Александр Невский
 

На правах рекламы:

• По фиксированным ценам икеа псков для всех желающих.

• Фестиваль Скорочтения Киев.

Жизнь после смерти

Главный завет святого Александра Невского — это защита своей Родины и труд для нее. Если он совершается во имя Божие, то этот труд есть исполнение воли Божьей. Потому Господь исполнил Русскую землю благодатью и богатством, а святому Александру Невскому даровал жизнь после смерти в его посмертных чудесах, в делах его потомков и последователей.

Вскоре после погребения тела князя, в 1280-е годы, в стенах Рождественского монастыря во Владимире одним из младших современников князя было написано его Житие, в котором Невский герой прославлялся как святой. Для местной канонизации было необходимо, во-первых, свидетельство о нетлении мощей, во-вторых, извещение о чудесах от мощей, в-третьих, описание праведной жизни нового угодника Божия, в-четвертых, санкция местных церковных властей на канонизацию. Всем этим целям и служило новосоставленное Житие. Нетление тела подтверждалось его сохранностью в течение девяти дней пути от Городца до Владимира и позднее вплоть до самого погребения. Чудо с духовной грамотой при погребении князя было засвидетельствовано митрополитом Кириллом и экономом Севастьяном, рассказ о нем вошел в Житие. О праведной жизни князя свидетельствовало его рождение от благородных и праведных родителей, его премудрость и благочестие, которые он явил с детских лет, его внешнее и внутреннее сходство с библейскими героями, его нищелюбие и милостыня, забота об иноческом и священническом чине, защита вдовиц и сирот, праведный суд и воинские подвиги, совершенные при поддержке божественных сил — Святой Софии, Святой Троицы, святых мучеников Бориса и Глеба, ангелов и самого Господа. При большом самопожертвовании, смирении и кротости ясно были видны в нем стойкость и чистота православной веры, желание «паче меры» сподобиться ангельского образа и даже схимы.

Так были заложены основы почитания Александра Невского, его принятия соборно в лоно святых Русской Православной Церкви. Ореол святости еще не мог в Первой редакции Жития заслонить от читателя живой и близкий современникам образ радетеля о людях земли Русской, талантливого полководца и дипломата, героя Невской и Ледовой битв, да и просто человека высокого роста и красивой внешности, с прекрасными чертами лица и звучным голосом, мужественного и сильного. В дальнейшем, на протяжении XV—XVIII веков, церковно-литературные произведения о Невском герое умножились (можно насчитать более 20 редакций). Они многократно перерабатывались, дописывались, дополнялись, расцвечивались новыми легендарными подробностями и деталями, расширялись или сокращались в соответствии с социальным заказом тех или иных кругов Церкви, государства и общества. Так, вместо храбрости и мужества, проявленных в борьбе за Русскую землю, и реальных черт князя как человека, отмеченных авторами первых трех редакций, в произведениях XVI—XVIII веков на первый план выступает безукоризненность поведения «доблего» христианина и даже схимонаха, чье схимническое одеяние ценилось выше, чем княжеское корзно. По словам профессора И.А. Шляпкина, «князь-монах вполне соответствует идее московских митрополитов о высоте монашества и превосходстве его над царством. С другой стороны, и Грозный не раз являлся игуменом богомольным среди своих кромешников — послушных чернецов, в тафьях и власяницах»1.

На практику почитания святого князя во многом повлияло то обстоятельство, что младший сын Невского героя святой князь Даниил стал родоначальником династии московских князей, а последние волею судеб стали во главе объединения всех Русских земель вокруг Москвы в национальное, а потом и многонациональное централизованное Русское государство. Московские князья вместе с Русской Церковью, центр которой тоже находился в Москве, заботились о создании пантеона общерусских святых и отводили в нем почетное место святому Александру Невскому, своему прародителю. Рождественский Владимирский монастырь, в котором был похоронен святой Александр Невский, считался до 1561 года первым по рангу среди монастырей Московской Руси, «архимандритьей великой». В течение многих веков в этой обители возникали все новые и новые рассказы о многочисленных чудесах, происходивших от мощей святого князя. Именно здесь в конце XIV века возникает предание, связанное с открытием и положением в новую гробницу чудотворных мощей князя. Однажды, в начале сентября 1380 года, спавший в притворе церкви пономарь Иван внезапно проснулся от яркого света и увидел свечи, зажегшиеся сами собою, и двух старцев, которые обратились к святому Александру Невскому со следующими словами: «О, господине Александре! Восстани и ускори на помощь правнуку своему великому князю Димитрию, одолеваему сущу от иноплеменник!». Это были святые Борис и Глеб, которые вместе с восставшим из фоба святым Александром поспешили на помощь святому князю Димитрию Донскому, бившемуся с татарами на Куликовом поле. Иноки обители приступили к гробнице и обнаружили нетленные мощи Невского героя под спудом. Игумен распорядился положить мощи в открытую гробницу. А московский митрополит Киприан, также причтенный позднее к лику святых, совершил над мощами службу в марте 1381 года.

Тогда же, в конце XIV века, одним из владимирских изографов была написана первая надгробная поясная икона святого Александра, изображающая его в образе схимника, в монашеском куколе и в мантии. Ее изображение сохранилось в клеймах большой иконы начала XVII века «Святой Александр Невский с деянием» в Покровском-что-на-рву соборе, именуемом также «храмом Василия Блаженного».

Любопытно, что согласно «Сказанию о Мамаевом побоище» святой Димитрий Донской до сражения и во время его на поле Куликовом часто вспоминал о своем небесном покровителе святом Александре Невском.

По рассказу рождественских монахов с тех пор от мощей святого Александра начались чудеса: исцеления слепых, расслабленных, тяжело больных, мучимых бесом; сами собой возжигались свечи и происходили другие действа. Чудеса не прекратились и после того, как во время пожара 23 мая 1491 года мощи святого князя якобы сгорели (по данным Воскресенской летописи и Степенной книги). Но даже это событие было истолковано рождественскими монахами как новое проявление святости князя: накануне пожара многие лицезрели, как над главой каменной церкви поднимался ввысь на быстром коне окутанный в облако святой Александр Невский, а его чудотворные мощи виделись в огненном озарении, «но обаче Богом тако сохранени быша».

С тех пор владимирский монастырь стал называться монастырем Рождества Пресвятой Богородицы и святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского. К началу XVI столетия монастырь превратился в крупнейшего во Владимиро-Суздальской земле вотчинника. Венчавшись на царство в 1547 году, Иван IV повелел для укрепления своей власти прославить «Второго Константина», «Нового Владимира», «предивного чудотворца великого князя Александра». Святителю Макарию царь повелел «изыскать известно, со всяцем испытанием о чудесах, бывающих от честные его раки». Общерусский собор в Москве 26 февраля 1547 года официально канонизировал князя-инока как общерусского святого и установил ему церковное празднование 23 ноября. Вскоре, в 1550 году, владимирский инок Михаил составил Житие и Службу святому Александру. В первой Службе святому князю, включенной в служебные минеи, так восхвалялась память о Невском герое:

«Драгоценная отрасль священного корня, блаженный Александр! Тебя явил Христос Русской земле как некое божественное сокровище, как нового чудотворца, преславного и Богоприятного. Ты невидимо посещаешь людей Христовых и щедро подаешь исцеление всем усердно приходящим к тебе и единодушно вопиющим:

Радуйся, столп пресветлый, просвещающий нас светлостию чудес!

Радуйся, победивший помощью Божией гордого короля!

Радуйся, освободивший город Псков от неверных!

Радуйся, презревший догматы латинян и вменивший в ничто все их обольщения!

Радуйся, прогонитель темных страстей!

Радуйся, заступник Русской земли!

Моли Господа, даровавшего тебе благодать соделать державу сродников твоих Богоугодною и сынам России даровать спасение!»

(Текст икоса и тропаря дается в переводе по старопечатной Служебной минее 1652 года.)

В 1551 году грозный самодержец, направляясь на войну под Казань, провел целую неделю во Владимире и, как рассказывали, получил у гробницы святого князя исцеление больной руки от мира, истекавшего из «скважни». Жития святого Александра Невского в редакциях иноков Михаила и Василия-Варлаама вошли в состав грандиозной энциклопедии середины XVI века — двенадцатитомных Великих Миней-Четьих святого митрополита Макария.

Почитание святого Александра Невского быстро распространяется по всей России. В его честь повсюду строятся великолепные церкви и соборы. Искусные изографы создают его иконные изображения во весь рост в монашеском одеянии. Художники расписывают стены храмов фресками, где среди прочих святых виден Александр Невский, иногда в полный рост. Таково, например, изображение святого на столпе Благовещенского храма (1508). Опытные рукодельницы вышивают большие пелены с изображением святого и текстом тропаря в его честь: они служили покровами гробниц. Чудес от его раки во Владимире становилось все больше и больше. Ощущалась необходимость в создании новой редакции Жития святого Александра Невского. С точки зрения эстетики и поэтики того времени, все созданные до конца XVI века произведения о нем казались недостаточными, так как не могли достойно выразить всю глубину его Божественного подвига, не могли достойно украсить жизнь героя и изобразить достойно его дела. Память святого тогда уподоблялась многоцветному венцу, «всяким украшением цветовным украшенному» и испускающему «чудесное благоухание», подобно распустившимся прекрасным цветам в саду или в поле, а также легким и воздушным белым облакам, парящим в небе и орошающим мысль человеческую и вместе с тем утишающим пламень страстей греховных, или же звездам и месяцу, украшающим небо, солнцу, озаряющему весь мир своими теплыми и благотворными лучами. В полном соответствии с этими художественными канонами архимандрит Рождественского монастыря Иона Думин в 1591 году создал новую редакцию Жития. Это многословное, витиеватое, максимально амплифицированное сочинение, яркий образец агиориторического стиля старомосковской поэтики.

Труд Ионы Думина представляет собой полный свод сведений о святом, извлеченных из многих книжных источников и Священного Писания. «Сказание о чудесах» было дополнено новыми рассказами. Один из них — «видение» монаха Антония. В 1572 году, рассказывается в Житии, во время сражения русского войска под командованием воеводы князя М.И. Воротынского с ратью крымского хана Даулет-Гирея на речке Рожай, в Молодях, некий благочестивый старец молился у себя в келье ночью за победу русского оружия, призывая на помощь Пресвятую Богородицу и князя-инока святого Алексия — то есть святого Александра Невского. Внезапно он узрел «умным си видением», как два прекрасных юноши подъехали на белых конях к воротам монастыря, спешились и направились в храм Рождества Пресвятой Богородицы, подошли к гробнице святого Александра. Вглядевшись, старец признал в них святых князей-мучеников Бориса и Глеба. Инок поспешил в церковь и увидел, как сами собой отворились двери, зажглись свечи, юноши подошли к гробнице и призвали святого князя восстать из гроба и идти на помощь сроднику своему царю Ивану и его воеводе князю Михаилу Воротынскому. Было видно, как трое всадников поскакали по воздуху в кафедральный храм города — в Успенский собор, чтобы позвать на помощь лежащих там в гробницах великих князей святого Андрея Боголюбского, Всеволода III, святого Георгия и Ярослава Всеволодовичей. Посовещавшись между собой, семеро всадников отправились по воздуху в Ростов Великий, в Успенский собор, за святым Петром, царевичем Ордынским. Ввосьмером они вступили в сражение с «безбожными измаильтянами» и одержали над ними победу.

На сюжеты чудес Жития святого Александра Невского в редакции Ионы Думина неизвестный московский изограф в начале XVII века создал замечательное писанное красками и золотом произведение монументального искусства. Это большая икона «Святой Александр Невский с деянием» размером 1,25 метра на 1 метр. Ныне она хранится в филиале Государственного исторического музея в Москве — в храме Василия Блаженного, во Входоиерусалимском приделе. Средник иконы изображает святого князя-инока в рост, а вокруг него расположены 32 клейма, представляющие собою лаконичные символические истолкования прижизненных подвигов и посмертных чудес Невского героя. Выделяются изображения Невского сражения, Ледового побоища и битвы на Молодях. Ритмически повторяющийся на клеймах фон — белостенный Рождественский храм и гробница святого — подчеркивает значимость владимирской обители и ее храма как средоточия общерусского почитания святого Александра.

Несмотря на то, что в XVII веке политическое значение города Владимира и Рождественского монастыря падает, рождественские монахи удерживают в своих руках монополию на создание новых рассказов о чудесах вплоть до 1706 года. Они же создают новые редакции Жития. Стараниями архимандрита Троице-Сергиева монастыря Викентия в 1670-е годы создаются новая Служба и Житие для вящего прославления Невского героя. Цари из династии Романовых — Михаил Федорович и Алексей Михайлович — строят соборы и церкви, устраивают ежегодно в Кремле 23 ноября шествия и празднования в соборе святого Александра.

Поворотный пункт в истории почитания Невского героя связан с именем царя Петра Великого. Оба они родились в один день — 30 мая. Славные воинские подвиги князя Александра Ярославича на берегах Невы привлекли внимание царя Петра. Он продолжил и завершил их: вернул России ее исконные территории на берегах Финского залива — Ижорскую и Водскую земли, и тем самым «в Европу прорубил окно». Недаром в одном из житий Петр назван «живым зеркалом Невского героя» и «подражателем вторым Невским и Мореваряжским». 27 мая 1703 года в устье Невы был заложен город Санкт-Питербурх, который царь решил сделать столицей Российской империи, наследницы Московского царства. Новый город нуждался в небесных покровителях, и они были найдены: наряду со святыми апостолами Петром и Павлом небесным покровителем города стал святой Александр Невский. Царь Петр и его ближайший помощник князь А.Д. Меншиков заложили летом 1710 года у впадения речки Черной в Неву монастырь в честь Святой Троицы и святого Александра Невского. Этот духовный центр должен был стать средоточием церковного почитания святого Александра Невского, «молитвенного предстателя за Невскую страну». Видный просветитель и первый философ России, Феофан Прокопович в «Слове в день святаго благовернаго князя Александра Невского» (1709) на вопрос верующего человека, как ему спастись, уверенно отвечает: 1) «от разума естественного», 2) «от Священного Писания», 3) «от дел ныне празднуемого угодника Божия» — святого Александра Невского.

30 августа 1721 года Северная война со Швецией была закончена Ништадтским миром, после чего правительство царя Петра вплотную занялось украшением северного парадиза. В феврале 1722 года архимандрит Александро-Невского монастыря Феодосий ездил во Владимир, где вместе с архимандритом Рождественского монастыря Сергием освидетельствовал мощи святого князя-инока. 29 мая 1723 года последовал указ императора Петра о перенесении мощей святого Александра Невского из Владимира в Петербург. Выехавшая во Владимир комиссия занялась приготовлениями к перенесению мощей. Согласно именному указу были устроены ковчег для раки с мощами и пышный балдахин для ковчега, который должны были нести 150 солдат. В том же 1723 году, И августа, началось торжественное шествие из Владимира, в котором участвовало несколько тысяч людей. Процессия двигалась то сухопутным, то водным путем, на корабле. Шли через Москву, Тверь, Новгород. Затем ковчег везли на корабле по Волхову, по Ладожскому озеру до Шлиссельбурга, оттуда по Неве в предместья Петербурга, куда прибыли 18 сентября 1723 года. Торжественная встреча мощей в Петербурге была перенесена на следующий год — 30 августа 1724 года, в очередную годовщину заключения Ништадтского мира. В назначенный день Петр I выехал на галере к устью Ижоры. Он сам помог перенести ковчег с мощами с корабля на свою галеру, сам сел за руль, а сенаторов и сановников посадил за весла. На берегах Невы тем временем выстроились войска, столпилось множество народа; пушечным салютом и колокольным звоном встречала свою новую святыню Северная Пальмира, которая с 1712 года стала столицей Российской империи. Император лично участвовал в перенесении ковчега на берег. По преданию, он якобы открыл ключом ковчег, посмотрел на мощи и затем, закрыв ковчег, выбросил ключ в Неву, чтобы никто другой больше не открывал ковчег со святыми мощами. У ворот монастыря процессию встречал крестный ход во главе с новгородским митрополитом Феодосием Яновским. Петр лично перенес ковчег в придел верхней Благовещенской церкви Александро-Невского монастыря; позднее его перенесли в Троицкий собор лавры (1790), где он находился до 1922 года, когда, по решению советских властей, ковчег был передан в Казанский собор (тогда — Государственный музей истории религии и атеизма). В 1989 году, 6 мая, ковчег с мощами был возвращен Русской Православной Церкви и вновь помещен в Александро-Невскую лавру.

В день перенесения мощей, 30 августа 1724 года, император Петр приказал составить новое Житие и Службу святому Александру Невскому. В его указе говорилось: «к сочиненным святому благоверному великому князю Александру Невскому стихирам и синаксарю сочинить седальны и канон... и по новой службе вместо прежде бывшей этому святому ноября 23 числа службе, отныне праздновать 30 августа».

Так владимирский святой превратился в небесного покровителя Петербурга, царствующей династии и Российской империи.

«Веселися Ижерская земле, — писал в Службе святому Александру Невскому Гавриил Бужинский, — и вся Российская страна. Варяжское море восплещи руками, Нево-река распространи своя струи: се бо князь твой и владыка от ига свейскаго тя свободивый, торжествует во граде Божии, его же веселят речная устремления».

Начался Петербургский период церковного почитания Невского героя. Самый день празднования был перенесен с 23 ноября на 30 августа (по новому стилю — 12 сентября).

Характерная особенность Петербургского периода — замена самого облика святого: место монаха-схимника занимает князь-воин со всеми атрибутами великокняжеской власти. 15 июня 1724 года Святейший Правительствующий синод постановил: отныне святого Александра Невского «в монашеской персоне никому отнюдь не писать», а только «во одеждах великокняжеских». С тех пор в русском иконописании распространился и стал господствующим новый иконографический тип святого Александра Невского: в княжеской одежде или в горностаевой мантии, в броне, с лентой святого Ордена через плечо, в царской короне или в шапке из горностаевого меха, с крестом, с нимбом над головой, верхом на коне и с мечом в левой руке, нередко на фоне реки Невы, Петропавловской крепости, дворцов Санкт-Петербурга и плана Свято-Троицкого Александро-Невского монастыря. Впрочем, в XV—XVI веках в Новгородской земле существовала традиция изображать князя Александра в княжеской одежде, с копьем и червленым щитом, с русским крестом; по краям иконы шел витой тератологический орнамент. В Московском царстве XVI—XVII веков также существовала эта традиция. Так, на иконе «Воинствующая церковь» князь Александр изображен в броне и шлеме, на вздыбившемся вороном коне. На фреске одного из столпов Архангельского собора и на фреске Вологодского Софийского собора князь Александр изображен в княжеской одежде и с мечом в руке. Та же светская традиция присутствует в миниатюрах Московского Лицевого летописного свода 60—70-х годов XVI века, в «Титулярнике» 1672 года и в клеймах знаменитой иконы «Святой Александр Невский с деянием» начала XVII века. Уместно заметить, что обе иконографические традиции — и монашеская, и княжеская — мирно сосуществовали и существуют в русском иконописании на протяжении многих веков.

В XVIII веке появилось много новых литературных произведений о святом Александре Невском — житий, похвальных слов, служб, стихов, светских жизнеописаний. Первое из них, сочиненное к 30 августа 1724 года, принадлежит перу придворного проповедника, обер-иеромонаха флота Гавриила Бужинского. Это Петербургская редакция Жития, или Синаксарь, напечатанный Синодальной типографией в 1725 году. Особенность этого произведения в том, что оно связало жизнь и славные победы князя Александра с деяниями Петра Великого и с его победой в Северной войне; здесь прославляется Новая Россия и ее столица Петербург, построенный на месте побед святого Александра Невского. Сам Петербург, таким образом, представляется живым продолжением жизни и деятельности Невского героя, предвестника Великой России.

Гавриил Бужинский сочинил «Слово в похвалу Санкт-Питербурха» (издано в 1717 году), в котором новая столица России сравнивалась с мировыми столицами и прославлялась как место побед святого Александра Невского. Обращаясь к городу как к живому существу, проповедник призывает: «Не имаши боятися восстающих на тя врагов... когда имаши великого твоего защитника святого благоверного великого князя Александра Невского»; к изданию было приложено 250 литографированных гравюр В. Зубова с пейзажами города на Неве.

В «Слове похвальном в день рождения Петра Великого», датированном 30 мая 1723 года и принадлежащем перу Г. Бужинского, святой Александр упоминается в числе главных предшественников Петра Великого, а его победы сравниваются с победами римского полководца Сципиона Африканского. «Аще же еще помысли и о оном Российском ирои Александре, — пишет проповедник, — от реки сея именованным, бысть река сия прежде России слышана, ныне ея устремления увеселяют Божий град сей царствующий; не единожды, яко же тогда при сей реке, побеждени, язвлени и прогнани бяху сопостати».

В 1723—1724 годах обер-иеромонах флота написал еще одно произведение в честь Невского героя — «Слово похвальное в день празднования святого Александра Невского, и вместе с тем, в день освящения в его монастыре церкви во имя Благовещения Пресвятой Девы Марии». Содержание этого «Слова» составляет богословское раскрытие значения жизни святого Александра через сравнение трех ипостасей Святой Троицы с тремя ипостасями святости Александра Невского, которые, по мнению автора, состоят в следующем: во-первых, «в промысле о твари», то есть в воинских подвигах князя, во-вторых, в смирении, то есть в смирении князя перед Ордой ради «целости и безвредия всему народу», в-третьих, «в исхождении света и сияния лучей как от Святого Духа».

Преемники Петра I, выполняя его заветы, многое сделали для распространения почитания святого Александра Невского. Так, вдова Петра I императрица Екатерина I Алексеевна учредила в 1725 году орден Святого Александра Невского и утвердила церемониал празднования в его честь 30 августа ежегодно.

Орден этот выглядел так: четырехугольный красный крест, имеющий в промежутке четырех двуглавых орлов, а в середине — изображение святого Александра Невского на коне; на оборотной стороне — звезда серебряная, в середине которой помещен вензель святого Александра Невского под княжеской короною; в окружности на красном поле — орденский девиз — «За труды и Отечество!». К ордену полагалось соответствующее одеяние: лента красная через левое плечо, епанча длинная красная бархатная, подбитая белой тафтою с серебряным гласетовым крагеном, шляпа черная бархатная с пером белым и красным и нашитым из узкой красной ленты крестом. Класс ордена устанавливался вторым после ордена Святой Екатерины.

Названным орденом награждались и военные, и штатские лица. Первым кавалером ордена был обер-гофмейстер С.К. Нарышкин. Всего же за 192 года существования ордена Святого Александра Невского им было награждено 2500 человек, в том числе генералиссимусы А.Д. Меншиков и А.В. Суворов, генерал-фельдмаршалы М.И. Голенищев-Кутузов, П.А. Румянцев-Задунайский, Г.А. Потемкин-Таврический, Н.В. Репнин, М.Б. Барклай-де-Толли, И.Ф. Паскевич-Эриванский, И.И. Дибич-Забалканский, Д.А. Милютин и многие другие.

Дочь Петра I императрица Елизавета Петровна учредила ежегодный крестный ход кавалеров, награжденных орденом, 30 августа по Невскому проспекту от Казанского собора до Александро-Невской лавры (осуществлялся до 1916 года, возобновлен в сокращении маршрута следования в 1989 году). Императрица Елизавета Петровна также повелела соорудить из серебра, добытого на Колыванских рудниках, великолепную раку для мощей святого Александра Невского в 1750—1753 годах. На стенах серебряной гробницы изображены в барельефах важнейшие события из жизни Невского героя: битва на Неве, Ледовое побоище, вступление во Псков, приезд в Городецкий монастырь. С правой стороны раки в круге вырезаны слова стихотворной эпитафии, сочиненной М.В. Ломоносовым:

Святый и храбрый Князь здесь телом почивает,
Но духом от небес на град сей призирает
И на брега, где он противных побеждал,
И где невидимо Петру споспешствовал,
Являя Дщерь Его усердие святое
Сему Защитнику воздвигла раку в честь
От перваго сребра, что недро Ей земное
Открыло, как на трон благоволила сесть.

Позади серебряного саркофага установили пирамиду, по сторонам которой находились трофеи Александра Невского и старинное оружие. Здесь же два щита, на которых выбит текст, также принадлежащий перу М.В. Ломоносова: «Богу Всемогущему и Его Угоднику, Благоверному и Великому князю Александру Невскому, Россов усердному защитнику, презревшему прельщение мучителя, тварь боготворить повелевшему, укротившему варварство на Востоке, низложившему зависть на Западе, по земном княжении в вечное царство преселенному в лето 1263, усердием Петра Великого на место древних и новых побед пренесенному 1724 года, Державнейшая Елисавета, отеческого ко святым почитания подражательница, к нему благочестием усердствуя, сию мужества и святости Его делами украшенную раку из первообретенного при Ея благословенной державе сребра сооружать благоволила в лето 1752». Латинский перевод этого же текста вырезан на одном из щитов, который держит серебряный ангел2.

Образ Александра Невского нашел отражение в двух мозаичных портретах Невского героя, которые были изготовлены М.В. Ломоносовым в 1757—1758 годах на мозаичной фабрике. Великий князь изображен в княжеской шапке с красным верхом, на плечах красная, опушенная горностаем мантиД поверх голубовато-серых лат. Великолепная красная смальта передает бархат княжеской мантии. Все это петровская традиция изображения великого князя как идеального монарха.

В настоящее время эти мозаичные портреты хранятся в Русском музее и в Музее М.В. Ломоносова. По поручению императрицы Екатерины II в конце своей жизни М.В. Ломоносов готовил картины для дворца, изображающие судьбоносные события из русской истории. Одна из картин должна была изобразить Ледовое побоище. В собрании сочинений Ломоносова сохранилась надпись к восьмой картине. Она гласит следующее: «Сражение случилось на Чудском озере апреля 5 дня. При сем деле то может представиться отменно, что происходило на льду, где пристойно изобразить бегущих, как они, стеснясь и проломив тягостию лед, тонут. Иные друг друга изо льда тянут, иные, напротив того, друг друга погружают и колют как неприятелей. Кровь же по льду и с водою смешенная особливый вид представит».

Императрица Екатерина II Алексеевна, продолжательница петровых дел, глубоко почитала святого Александра Невского и способствовала распространению и упрочению его светлой памяти в своем государстве. В 1774 году она заложила, а в 1790 году завершила строительство Троицкого соборного храма в Александро-Невской лавре. Родившийся в 1777 году внук Екатерины II, наследник Российского престола и будущий победитель Наполеона, император Александр I был назван в честь святого Александра Невского.

В XVIII веке каждый год выходили в свет похвальные слова в честь Александра Невского и церковные проповеди в день его памяти 30 августа. Новые редакции Жития уже не дополнялись легендами о чудесах. В конце XVIII века появились Александро-Невская и старообрядческая редакции Жития, почти каждый год писались иконы и создавались храмы и часовни в его честь по России повсеместно.

Всего за 600 лет книжники написали более 20 редакций Жития в тысячах списков, часть которых сохранилась до нашего времени в архивохранилищах, библиотеках и музеях страны, в частных собраниях и церковных коллекциях. Взаимоотношение редакций Жития святого Александра Невского может быть графически выражено в виде следующей схемы:

Приводим следующие пояснения к схеме:

— 1-я редакция, Владимирская. 1281—1282 гг. Написана во Владимирском Рождественском Пресвятой Богородицы монастыре монахом, в прошлом дружинником Александра Невского;

— 2-я редакция, Новгородская. Свод 1432 г. Написана в Новгороде для Новгородской 1-й летописи младшего извода. (В условном сокращении — НIЛ.) Отразилась также в Софийской 1-й летописи (в своде 1456 г.), в Лихачевском списке 80-х гг. XV в. В условном сокращении — С1Л;

— 3-я особая редакция, Новгородская. Середины XV в.;

— 4-я редакция Никоновской летописи. Свод 1520-х гг.;

— 5-я редакция, Владимирская. 1550 г. Написана во Владимирском Рождественском монастыре. Вошла в состав Великих Миней-Четьих московского митрополита Макария. В условном сокращении — ВМЧ;

— 6-я редакция, Псковская. 1550 г. Написана монахом Псковского Саввина Крыпецкого монастыря Василием-Варлаамом (в миру боярином В.М. Тучковым);

— 7-я редакция, Московская. 1563 г. Написана в Москве для Степенной книги московского митрополита Андрея-Афанасия Протопопова;

— 8-я редакция, из сборника XVI в., хранящегося в Российской национальной библиотеке под шифром Q. I. 321;

— 9-я редакция, Проложная. Конец XVI в.;

— 10-я редакция, Владимирская. 1591 г. Написана архимандритом Рождественского монастыря Ионой Думиным;

— 11-я редакция, из Кирилло-Белозерского сборника. XVII в.;

— 12-я редакция, Московская. Из печатного Пролога. 1641 г.;

— 13-я редакция, переделка редакции Ионы Думина. XVII в.;

— 14-я редакция, другая переделка редакции Ионы Думина. XVII в.;

— 15-я редакция, Троице-Сергиевская. Написана архимандритом Троице-Сергиевой лавры Викентием. 1672 г.;

— 16-я редакция монаха Тита. XVII в.;

— 17-я редакция, Петербургская. Написана обер-иеромонахом флота Гавриилом Бужинским. 1724 г.;

— 18-я редакция, еще одна переделка редакции Ионы Думина. XVIII в.;

— 19-я редакция, следующая переделка редакции Ионы Думина. XVIII в.;

— 20-я редакция Александро-Невской лавры. 1797 г.;

— 21-я редакция, старообрядческая. XVIII в.

В конце XVIII века церковная традиция жизнеописаний Невского героя прекратилась и началась светская традиция. Ее открывает «История о великом князе Александре Ярославиче Невском, без чудес» Екатерины II, написанная в 1791 года для шестого тома «Записок, касательно Российской истории». Екатерина II, работавшая с помощью секретарей Чеботарева и Храповицкого, пользовалась многими источниками, в том числе неизвестным нам «Летописцем третьенадесятого века», новгородскими летописями, родословными книгами, Степенной книгой (в издании Г.Ф. Миллера 1775 года), «Ливонской хроникой» Генриха Латвийского (в издании И. Арндта 1753 года), историями России В.Н.Татищева и М.М. Щербатова. Подражая летописной манере изложения, Екатерина II составила светское описание жизни и деятельности Александра Невского, подчеркнув в нем черты «идеального монарха»: мудрость, героизм, мужество, твердость. Это было вполне в духе эпохи Просвещения. В примечаниях к тексту императрица высказала ряд небезынтересных суждений. Например, Екатерина II так пишет об организации крестового похода против Руси времени Александра Невского: «И заподлинно поселилася зависть и злоба в сердце папежского клирика в Риме, услыша победы и одолении Александровы над свей, датчаны, ливонские рыцари и бискупы, римской тогда еще веры. Понеже не обреталося преодолевающаго Александра в брани никогда, и послали из Рима кардинала бискупа града Сабина Гвингельма (то есть Вильгельма Моденского. — Ю. Б.) послом ко королям: свейским, датским, норвежским и ко ливонским рыцарям с грамотою (булла сия папская от 20 февраля 1246 года), проповедывая войну и наступление на Русь, с дозволением употребить три года сряду треть десятины церковного дохода тех земель веры римской на то. Но сеи затеи обратились ни во что по поводу междуусобной брани, восставшей тогда в Дании между двух сынов короля Валдемара II и таковой же в Швеции между короля Эриха XI и его суперники; протчие же одни знатно не в силе были действовать без посторонней помощи противу Александра». Сравним это суждение с записью в Дневнике А.В. Храповицкого от 21—22 сентября 1791 года: «Во время разговора об истории российской сказано мне, что Александр Невский был герой. Нашли то, чего никто здесь не написал, то есть что папа, отправя нарочного легата, поощрял в Норвегии, Дании и Швеции составить кроасаду против Александра Невского; но намерение сие осталось бездейственным».

Главная цель Екатерины II как историка — борьба с баснословием и сверхъестественным объяснением событий, содержащихся в многочисленных редакциях Жития. С Екатерины II, а также с биографических трудов историков Герарда Миллера и Федора Туманского берет начало светская традиция историографии и научной литературы, посвященной Александру Невскому.

В XIX и XX столетиях почитание святого Александра Невского продолжалось. В 1818—1858 годах по проекту О. Монферрана и с помощью комитета архитекторов (В.П. Стасов, К.И. Росси, братья Михайловы, А.И. Мельников) в Петербурге строился и был завершен Исаакиевский собор. Он был воздвигнут в честь патронов города — святого Александра Невского и Петра Великого, ибо оба они родились в один день — 30 мая. На тот же день приходилась память святого Исаака Далматского (VI век). В 1862 году в Новгороде был сооружен памятник «Тысячелетие России» (скульптор О. Микешин), одной из ключевых фигур которой стал святой Александр Невский. В 1913 году в городе Софии (Болгария) был сооружен самый грандиозный в мире храм — памятник святому Александру Невскому. Он до сих пор является главным кафедральным храмом Болгарской православной церкви.

На протяжении XIX — начала XX века русские императоры, градоначальники и власти города старались украсить Петербург новыми храмами и часовнями в честь святого Александра Невского. В советское же время его именем назывались площади, улицы, мосты, корабли, станция метро «Площадь Александра Невского» с замечательной фреской художника А.М. Быстрова «Ледовое побоище». Памятники Александру Невскому сооружались в Переславле-Залесском, Новгороде, Порхове, селе Кобыльем у Чудского озера, Пскове, Калуге, Городце, Пушкине, Усть-Ижоре, Владимире, Санкт-Петербурге на площади Александра Невского. Александр Невский — герой многочисленных стихотворений и поэм, романов и повестей, сказаний и рассказов, драматических произведений и литмонтажей, кантат и концертов. Его изображения мы встречаем на картинах и панно, медалях, памятных значках и открытках, плакатах.

Назовем имена художников Баснина, А.М. Быстрова, В.М. Васнецова, Горелова, А.Н. Гришенкова, А.Б. Жука, П.К. Корина, К. Лебедева, М. Мыслиной, М.В. Нестерова, Е. Орлова, Г.И. Семирадского, Л. Горбунова, Н. Рериха.

Год 1990-й был официально провозглашен «Годом Александра Невского», в этом году прошли многочисленные конференции во многих городах, выпущены десятки сборников научных докладов и статей. Именем Александра Невского называют общества, школы, клубы, кружки, издательства и т. п.

Незадолго до начала Великой Отечественной войны, по инициативе И.В. Сталина, было воскрешено имя великого русского полководца XIII столетия. Власти способствовали созданию патриотического фильма «Александр Невский» (1938 год; сценарий П.А. Павленко и С.М. Эйзенштейна; роль Александра Невского в фильме сыграл народный артист Н.К. Черкасов).

В начале войны, 7 ноября 1941 года, на Красной площади в Москве И.В. Сталин произнес речь перед воинами, отправлявшимися на фронт. Он сказал: «Пусть вдохновляют вас в этой войне мужественные образы наших великих предшественников Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова».

В самое трудное время для страны, когда немецко-фашистские полчища рвались к Волге, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июля 1942 года был учрежден боевой орден Александра Невского. Внешне орден очень красив: в центре рельефное изображение князя Александра. Причем профиль был заимствован у народного артиста Николая Черкасова, создателя образа Александра Невского в одноименной кинокартине. Князь изображен в облике воина, в шлеме, на фоне покрытой красной эмалью серебряной пятиконечной звезды, окаймленной лавровым позолоченным серпом и молотом. Позади щита выступают позолоченные меч, копье, лук и колчан со стрелами. На фоне лучей правильной десятиугольной орденской пластины изображены концы двух позолоченных бердышей, скрещенных позади круглого щита. Лента ордена — муаровая, голубого цвета, с красной полосой посередине. Создатель этого ордена — профессор И.С. Телятников. До конца Великой Отечественной войны орденом было награждено 41 685 командиров, в том числе около 70 иностранных генералов и офицеров, а также 1480 воинских частей. Первым кавалером ордена стал старший лейтенант Иван Рубан, награжденный за подвиг при переправе через реку Дон 6 августа 1942 года (орден был вручен 5 ноября 1942 года). В Санкт-Петербурге с 1990 года существует «Клуб кавалеров ордена Александра Невского» (председатель — контр-адмирал в отставке А.Д. Климов); на 31 декабря 2000 года он насчитывал 150 членов. Государственная награда за полководческий талант, храбрость и мужество, проявленные на войне, — яркое свидетельство того, что в сознании и памяти народа вечно живет бессмертный образ великого русского полководца и государственного деятеля святого и благоверного великого князя Александра Ярославича Невского.

Примечания

1. Шляпкин И.А. Иконография св. благоверного великого князя Александра Невского. Пг., 1915. С. 17.

2. Серебряная рака Александра Невского ныне хранится в Государственном Эрмитаже.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика