекрасно выражалось это настроение православного народа в непрерывно раздававшихся вокруг гроба святого церковных песнопениях!

Яко звезду тя пресветлую почитаем, от востока воссиявшую и на запад пришедшую: всю бо страну сию чудесы и добротою обогащаеши.

Яко утро, яко день светлый, твой праздник явися, просвещая наша сердца, и всех с верою восхваляющих тя, Александре преславне!

День спасения и праздник веселия наста, стецемся вернии, очистивше вкупе души и телеса.

Приидите, вси языцы, восплещите руками ликоствующе! Приидите, вси Российстии князи и священницы и вельможи, монаси же и простии, духовне свеселимся в нарочитом празднице блаженнаго Александра, и многоцелебную его раку обстояще, любезно облобызаем и того яко цветы песньми и хвалами увязем, рекуще: радуйся, земли Российстей похвало! Радуйся, Императору православному помощниче! Радуйся, отечеству твоему заступление!..».

17 августа вечером, в 8-м часе пополудни шествие приблизилось уже к Москве и остановилось до утра у пруда, что под Красным Селом, близ дома ближнего стольника Ив. Фед. Ромодановского. Уже с вечера волны народа устремились из Москвы и окружили ковчег. Утром 18 августа при звоне всех московских колоколов крестный ход в сопровождении множества народа двинулся на сретение святых мощей, которое и совершилось на том самом месте, где в 1652 году встречены были мощи святителя Филиппа, привезенные по воле царя Алексея Михайловича из Соловецкого монастыря. У церкви св. Василия Кесарийского было совершено всенародное молебствие. Затем процессия двинулась по Москве к Кремлю. Мощи св. князя сопровождали три святителя: преосвященный Леонид, архиепископ сарский и подонский, пр. Варлаам, епископ суздальский и юрьевский и пр. Арсений Фиваидский с архимандритами и многочисленным духовенством. Внести св. мощи в Кремль оказалось невозможным вследствие высоты балдахина. Обратно св. мощи сопровождаемы были протоиереем Спасской дворцовой церкви с духовенством Вознесенского монастыря и Никитского сорока до села Всесвятского. В поле раскинут был царский шатер, под сенью которого на ночь и была поставлена святыня. В течение всей ночи множество народа как бы на страже неотлучно окружало шатер. Молебное пение не прекращалось до самого утра. По выходе из Москвы 19 августа первая встреча произошла на другой день в селе Никольском. 22-го шествие было уже в Клину. Жители города всенародно с крестным ходом сопровождали святыню за 7 верст. 24-го прошли село Давидово, и 25-го в селе Городце святыню торжественно встречал архимандрит Желтикова монастыря Мелетий с братиею. 26-го были уже в Твери, где святыню ожидали архимандриты с городским духовенством. 27-то была встреча в Малкском монастыре, 28-го — в Торжке, некогда освобожденном Александром от литовского нашествия. Пройдя 29-го село Выдоропское (Выдропуск), шествие 30-го направилось от монастыря Николы Столпенского в Вышний Волочек, куда и прибыли 31 августа. Из Волочка через Хотиловский ям (1 сентября) и село Березы шествие 3 сентября двинулось к Валдаю. 4 сентября прошли Крестцы. 6-го — Политавье. В городе Боровичах святыня была перенесена на яхту и 9 сентября вывезена на озеро Ильмень, в водах которого, без сомнения, во время земной жизни не раз отражался светлый образ Невского. На лодках приблизилось для встречи духовенство Юрьева монастыря. Наконец святыня в Новгороде! В пристани у Словенской улицы ковчег был изнесен на берег. Астраханский епископ Иоаким с многочисленным духовенством, генерал Волков и воевода Хилков и множество народа встретили святыню, и шествие направилось к соборной церкви св. Софии, где святыня и была поставлена против северных врат под шатром. Так Невский герой снова был среди своих новгородцев, предков которых некогда водил он к победам, среди которых голос его гремел на вече, как труба, снова у св. Софии, где некогда он так горячо молился, прося небесной защиты!

Сколько чувств, сколько славных и трогательных воспоминаний теснилось в душу новгородцам при виде дорогой и родной святыни!..

10 сентября епископ Иоаким торжественно совершал литургию, во время которой иеромонах Стефан Прибылович произнес приличное слово. По совершении литургии и молебного пения ковчег с святыми мощами был пронесен на Волховский мост, откуда духовенство с народом сопровождало святыню до Антониева монастыря. От тынского подворья святыню везли водою до Ладоги. Ежедневно из разных мест были встречи: 11 сентября от села Высокого, погоста Грузинского и Черницкого, 12-го — от села Солецкого и Помялова, 13-го — от погоста Михаило-Архангельского и Ильинского, от старой и новой Ладоги. Из Ладоги шествие снова направилось дальше сухим путем. 17 сентября архимандритом Сергием получен был Высочайший указ. По предварительному соображению святыня должна была быть уже 25 августа в Петербурге. Предполагалось 30 августа, в память заключенного в этот день славного Ништадтского мира со шведами, торжественно внести святые мощи в Александро-Невский монастырь. Но так как к означенному сроку святыня, по дальности пройденного расстояния, не могла прибыть в Петербург, то новым указом повелевалось уже не спешить шествием и по прибытии в Шлиссельбург поставить святыню в тамошней соборной Благовещенской церкви, что и было исполнено 1 октября. Там святые мощи почивали до августа следующего, 1724 года.

Встреча святыни в Петербурге была весьма торжественная. Император со свитой прибыл на галере к устью Ижоры. Благоговейно сняв святыню с яхты и поставив на галеру, государь повелел своим вельможам взяться за весла, а сам управлял рулем. Во время плавания раздавалась непрерывная пушечная пальба. То и дело из Петербурга прибывали новые галеры со знатными лицами, а во главе их — ботик Петра Великого, также отдававший салют своими небольшими медными пушками. Шествие приближалось к Петербургу. Мысли всех невольно неслись к той отдаленной эпохе, когда на берегах Невы и Ижоры Александр торжествовал свою победу над врагами. Шествие остановилось у пристани, нарочно для сего устроенной. Там святыню сняли с галеры, и знатнейшие вельможи понесли ее в монастырь.

«Веселися, Ижорская земля и вся Российская страна! Варяжское море, восплещи руками! Нево реко, распространи своя струи! Се бо Князь твой и Владыка, от Свейскаго ига тя свободивый, торжествует во граде Божий, его же веселят речная устремления!

Веселитеся днесь, Российстии народи! Ликуйте начала и власти! Се бо плоть от плоти вашея и власть от власти вашея Благоверный Князь Александр Невский ликует со ангелы на небеси и всех своих сродников и властей и под властию сущих на духовное созывает торжество, о всех молится Господу!

Возведи окрест очи твои, Россие, и виждь, се бо распространишася пределы твоя и приусугубишася от востока и севера и юга чада твоя, и Промыслу Вышняго, по бранях, в мире воспой песни твоя!

Созидай грады твоя новые, Россие, утверждай миром пределы твоя! Господь с тобою, Господь помощник! Даждь убо славу имени Его, преславно ныне прославившему тя!» (Служба 30 августа).

Близ архиерейского двора навстречу святыни прибыла императрица с высшими чинами двора. Святые мощи внесены были в церковь, посвященную имени св. Александра Невского и в тот же день освященную. Лишь только святыня была поставлена на приготовленное место, дан был знак к возобновлению пушечной пальбы. Вечером город был иллюминован. На другой день в Александре-Невской обители было светлое торжество, на котором присутствовал государь со знатнейшими вельможами и раздавал гостям план предположенных в монастыре построек, гравированный на меди. Тогда же установлено было праздновать торжество перенесения святых мощей ежегодно 30 августа. Так исполнилось заветное желание Петра Великого. Через полгода его не стало.

Перенесение святыни было последним великим благодеянием Петра своему дорогому детищу — Петербургу. Основав свою столицу на окраине государства, при море, для удобнейших сношений с другими, более России образованными народами, перенесением мощей великого подвижника Древней России Петр оставил для новой столицы как бы завет — воспринимая все доброе у других народов, не пренебрегать тем, что есть священного и достохвального в своем отечестве, как бы внушал жителям столицы, что святая Русь имеет также свои доблести, «лучше которых, — по словам духовного оратора, — ничего не найдешь нигде, — что, если в чужих странах привлекательно и достойно подражания многое, касающееся внешней жизни, то в своей родной стране у нас есть привлекательнейшие и достойнейшие подражания примеры благоустройства жизни внутренней, образцы искреннего благочестия, святости, которые, конечно, и должно изучать прежде всего и больше всего».

Преемники Петра Великого с особенным благоговением чтили память великого поборника отечества и веры православной. В 1725 году, согласно с волей Великого, супруга его императрица Екатерина I учредила орден в честь св. благоверного великого князя Александра Невского. В 1726 году издан был особый церемониал празднования дня 30 августа.

Благочестивая дочь Петра Великого императрица Елизавета Петровна посвятила св. покровителю столицы первое серебро, добытое в Колыванских рудниках, повелев устроить из него новую великолепную раку, длиною 3 аршина 7 вершков, шириною 1 аршин 7 вершков. Рака украшена разнообразными изваяниями. На верхней доске находится изображение св. князя по атласу. Гробницу осеняет серебряный балдахин, наверху которого — подушка с царскими регалиями. Позади раки в углублении стоит пирамида, по сторонам которой — трофеи св. князя и старинное оружие. На двух щитах, находящихся по сторонам пирамиды, вырезана надпись, составленная Ломоносовым.

По особому предложению благочестивой государыни в 1748 году установлен крестный ход, совершающийся и поныне.

Императрица Екатерина II, верная исполнительница предначертаний Петра Великого, пожелала воздвигнуть в Александро-Невской лавре храм, достойный хранящейся там святыни. Соборный храм во имя Св. Троицы заложен был еще в 1716 году по плану, утвержденному Петром, и окончен в 1753 году, но потом опять был разобран. План нового собора, составленный по повелению Екатерины II архитектором Старовым, удостоился высочайшего утверждения. Наблюдение за постройкой храма императрица возложила на архиепископа Гавриила. Торжество закладки происходило 30 августа 1774 года, в присутствии государыни, причем, по обычаю, под алтарем заложена была серебряная доска, украшенная именем Екатерины с обозначением времени основания храма. Вместе с доской положена была часть мощей св. Андрея Первозванного. В 1790 году построение собора было уже окончено, и 30 августа происходило с торжеством истинно царским освящение храма и перенесение мощей св.

Александра Невского. Государыня с наследником престола великим князем Павлом Петровичем, с великими князьями Александром и Константином изволила прибыть в монастырь к 10 часам. Митрополит Гавриил и высочайшие особы немедленно отправились в церковь Благовещения, где покоились мощи св. князя. Шествие с мощами в новый храм совершилось в следующем порядке: впереди крестный ход, в котором с хоругвями, св. иконами, крестами и Евангелием шло духовенство; далее — духовник государыни нес великокняжеский венец св. князя и архимандрит Юрьева монастыря — жезл Невского. Св. мощи несены были кавалерами ордена св. Александра, а балдахин над мощами поддерживали кавалеры ордена св. Владимира. Государыня шествовала, окруженная кавалергардами в парадной форме, великие князья и знатнейшие особы обоего пола заключали шествие. Все время непрерывно продолжался колокольный звон. Войска при пушечной пальбе отдавали честь. По внесении св. мощей в новый храм началась божественная литургия, которую совершал митрополит Гавриил в сослужении архиепископов: псковского Иннокентия и херсонского Евгения Булгара. Во время литургии архимандрит Юрьева монастыря Ириней произнес приличное торжеству слово. После литургии в покоях митрополита происходили обычные поздравления и обед. Особенное значение торжеству придавало празднование в тот же день мира, только что заключенного со шведами в Верельской долине. «Гораздо веселее становлюсь», — писала по этому поводу государыня, и, без сомнения, на торжестве освящения нового храма не раз вспоминалась первая славная победа над шведами.

Благочестивая ревность русских самодержцев не ослабевала и потом, выражаясь в частых посещениях святой обители и драгоценных приношениях. Император Александр I принес в дар хранящиеся в церкви св. Александра Невского драгоценные перламутровые святцы на весь год, устроенные в виде звезды архангельским.

Новый собор поражал своим великолепием. Длина его 35 сажен, ширина 20 сажен. Ширина купола — 8; высота храма — 39 сажен. Иконостас устроен из белого итальянского мрамора, Красный сибирский агат проложен вокруг местных образов. Иконы писаны лучшими художниками: проф. Акимовым (иконы Воскресения, Вознесения Пречистой Богородицы, Господа Саваофа — на меди), проф. Меттенлей-тером (шесть икон на царских вратах — также на меди), художником венецианской школы Бассано (иконы Богоматери с предвечным Младенцем, Спасителя, претерпевающего поругание. Воскрешения Лазаря и Богоматери). Над южными вратами — икона Спасителя кисти Ван Дика, над северными — Богоматери работы Кувертино. На восточной стороне храма — икона Воскресения Христова Рубенса. Позади левого клироса — Снятие со креста, также приписываемая Рубенсу, и Введение во храм Пречистой Богородицы — копия с картины Петра Теста работы Дрожжина. Кроме того, над северными вратами — иконы Воскресения Христова работы Григория Угрюмова, пророков Давида и Малахии работы Вельского, Аггея и Захарии — Дрожжина, Тайная Вечеря — копия с картины Павла Веронезского работы Пустынина и др. Немало также икон, изображающих события из жизни св. Александра Невского, таковы: вход победоносного князя во Псков, Видение Пелгусия работы Уткина, Невская победа — Георгия Скливы и др.

Перед ракою св. Александра Невского в серебряном ковчеге, принесенном в дар Александром I в 1806 году, хранятся частицы мощей святых Бориса и Глеба, святителя Ионы, Ефрема Сирина и часть животворящего древа. В серебряных вызолоченных складнях хранятся частицы мощей св. Андрея Первозванного, трех святителей вселенских, царя Константина и других угодников числом 30. Кроме того, в соборе находятся частицы мощей великомученицы Варвары, св. Варсанофия Казанского, архидиакона Стефана, евангелиста Луки, св. Иакова, брата Господня, св. Георгия Победоносца и других угодников.

Кроме главного собора в лавре устроены еще храмы во имя св. князя Александра Невского и Благовещения, где покоились святые мощи до 1790 года, и здесь же — придел во имя св. Сергия, — храмы Сошествия Св. Духа, Святителя Николая Чудотворца, св. князя Феодора, домовая церковь в покоях митрополита во имя Успения Пречистой Богородицы, на Лазаревском кладбище храм во имя святителя Николая Чудотворца, церковь во имя праведного Лазаря.

Трудно исчислить все достопримечательности храмов Александро-Невской лавры, между которыми особенное внимание привлекают напрестольные Евангелия, кресты, святые сосуды, дарохранительницы, лампады — приношения благочестивых государей и почитателей святыни. В числе антиминсов хранятся: один XII века, затем — XIII, XIV и три XV века.

В монастыре погребено много царственных особ и замечательных деятелей Русской земли. Над могилою Суворова читаем лаконичную надпись: «Здесь лежит Суворов».

Император Николай Павлович после славной войны за освобождение единоверной Греции от турецкого ига принес в дар обители ключ Адрианополя (1829 год, 29 августа), помещенный на столбе в металлической раме.

Александр Николаевич, незабвенный благодетель русского народа, принес в дар обители помещенную перед ракою св. князя серебряную позолоченную лампаду. Сам он имел трогательное обыкновение приходить в обитель для уединенной смиренной молитвы у гробницы св. Александра Невского в субботу первой недели Великого поста, после принятия святых тайн.

Три благороднейших монарха Русской земли украсились именем св. Александра Невского. Да вселит Господь почивших в Бозе в Своих небесных обителях вместе с тезоименитым благоверным князем Александром Невским для нескончаемых радостей вечной жизни! Да ниспошлет Свое благословение и долгие годы благочестивейшему Государю Императору Александру Александровичу, да дарует Ему успех во всех Его благих начинаниях, да избавит Его от всех скорбен, на радость и счастье всего русского народа, молитвами заступника земли Русской св. Александра Невского!

Предыдущая страница К оглавлению  

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика