Александр Невский
 

Союз Галича и Суздаля

Союз Юрия Долгорукого с Владимиром Володарьевичем галицким помимо военной имел еще одну, быть может, более значимую для столетий плоскость.

В 1152 г. в княжеской усадьбе под Суздалем, в Кидекше, выстроили каменный храм Бориса и Глеба. Ранее каменное строительство в ростово-суздальских землях вел Владимир II Мономах. Киево-Печерский патерик сообщает, что в 1101 г. в Суздале Мономахом был выстроен собор, подобный Успенскому в Киево-Печерском монастыре.

Храм в Кидекше, учитывая отношения Долгорукого с Изяславом II, едва ли создавался при участии киевских зодчих. И весьма вероятно, что для создания четырехстолпной одноглавой церкви были приглашены в Суздаль мастера из союзного Галича.

Отличие храма в Кидекше от храмов киевских состоит, помимо прочего, в том, что он сложен не из плинфы, а из белокаменных кубов и квадратов. Однако соответствие или кратность величины подкупольного квадрата отдельным частям храма на северо-востоке русских земель была соблюдена.

При этом Юрий Долгорукий при строительстве храма строго следил за соответствием их архитектуры традициям греческих канонов и не допускал широко распространенного в Галиции влияния центральноевропейской архитектурной традиции.

В 1152—1156 гг. в Переяславле-Залесском, на берегу Плещеева озера, в кольце городских укреплений был выстроен еще один белокаменный четырехстолпный однокупольный храм Спаса Преображения.

Северо-восток Руси при Юрии Владимировиче не только окреп, но и украсился. В гуще лесов междуречья Оки и Волги, среди нив суздальского ополья, рубили стены десятков городов. Из-за их заборол вырастали макушки деревянных церквей. А каменные храмы своим рождением ознаменовали начало возвышения нового колосса русской истории.

Выше говорилось, что в XII в. каждое крупное княжество Руси, размерами и структурой походившее на государство, стремилось отстроить собственные каменные храмы, поставить во главе церкви епископа и жить под своим князем, отцов и дедов которого хорошо знали, к ним привыкли и на юных княжичей смотрели как на величайшее достояние, гарантировавшее защиту от внешних посягательств. Русь XII в. из ладей и седел IX—XI вв. пересела к очагам в теремах, раскиданных по добротным усадьбам и городам. Князья еще спорили за стол в Киеве, но их походы более походили на грабительские набеги. Ограбив соседнюю волость зимой, всяк к весне стремился под защиту собственных крепостей. Важно было пересидеть лето, посеять и убрать урожай, а как станут реки — новый поход.

Русь дробилась, семьи потомков Владимира и Ярослава множились, а помыслы князей мельчали. Впрочем, Русь в XII в. была еще могуча и по большому счету едина. Однако эпоха былинных героев клонилась к закату.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика