Александр Невский
 

Заключение

Наше исследование общественных отношений и борьбы за власть в Древней Руси завершается. Какие выводы вытекают из него? В чем основные итоги проделанной работы? Конечно, люди Древней Руси не жили тихо и безмятежно, не зная общественных бурь и потрясений. Народные волнения на Руси — не редкость. Особенность их в том, что они охватывали свободное население, относительно единое и не разделенное еще на феодальные классы, хотя и неоднородное в имущественном и социальном отношениях. Богатство и знатность, с одной стороны, бедность и понижение общественного статуса рядовых общинников, горожан и селян, с другой, — порождали противоречия, выливавшиеся в сопротивление народа произвольным поборам и повинностям, изобретаемым правителями в целях личного обогащения, в противодействие кабале и ростовщичеству, разъедавшим, как ржавчина, древнерусское общество. Эти противоречия вызывали чувство протеста у низов, недовольных своим положением.

Народные выступления в Древней Руси часто не поддаются однозначной трактовке, поскольку сложны по характеру, что объясняется сложностью переходной эпохи, переживаемой Русью вплоть до Батыева нашествия. Да и во времени вырисовывается достаточно полная и насыщенная красками картина. Выяснилось, в частности, что эта борьба имеет свою предысторию, уходящую в первобытность. Аналогом общественной борьбы следует, по всей видимости, считать столкновения первобытных людей, происходившие при смене хозяйственных укладов, сопровождавшейся ломкой старых общественных институтов, нарушением привычных связей, переменами в религиозной сфере, что приводило к внутренним раздорам и конфликтам.

Подобием борьбы за власть была борьба межплеменная, сопровождавшая процесс формирования первичных племенных объединений и так называемых супер-союзов, включающих племена, входящие уже в союзную организацию. Конкретным ее выражением являлось соперничество за лидерство в межплеменном союзе, в результате чего одно из племен приобретало власть над остальными племенами. Именно так создавался в Восточной Европе всеславянский межплеменной союз под гегемонией Киева.

Разложение родоплеменного строя, явственно обозначившееся на переломе X—XI вв., резко усилило напряженность в восточно-славянском обществе. С падением рода оказались подорванными устои родовой защиты, внутренний мир и безопасность были нарушены. Исчезновение одних традиционных институтов (совет старейшин1), ослабление и преобразование других (племенное вече) сказались отрицательно на управлении обществом. В общественной жизни множились насилия, произвол, преступления. Разбои, т.е. покушения на личность, стали заурядным явлением. В этих условиях возрастает роль княжеской власти, взявшей на себя в значительной степени попечение о внутреннем мире и безопасности, что поставило князя в исключительное положение по отношению к обществу, возвысив его над людской массой2. Разумеется, такое преимущество князя могло сохраняться, покуда не окрепла волостная община, появившаяся на месте распавшегося племенного союза. По мере ее роста все активнее становились притязания формирующегося земства в лице народного собрания-веча на верховную власть. Завязалась борьба между князем и вечем за обладание этой властью. Отсутствие соответствующих показаний источников XI в. не позволяет проследить за фактическим развитием соперничества княжеского и земского начал. Исследователь получает возможность судить о нем только по конечным результатам, невольно фиксируемым летописцами, повествующими о наиболее ярких и драматических моментах политического бытия Древней Руси. Сюда относятся описания событий 1068 г. в Киеве, когда вече совершило, пользуясь современным языком, государственный переворот, низложив князя Изяслава и вместо него избрав Всеслава Полоцкого. В 1113 г. киевская вечевая община еще раз утверждает свое завоеванное в упорной борьбе право на избрание князя, превращая это право в инструмент, посредством которого осуществлялись, как правило, передвижки на княжении в поднепровской столице. И тут Киев, пожалуй, шел впереди других волостных центров.

К середине XII в. состязание князя и веча заканчивается победой земщины повсеместно. Отсюда, впрочем, не следует, будто распри князя с земством прекратились. Они продолжались, но при очевидном превосходстве городской общины, хотя порою успех сопутствовал и князю.

Политические конфликты князя и веча — лишь одна из граней внутриобщинной борьбы. Социальные противоречия также приводили к «мятежам» и «голкам». Нередко волнения городского и сельского люда происходили на религиозной и бытовой почве. Необходимо отметить, что довольно часто в одних и тех же событиях присутствуют элементы социальной и политической борьбы, религиозных выступлений и бытовых коллизий, составляющие запутанное переплетение, разобраться в котором бывает нелегко. Иными словами, эти элементы не являются перед историком в чистом виде, а представляют собой некую слитность, нерасчлененность, что выдает незрелость борьбы общественных сил в Древней Руси.

Сложный характер внутриобщинной борьбы усугубляли межобщинные распри, — волостные и межволостные. К первым надо отнести стычки старших городов с пригородами, стремившимися к независимости и созданию собственной волости, или города-государства, а ко вторым — вражду соседних волостей друг с другом. Все это, соединяясь, дало сплав, полученный в горниле общинной жизни градов и весей Русской земли.

Примечания

1. См.: Мавродин В.В., Фроянов И.Я. «Старцы градские» на Руси Х в. // Культура средневековой Руси. Л., 1974. С. 32—33.

2. См.: Фроянов И.Я. К истории зарождения Русского государства // Из истории Византии и византиновения. Л., 1991. С. 81—82.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика