Александр Невский
 

На правах рекламы:

Круглосуточный ремонт айфонов сервисный центр iphone срочный ремонт www.islomal.ru.

Указатель имен святых, благоверных князей и благочестивых правителей Руси, наиболее послуживших Отечеству и Русской Церкви

А

Авраамий Смоленский (1172—1224) — преподобный (память 21 августа / 3 сентября и в Соборе Смоленских святых), иконописец, архимандрит Смоленского монастыря Положения ризы Богоматери во Влахерне, основанного его современником, смоленским епископом Игнатием. Сын знатных родителей из княжеского окружения, единственный наследник (13-й ребенок в семье), он рано оставил мир ради иночества. Прославился особым подвижничеством и даром проповедника. Главной темой его бесед с народом и иноками было покаяние, особенно необходимое в годы лихолетья и бед, постигающих народ. Претерпел клевету и изгнание, но после того как по его молитве в Смоленске прекратились засухи и болезни, А. снова стали почитать как праведника. Кроме иноческих подвигов, А. окружал себя писцами и сам занимался списыванием и собиранием книг, пользовался большой библиотекой князя Смоленского Романа Ростиславича, который завел в городе училище, где учились по славянским, греческим и латинским книгам. Был автором икон «Страшный Суд Второго пришествия» и «Испытание воздушных мытарств» (не сохранились). По одним сведениям, в конце XIX в. мощи А. находились под спудом во Введенской церкви Авраамиева монастыря, но, возможно, в 1611 их скрыли от поляков, захвативших город. Житие А. было написано его учеником, преподобным Ефремом, вероятно, в первые годы монголо-татарского нашествия. В это же время началось местное почитание святого, чуть позже была составлена служба, совместная с его учеником, преподобным Ефремом. Общерусское празднование А. установлено Собором 1549.

Алексий (Ольксий, человек Божий (кон. IV — нач. V в.) — преподобный (память 17/30 марта), сын знатных римлян. Подчинившись воле родителей, женился, но в первую же брачную ночь вышел из дома и вел до последних своих дней нищенскую жизнь странника. В последние годы вернулся в свой дом и, не узнанный родными, жил из милости, терпя насмешки слуг и простых людей. Перед смертью открылся родителям и описал свою жизнь. Один из самых любимых святых на Руси.

Андрей Юрьевич Боголюбский (Ондрей Боголюбивый, ок. 1111—1174) — святой (память 4/17 июля, в Соборе Владимирских святых и в Соборе Волынских святых), благоверный, князь Вышгородский (1149, 1155), Дорогобужский (1150—1151), Рязанский (1153), Великий Князь Владимирский (1157—1174). «Самовластец земли Суздальской». Сын Великого Князя Юрия Владимировича Долгорукого и Половецкой княжны, дочери половецкого хана Аепы Асеневича. После смерти отца (1157) стал Князем Владимирским, Ростовским и Суздальским. Умный, деятельный и способный в политическом и военном управлении князь. Отношения с другими русскими князьями строил на идее объединения русских земель и окраин вокруг одного центра; впервые было намечено, что этим центром мог стать не только Киев. Политику новой централизации власти Князь пытался проводить, помогая отцу, например, во время борьбы за Киевский стол против племянника Юрия Владимировича Волынского князя Изяслава Мстиславича (1149—1154), когда А.Ю. выказал не только исключительную личную храбрость (в сражении под Луцком, 1149), но и миролюбие, выступая примирителем Юрия с Изяславом. Еще при жизни отца А.Ю. дважды (1151 и 1155) выбирал свой Владимирский удел вместо выделенных ему отцом владений на Юге Руси, его отъезд из Вышгорода «без отне воле» (1155) сопровождался рядом весьма значимых действий: он увез во Владимир, помимо вышгородского клира, меч святого Бориса и хранившийся в Вышгородском женском монастыре Богородичный образ, который под именем Владимирской иконы Божией Матери стал одной из наиболее почитаемых святынь Владимиро-Суздальской Руси, а затем Москвы и всего Российского государства. Видимо, это снискало А.Ю. популярность среди Ростово-Суздальского боярства, он был принят им после смерти Юрия Владимировича, вопреки завещанию, по которому этот удел делился между младшими сыновьями от второго брака Михалком и Всеволодом. В начале своего правления А.Ю. предпринял ряд мер, направленных на внутреннюю консолидацию княжества: младшим Юрьевичам (Мстиславу, Васильку, Всеволоду), матери последнего, второй жене Юрия Долгорукого, а также племянникам, сыновьям Ростислава, пришлось отправиться к Ромейскому Императору Мануилу I Комнину. Князь изгнал также и «мужей передних» своего отца, чем, как считают, хотел положить конец практике вечевых сходок, ограничивающих власть единоличного правителя. Только благоверный князь Борис Юрьевич (умер бездетным в 1159) получил в удел Кидекшу, бывшую резиденцию Юрия Владимировича. В 1159 Изяслав Давыдович был изгнан из Киева Мстиславом Изяславичем Волынским и галицким войском; Киевским Князем стал благоверный Ростислав Мстиславич, чей сын Святослав княжил в Новгороде. В том же году Великий Князь А.Ю. захватил новгородский пригород Волок Ламский, основанный новгородскими купцами, и праздновал здесь свадьбу своей дочери Ростиславы с князем Вщижским Святославом Владимировичем, племянником Изяслава Давыдовича. Изяслав Андреевич вместе с муромской помощью был послан на помощь Святославу под Вщиж против Святослава Ольговича и Святослава Всеволодовича. В 1160 новгородцы пригласили на княжение племянника А.Ю., благоверного Мстислава Ростиславича, но ненадолго: в следующем году Изяслав Давыдович погиб при попытке овладеть Киевом, и в Новгород на несколько лет вернулся Святослав Ростиславич. В то время как А.Ю. предпринимал попытки основать Владимирскую митрополию, цареградский патриарх Лука Хрисоверг благословил учредить только отдельную епископию. Во внутренней политике стремился ослабить влияние родовой аристократии подчиненных ему городов, пытался создать новый социальный слой — служилую знать, лично подчиненную Князю. С конца 60-х А.Ю. предпринимал попытки распространить власть за пределы своего княжества. После смерти старшего двоюродного брата А.Ю. Ростислава Мстиславича (1167) было нарушено регулировавшееся договором политическое равновесие между Великим Князем Владимирским и князьями южных областей Руси во главе с Киевским Князем, князь Волынский Мстислав Изяславич захватил Киев с помощью галицких и польских полков, чем спровоцировал выступление организованной общерусской коалиции 11 князей во главе с сыном А.Ю. Мстиславом Андреевичем на стольный град, который пал и был разграблен (1169). Многие сокровища киевских обителей были тогда перевезены во Владимир, этим подчеркивалось лишение сакрального статуса древней русской столицы. На престол был посажен младший брат А.Ю. — Глеб Юрьевич. По понятиям династического старшинства это означало, что Владимир становился старше Киева. Владимирский летописец объяснял участь, постигшую Киев также и карой за несправедливый суд Киевского митрополита — грека Константина II, который запретил в служении Киево-Печерского игумена Поликарпа, занявшего сторону А.Ю. в споре о постах. Следующим шагом А.Ю. выступил на Новгород (рать с Мстиславом Андреевичем во главе). Конфликт был вызван столкновением интересов двух областей на пограничной территории в Подвинье и закончился поражением Владимиро-Суздальского войска (1170). Спасение Новгорода чудесным заступлением Пресвятой Богородицы зафиксировано в древнерусской литературе и иконографии в сюжете «Битва новгородцев с суздальцами» и связано с чудом от Ее иконы «Знамение», ставшей после этого события очень любимой на Руси. Новгородцы все же вынуждены были зимой 1171/72 признать верховную власть А.Ю., перекрывшего жизненно важный для города подвоз хлеба с юга, и принять к себе князем его сына Юрия (1172). В 1172 погиб в Киеве Глеб. А.Ю. на Киевский стол посадил Романа Ростиславича, так как к этому времени «старейшинство» Владимирского Князя признали и Ростиславичи, но ненадолго. В 1174 А.Ю. пришлось посылать новый карательный поход на Киев (на этот раз неуспешный) в связи с известием о том, что Ростиславичи укрывают убийцу Глеба. Мстислав Ростиславич, который обесчестил посла А.Ю. бритьем головы и бороды, пытался заставить Владимирского Князя общаться с ним на равных. Великий Князь как державный правитель поддерживал связь с Западной Европой (есть свидетельства сношений Князя с германским императором Фридрихом Барбароссой) и Ромейской Империей. По соглашению с императором Мануилом I Комниным А.Ю. выступил в 1164 вместе с сыном Изяславом, братом Ярославом и Муромским князем Юрием Владимировичем против Волжской Булгарин и захватил Бряхимов. На ее территории впоследствии был основан Городец-Радилов. Владимиро-Суздальская земля приобрела при А.Ю. заметные территориальные приращения на востоке за счет сферы влияния в Волжской Булгарин, а также на севере, в Заволочье (Подвинье). Вместе с тем в 70-х в типичной для А.Ю. политике военного и политического давления очевидны признаки кризиса, прежде всего в социальной сфере. Поход против волжских булгар в 1172 не нашел поддержки знати и союзных Муромо-Рязанских князей, не было согласия и с южными князьями. Подчеркнуто автократическое правление А.Ю., сопровождавшееся чрезвычайными мерами военного и, очевидно, фискального свойства, привело к расстройству отношений между Князем и знатью, причем не только старым ростово-суздальским боярством, но и новым, владимирским, в этом видят целенаправленно создававшийся А.Ю. в противовес родовому боярству класс служилой знати. В походах против Киева и Новгорода он преследовал не только цель возвышения Владимира, но и ослабления политического влияния боярской верхушки этих городов. Это поставило его в оппозицию ко всей старой политической элите Руси. При А.Ю. было развернуто широкое каменное строительство в старых и новых городах, особенно во Владимире. Площадь города была увеличена более чем втрое внутри крепостных стен, украсившихся пятью воротами, в том числе Серебряными (не сохран.) и Золотыми с надвратной церковью в честь Положения ризы Богоматери; были воздвигнуты Успенский собор, который мыслился как кафедральный храм будущей Владимирской митрополии, церковь и монастырь Вознесения близ Золотых ворот. На месте, по преданию указанном Князю Божией Матерью, была построена княжеская загородная резиденция с храмом Рождества Богоматери — Боголюбово. Согласно «Сказанию о чудесах Владимирской иконы Божией Матери», на этом месте остановилась повозка с Владимирским образом, так что кони не могли сдвинуть ее. Близ Боголюбова была сооружена церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Нерли (возможно, с монастырем), которую по сей день славят как чудо русского зодчества. В Ростове был построен кафедральный Успенский собор (взамен сгоревшего деревянного) и др. А.Ю. приглашал для строительства владимирских храмов западноевропейских зодчих. Тенденция к большей культурной самостоятельности прослеживается во введении им на Руси новых праздников, не принятых в Греческой державе. В память заступничества Богородицы через Ее Владимирскую икону за владимирское войско в походе против волжских булгар по инициативе Князя были учреждены в Русской Церкви праздники Всемилостивому Спасу (16 августа) и Покрова Пресвятой Богородицы (1 октября по Юлианскому календарю). Был создан ряд произведений (авторство некоторых приписывается А.Ю.), главной темой которых является покровительство Богоматери Владимиро-Суздальскому княжеству. Возможно, при содействии А.Ю. была составлена первоначальная редакция жития новопрославленного святого Ростово-Суздальской земли святителя Леонтия, мощи которого (вместе с мощами его преемника, святителя Исаии) были обретены при закладке Успенского собора в Ростове и вскоре торжественно перенесены в новоотстроенный собор при непосредственном участии Князя. Деятельность его носила и миссионерский характер: летопись свидетельствует, что он старался приглашать на службы в построенные им величественные храмы иноверцев, чтобы их сердце расположить к Православию. От рук иноверцев Князь и погиб. В заговоре, организованном представителями боярского рода Кучковичей, приближенного к Князю, участвовали еврей Ефрем Моизич и Анбал Ясин (осетин или кабардинец). В повести «О убьении Андрееве» подробно записаны очевидцем обстоятельства гибели Князя. Точность этого рассказа подтвердило обследование останков святого в 1934. С этой повести начинается прославление Князя, он предстает как храмоздатель, второй Царь Соломон (перекличка с похвалой Ярославу Владимировичу Мудрому в ПВЛ), щедрый жертвователь в пользу Церкви, нищелюбец, ревностный распространитель Христианства. Высоко оценивается личное благочестие А.Ю., любившего молиться в церкви по ночам. Его кончина сравнивается с гибелью святых братьев Бориса и Глеба. О существовании почитания свидетельствуют слова Лаврентьевской летописи о Ростовском Князе, святом Васильке Константиновиче, которого «причте Бог смерти Андрееве кровью мученичьскою». Особо чтил А.Ю. Царь Иоанн Васильевич Грозный. В ходе подготовки к Казанскому походу он неоднократно посещал Владимир и сделал распоряжение о ежегодном поминовении погребенных в Успенском соборе Князей и иерархов; торжественные панихиды по А.Ю. царским повелением было установлено служить два раза в год, в дни памяти. В царствование Иоанна Грозного оформилась отразившаяся в Степенной книге концепция русской истории, согласно которой А.Ю. стоял у корней российского самодержавия, являясь основателем Великого Княжества Владимирского — предшественника Московского Царства. В святцах память А.Ю. прослеживается с XVII в. Его имя внесено в «Описание о российских святых» (XVII—XVIII вв.). Серебряная рака сооружена в 1645 трудами патриарха Иосифа. Мощи святого были обретены в 1702 и положены в ней в Успенском соборе с северной стороны. При обретении святые мощи были переоблачены, остатки древней одежды положены в ризнице собора, тогда же святому было установлено местное празднование в День памяти святителя Андрея Критского. В начале XVIII в. было составлено житие А.Ю., хранившееся во владимирском Успенском соборе. В 1768 при освящении собора после ремонта северный придел, который до того был посвящен Благовещению Пресвятой Богородицы, переосвятили в честь А.Ю.; над ракой святого была устроена сень, а сама рака, так же как и стена возле нее, украшена посвященными А.Ю. стихами Императрицы Екатерины II. В советское время мощи А.Ю. трижды подвергались вскрытию (1919, 1934, 1941): пер вый раз для глумления над верой благочестивых людей, а потом для исследования. В 1987 мощи были возвращены на прежнее место в Успенском соборе. В 1982 имя А.Ю. было внесено в Собор Владимирских святых. В День памяти святого в 1764 был убит Император Иоанн Антонович, а в 1918 в Екатеринбурге большевиками была казнена Царская Семья и ее верные служители.

Антоний (983—1073) — преподобный (память 10/23 июля, 2/15 сентября, в Соборе Афонских преподобных, в Соборах преподобных отцов Киево-Печерских, в Ближних пещерах почивающих, всех преподобных отцов Киево-Печерских и всех святых, в Малой России просиявших), отец русского монашества, основатель и первый игумен Киево-Печерского монастыря. Обладал даром чудотворения: исцелял больных, давая им есть зелень, которой питался сам; предсказал поражение русских войск в битве с половцами на реке Альте в 1066. Великий Князь Киевский Изяслав преследовал Антония по разным причинам. Его неудовольствие вызывало то, что приближенные бояре отказывались от мирской жизни и принимали постриг в монастыре преподобного. Возможно, А. оказывал духовную поддержку Полоцкому князю Всеславу Брячиславичу, за что подвергся преследованию от Великого Князя Изяслава, вернувшего себе Киевский престол в 1069. А. взял к себе Черниговский князь Святослав Ярославич. Перед окончательным возвращением в Киево-Печерский монастырь А. основал под Черниговом Болдинский монастырь.

Антоний (мирское имя Добрыня Ядрейкович, ?—1232) — святитель (память 8/21 октября, в Соборах святителей Новгородских и Новгородских святых), архиепископ Новгородский и Псковский (1210—1218, 1226—1228, 1229). Сын знатного новгородца, ученик основателя и первого игумена Спасо-Преображенского монастыря под Новгородом, преподобного Варлаама Хутынского. До пострига дважды паломничал в Царьград, где приобрел ряд реликвий. В их числе он вывез в 1204 из захваченного крестоносцами Константинополя «меру Гроба Господня» — плиту, на которой лежало тело Господа нашего Иисуса Христа после распятия. По ней был перестроен престол Софийского собора в Новгороде. Свои впечатления от путешествия изложил в «Книге Паломник», включив в нее описание святынь столицы Восточной Римской империи до ее варварского разорения крестоносцами.

Аркадий (Аркад, ?—1164) — святитель (память 18 сентября / 1 октября, в Соборах святителей Новгородских и Новгородских святых), епископ Новгородский (1156—1164). В 1153 недалеко от Новгорода основал Успенский (впоследствии — Аркажский или Аркадиев) монастырь и был его первым игуменом. За подвижничество и открытость был почитаем и любим народом еще при жизни. После кончины святителя Нифонта (1156) на вече по жребию при поддержке Новгородского князя Мстислава Георгиевича и духовенства был избран на Новгородскую кафедру. Заступил он на кафедру в тяжелые годы: новгородцы переживали неурожаи, голод, повальные болезни скота и людей. Был у него дар миротворца. В 1158 святитель отговорил Смоленского князя Ростислава Мстиславича идти в поход против Полоцкого князя Рогволода Борисовича.

Б

Борис Владимирович (в крещении Роман, ?—1015) — святой (память 2/15 мая, 24 июля / 26 августа, в Соборах Владимирских, Ростово-Ярославских, Рязанских, Тульских святых) страстотерпец, благоверный князь, один из первых князей Ростовских (1010—1015), сын Великого Князя Владимира Святославичам. болгарской царевны. Старший родной брат святого страстотерпца князя Муромского Глеба Владимировича. Некоторые источники их матерью называют Анну, греческую царевну, полагают, что Б.В. крестили в честь ее отца — Ромейского Императора Романа II. Князь Б.В. получил в удел Ростов (по другим данным — Владимир-Волынский) и, управляя своим княжеством, проявил мудрость и кротость, заботясь прежде всего о насаждении Православной веры и утверждении благочестивого образа жизни среди подданных. Он прославился как храбрый и искусный воин, поэтому отец поставил его во главе своего войска в походе против печенегов. В конце жизни Великий Князь держал сына при себе в Киеве, чтобы подготовить его, как полагают, к наследованию Киевского престола. Этим святой Князь Владимир, видимо, хотел сломать мажоритарную систему наследования, самостоятельно выбрав себе преемника. В пользу преимущества Б.В. перед другими сыновьями святого Владимира говорят косвенные данные, по которым он и Глеб Владимирович — царского происхождения. Однако это намерение Киевского Князя натолкнулось в 1013—1014 на противодействие его старших сыновей — Туровского князя Святополка и Новгородского князя Ярослава, что дает основание относить обнародование планов Владимира относительно Б.В. примерно к 1012/13. Перед смертью отца он был послан в поход против печенегов, которые якобы появились на границах Руси. Не найдя печенегов, Б.В. на обратном пути остановился на р. Альте. В это время Великий Князь умер, а Святополк объявил себя Великим Князем Киевским. Дружина уговаривала Б.В. бороться за отцовский престол, но благочестивый князь, не желая междоусобной войны, распустил войско. Святополк не поверил искренности брата и подослал к нему убийц. Предупрежденный о вероломстве, святой князь, ставя превыше всего любовь и правду, не стал скрываться и, подражая мученикам первых веков Христианства, спокойно встретил смерть. Убийцы настигли его во время утренней воскресной молитвы на берегу реки. После Б.В. и Глеба Владимировича был убит еще один брат — Древлянский князь Святослав. В результате четырехлетней борьбы Святополк был разбит Ярославом Владимировичем на Альте и бежал из Киева (1019), после чего мощи братьев положили в Вышгороде при церкви святого Василия. Князья-братья стали первыми по канонизации русскими святыми, которым была составлена и первая русская служба. Сведения о князьях-страстотерпцах, а также о становлении их почитания, помимо летописей (ПВЛ, Новгородской Первой летописи младшего извода), сохранились в посвященных святым ранних житийных произведениях (Сказаниях), ценных не только агиографическим, но и важным историческим материалом, а также в ранних богослужебных памятниках. Одно из них написано преподобным Нестором Печерским. В Вышгороде с началом чудотворений от мощей святых страстотерпцев уже при Ярославе Мудром стали вестись записи, которые отразились в Сказаниях. Некоторое время могила святых братьев находилась в забвении, но после первого знамения (некоему «варягу», нечаянно наступившему на могилу, опалило ноги исшедшим из-под земли пламенем) и чудесного сохранения икон и богослужебной утвари в пожаре сгоревшей дотла церкви святого Василия при активном участии благоверного Великого Князя Ярослава Владимировича и митрополита Иоанна I была выстроена новая церковь, в которую торжественно перенесли мощи братьев. При этом раки были вскрыты и засвидетельствованы нетленность мощей и исходившее от них благоухание; раки установили в новой церкви. От святых мощей начали происходить чудесные исцеления, которые дали основания Великому Князю выстроить в Вышгороде новую большую пятиглавую деревянную церковь во имя святых, в которую были перенесены их мощи. Она была освящена 24 июля, в тот день, к которому приурочивалось убиение Б., был установлен и ежегодный праздник святым. После кончины благоверного Ярослава Мудрого мощи были перенесены в одноглавую церковь, построенную Великим Князем Изяславом Ярославичем ввиду ветхости храма Ярослава. Это перенесение 2 мая 1072 было много торжественнее предыдущего: в нем участвовали князья (Изяслав, Святослав, Всеволод Ярославичи с сыновьями), митрополит Георгий, ряд архиереев (Неофит Черниговский, Петр Переяславский, Никита Белгородский, Михаил Юрьевский), а также настоятели киевских монастырей, среди которых был и преподобный Феодосий Печерский. Торжества имели не только церковное, но и политическое значение. Это был первый княжеский съезд, на который собрались потомки Ярослава Мудрого ради общего дела, с ним, вероятно, связан и первый свод русских законов — Русская Правда Ярославичей. В 1112 было завершено строительство нового каменного храма на средства князя Черниговского Олега Святославича, в который после смерти Святополка были снова торжественно перенесены мощи страстотерпцев (1115). В княжеском именослове имена новых святых начали появляться уже в семействах Ярославичей (Глеб, Давид, Роман Святославичи, Давид Игоревич, Борис Вячеславич), а также в семье князя Полоцкого Всеслава Брячиславича (Глеб, Давид, Борис, Роман). Но, скорее всего, названные наречения состоялись еще до внесения имен Бориса-Романа и Глеба-Давида в святцы, хотя и были следствием почитания князей-мучеников в рамках княжеского рода. Поэтому праздник 24 июля при Ярославе надо рассматривать как местную канонизацию внутри Киевской епархии, в которую входил Вышгород, а торжества 1072 и 1115, когда была написана и служба, стали общерусским прославлением святых князей. Строительство храмов в честь Бориса и Глеба было обширно на протяжении почти всех этапов русской церковной истории. В течение домонгольского периода центром почитания святых князей-страстотерпцев являлась посвященная им церковь в Вышгороде, куда совершались паломничества, где хранились и другие борисоглебские реликвии, в частности меч Б.В., в 1155 увезенный во Владимир святым Князем Андреем Юрьевичем. Храм в Вышгороде был разрушен в 1240 во время Батыева нашествия на Киев, тогда же были утрачены мощи князей. В 1-й пол. XVII в., несмотря на то что в Вышгороде никто не жил, на месте древнего храма был выстроен деревянный, который в XIX в. заменила небольшая каменная церковь, сохранившаяся до настоящего времени. Уже к началу 70-х XI в. на местах гибели обоих князей были построены деревянные церкви, которые со временем были заменены каменными: в 1117 Великий Князь Владимир Мономах заложил каменную церковь на Альте, а в 1145 его внук князь Смоленский Ростислав Мстиславич — на Смядыни; почти сразу при них возникли монастыри (до 1073, не позднее 1138 соответственно). Монастырь на Альте был сожжен половцами в 1154. Особым центром почитания Б.В. и Глеба являлся монастырь на Смядыни, связанный, очевидно, больше с памятью Глеба Владимировича; здесь исцелились в 1177 князья Мстислав и Ярополк Ростиславичи, ослепленные в ходе их конфликта с дядей, Великим Князем Владимирским Всеволодом Юрьевичем. В 1191 сюда из Вышгорода были торжественно перенесены пустые старые раки от мощей Бориса и Глеба. Монастырь на Смядыни существовал до нач. XVIII в. В XII в. был воздвигнут существующий поныне Борисоглебский собор в Чернигове (до 1123); аналогичные каменные постройки появились в Рязани (вероятно, в 20—30-х), Ростово-Суздальской земле (Борисоглебская церковь в Кидекше, 1152), Полоцке (сер. XII в.), Новгороде (Борисоглебская церковь в Детинце, 1167), Городне (Коложская церковь в Гродно, 80—90-е гг.), Новогородке (совр. Новогрудок) и др., при многих из них позднее сложились монастыри. Кроме того, в домонгольский период в честь Бориса и Глеба были созданы Новоторжский (существовал в Турове, в XII в.), Нагорный (в Переславле-Залесском и позднее был домовым митрополичьим, закрыт в 1764) монастыри. Посвящение храмов и монастырей Борису и Глебу не прекращалось и в последующее время.

Борис Юрьевич (?—1159) — святой (память 10/23 июня, в Соборе Владимирских святых), благоверный князь Туровский и Пинский, князь Белгородский (1149—1151), Туровский (1154—1157), Кидекшенский (1157—1159), сын Великого Князя Киевского Юрия Владимировича. После утверждения Князя Юрия Долгорукого на Киевском Великокняжеском столе (1149) был назначен его наместником в Белгороде, потом в Турове (1154). После смерти отца (1157) покинул Юг и был единственным из родственников Великого Князя Владимирского Андрея Юрьевича, получившим удел на Севере. Умер в Суздале, погребен в резиденции своего отца — Кидекше, в церкви святых мучеников Бориса и Глеба на Нерли.

В

Варлаам Хутынский (Алекса Михалевич, ?—1193?) — преподобный (память 6/19 ноября, в 1-ю пятницу Петрова поста и в Соборе Новгородских святых), основатель Спасо-Преображенского монастыря под Новгородом. Из рода новгородских бояр. Житийные сведения о его происхождении и основных этапах деятельности крайне скудны, прославился чудесами, которые совершал, почитался не только в Новгороде в свое время, но и вообще русским народом на протяжении истории. Великий Князь Василий Иоаннович, отец Царя Иоанна Грозного, настолько почитал святого, что принял в конце жизни схиму с именем преподобного.

Василько Константинович (1209—1238) — святой (Собор Ростово-Ярославских святых), мученик, благоверный, первый удельный князь Ростовский. Сын благоверного Великого Князя Владимирского Константина Всеволодовича и Смоленской Княжны Агафии Мстиславовны, двоюродный брат святого благоверного Князя Александра Невского. В Ростове В.К. пребывал с детства, вначале на попечении святителя Ростовского Пахомия, известного своей книжностью, а с 1219, незадолго до кончины отца, стал официально удельным князем Ростовским под опекой дяди, Великого Князя Владимирского Юрия Всеволодовича. В 1220 он, по приказанию последнего, посылал ростовские полки против волжских булгар, которые в 1219 разорили его Устюг, а потом и сам ходил с дядей против них. После заключения мира с булгарами и отъезда Юрия Всеволодовича находился в Городце на Волге (1220), потом в районе Дятловых гор, на которых был тогда возведен Нижний Новгород. В.К., как единственного бывшего тогда здесь князя, так же как и Князя Юрия Всеволодовича, считают основателем Нижнего Новгорода. В 1223 был послан дядей на помощь южно-русским князьям против татар, но узнал о поражении русских войск на Калке раньше, чем успел дойти. В 1224 с дядей ходил на Новгород, а в 1226 с ним же и с братом, князем Всеволодом Константиновичем ходил в Чернигов на помощь благоверному князю Михаилу Черниговскому против князя Курского Олега. По просьбе дяди помогал отражать набеги мордвы. Участвовал в Суздальском съезде князей в 1229, в котором разрешен был конфликт между Великим Князем и братом его Ярославом Всеволодовичем из-за возвращения князя Михаила Черниговского в Новгород. В 1230 В.К. принимал участие в походе Юрия и Ярослава Всеволодовичей на Михаила Всеволодовича, князя Черниговского. В 1237, во время движения татар на Владимир, В.К. вместе с Юрием Всеволодовичем ушел за Волгу. В битве с монголо-татарами на реке Сити (1238) Великий Князь погиб, а В.К. был взят в плен и, так как не соглашался сотрудничать с татарами, не ел, не пил, чтоб не оскверниться пищей поганых, был ими убит в Шеренском лесу между Кашином и Калязином. На месте его гибели образовался монастырь. В Воскресенском Соборе Кашина находилась древняя местно чтимая икона Нерукотворенного Образа Спасителя (ныне в ПТ), по преданию принадлежавшая святому. Его тело было найдено и перевезено в Ростов. По летописным свидетельствам, его тело находилось «на вскрытии» (как нетленное). Церковь, в которой он был погребен, была заложена его отцом, В.К. ее достроил. В 1230, когда Ростовский епископ Кирилл (I) отказался от кафедры, В.К. послал к Владимирскому епископу и Великому Князю просить о назначении Ростовским епископом архимандрита Кирилла (II), который, став митрополитом, освятил собор в честь Успения Божией Матери. В храм были перенесены мощи великих чудотворцев Леонтия и Исайи. В соборе правый клир пел по-русски, а левый — по-гречески. Князь покровительствовал Христианскому просвещению, поощрял перепись книг. Своих сыновей он назвал в честь святых страстотерпцев Бориса и Глеба. Княгиня Мария Михайловна после убиения мужа татарами основала в память супруга в километре от Ростова Спасский на Песках Княгинин женский монастырь, в котором были погребены она и сын Глеб. В.К. был почитаем жителями Ростова при жизни и после мученической кончины. Никоновский летописец описывает, что его любила дружина, он был умен и хитер, «лицом красен, очима светел и грозен взором, и паче меры храбр, сердцем же лёгок, а кто ему служил, хлеб его ел, чашу его пил, той за его любовь» не мог уже служить у иного князя. На иконе «Собор Тверских Святых» он изображен молодым и красивым, с открытой головой, в латах; на нем накинут белый плащ, в правой руке его меч. Часть его мощей сохранилась, предположительно находится в церкви с. Васильково под Ростовом Великим, на месте, где по преданию стоял терем княгини Марии.

Владимир Всеволодович (в крещении Димитрий, 1193—1228) — святой (память 4/17 февраля и в Соборе Владимирских святых), благоверный, первый князь Московский, князь Переяславский, Стародубский. Сын благоверного Великого Князя Владимиро-Суздальского Всеволода Юрьевича Большое Гнездо и благоверной Великой Княгини Марии Шварновны (в иночестве Марфы), княжны чешской (по другой версии — осетинской), брат благоверных князей Константина, Георгия, Святослава (Гавриила) и Ярослава (Феодора) Всеволодовичей. Согласно устному завещанию Великого Князя Всеволода, по сведениям поздних источников, В.В. должен был стать обладателем Москвы, однако он получил Юрьев-Польской. В 1199 участвовал в проводах своего младшего брата Святослава, посаженного отцом на княжение в Новгород. В 1201 присутствовал на торжественном освящении церкви Святой Богородицы во Владимирском Успенском Княгинином монастыре, основанном его матерью. В 1205 участвовал в проводах брата Константина, также отправленного отцом на княжение в Новгород. В 1207 участвовал с братьями в большом походе на Чернигов, организованном отцом против Рязанских князей. Во время осады Пронска находился в полку отца. После смерти отца (1212) в междоусобной войне братьев В.В. вначале занимал сторону младших Всеволодовичей — Юрия и Ярослава. После недолгого перемирия братьев В.В. разорвал союз с Юрием и Ярославом и ушел к Константину в Ростов. В 1213, по соглашению со старшим братом, пошел к Волоку Ламскому, а оттуда в Москву, входившую в состав Великого Княжения Юрия. Юрий Всеволодович отдал его удел другому брату — Святославу Всеволодовичу. В 1213 Константин Всеволодович разорил костромские владения Юрия, а В.В. «с москвичи и с дружиною своею» выступил к Дмитрову — уделу Ярослава Всеволодовича, который воевал в то время против Константина около Ростова. Дмитровцы не пустили Московского князя. В новое перемирие В.В. вернул Великому Князю Москву, получив княжение в Переяславле-Русском. В 1215 женился на дочери Черниговского князя Глеба Святославича. В один из набегов половцев на Переяславль был взят в плен. Вернувшись из плена в 1217, В.В. получил от Великого Князя Константина, который к тому времени вытеснил Юрия из Владимира, во владение маленький городок на Клязьме, Стародуб. В.В. сохранил Стародуб после смерти Великого Князя Константина (1218) и возвращения во Владимир Юрия. В 1224 по приказу Великого Князя Юрия В.В. вместе со своим племянником, благоверным князем Ярославским Всеволодом Константиновичем, был отправлен в поход — возможно, это был поход русских войск, прибывших в Новгород из Суздаля, на ливонские земли, о котором свидетельствуют латиноязычные источники. В.В. перед кончиной был пострижен в схиму (стал одним из первых правителей Северо-Восточной Руси, принявших перед смертью монашество), похоронен рядом с родственниками в Успенском соборе во Владимире. Княжеское имя В.В. записано во вседневный синодик собора, а также в некоторые списки синодика нижегородского Печерского в честь Вознесения Господня монастыря. Его вдова и дети погибли в 1238 вместе с Владимирским епископом, священномучеником Митрофаном, во владимирском Успенском соборе при взятии города татарами.

Владимир Всеволодович (Мономах, в крещении Василий, 1052—1125) — святой (Собор всех святых, в земле Российской просиявших), благоверный князь Смоленский (1067), князь Черниговский (1078), Великий Князь Киевский (1113—1125). Сын Великого Князя Киевского Всеволода Ярославича и греческой Княжны Анны (Марии) Константиновны Мономах, дочери Ромейского Императора Константина IX Мономаха; отец святого благоверного Великого Князя Киевского Мстислава. В 1077 В.В. впервые выступил в борьбе с кочевниками — половцами, — выполняя приказ Великого Князя Киевского Изяслава. Среди русских князей снискал себе славу миротворца. Но стремление поддерживать мир между князьями нередко приводило благоверного Князя в самый центр междоусобных войн. В 1078 участвовал в бою на Нежатиной Ниве, где решался междоусобный спор о Киевском княжении, когда его отец стал Киевским Князем. Будучи князем Смоленским, В.В. в этом же году получил от отца в правление Чернигов. Владея им, возвел в своей резиденции замок в Любече с глубокими подземными ходами для хранения сокровищ, запасов продовольствия и воды на случай осады. Но, когда в 1094 князь Олег Святославич явился под стены Чернигова во главе половецкого войска, желая получить город, в котором когда-то правил его отец, В.В. уклонился от сражения и ушел из города с небольшой дружиной в Переяславль, где и княжил, спасая народ от бесчинств половцев. Позже он передал Переяславль своему брату Ростиславу и княжил в Смоленске. Стремился поддерживать мир с удельными князьями, помогал им в борьбе с врагами, например, князю Черниговскому Святославу — с немецким императором Генрихом IV, когда «ходил с дружиною» через Богемию в Силезию. Был одним из инициаторов и активных участников съездов удельных князей в Любече (1097) и в Уветичах (Витичеве) (1100). Отец, Великий Князь Киевский Всеволод, завещал В.В. Великое княжение, но он, не желая возобновления междоусобных войн, отказался, несмотря на свое явное политическое и военное превосходство, и сам провозгласил Великим Князем Киевским своего двоюродного брата Святополка Изяславича, сказав: «Его отец был старше моего и раньше моего княжил в Киеве». Вместе с ним участвовал в походах против половцев. Завещание Великого Князя Всеволода осуществилось лишь после смерти Святополка Изяславичи. Во время восстания киевлян в 1113 против ростовщиков постановлением веча было решено призвать В.В. на княжение с просьбой «спасти от неистовой черни». Подавив смуту, В.В. увидел необходимость разобраться в ее причинах. Выступая примирителем социальных противоречий, он урегулировал ряд норм долгового права. Это нашло отражение в Уставе Владимира Мономаха о резах (т. е. процентах) и было включено позднее в Пространную редакцию Русской Правды. Уставом было улучшено положение должников и закупов (наемников), отменено холопство за долги и установлен точный размер взимаемых процентов для займодавцов (не более 100%). Устав оградил бедноту от произвола ростовщиков и от порабощения людей за долги. Все правление В.В. проходило в борьбе с половцами. Почти двадцать раз он заключал мир с половцами (среди самых известных — 1077, 1093, 1094, 1095, 1101, 1103, 1107, 1110, 1111). В.В. рассматривал половецкие войны как борьбу Христианства с остатками язычества. Во время похода 1111 В.В. «пристави попы своя, едучи пред полком пети тропари и коньдакы Хреста Честнаго и канун Святой Богородици». В.В. подталкивал других князей к тому, чтобы вести в отношении захватчиков наступательную, а не оборонительную политику (походы 1101, 1103 и др.), был инициатором ответных нападений на половцев (1095). Применял тактику глубоких рейдов во вражеские земли с целью уничтожения основных сил противника. При организации походов применял сборы народного ополчения. В итоге всех этих мер половцы отступили, надолго прекратив набеги на Русь, а В.В. стал самым авторитетным правителем на Руси. Активно поддерживал борьбу новгородцев и псковитян против племени чудь на северо-западе (недалеко от Чудского озера); на северо-востоке сын В.В., будущий Великий Князь Юрий Долгорукий, одержал победу против булгар и мордвы. В 1120 окончательно были изгнаны из Руси печенеги. В.В. через своих сыновей управлял ¾ территории Древнерусского государства. По смерти Святополка он получил Туров как киевскую волость. В.В. объединил в своих руках господство над большей частью Руси, за исключением Чернигова, Полоцка и поначалу Волыни. Попытки вооруженного протеста против этого господства со стороны князя Минского Глеба Всеславича (1101—1119) и князя Волынского Ярослава Святополчича (1117—1118 и 1123) закончились для них неудачно: оба князя утратили свои владения и трагически погибли. Победы над мятежными князьями еще более укрепили положение В.В., приобретшего Волынскую землю. Черниговские Святославичи, Давид и Олег, вынуждены были поддерживать тесный союз с В.В., скрепленный уступкой Чернигову в Северской земле Курского Посемья. В 1119 он силой оружия завладел Минским княжеством. В 1118 В.В. вызвал новгородских бояр в Киев и привел их к присяге. Княжение В.В. было временем не только политического и экономического усиления Руси, но и расцвета духовной культуры и литературы. По инициативе В.В. прошло общерусское действо перенесения тремя сильнейшими князьями Руси (самим Великим Князем и Черниговскими Святославичами) мощей святых мучеников князей Бориса и Глеба из деревянной церкви в каменную в Вышгороде под Киевом в присутствии митрополита Никифора, ряда епископов и игуменов киевских монастырей (1115). По повелению В.В. в 1102 раки святых были окованы серебром и золотом. После перенесения и «комары», в которых были установлены раки, были украшены кованными по золоту и серебру изображениями святых князей Бориса и Глеба, а также драгоценными светильниками, сенью и пр. В Киевское княжение В.В. и, очевидно, не без влияния с его стороны была создана окончательная редакция «Сказания о святых Борисе и Глебе». Несмотря на сложные отношения Руси с Ромейским Царством в это время, духовные контакты двух держав не ослабевали. Так, по проложному сказанию о «пренесении честнаго прьста Иоанна Крестителя, десныя его руки, в Русь от Царьграда ... при князи Володимере Мономасе», известно, что В.В. заложил церковь Иоанна Предтечи для сохранения этой реликвии. Известно о построении им в 1117 Борисоглебской церкви на р. Льте (Альте) под Переяславлем Русским — месте, где, по преданию, погиб святой князь Борис (В.В. любил бывать здесь и скончался на этом месте), — и дубового кафедрального собора в честь Успения в Ростове, в меру Успенского собора Киево-Печерского монастыря в память об исцелении В.В. через золотой пояс варяга Шимона (преподобного Симона Печерского), которым отмерялись размеры Печерского храма. По археологическим данным, В.В. после 1115, вероятно, построил еще каменную церковь Спаса на Берестове под Киевом. В.В. даровал Переяславскому епископу Симону холм в Смоленске, находящемся в его юрисдикции, под кафедральный храм и заложил на нем церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы. При В.В. строились церкви, создавались летописные своды, началось составление Печерского патерика, включившего жития Антония и Феодосия Печерских, святой Великой Княгини Ольги, святого Великого Князя Владимира Крестителя, святых князей Бориса и Глеба и других русских князей. В это время игумен Даниил составил описание своего путешествия в Иерусалим. В эпоху В.В. был создан первый официальный летописный свод, первая редакция которого была подготовлена преподобным Нестором Летописцем в Киево-Печерском монастыре (1110—1113). Известны также три произведения самого В.В.: 1) Поучение Владимира Мономаха к детям, свод нравственных и практических заповедей правителя; 2) рассказ о Путях и ловах (автобиография); 3) Письмо к двоюродному брату князю Олегу Святославичу. В.В. был широко образованным, знающим несколько языков правителем. Он хорошо знал богословскую литературу своего времени и свободно владел текстами годового богослужебного круга, что свидетельствует о его проникновенном служении и как верного чада Христовой Церкви. В Поучении он выступает и как поборник умной молитвы, которую человек должен совершать во всякое свободное время, и милостивого отношения ко всем людям, особенно к священнослужителям, Божиим и убогим. По свидетельству митрополита Никифора, В.В. спал на голой земле, носил ветхую одежду и только «в град входя, власти деля» облачался в княжеские одежды; давал своим приближенным богатые пиры «величества ради княжеского», сам же питался хлебом и водой. В.В. стал очень популярным русским Князем еще при жизни, а в устном предании приобрел мифологические черты. Например, о нем как об усмирителе степняков в эпическом ключе повествовал в 1-й пол. XIII в. галицко-волынский летописец: «Володимер Мономах пил золотым шоломом Дон, приемши землю их всю и загнавши оканьныя агаряны». С именем Великого Князя связано предание (1-й пол. XVI в.) о ромейских царских дарах В.В., на основе которого появилось «Сказание о Князьях Владимирских» о греческом происхождении так называемой шапки Мономаха как коронационной инсигнии Русского государства. Погребен в киевском Софийском соборе рядом с отцом (ныне погребения утрачены). В южнославянском Прологе XIII—XIV вв. отцом благоверного Князя Мстислава Великого назван «святой Владимир». Память В.В. отмечена в Кайдаловских святцах (кон. XVII в.) и в «Описании о российских святых» (кон. XVII—XVIII вв.). В старообрядческом Месяцеслове Ионы (Керженского) помещена память с краткой заметкой о житии В.В., где сообщается, что он «в древлеписменных же месяцесловах почитается во святых, памятию марта в 19 день». Канонизация В.В. подтверждена включением его имени в Собор всех святых, в земле Российской просиявших.

Владимир (Володимер) Святославич (в крещении Василий, ок. 960—1015) — святой (память 15/28 июля), равноапостольный, Великий Князь Киевский, Креститель Руси. Сын Великого Князя Киевского Святослава Игоревича и Малуши, ключницы его бабки, святой равноапостольной Великой Княгини Ольги. Воспитывался при ее дворе дядей по матери Добрыней, который был старшим дружинником Князя Святослава. Получил от отца в 970 Новгородское княжение. После гибели в 972 Князя Святослава Киевом управлял Ярополк. В конце 70-х началась усобица братьев. В битве с Князем Киевским Ярополком Святославичем погиб Древлянский князь (Овручский) Олег Святославич (977). В 978 В.С. с помощью дяди Добрыни и варяжского войска выгнал из Новгорода посадника Ярополка, потом напал на Полоцкого князя Рогволода, подчинявшегося Киевскому Князю, убил его и всю его семью и взял в жены его дочь Рогнеду, которая впоследствии родила ему сына Изяслава, а по принятии Христианства, когда В.С. даровал своим бывшим языческим женам свободу, постриглась в монашество. В.С. вокняжился в Киеве, убив Ярополка и взяв его беременную жену-гречанку в наложницы, она родила ему сына Святополка. Великий Князь проводил широкую политику укрепления власти внутри государства и на внешних его границах. В 979 В.С. в борьбе с польским князем Мешко I за приграничную Червенскую Русь приобрел Нервен и Перемышль. В 981—982 обложил вятичей данью. В 983 покорил балто-литовское племя ятвягов, установил контроль над Судовией и открыл путь к Балтике. В.С. объединил северные и южные регионы Руси: в 984 он завоевал земли радимичей, находящиеся между Новгородом и Киевом. В 985 одержал ряд побед над «серебряными», т.е. волжскими, булгарами и обложил данью Хазарию. В 988 В.С. предположительно покорил земли Таманского полуострова и посадил сына Мстислава на княжение в Тмутаракани. В 991 он совершил поход в днестровские земли против белых хорватов. В 994—997 повторил поход против волжско-камских булгар и доходил до пределов Северного Кавказа. Военные неудачи у В.С. были только в отношении степных врагов русских — печенегов, которые кочевали на землях Дикого Поля, к югу от Киевщины, и в течение столетия совершали регулярные набеги на русские области. Сведения о внешнеполитической деятельности В.С. после Крещения создают впечатление, что на смену чрезвычайной военной активности его языческого периода приходит политика, направленная больше на удержание и стабилизацию достигнутого. За годы своего правления В.С. заключил множество договоров с правителями разных стран, среди которых были Стефан I (король Венгрии), Болеслав I Храбрый (король Польши), Олдржих (Удальрих) (король Чехии), Сильвестр II (папа римский), Василий II (Ромейский Император). Есть предположения, что Великий Князь поддерживал германского короля и правителя Священной Римской империи Оттона I. В.С. помогал Ромейскому Императору Василию II в борьбе против узурпатора Варды Фоки. Из скандинавских саг известно, что В.С., как впоследствии и его сын, благоверный Великий Князь Ярослав Мудрый, оказывал свое покровительство представителям норвежской королевской династии, в Новгороде находила убежище Астрид, жена убитого в Норвегии конунга и мать Олафа Трюггвасона, будущего короля Норвегии, да и сам король детство провел на Руси. У В.С. служил ее брат Сигурд. Олаф, пребывая в Новгороде, был воспитан в Христианской вере и, вернув себе власть, стал первым просветителем Христовой веры в Норвегии. Главным деянием В.С., оказавшим влияние на духовное, политическое, социальное и экономическое становление и развитие Руси, признается совершенное его волей Крещение русского народа, вначале в Киеве, затем в вотчине Великого Князя — Новгороде, где посадничал его дядя Добрыня, а потом в других городах. До него дело христианского просвещения Руси (постройка храмов, приглашение проповедников и священства, распространение Христианской литературы) осуществляла святая равноапостольная Великая Княгиня Ольга. Вначале В.С. испытывал веру, приглашая к себе иностранных миссионеров и отправляя своих послов в разные страны. Окончательное решение было принято после того, как Ромейский Император не выполнил обязательства за оказанные русскими воинами военные услуги Ромейской державе. Великий Князь захватил Корсунь и потребовал, чтобы ему отдали в жены греческую Царевну. По брачному условию Великий Князь крестился с именем святителя Василия Великого — небесного покровителя Императора Василия II. В 988 прибывшее на Русь с В.С. и Царевной Анной греческое духовенство крестило киевлян в Днепре. Русь стала одной из митрополий (Киевской) Константинопольского Патриархата, были учреждены первые епархии, строились храмы, основывались первые монастыри. В.С. пытался создать новую внутриполитическую систему управления, опираясь на древнерусский политический обычай: посажение Киевским Князем своих сыновей по волостям соответствовало представлению о государственной территории как коллективном владении княжеского семейства (в силу этого каждый взрослый княжич имел право на удел) и служило своеобразным способом управления территориями из Киева (княжич выступал в качестве посадника, наместника своего сидевшего в Киеве отца) и их Христианизации. В администрировании Великий Князь опирался на совет дружины, посадников и старейшин городов (общин). В летописи есть указания, что В.С. осуществлял первую кодификацию права, но нам известен только Церковный устав В.С., определяющий компетенцию церковных судов. В.С. создал первую государственную финансовую систему Руси: при нем стали печатать золотые и серебряные монеты с портретом самого Князя в уборе греческих Царей. При В.С. было введено повсеместное регулярное книжное учение, так что уже вскоре на Руси появились замечательные мастера слова и знатоки литературы, такие, как один из первых русских писателей, святитель Иларион. При В.С. велось каменное строительство, в том числе храмовое, было основано несколько новых городов. В.С. создал уникальную систему фортификации, которая призвана была защищать Киев от печенегов. Одной из важных особенностей в личной деятельности Князя называют его нищелюбие и широкую благотворительность. В конце жизни В.С. планировал, по-видимому, изменить систему престолонаследия. Согласно традиции, после смерти В.С. Русь должна была быть поделена между всеми его сыновьями, а Киев должен был достаться генеалогически старейшему. Однако политическое сознание В.С. как главы новой единой Христианской державы, видимо, противилось такому механическому дроблению. Он намеревался посадить после себя в Киеве святого князя Бориса, возможно, потому, что он происходил по материнскому роду из болгарского царского дома. Это привело бы к созданию сеньората — номинального политического главенства одного из братьев, вроде того, какой был учрежден по завещанию благоверного Ярослава Мудрого, но такой порядок вызвал протест старших сыновей Святополка и Ярослава. Святополк Окаянный, женатый на дочери Болеслава, под влиянием духовника, католического епископа Колобжегского Рэйберна, в 1013 хотел сместить отца на престоле, а Ярослав, видимо, подчиняясь требованиям новгородской знати, отказался платить дань Киеву. Заговор Святополка в пользу ляхского короля был прямым покушением на историческое существование Русского государства и Русской Церкви; он был раскрыт, и Святополк с епископом и женой Болеславной временно оказался в заточении до притворного покаяния. Ярослава наказать В.С. не успел, при сборах в поход он смертельно заболел. Готовясь к новой борьбе за власть и надеясь в ней на помощь поляков, Святополк пытался скрыть смерть отца. Но патриотически настроенные киевские бояре тайно, ночью, вывезли тело почившего Государя из Берестовского дворца, где сторожили его люди Святополка, и привезли в Киев. В Десятинной церкви гроб с мощами святого встретило киевское духовенство во главе с митрополитом Иоанном. Святые мощи были положены в мраморной раке, поставленной в Климентовском приделе Десятинного Успенского храма рядом с такой же мраморной ракой Царицы Анны. Нет точных данных о начале почитания В.С. В первые годы после его смерти возникла агиографическая традиция, уподоблявшая Князя апостолу Павлу; житийные рассказы об обращении В.С. (ослепшего и чудом исцелившегося по молитвам христиан) встречаются и в западноевропейских памятниках этого времени. В своем «Слове о Законе и Благодати», содержащем элементы акафиста и молебна, митрополит Иларион (XI в.) именовал Князя «блаженным». Возможно, Владимир первоначально поминался вместе со своими сыновьями, святыми Борисом и Глебом. Вероятно, в правление Ярослава Мудрого были уже предприняты определенные шаги для церковного прославления В.С. Эпитет «святой» впервые применяется к нему в Галицко-Волынской летописи. Почитание могло быть связано также с победой новгородцев в Невской битве (1240), которая произошла в день его смерти 15 июля (по ст.ст.). Этот же день отмечен как день его памяти в прологах и богослужебных книгах XIV в. Вероятно, канонизация могла состояться во 2-й пол. XIII в., так как именно этим периодом времени датируется пролог с вставкой из проложного жития святого. В 1311 архиепископ Давид поставил в Новгороде «на воротех» каменную церковь «святого Володимиря». Со 2-й пол. XIV в. почитание Владимира Святославича активно поддерживается Московским Великокняжеским домом. Князья стали принимать крещение во имя В.С. В «Слове о житьи и о преставлении великаго князя Дмитрия Ивановича, царя Рускаго» (кон. XIV — нач. XV вв.) благоверный Князь Димитрий Иоаннович Донской прославляется как «отрасль благополодъна и цвет прекрасный» «царя Володимера, новаго Костянтина, крестившаго Роускую землю». В 1635 митрополит Киевский Петр Могила обрел мощи В.С. из руин Десятинной церкви, что положило начало почитанию его останков, ныне утраченных. Указ Священного Синода 1888 по случаю 900-летия Крещения Руси определил отнести День памяти святого Князя к наиболее значимым — бденным службам. В это же время в России стали строить Князь-Владимирские храмы, наиболее замечательный из которых — Владимирский собор в Киеве. В 1929 Русская Зарубежная Церковь стала чтить этот день общим русским церковно-национальным праздником. В 1957 Русская Православная Церковь учредила орден Святого равноапостольного Великого Князя Владимира. Имя и дело святого равноапостольного Князя связано со всей последующей историей Русской Церкви. Подвиг его продолжили сыновья, внуки, правнуки, владевшие Русской землей в течение почти шести столетий, — от благоверного Князя Ярослава Мудрого, сделавшего первый шаг к независимому существованию Русской Церкви, до последнего Рюриковича, святого Царя Феодора Иоанновича, при котором Русская Православная Церковь стала пятым самостоятельным Патриархатом (1589) в диптихе Православных Автокефальных Церквей.

Всеволод Мстиславич (в крещении Гавриил, ок. 1095/1100—1138) — святой (память 11/24 февраля, 27 ноября / 10 декабря, 22 апреля / 5 мая и в Соборе Псковских святых), благоверный князь Новгородский (1117—1136), Вышгородский (1137), Псковский (1138). Старший сын Великого Князя Мстислава Владимировича и Великой Княгини Христины, дочери шведского короля, внук Великого Князя Владимира Мономаха. Был женат на дочери благоверного князя Святослава Давыдовича, ставшего к этому времени иноком Киево-Печерского монастыря. Посажен отцом княжить в Новгороде (1117—1132), когда самого Мстислава Великий Князь Владимир Мономах перевел под Киев — в Белгород. Стремление Владимира Мономаха и Мстислава Владимировича сделать Новгород, как и Киев, наследственным владением Мстиславичей вело как к усилению попыток контролировать Новгород из Киева, так и к политическим уступкам новгородскому боярству. Посадничество этого периода стало более независимым от княжеской власти. Деятельность князя связана, в основном, с Новгородом, его административная активность была очень велика, об этом свидетельствуют многочисленные свинцовые печати, найденные в Новгородской и сопредельных областях. На обеих сторонах печати были изображены небесные покровители В.М. и его отца Мстислава Владимировича (Архангел Гавриил и св. Феодор), который направлял многие действия Новгородского князя. В.М. ходил в походы на народы (чудь, емь и др.), обложенные Русью данью. В один из таких походов новгородцами был взят Юрьев (1134). Участвовал в общерусской войне против Полоцка (1131). В 1132 после смерти Великого Князя Мстислава Великого его брат Ярополк, в соответствии с внутриполитической линией, намеченной Владимиром Мономахом, перевел В.М. в Переяславль-Русский, ближе к Киеву, что делало В.М., по династическим понятиям того времени, наследником Киевского стола. Против этого решительно выступили младшие Мономашичи: Суздальский Князь Юрий Владимирович и Волынский князь Андрей Владимирович. В.М. вынужден был вернуться в Новгород, где его приняли неохотно и не сразу. В 1134 В.М., несмотря на просьбы о примирении прибывшего в Новгород Киевского митрополита Михаила, с братьями и Черниговскими князьями повел новгородцев в поход против дяди, чтобы посадить брата Изяслава в Суздале. Князь Юрий Владимирович в битве с Мстиславичами на Ждане-горе (близ Переяславля-Залесского) одержал победу. Изяслав Мстиславич получил от Ярополка Волынь, и мир В.М. с Киевом был восстановлен (1135). После этого В.М. предпринял попытки посредничать в примирении Киева и Чернигова. Вероятно, именно с ними связаны поездки в Киев новгородского посадника Мирослава Гюрятинича (1135) и святителя Нифонта (1136). После возвращения епископа Нифонта в Новгород совместное вече новгородцев, псковичей и ладожан лишило В.М. Новгородского стола и заключило его с семьей под стражу, пока не прибыл призванный новгородцами Святослав Ольгович (1136). Причины изгнания В.М. до конца неясны. Новгородская летопись ставит в вину князю, наряду с не совсем понятным «не блюдет смерд», желание сесть в Переяславле в нарушение крестоцелования о пожизненном княжении в Новгороде, что произошло не по его вине, а также переменчивость политики (то союз с Черниговом, то война с ним). Есть предположения, что из-за налоговой политики князя и по ряду других причин мог возникнуть резкий внутренний конфликт В.М. с частью новгородской верхушки, в том числе, возможно, и со святителем Нифонтом. Великий Князь Ярополк Владимирович дал В.М. в держание Вышгород под Киевом, но вскоре к В.М. прибыл новгородский посадник Константин Микульчич, а затем тайное посольство псковичей и части новгородцев, которые убеждали его вернуться в Новгород. Когда В.М. пришел в Псков, в Новгороде произошло столкновение его сторонников и противников, в котором последние одержали верх. Псков отказался поддержать решение новгородского веча и стал готовиться к вооруженному сопротивлению (1137). В это время князь преставился. Погребен в основанном им Свято-Троицком кафедральном соборе Пскова, а псковичи приняли на стол брата В.М. Святополка. Примирение Пскова и Новгорода было достигнуто только после изгнания с Новгородского стола князя Святослава Ольговича (1138). С именем В.М. связаны установления в политической и церковной жизни Новгорода, которые отразились в двух древних законодательных документах — Уставе о церковных судах, людях и мерилах церковных и Уставной грамоте церкви святого Иоанна Предтечи на Опоках (Рукописание князя Всеволода). Последняя регулировала деятельность общины купцов, торговавших воском и медом («Ивановское сто»). Для этой общины он построил церковь Иоанна Предтечи на Петрятине дворище (1134), которую заложил в честь своего сына Иоанна. В.М. заложил в Новгороде Георгиевский собор Юрьева монастыря (1119), но грамоту о материальном обеспечении обители издал его отец, а Новгородский князь упоминается в документе только как даритель серебряного блюда. Известны жалованные грамоты В.М. Юрьеву монастырю на земельные владения (1134). Вместе с данной тогда же дарственной Изяслава Мстиславича, брата В.М., новгородскому Пантелеймонову монастырю эти грамоты составляют корпус древнейших на Руси княжеских актов, связанных с земельными пожалованиями Церкви. В Новгороде В.М. построил еще храм Успения Пресвятой Богородицы на Торгу (заложена в 1135). В первые годы княжения В.М. в Новгороде, скорее всего, при его дворе и по его заказу, был составлен новгородский летописный свод, соединивший раннее новгородское летописание с киевским и легший в основу последующего новгородского владычного летописания. Согласно Житию В.М., составленному во 2-й пол. 50-х XVI в., его племянник, Новгородский Князь Ярослав Владимирович, присутствовал в Пскове при перенесении мощей своего дяди из церкви Димитрия Солунского в Троицкий собор (1192), которое сопровождалось чудесным явлением святого князя в видении. Это событие было, вероятно, связано с постройкой нового каменного собора на месте бывшего, деревянного, из которого мощи на время строительства изымались. Видимо, тогда же и произошла местная канонизация В.М.; князь почитался под своим крестильным именем Гавриил. В общерусский Собор святых В.М. включен Собором 1549. В Слове об обретении мощей В.М. рассказывается, что за день до того, как обрушился свод собора (1363), пономарю во сне явился святой и повелел вынести из храма иконы, сосуды, книги. При разрушении его мощи не пострадали, откололась только небольшая частица от главы, которую в 1583 положили в серебряный ковчег. В летописи зафиксированы и другие чудеса от мощей святого. Большинство чудес повествует об исцелениях от глазной, «студеной» и «огненной» болезней. При Императорах мощи благоверного князя хранились под спудом, с установленной над ними в 1583 ракой. После революции они были вскрыты, а рака уничтожена. Сегодня святые мощи почивают в одной из уцелевших рак XIX в. на прежнем месте в псковском Троицком соборе. Уже через несколько десятилетий после смерти В.М. память о нем начинает приобретать черты героической стилизации, а его правление представляется цветущей эпохой в истории Новгорода. Так, в посмертной Похвале Новгородскому князю, благоверному Мстиславу Ростиславичу Храброму, его подвиг по защите Новгорода сравнивается с деяниями В.М. Псковские источники трактуют образ князя в соответствии с чаяниями псковичей о своей независимости. В его древнее Житие включен эпизод о том, что после кончины князя новгородская депутация пыталась вывезти тело для погребения в Новгород, но «не подвижеся рака с места своего». По древнейшей редакции «Повести о Довмонте» (XIV в.), а также по псковскому летописанию (с 1323) во времена военных испытаний псковичи всегда обращались с молитвой к В.М., имя святого находится рядом с благоверным князем Довмонтом Псковским. Идейная близость образов В.М. и Довмонта в псковской традиции XIV—XVI вв. подчеркивается и тем обстоятельством, что Житие В.М. анахронично представляет князя вслед за Довмонтом «оборонителем и забралом граду Пскову от поганых немец». В 1581, во время осады Пскова войсками короля Стефана Батория, старец псковского Покровского монастыря Дорофей видел около угловой Покровской башни, на месте будущего штурма, Пресвятую Богородицу, Которую умоляли о спасении города равноапостольный Князь Владимир и Псковские святые, в их числе и В.М. Его мощи были принесены на место сражения, отслужили молебен, и к концу дня штурм был отбит. Своеобразная «парность» почитания святых В.М. и Довмонта в Пскове подчеркивается и характерной деталью — появлением над захоронением В.М. меча, каковой был и над погребением скончавшегося в 1299 князя Довмонта в Троицком соборе. Клинок меча В.М. с латинской надписью «Honorem meum nemini dabo» (Чести своей никому не отдам) изготовлен в Европе (XV в.), смонтирован с рукоятью в XVI в. (ныне в ПИАМ). Царь Иоанн Васильевич Грозный, молившийся у раки В.М. в 1569, «удивися мечя его величествию». На столпе около раки рядом с мечом находилась древняя икона князя, прославившаяся чудотворениями в XVI в. В XIX в. в Пскове ежегодно в праздник Преполовения совершался крестный ход из Троицкого собора с образом В.М. и Чирской иконой Божией Матери на р. Великую, где освящалась вода. Во главе осеннего крестного хода, учрежденного в 1813 в память избавления Псковской и Санкт-Петербургской губерний от нашествия французских войск, торжественно несли мечи В.М. и Довмонта, икону В.М. и ковчег с частицей мощей святого. 27 ноября в Пскове ежегодно совершался крестный ход вокруг города в память о В.М.

Всеволод Юрьевич (Большое Гнездо, в крещении Димитрий, 1154—1212) — святой (память 15/28 апреля и в Соборе Владимирских святых), благоверный, Великий Князь Киевский (1173), Великий Князь Владимирский (1176—1212). Сын Великого Князя Киевского Юрия Долгорукого от его второй супруги Елены (предположительно греческой Царевны, дочери Императора Мануила I Комнина), единокровный брат благоверного Великого Князя Владимирского Андрея Боголюбского. В честь его рождения Великим Князем Юрием Владимировичем был заложен Дмитров. В 1162 вместе с матерью и братом покинул Русь, жил на попечении Ромейского Императора Мануила. В 15-летнем возрасте вернулся на Русь и в 1169 вместе с другими подручными князьями принял участие в походе на Киев, предпринятом братом, Великим Князем Владимирским Андреем Юрьевичем. Вместе с братом, Торческим князем Михаилом, действуя по повелению своего старшего брата, Великого Князя Киевского Глеба Юрьевича, с помощью берендеев и торков одержал победу на р. Буг над половцами (1171). В 1173 Михаил Юрьевич, управлявший Киевом по воле Андрея Боголюбского, посадил В.Ю. вместе с Ярополком Ростиславичем наместниками в Киеве. Они были вскоре пленены захватившими город Смоленскими Ростиславичами и выкуплены из плена Михаилом. В момент гибели Андрея Боголюбского (1174) В.Ю. вместе с Михаилом Юрьевичем находился в Чернигове у князя Святослава Всеволодовича и выступил против сыновей старшего сына Юрия Долгорукого — Мстислава и Ярополка, которые в обход дядей приняли предложение суздальского боярства княжить во Владимире и Ростове. В.Ю. получил в княжение Переяславль-Залесский, а Великим Князем Владимирским стал Михаил, после смерти которого (1176) владимирцы присягнули В.Ю., но ростовцы пригласили из Новгорода князя Мстислава Ростиславича, который пошел на Владимир. В.Ю. одержал победу на Юрьевском поле, за р. Гзою, Мстислав бежал к мужу своей сестры, Рязанскому князю Глебу Ростиславичу, тот выступил в поход, но был разбит В.Ю. на р. Колокше в 1177, попал в плен, так же как и Ростиславичи, которые, в итоге, были ослеплены владимирцами, а потом исцелились у мощей князей-страстотерпцев Бориса и Глеба в Смядынском монастыре. В конце 70-х Ростиславичи оказались на княжении в Новгороде и области, их поддерживал князь Черниговский Святослав. Изганные князья делали набеги на владимиро-суздальские земли, а Новгород отказывался платить дань Великому Князю Владимирскому. В карательных походах войска В.Ю. сожгли Волок Ламский, несколько раз разоряли Торжок (взяли в плен оставшегося в живых князя Ярополка), депутации новгородских бояр задерживались во Владимире. После этих мер новгородцы покорились, изгнали сына Черниговского князя Владимира Святославича и пригласили свояка В.Ю. Ярослава Владимировича (1182), после чего В.Ю. старался сохранять свое присутствие в Новгороде через своих представителей (с 1200 — своих сыновей). Тогда же В.Ю. отпустил из плена Глеба Святославича и восстановил с его отцом мир. В.Ю. также удалил из своей волости племянника Юрия Андреевича и, в итоге, занял лидирующее положение среди всех прочих князей династии Рюриковичей, хотя и был вынужден постоянно защищать свой статус вооруженным путем и дипломатией. Подчинил себе Рязанских князей (походы 1180, 1187 и 1207), принял под свое покровительство Галицкого князя Владимира Ярославича (1190), распространил влияние на Поросье (1196—1202), удержал в великокняжеском владении Переяславское княжество. Во главе княжеской коалиции вынуждал Черниговских Ольговичей отказаться от претензий на Киев (1196) и, в итоге, установил контроль над древними южными столицами — Киевом и Черниговом, а также Переяславлем-Русским (где в последние годы правили сыновья В.Ю.), выступая в качестве арбитра в усобицах между Смоленскими, Галицко-Волынскими и Черниговскими князьями (1202—1210). Таким образом, В.Ю., ставший после смерти Великого Князя Киевского Святослава Всеволодовича «старейшим в Володимере племени» (т. е. единственным здравствующим из внуков Князя Владимира Мономаха), имея политическое и экономическое влияние, воспринял авторитетные полномочия власитетеля Руси. Во внутренней политике В.Ю. продолжал линию, намеченную братом, благоверным Князем Андреем Боголюбским, следуя которой старался опираться на новые города, где боярство до него было относительно слабым, и укреплять новый социальный слой — служилое дворянство. В.Ю. продолжал борьбу с Волжской Булгарией и мордвой (походы 1184 и 1186). С сыном Константином ходил на половцев (1200). В.Ю. стал первым русским удельным Князем, которого с целью подчеркнуть его политическое значение стали именовать «Великим Князем» (по летописным данным, с кон. 80-х XII в.). Великокняжеский титул впоследствии закрепился за преемниками В.Ю. на Владимирском столе. Под покровительством В.Ю. в Суздальской земле в кон. XII — нач. XIII вв. было составлено несколько летописных сводов, ставших основой последующего летописания Северо-Восточной Руси. Большие фрагменты владимирского летописания были включены в Киевский свод 1200. Некролог В.Ю. в Летописце Переяславля-Суздальского прославляет Князя за то, что он «не токмо единой Суждалской земли заступник бе, но и всем странам земля Роусьскыя». «Слово о погибели Русской земли» (сер. XIII в.) поставило В.Ю. во главе всей Русской земли. В.Ю. оказывали знаки уважения европейские монархи, в частности, император Священной Римской империи Фридрих I Барбаросса. В.Ю. заботился об укреплении Русской Церкви. После смерти епископа Леонтия он настоял, чтобы на Ростовскую кафедру был поставлен епископ из русских, вопреки воле митрополита Никифора II, успевшего уже посвятить на нее своего кандидата Николу Гречина. Только по ходатайству Великого Князя Киевского Святослава, к которому обратился В.Ю., Киевский митрополит согласился поставить на Ростовскую кафедру Луку, игумена Спасского монастыря на Берестове (1185). После его смерти Ростовским епископом стал по предложению В.Ю. духовник Князя, святитель Иоанн (1190). В конце 90-х под влиянием В.Ю. была создана независимая от Чернигова Муромская и Рязанская епархия во главе с епископом Арсением. В 1198 по настоянию В.Ю. на Переяславскую кафедру был поставлен епископ Павел. По инициативе Князя в Северо-Восточной Руси было развернуто активное строительство храмов и крепостных сооружений. Во Владимире с участием немецких мастеров был возведен собор великомученика Димитрия Солунского — домовый храм княжеской семьи, в котором были помещены принесенные из Солуни «доска гробная» с раки великомученика Димитрия и сорочка святого. Деревянные храмы в честь небесного покровителя В.Ю. были возведены в Дмитрове и Москве. Во Владимире при В.Ю. был перестроен и расширен пострадавший от пожара в 1185 Успенский собор (освящен в 1189), появились храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы и надвратная церковь во имя Богоотец Иоакима и Анны. В Суздале русские мастера заново отстроили Успенскую церковь. Продолжилось строительство обителей: во Владимире отстроены мужской монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы и женский Княгинин в честь Ее Успения; в Ярославле — мужской в честь Преображения Господня и др. Над образами и фресками для церквей и монастырей работали артели греческих и русских иконописцев. На протяжении ряда лет были обновлены или сооружены укрепления в Суздале, Владимире, Переяславле-Залесском, Москве, Дмитрове, Городце (Радилове) на Волге и в др. городах Северо-Восточной Руси, а также в родовой «отчине» В.Ю. Городце (1ородке) на р. Остёр, на территории Переяславского княжества. В правление В.Ю. Владимирская икона Божией Матери окончательно стала главной святыней Северо-Восточной Руси. В 1208 В.Ю. выделил сыну Константину ряд городов Северо-Восточной Руси с центром в Ростове. Незадолго до смерти В.Ю. решил поделить Владимирское княжество между ним и братом Юрием, которому отходил Ростов, чему Константин воспротивился. Тогда Великий Князь по совету бояр из разных городов и митрополита Иоанна передал старшинство Юрию. После смерти В.Ю. в Северо-Восточной Руси образовались удельные княжества: Суздальское, Переяславское (с Тверью, Дмитровой), Ростовское (с Белоозером, Устюгом), Ярославское, Угличское, Юрьевское, Стародубское. Скончался В.Ю. после воскресной Божественной Литургии, был погребен во владимирском Успенском соборе, напротив саркофага своего брата, благоверного Великого Князя Андрея Боголюбского; отпевание возглавил Ростовский епископ Иоанн. В источниках отмечались воинская доблесть и военно-политическое могущество, а также личное смирение и справедливость В.Ю. Летописец писал о его религиозности и нищелюбии, о том, что Князь судил судом истинным и нелицемерным. Имя В.Ю. было внесено во вседневные соборные синодики главнейших городов Северо-Восточной Руси. В грамоте Царя Иоанна Васильевича Грозного клирикам Успенского собора излагался порядок поминания архиереев, Великих Князей и Княгинь, их детей и внуков, чьи останки почивали во Владимире. О поминании В.Ю. в грамоте написано, что «по Великом Князе Димитрии-Всеволоде Георгиевиче в год пети две панихиды большия с ужинами, на преставление его апреля в 15 день, а другую на память его октября 26 дня» (последняя память — праздник великомученика Димитрия). В XVII в. над захоронением В.Ю. был помещен надгробный лист, составленный в Москве в окружении патриарха Иосифа. Он содержал на основе сведений, близких к тексту Симеоновской летописи 40-х XVI в., краткую биографию и описание богоугодной деятельности Князя, особенно подчеркивалось его покровительство главному городу княжества Владимиру, который «оттоле наречеся Богородичен». Во 2-й пол. XVII—XVIII вв. этот рассказ входил в сборники исторического содержания, в 1670 был включен в список Степенной книги старшего извода Пространной редакции. Под 15 апреля память В.Ю. отмечена также и в Кайдаловских святцах (кон. XVII в.). В XIX в. над ракой В.Ю. горело пять лампад. Мощи Князя были освидетельствованы в 1882, во время реставрационных работ в Успенском соборе.

Всеволод Юрьевич (в крещении Димитрий, 1212—1238) — мученик, благоверный (память 4/17 февраля и в Соборе Владимирских святых) князь Новгородский (1221, 1223). Сын мученика, благоверного Великого Князя Владимирского Юрия Всеволодовича и мученицы, Великой Княгини Агафии Всеволодовны. Назван в честь деда — Князя Владимирского Всеволода Большое Гнездо. Небесным покровителем В.Ю., как и деда, а также дяди благоверного князя Владимира Всеволодовича, был великомученик Димитрий, почитание которого получило широкое распространение на Руси благодаря Князю Всеволоду Большое Гнездо. В 1221 Князь Юрий отпускал В.Ю., еще ребенка, с руководителями-боярами к новгородцам на княжение, по их просьбе. Вскоре прислал ему в помощь брата Святослава, совершившего при поддержке новгородцев и литовцев удачный поход на земли вокруг ливонского замка Кесь. Но бояре, бывшие при юном князе, не ужились с новгородцами, и ему пришлось уйти к отцу во Владимир. Вместо него в Новгород был направлен брат Князя Юрия, князь Переяславский Ярослав, который тоже не задержался долго, на его место снова вернулся В.Ю. В ходе конфликта в 1224 Князя Юрия с частью новгородских бояр В.Ю. вторично покинул Новгород, остановился в Торжке, куда с войсками пришли сам Юрий, его брат, князь Ярослав Всеволодович, а также их союзники — благоверный князь Ростовский Василько Константинович и благоверный князь Черниговский Михаил Всеволодович, который и занял в результате переговоров новгородский стол, а В.Ю. снова вернулся во Владимир. В.Ю. принимал участие в ряде торжественных церковных событий, имевших большое значение для духовной жизни Руси: в 1219 во Владимире князь присутствовал при освящении Суздальским епископом, святителем Симоном соборной церкви мужского монастыря в честь Рождества Пресвятой Богородицы, в 1227 — при поставлении на Владимирскую кафедру священномученика Митрофана, в 1230 участвовал в перенесении мощей мученика Авраамия Болгарского в Успенский собор Владимирского Княгинина в честь Успения Пресвятой Богородицы женского монастыря. В 1232 во главе рати русских князей по приказу отца В.Ю. совершил удачный поход на мордву, беспокоившую окраины Руси. В кон. 1237 — нач. 1238 принял активное участие в отражении нашествия на Русь войск хана Батыя. В 1237 с владимирским воеводой Еремеем Глебовичем и всеми людьми послан был к Коломне встретить татар. Вместе с князем Коломенским Романом Ингваревичем В.Ю. заперся в городе. Татары после крепкой сечи ворвались в город, убили Романа и многих дружинников, В.Ю. потерял воеводу, а сам с малой дружиной ушел во Владимир. Князь Юрий поехал собирать войска, а В.Ю. и другого своего сына, Мстислава, оставил организовывать оборону города и встречать татар. Подойдя в начале 1238 к Владимиру, татары перед штурмом подвели к Золотым воротам их брата, князя-мученика Владимира Юрьевича, взятого ими в плен в Москве, предлагая горожанам сдаться в обмен на его жизнь, но братья отказались. Пораженные мученической кончиной брата, князья предложили дружине и воеводе Петру дать бой татаро-монголам за стенами Владимира: «Луче ны есть оумрети пред Золотыми враты за святую Богородицю и за правоверную веру христьяньскую». Однако владимирцы не поддержали князей. После тщательной подготовки татар к осаде города В.Ю. и владыка Митрофан поняли, что города не отстоять и начали приготовляться к смерти. В.Ю. с женою и многие бояре приняли схиму. Когда монголы захватили укрепления Нового города, В.Ю. и Мстислав перешли в Печерний город, где в стенах Успенского собора вместе с священномучеником Митрофаном укрылась великокняжеская семья, а потом из-за невозможности продолжать сопротивление решились отправиться на переговоры с ханом Батыем. Братья думали умилостивить Батыя, выйдя в ханскую ставку за городом с малой дружиной, с дарами, но Батый не пощадил их молодости и велел зарезать перед собою. Тела князей похоронили в Георгиевском приделе Успенского собора (останки были освидетельствованы в ходе реставрации Успенского собора в 1882). Подробный рассказ о гибели князей содержится в Ипатьевской летописи. Имя В.Ю. было записано в митрополичий вечный синодик, оно фигурирует в синодиках Успенского собора Московского Кремля, в некоторых списках синодика нижегородского Печерского в честь Вознесения Господня мужского монастыря. В грамоте Царя Иоанна Васильевича Грозного клирикам Успенского собора, где изложен порядок поминания святителей, князей, княгинь и их детей, чьи останки почивают во Владимире, в частности, записано: «Великого князя Георгия Всеволодича по детех по Владимире, по Всеволоде, по Мстиславле в год по всех одна панахида на их память февраля в 7 день», «правити по государеву указу средния понахиды против того, как на Москве по удельных князех». В 1557 в Константинополь вместе с греческими иерархами было отправлено русское духовенство к патриарху Иоасафу II, которому вручили текст царского синодика, содержавший в том числе имя В.Ю. В 1645, в связи с перенесением мощей Великого Князя Юрия Всеволодовича, в окружении патриарха Иосифа были составлены «листы» для помещения над княжескими гробницами во Владимирском Успенском соборе. «Лист над гробом Всеволода и Мстислава Георгиевичев», содержащий сведения о гибели князей, неоднократно копировался во 2-й пол. XVII—XVIII вв. Текст включен в список 1670 Степенной книги, хранившийся в конце XVII столетия в Успенском соборе. О возможном причислении В.Ю. сонму святых во 2-й пол. XVII в. свидетельствует упоминание о нем в «Описании о российских святых». Имя В.Ю. указано в старообрядческом Месяцеслове Ионы (Керженского) под 4 февраля в числе благоверных князей, «убиенных от татарского воинства». Князь упоминается и в кратком Житии Князя Юрия Всеволодовича, помещенном в «Алфавите русских святых» монаха Ионы. Имя В.Ю. было включено в Собор Владимирских святых, празднование которому было установлено в 1982 по благословению Владимирского и Суздальского архиепископа Серапиона (Фадеева).

Г

Глеб Владимирович (в крещении Давид, ок. 987—1015) — святой (память 2/15 мая, 24 июля / 6 августа, 5/18 сентября, в Соборах Владимирских, Ростово-Ярославских, Рязанских, Тульских святых), страстотерпец, благоверный князь Муромский (ок. 1013—1015). Сын святого равноапостольного Великого Князя Киевского Владимира и болгарской царевны, родной младший брат святого страстотерпца князя Ростовского Бориса Владимировича. Братья были воспитаны в Христианском благочестии и получили хорошее образование. Г.В. подражал Борису в любви к чтению Священного Писания, трудов Отцов Церкви, житийной литературы, разделял с братом его стремление посвятить жизнь служению Богу. Отец дал Г.В. в держание Муромскую землю, которая входила в Ростовский удел, так что на время пребывания Ростовского князя в Киеве Г.В. был как бы наместником в Северо-Восточной Руси одновременно отца и брата. После убийства Бориса (см. подробности в статье о нем) Г.В. получил от четвертого брата — благоверного князя Новгородского Ярослава Владимировича (Мудрого) — известие о смерти отца, о занятии Киева Святополком, об убийстве им Бориса и о намерении убить и самого Г.В. Как гласит житие, убийцы, посланные Святополком, подкравшись к княжескому кораблю, захватили святого и обезоружили всех его слуг, когда князь со слезами молился об отце и брате. По принуждению убийцы, по имени Горясер, князя убил его повар, по имени Торчин, зарезав ножом. Труп князя бросили на берегу, между двумя колодами. Г.В. был убит на пути в Киев, близ устья р. Смядыни, у Смоленска. В 1019, когда Ярослав занял Киев, по его приказу тело Г.В. было отыскано, привезено в Вышгород и погребено вместе с телом Бориса у церкви святого Василия. О прославлении и почитании святого мученика см. в статье о Борисе Владимировиче.

Глеб Юрьевич (?—1171) — князь Курский (1147), Каневский (1149), Переяславский (1155—1169), Великий Князь Киевский (1169, 1170—1171). Сын Великого Князя Юрия Долгорукого и половецкой княжны, дочери хана Аепы Осеневича. В бурных событиях XII в. Г.Ю. проявил себя как воинственный и деятельный князь. Поначалу он выступал как помощник отца, впоследствии поддерживал своего старшего брата, благоверного Князя Андрея Боголюбского. Впервые упоминается в летописи в 1146, в связи со смертью брата Г.Ю., князя Колческого Ивана. Г.Ю. с братом, благоверным князем Туровским Борисом, отправили тело брата в Суздаль. В 1147 вместе со своим отцом Г.Ю. выступил против Великого Князя Киевского Изяслава Мстиславича, приходившегося Г.Ю. двоюродным братом. В 1147 Князь Юрий Долгорукий послал Г.Ю. на помощь князю Черниговскому Святославу Ольговичу. С ним он ходил к Мезенску и Кромам, а после убийства бывшего Великого Князя Игоря Блаженного в Киев, на Князя Изяслава Мстиславича, занял Курск и Посемье, сдавшиеся ему добровольно, и посадил там наместников. Ему удалось отбить у Князя Изяслава Мстиславича Остерский Городец, откуда он безуспешно пытался взять Переяславль-Южный. В 1148 Князь Изяслав осадил его в Городце, и Г.Ю. ушел к князю Черниговскому Владимиру Давыдовичу. После того, как Юрий Долгорукий первый раз сел на киевское княжение (1149), Г.Ю. стал отцовским наместником в Каневе, отец отдал ему также Пересопницу и Дорогобуж, чтобы он стерег западные границы Русской земли от Изяслава Мстиславича. В 1150, застигнутый Князем Изяславом у Пересопницы, едва избежал плена и ушел к Ушеску. В 1151 получил от Мстиславичей Переяславль, а после изгнания Князя Юрия Долгорукого из Киева был снова переведен в Остерский Городец. В 1152 потерял этот город, который Мстислав Изяславич сровнял с землей. В 1154 Г.Ю. по поручению отца нанял половцев и снова попытался овладеть Переяславом. После смерти Великого Князя Изяслава Мстиславича (1155), когда Киевом завладел Князь Изяслав Давидович, Г.Ю. вместе с ним сражался против князя Смоленского Ростиславом Мстиславича, призванного киевлянами на княжение. После победы и уступки киевского стола Изяславом Давыдовичем Князю Юрию Долгорукому снова получил Переяславль. В 1157—1161 действовал в союзе со своим тестем, Князем Изяславом Давыдовичем, против Мстиславичей. После смерти Князя Изяслава (1161) по приказу Великого Князя Киевского Ростислава Мстиславича стоял в 1166 с другими князьями в Каневе для прикрытия от половцев торговых людей на Днепре — князья обеспечивали безопасное возвращение торговых караванов из Греческого Царства, так называемых «гречников и залозников». В 1168 участвовал в общерусском походе против половцев и разгроме их на р. Орели, в 1169 — в ополчении, отправленном благоверным Князем Андреем Боголюбским на Киев. По изгнании Князя Мстислава Изяславича из Киева занял по повелению Князя Андрея Киевский престол, оставив Переяславль сыну Владимиру. В 1170, встревоженный вестью о подходе войск князя Мстислава Изяславича с половцами к Киеву, Г.Ю. отправил против половцев брата Михаила, а сам дожидался его в Переяславле. Тем временем пришел Мстислав Изяславич и захватил Киев. В этот раз он просидел в Киеве недолго, так как все Ростиславичи ополчились против него, и по его изгнании Г.Ю. вторично сел в Киеве. Когда в 1171 в пределы Киевской земли вновь вторглись половцы «и взяша множьство сел за Кыевом с людми и скоты и с коньми», Г.Ю. был тяжело болен. Потому он послал против половцев братьев Михаила и Всеволода с берендеями и торками, которые разгромили степняков и освободили полон. Предположительно Глеб был отравлен киевлянами, как и его отец. Великий Князь Андрей Боголюбский требовал от его преемника, князя Романа Ростиславича, расследования и выдачи подозреваемых в отравлении брата, что так и не было сделано. По свидетельству летописи, Глеб был «братолюбец, свято соблюдал крестное целование, отличался кротостью и благонравием, любил монастыри, почитал иноческий чин, щедро подавал милостыню нищим». Похоронили его рядом с отцом в Киеве, в Спасском монастыре (у Спаса в Берестове).

Д

Давыд Святославич (ок. 1050—1123) — благоверный князь Переяславский (1073—1076), Муромский (1076—1093), Смоленский (1093—1095 и 1096—1097), Новгородский (1094—1095), Черниговский (1097—1123). Сын Великого Князя Киевского Святослава Ярославича и Оды, сестры епископа Трирского Буркхарда, внук святого благоверного Ярослава Мудрого, племянник святого благоверного Князя Владимира Мономаха. После вокняжения отца в Киеве (1073) сел в Переяславле-Южном. После смерти отца (1076) был вынужден уйти в Муром. В 1093 получил от Великого Князя Киевского Святополка Изяславича Смоленск. В 1095 Д.С. был, видимо, изгнан из Смоленска в Новгород Великим Князем Святополком Изяславичем и благоверным Князем Владимиром Всеволодовичем Мономахом, вероятно, для того, чтобы ослабить брата Д.С. Олега Святославича. На Новгородском столе его быстро сменил сын Мономаха, благоверный Мстислав Великий. В войне между братом и Владимиром Мономахом Д.С. не принимал участия. Летописец отмечает, что после победы над Олегом под Стародубом (1096) Владимир Мономах и Святополк потребовали от него идти «к брату своему Давыдови» и затем вместе с братом ехать в Киев на Княжеский съезд. Олег не послушался и продолжал войну до своего поражения (1097), причем смоляне не хотели ему оказывать помощь. Д.С. участвовал в съезде в Любече (1097). По условиям договора, заключенного князьями, «Святославля отчина», прежде всего Черниговская земля, признавалась наследственным совместным владением Святославичей — Д.С., Олега и Ярослава. Очевидно, собственно Чернигов отходил Д.С. как старшему среди братьев (Олег в результате поражений в войне с Мономашичами потерял на него право), Олег получил Новгород-Северский, а Муромская и Рязанская земли достались младшему Ярославу. После ослепления князя Василька Теребовльского Великим Князем Святополком и Давыдом Игоревичем Д.С. с братом Олегом и Владимиром Мономахом, выступив в защиту, добились, чтобы Святополк Изяславич наказал Давыда Игоревича. Д.С. с сыном Святославом поддерживал Великого Князя в его войне против Ростиславичей. Д.С. принимал участие в двух княжеских съездах в Уветичах (Витичеве) близ Киева (1100). Эти съезды положили конец кровавой междоусобной войне: по решению князей Владимир-Волынский был отобран у Давыда Игоревича как главного виновника войны и заменен Бужском, при этом Давыд Игоревич получил компенсацию и от Святополка, и от Владимира Мономаха, и от братьев Святославичей: последние передали ему 200 гривен — своего рода отступное за отказ от любечских соглашений, скрепленных их крестным целованием. Д.С., видимо, был готов принять участие и в походе против князей Ростиславичей сразу же после Витичевского съезда вместе со Святополком, однако твердая позиция Владимира Мономаха предотвратила новую войну. В 1101 в союзе с Володарем Ростиславичем опустошал польские земли. С братом Олегом участвовал в съезде князей на Золотче (близ Киева) и в последовавшем затем заключении мира с половцами (1101), по нарушении его выступил (уже без брата) в большой поход русских князей на половцев, закончившийся грандиозной победой на р. Сутени (1103). Участвовал и в других походах на половцев (1110, 1111). Д.С., несомненно, признавал авторитет Князя Владимира Всеволодовича Мономаха. После смерти Великого Князя Киевского Святополка Изяславичи (1113) он не предпринял никаких попыток занять Киевский стол, хотя, как сын Князя Святослава Ярославича и старший из оставшихся в живых внуков Ярослава Мудрого, мог претендовать на это. Судя по косвенным показаниям источников, и Д.С., и Олег поддержали избрание на Киевский стол Владимира Мономаха. Продолжал Давыд поддерживать Мономаха и после смерти брата Олега (1115). Д.С. входил в коалицию князей под главенством Владимира Мономаха, направленную против Минского князя Глеба Всеславича. Д.С. вместе с сыном Мономаха Ярополком взял Друцк (1116). В том же году он посылал своего сына Всеволода вместе с тем же Ярополком на Дон против половцев: князья взяли три половецких города — Сугров, Шарукань, Балин. Д.С. ходил с Владимиром Мономахом, Володарем и Васильком Ростиславичами на князя Волынского Ярослава Святополчича, вознамерившегося развестись с внучкой Мономаха. Союзники вынудили Ярослава отказаться от своего намерения (1117). Это последнее известие о военных действиях Черниговского князя. Скончался он в Чернигове. Древние источники восхваляют миролюбие Д.С.; благодаря его умению вести дипломатические отношения с остальными князьями, Черниговское княжество пребывало в покое все время его правления. Д.С. унаследовал от дяди, Великого Князя Всеволода Ярославича, глубокую религиозность и во всех делах советовался с Черниговским епископом Феоктистом, который еще в бытность свою игуменом Киевского Печерского монастыря был духовником жены Черниговского князя. В 1115 Д.С. вместе с братом Олегом и сыновьями присутствовали во время перенесения мощей Бориса и Глеба в новый каменный храм в Вышгороде. После внесения рак с мощами Великий Князь Киевский Владимир Мономах пожелал поставить их посередине храма и над ними устроить серебряный терем, но Святославичи предложили разместить святые мощи в нишах-аркасолиях. Спор был решен жребием на алтаре в пользу Черниговских князей. Именно Д.С. в конце жизни построил первый храм в честь Бориса и Глеба в Чернигове, который не был связан с местом их смерти или погребения. По преданию («Слово о Князьях»), при чтении отходных молитв епископом Феоктистом над тяжело больным князем, на грудь умирающего сел голубь и исчез только с отходом души. По тому же преданию, похоронили князя не в Спасо-Преображенском соборе, где почивали остальные Черниговские князья, а в построенном им храме, следуя звездному знамению на небе. Чудеса продолжались и во время погребения: солнце не зашло до тех пор, пока тело князя не было опущено в новую раку. Однако есть свидетельство (Киево-Печерский патерик в редакции печерского игумена Иннокентия Гизеля), что Д.С. «положен бысть честне в Печерском монастыре в пределе святого первомученика Стефана». Дети его были набожны, основывали монастыри и украшали их церквями, сами принимали постриг, один из сыновей — Святослав — стал иноком Киево-Печерского монастыря и причислен к лику Русских святых (преподобный Никола Святоша). В некоторых источниках Д.С. также именуется святым, в том числе в житии его сына Святослава. В «Слове о Князьях» вместе с сыном уподобляется святым братьям Борису и Глебу за миротворческую деятельность. Д.С. признается местно первым святым Черниговско-Северской земли. Сохранилось изображение князя — на известном портрете семьи Князя Святослава Ярославича на миниатюре Изборника Святослава Д.С. изображен в числе четырех старших сыновей Князя, причем следует третьим — после Глеба и Олега, но перед Романом.

Довмонт (Домант, в крещении Тимофей, ?—1299) — святой (память 7/20 мая и в Соборе Псковских святых), благоверный князь Нальщинайский (Нальщанский, ?—1265), Псковский (1266—1299). Был родом из Литвы, ревностно исповедовал язычество. После смерти князя Литовского Миндовга (возможно, Д. и был его убийцей из-за того, что князь Литовский отобрал жену Д.) начались междоусобья между литовскими князьями, Д. был вынужден бежать из Литвы и с 300 литовскими семьями пришел в Псков (1265). Здесь, приняв со всей своей свитой святое Крещение, вскоре был выбран псковичами князем. Через брак с дочерью Великого Князя Димитрия, внучкой благоверного Великого Князя Александра Невского (память 23 ноября и 30 августа), благоверной Княгиней Марией (в иночестве стала Марфой) он породнился с русским Великокняжеским родом. Князь Довмонт, как и святой Александр Невский, был славным защитником Русской земли, укреплявшим ее северо-западные границы. Д. постоянно вел войны с Ливонским орденом и его союзниками — датчанами и Литвой (1266, 1268, 1269, 1299), которые не только покушались на территорию Руси, но своими набегами оскверняли храмы и монастыри псковской земли (разорение Снетогорского и Мирожского монастырей Пскова в 1299). Наиболее ярким эпизодом этой войны было участие псковского войска во главе с Д. в большом походе Великого Князя Димитрия Александровича в Прибалтику. Предполагалось нанести удар по датским владениям в Северной Прибалтике, в частности, по крепости Раковор (Раквере, или Везенбург), выстроенной датчанами в середине XIII в. Крепость взять не удалось, но поход был успешным, а князь Псковский к тому же предпринял самостоятельный поход в глубь владений Ливонского ордена, «на Вируяны», достигнув Балтийского моря (1268). Союз псковичей и князя Д. был не угоден Великому Князю Ярославу Ярославичу, брату благоверного Князя Александра Невского, из-за того, что Псков перестал подчиняться Великому Князю. Он два раза безуспешно покушался отнять княжество (1266, 1270) у Д., чтобы поставить своего наместника. Сам Псковский князь после смерти Ярослава Ярославича поддерживал его племянников — Владимирских Великих Князей Димитрия Александровича и Андрея Александровича (70—90-е). Принимал участие в походе Великого Князя Димитрия на Карельскую землю (1278). Напал на Ладогу в ответ на пленение новгородцами семьи Князя Димитрия и его дружины, где освободил двух княжон и бояр Великого Князя, а также вернул казну (1282; вероятно, именно в это время был заключен его брак с княжной Марией). Принимал Князя Димитрия Александровича в Пскове во время жестокого нашествия татарского царевича Дюденя на Русь, вызванного братом Великого Князя Андреем Александровичем (1292). Д. был погребен в Троицком соборе Пскова. Мощи святого покоятся в Псковском кафедральном соборе Живоначальной Троицы. Рядом с мощами благоверного князя в Троицком соборе висел его боевой меч (в настоящее время меч хранится в Псковском историко-художественном и архитектурном музее-заповеднике), который вручался в храме Святой Троицы Псковским князьям при возведении на престол. Д. управлял Псковом более 30 лет, не вступая в конфликт с псковской общиной, — беспрецедентный случай в истории города и очень редкий в истории Руси. Он был справедлив и строго следил за правосудием других, щедро творил милостыню, принимая нищих и странников, благоговейно чтил церковные праздники, покровительствовал храмам и монастырям. Д. известен как основатель Псковского Рождества Пресвятой Богородицы Святогорского монастыря наряду с его первым игуменом, преподобномучеником Иоасафом, убитым в один из набегов на Псков ливонскими рыцарями. Святой князь возвел неприступную стену рядом с Кромом Пскова, из-за которой территорию, огражденную стеной, до сих пор называют Довмонтовым городом. После наиболее крупных и тяжелых битв благоверный князь рядом с Кремлем возводил храмы в честь того святого, в день памяти которого одерживал победу. Ставили там храмы по особым обетам и другие жители Пскова. Это подтверждено археологически: остатки около двух десятков храмов XIII—XIV вв. были обнаружены В.Д. Белецким на маленьком пространстве Довмонтова города. Вскоре после кончины князя началось почитание его как святого заступника пред Богом, молитвенно охраняющего нашу землю от врагов и бедствий. Являясь в видениях благочестивым псковичам, он обещал поддержку городу в борьбе с врагами: во время осады Пскова стотысячным войском немцев (1480) после обнесения города покровом с гроба князя немцы отступили; также отступили войска Стефана Батория после явления святого князя в видении старцу Дорофею (1581). Тогда же ему была составлена служба и он был причислен к лику святых Русской Православной Церкви. В конце XVII в. зафиксировано почитание святых князей Д. и Всеволода (Гавриила) в Сибири и на Дальнем Востоке, возникшее там, вероятно, благодаря выходцам из Псковской земли. Там была создана «Повесть о чудеси святых благоверных великих князей Всеволода и Довманта, во святом крещении нареченных Гаврила и Тимофея, Псковских чудотворцев». В основу «Повести...» положен рассказ, записанный в 1689 г. в Якутском остроге, о чудесном явлении князей казакам в 1679 г., в котором была открыта судьба Албазинского острога в 1685—1687, во время войны с Китаем. От Д. по традиции вел свою родословную русский и польский дворянский род Домонтовичей.

И

Игнатий II (? — ок. 1219) — святитель (память 22 января /11 февраля), четвертый епископ Смоленский (1206—1219), чудотворец. В 1205 помог подготовить мирное соглашение между князем Смоленским Мстиславом Романовичем и Великим Князем Владимирским Всеволодом Юрьевичем, для чего предпринял поездку к Великому Князю. Он был другом преподобного Авраамия Смоленского, которого он рукоположил во иерея. Епископ Игнатий был кроткий и благочестивый старец. Спасая Авраамия от гнева толпы, святитель вначале запретил в священнослужении преподобного и приказал удалиться, но по прошествии времени вернул и просил прощения за несправедливый суд. Святитель основал Смоленский Спасский монастырь с храмом в память Положения честной ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне, который впоследствии стал называться Спасо-Авраамиевым, в память преподобного Авраамия. Братию монастыря он содержал на свой счет, настоятелем поставил в ней преподобного Авраамия, а сам, оставив епископство, провел в монастыре остаток жизни. При кончине святого Игнатия совершилось чудо: «Велик свет сниде нань с небесе, яко страх нападе на вся». Был погребен в храме Благовещения Пресвятой Богородицы Спасо-Авраамиева монастыря. Мощи святителя почивают в Смоленском кафедральном Успенском соборе.

Игорь Ольгович (в крещении Георгий, в монашестве Гавриил, в схиме Игнатий, ?—1147) — святой (память 23 мая / 5 июня и 19 сентября), преподобный, страстотерпец, благоверный князь Черниговский, Курский, Новгород-Северский, Великий Князь Киевский (1146). Сын князя Черниговского Олега Святославича и гречанки Феофании Музалон, внук Великого Князя Киевского Святослава Ярославича. Участвовал в походе Великого Князя Владимира Мономаха на Минск (1116), при Великом Князе Мстиславе Владимировиче ходил на Полоцк (1129). Поддерживал Мстиславичей против Великого Князя Ярополка, получил с братьями Курск и часть Переяславской области (1136). Недовольный своим уделом, он вместе с братьями и половцами, объявив Великому Князю войну, вступил в волости по р. Суле, взял Прилуки, хотел осадить Киев, но потерпел неудачу. После вокняжения в Киеве (1138) брата Всеволода Ольговича получил от него Городец, Юрьев и Рогачев (1142). Ходил с Великим Князем на Галицкого князя Владимирка Володаревича (1144). Помогал зятю Великого Князя Всеволода, польскому королю Владиславу, в борьбе с братьями; благодаря этой помощи Владислав получил от братьев четыре города, а русским князьям отдал Визну (1145). В том же году Великий Князь перед собравшимися к нему родичами объявил И.О. своим преемником. Однако после смерти Великого Князя киевляне, преступив крестное целование, стали договариваться с Мстиславичами о княжении. В битве под Киевом между войсками И.О. и Изяслава Мстиславича киевские войска в разгар сражения перешли на сторону Изяслава. И.О. пленили, посадили в поруб, где он тяжело заболел. Ожидая его смерти, ему разрешили принять схиму в Киевском Феодоровском монастыре. После пострига епископом Переяславским Евфимием святой князь предался иноческим подвигам, проводил время в слезах и молитве. Тем временем Черниговские князья Давыдовичи, двоюродные братья И.О., продолжали борьбу за Киев, коварством пытались убить Великого Князя Изяслава Мстиславича. Киевляне, узнав о заговоре, решили на вече отомстить роду Ольговичей и расправиться с Князем-схимником. И.О. не спасло заступничество ни митрополита, ни самого Великого Князя, ни его брата, Князя Владимира. Киевляне убили И.О. на дворе матери последнего, перед тем с поруганием выведя его из монастырского храма, где преподобномученик молился на литургии. Обстоятельства этого убийства, зафиксированные в летописи, дают основания считать, что над Князем был совершен языческий обряд. Мертвое тело Князя также было предано поруганию. Летописец свидетельствует, что, когда все же тело блаженного И.О. было перенесено в церковь святого Михаила, «Бог явил над ним знамение велико, зажглись свечи все над ним в церкви той». По благословению митрополита Климента Смолятича, игумен Феодоровского монастыря Анания совершил на другое утро погребение страстотерпца в храме Симоновского монастыря, на окраине Киева. Черниговский князь Святослав Ольгович перенес прославленные чудесами мощи своего брата в Чернигов и положил в раку в кафедральном Спасском (Преображенском) соборе (1150). Чудотворная икона Божией Матери, пред которой молился мученик пред убиением, стала именоваться Игоревской и находилась в Великой Успенской церкви Киево-Печерской Лавры. Святого Князя И.О. почитают страстотерпцем наравне с князьями Борисом и Глебом.

Иларион (Русин, XI в.) — святитель (память 21 октября / 3 ноября, в Соборах всех Киево-Печерских святых и отцов Ближних пещер), пятый митрополит Киевский (?—1067) и первый русского происхождения. Был пресвитером храма св. Апостолов в загородном княжеском с. Берестове. В 1051 после смерти митрополита Феопемпта Собор русских епископов по воле благоверного Великого Князя Ярослава Владимировича поставил митрополитом Киевским Илариона. Позже святитель был утвержден Константинопольским патриархом. Летопись не отметила года кончины святителя, но на погребении Князя Ярослава Мудрого (1054) его уже не было. Видимо, в этом году И. удалился от управления митрополией. В 1055 при сыне Князя Ярослава, Великом Князе Изяславе, в Киев из Царьграда прибыл новый митрополит Ефрем. И. был блестящим духовным оратором. Отличался благочестием, образованностью и подвижничеством. Неподалеку от места своего служения он ископал себе на берегу Днепра пещерку, куда он удалялся для уединенной молитвы. После поставления его на митрополию в его пещерке поселился преподобный Антоний и положил основание Киево-Печерскому монастырю. Возможно, И. после оставления кафедры вновь удалился в пещеры и в сане священника помогал преподобному Антонию окормлять иноков, заселявших обитель. И. также был первым русским духовным писателем. Известны три его сочинения, по сей день являющиеся выдающимися произведениями русской духовной литературы: 1. «Слово о Законе и Благодати» (в его состав вошла и «Похвала кагану Владимиру, просветившему Русь Святым Крещением»). 2. «Исповедание веры», написанное в связи с его рукоположением в митрополиты. 3. «Поучение о пользе душевной». И. впервые утверждает мысль об особой миссии русского народа, но избегает пафоса национальной гордыни, слово его исполнено уважения к своему народу, вошедшему в Христианскую семью.

Илья-Иоанн II (в схиме Иоанн, ?—1186) — святитель (память 7/20 сентября, 1/14 декабря и в Соборе Новгородских святых), архиепископ Новгородский (1165—1186). Сын благочестивых родителей, новгородского священника Николая и Христины. Детство его прошло в безмятежной, спокойной обстановке. После кончины родителей получил с братом (будущий святитель Григорий, в иночестве Гавриил) небольшое наследство, на которое в течение жизни строили монастырь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Святителем Аркадием был рукоположен в пресвитеры церкви св. Власия в Новгороде. Но любовь к безмолвию привела его в один из новгородских монастырей, где он принял иночество с именем Илии. Жизнь в монастыре вел строго подвижническую, пребывая в посте и молитве, и вскоре стал известен всему городу за свою благочестивую жизнь. После смерти святителя Аркадия по призванию народа он вступил в управление Новгородской кафедрой (возможно, уже в 1162). Во епископа Новгородского был рукоположен митрополитом Киевским Иоанном, и сразу же первый из Новгородских архиереев был возведен в сан архиепископа, который с того времени утвердился за владыками Новгорода (1165). В 1170 на Новгород выступило суздальское войско вместе с объединенной ратью удельных русских князей за то, что новгородцы не приняли Князя Святослава и собирали дань с неподвластной им Двинской области. После трехдневной осады, во время которой во всем городе служили службы, а сам владыка неотступно молился перед Спасителем, ему был глас от иконы, повелевший вынести на городскую стену образ Пресвятой Богородицы из храма Преображения Господня. Так и было сделано, после чего враги пришли в замешательство и бежали, избавив город от разгрома. В честь этого чуда святитель установил на 27 ноября праздник почитания этой святой иконы, с тех пор названной Знамение. Суздальская война нанесла большой ущерб Новгородской области. И.II проявлял отеческую заботу о разоренных семьях, терпевших голод, щедро подавал помощь несчастным сиротам. Как и другие русские святители, он молитвой и доброделанием смирял и утишал междоусобные брани в многострадальной Руси. В 1172 архипастырь сам поехал во Владимир примирить благоверного Князя Андрея Боголюбского с новгородцами. Святитель не только сопереживал невзгодам своего народа, но более всего заботился о духовном просвещении его. Большое внимание уделял духовным беседам, которые часто проходили в кругу духовенства и мирян. Перед смертью принял схиму (1185). На архиепископском престоле ему наследовал его брат Гавриил (1186—1195), также прославленный в лике святителей. Деятельность святителя в Новгороде была отмечена широким строительством храмов и монастырей, в чем ему помогал его брат. В первый год святительства были построены церкви во имя Святой Троицы и святителя Николая и основаны обители: женская Предтеченская и мужская Благовещенская (в Аркажах; на нее было потрачено все их с братом родительское наследство). В 1179 был построен великолепный храм Благовещения в созданной ими обители (за 70 дней; вероятно, к 10-летнему юбилею победы новгородцев над суздальским войском), средства для достройки которого чудесно послала Сама Царица Небесная по неотступной молитве святых братьев. Были построены каменные храмы: Богоявления над вратами монастыря и затем другой храм Богоявления над кремлевскими вратами (1182), каменный храм на Опоках (1184), во имя пророка Илии, во имя трех отроков Вавилонских, преподобного Феодора Студийского, праведного Лазаря (1180-е). Автор поучений (сохранилось до 30-ти), ценных по сей день своим нравственным, а также историко-этнографическим содержанием. Мощи его открыты в 1439 в Новгородском Софийском соборе святителем Евфимием, архиепископом Новгородским, которому И.II явился в видении, повелев праздновать свою память, и указал совершать в этот день сугубую панихиду по погребенным в Софийском соборе русским князьям и архиепископам Новгородским. Так началось празднование соборной памяти Новгородских святых. Прославлен на Соборе 1547 при митрополите Московском Макарии как общероссийский святой. В 1629 митрополит Новгородский Киприан установил празднование 1 декабря в честь обретения мощей святителя Иоанна. Мощи святителя открыто почивали в Новгородском соборе до 1919, когда сотрудники VIII отдела Народного комиссариата юстиции по ликвидации святых мощей совершили вскрытие раки с мощами святителя И.П. Дальнейшая их судьба неизвестна. Его Житие было написано в 70—80-х XV в. Пахомием Логофетом, в котором говорится, как по его молитве совершилось чудо от иконы Богородицы во время осады Новгорода суздальцами в 1170. В Прологе и Четьих-Минеях под 7 сентября помещено его житие. Краткое проложное житие святителя с вероятностью датируется 40—50-ми XV в.

Илия Муромец (? — ок. 1188) — святой (память 19 декабря / 1 января, в Соборах всех Киево-Печерских святых, отцов Ближних пещер, Владимирских святых и Рязанских святых), преподобный, инок Киево-Печерского монастыря. Главный герой русского героического эпоса — былин, записанных в XVIII—XX вв., в основном, в Олонецкой и Архангельской губерниях и в Сибири. Достоверных сведений о житии этого святого сохранилось до нашего времени крайне мало. Известно только имя, которое он получил при постриге. Наиболее ранние упоминания о богатыре Илье Русском содержатся в немецких рыцарских поэмах, зафиксированных в XIII в. В них он представлен могучим витязем княжеского рода, однако немецкий Jlias имеет мало общего с образом И.М. русских былин, обнаруживая связь скорее с древнерусскими преданиями о Киевском Князе Владимире, Добрыне или Вольге Всеславиче. И.М. не упоминается в летописях. В 1-й пол. XV в. в летописи получило отражение предание о гибели русских богатырей в битве на Калке, послужившее прообразом для былины. О богатырях Великого Князя Владимира говорится в разделе «О начальстве Рускыа земля» в сборнике Кирилло-Белозерского монастыря 1568. В белорусских народных песнях кон. XV — нач. XVI вв. упоминаются богатыри Великого Князя Киевского, избивавшие «силы великия половецкия» под Киевом. Возможно, Степенная книга стала основой для перечней богатырей, которые встречаются в русских рукописях XVIII—XIX вв., содержащих тексты фольклорного характера, в которые могло быть включено имя И.М. Наиболее ранняя великорусская письменная фиксация предания об И.М. содержится в «Сказании о киевских богатырех, как ходили во Царьград». Очевидно, ко 2-й пол. XVI в. в Юго-Западной Руси сложился и получил широкое распространение цикл сказаний о богатыре, известный по бытованию в более позднее время и в другом регионе (России). Австрийский дворянин, посол императора Священной Римской империи Рудольфа II Эрих Лясота, выполняя дипломатическое поручение императора к запорожским казакам, проездом посетил Киев в 1594 и отметил широкое хождение преданий об И.М. в Малороссии и глубокое почитание народом своего славного богатыря. В обширном комплексе былин об И.М. современные исследователи выделяют собственно устное народное творчество, т.е. былины, записанные в XVIII—XIX вв. от народных сказителей, и былины из рукописных сборников XVII — нач. XIX вв., которые носят следы редакторской правки и переработки. Наиболее распространенными и древними являются былины об И.М. и Соловье-разбойнике. В подавляющем большинстве былин рассказывается о происхождении И.М. из Мурома (рубеж X и XI вв.). Видимо, об этом происхождении говорило древнейшее предание. Согласно поздним редакциям былин из рукописных сборников, И.М. был родом из самого города, по другим версиям богатырь родился в с. Карачаеве под Муромом. В некоторых текстах говорится, что он был сыном крестьянина Ивана из д. Лаптевой или сельца Каптяева, в других былинах социальный статус И.М. не уточняется. Ряд исследователей ставит под сомнение крестьянское происхождение И.М. По мнению Иловайского, «в конце Киевского периода Илья, по-видимому, считался знатным человеком». Это предположение подтверждается былинами, в которых сообщается о том, что богатырь был грамотен. Рассказы о крестьянском происхождении богатыря появляются в былинах из рукописных сборников и в былинных сюжетах позднего времени, в частности в былине об исцелении И.М. В былине об И.М. и Соловье-разбойнике из сборника Кирши Данилова (наиболее ранняя запись восходит к рубежу XVII и XVIII вв.) такой темы нет. В былине об исцелении И.М. рассказывается, что из-за греха своего деда И.М. до 30 лет не владел ногами (был «сиднем»), днем и ночью молился и клал поклоны. После того как неизвестные странники напоили его водой, он встал на ноги и ощутил в себе необыкновенную силу. В устных былинах конец жизни И.М. либо представлен как окаменение в скале, либо связан с киевскими пещерами. По одной из былин И.М. «воздвигнул живот во славный Киев град / И построил он церковь соборную / Тут Илья и окаменел / И поныне его мощи нетленныя». Во всех былинах И.М. выступает защитником Христианской веры и Православной Церкви. По мнению О.Ф. Миллера, характерной чертой богатыря является способность «не подпадения страсти»: он не соблазняется «на красоту ли, на золото ли, на власть ли, на какую бы то ни было личную сласть». И.М. справедлив и миролюбив: «Илья бьет не охотно, а только в крайних случаях; а где нет этой неприятной для него необходимости, он только показывает безвредно свою богатырскую силу, чтобы заставить уступить себе». Эти качества сделали И.М. любимым героем народного эпоса, поэтому канонизация богатыря, отразившаяся, по мнению О.Ф. Миллера, уже в былинах, была вполне закономерна. Отсутствие в Киево-Печерском патерике жития преподобного косвенно свидетельствует о том, что в иноческих подвигах святой воин успел провести не так много времени. Это дает основание предположить, что постриг Илии Муромца приходился на время игуменства преподобного Поликарпа Киево-Печерского (1164—1182), и под началом этого же великого подвижника и происходило духовное возрастание нового воина Христова. Захоронен он был в приделе собора Софии Киевской, в Великокняжеской усыпальнице, рядом с сыном Древлянского князя Мала Добрыней. О мощах И.М. впервые упоминает Э. Лясота, который записал, что почитаемая гробница богатыря находилась у Софийского собора, затем останки были перенесены в Киево-Печерский монастырь. Подробное описание гробницы И.М. содержится в «Тератургиме» лаврского инока Афанасия Кальнофойского, где указано, что мощи святого, который преставился 450 лет назад (т.е. в 1188), находятся в Ближних пещерах. Московский священник Иоанн Лукьянов, посетивший Киев в 1701, видел левую руку пробитой копьем, а правую — сложенной двоеперстно. Последнее оспаривалось: например, святитель Филарет (Гумилевский) писал, что у И.М. «три первые персты соединены вместе и протянуты, а два последние, безымянный и мизинец, пригнуты к ладони». Предание об И.М. как о богатыре было подтверждено медико-антропологическим исследованием св. мощей (1988—1990), которое показало, что И.М. был погребен в XI—XII вв., имел высокий для своего времени рост (177 см), исключительно развитую мышечную систему, в юности страдал заболеванием позвоночника, которое привело к перестройке организма. Экспертиза обнаружила несколько переломов ребер и правой ключицы, сквозную рану на левой руке, проникающее ранение груди (вероятно, копьем), которое, по всей видимости, послужило причиной смерти. Исследователи установили время смерти И.М. в возрасте 40—55 лет. И.М. был канонизирован как местночтимый святой в 1684—1690, когда при Киево-Печерском архимандрите Варлааме (Ясинском; впоследствии митрополит Киевский) установилось празднование Преподобным отцам, почивающим в Ближних пещерах, в 1-ю субботу по отдании праздника Воздвижения Креста Господня; тогда же была составлена служба Собору. Святой прославляется в 5-м тропаре 4-й песни канона как «в руце имущий от оружия язву, в сердце же любовь ко Христу». Память «преподобного Илии Муромца, богатыря» отмечена в «Описании о российских святых», известном в рукописях XVIII—XIX вв. Общецерковное почитание И.М. установлено указами Священного Синода 1762, 1775 и 1784, согласно которым было разрешено печатать службы печерским преподобным и вносить их имена в общецерковные московские месяцесловы. С 1843 совершается празднование Соборов всех Киево-Печерских святых и святых, в Малой России просиявших. С 90-х XX в. началось особое почитание И.М. Его имя было включено в празднуемый местно 21 мая Собор Муромских святых; в его честь стали возводиться храмы и писаться святые образы. Русское воинство считает святого богатыря своим покровителем.

Иоаким (Аким Корсунянин, ?—1030) — святитель (память 28 января / 10 февраля и 21 сентября / 4 октября в Соборах Новгородских святых и святителей Новгородских), первый епископ Новгородский (992—1030). По происхождению грек, И. прибыл на Русь с духовной миссией, которую направил по просьбе святого равноапостольного Великого Князя Киевского Владимира Святославича святитель Николай, патриарх Константинопольский (988). Из Киева он направился в Новгород со вторым митрополитом Киевским Леоном, чтобы просвещать Новгородскую землю (992). Обращение язычников совершал осторожно, без мер принуждения. Хорошо знал славянский язык и много проповедовал, посылал с поучительным словом священников и миссионеров. В присутствии всего народа ниспроверг в Волхов главного идола Перуна, что послужило началом истребления всех оставшихся кумиров и требищ. Вероятно, место бывшего поклонения Перуну И. освятил и основал там обитель. Есть вероятность, что именно И. нарек при крещении шведскую принцессу Ингигерд, обрученную Новгородскому князю Ярославу Владимировичу, греческим именем Ирина (впоследствии приняла постриг с именем Анна), а также венчал княжескую чету. Возможно, он крестил будущего короля Норвегии Магнуса Доброго, который, как и наследники англосаксонского королевства Эдуард и Эдвин, с малых лет проживал в Новгороде под покровительством благоверного Князя Ярослава и Княгини Ирины. Отцу Магнуса, изгнанному из Норвегии королю Олафу Святому, И. и Князь предлагали стать правителем Волжской Булгарин, с тем чтобы привести ее народ к Крещению, но он предпочел вернуться на родину и принять мученическую кончину в борьбе за свой престол. И. с помощью своего ученика Ефрема основал в Новгороде первую школу, куда благоверный Великий Князь Киевский Ярослав повелел собрать около 300 детей у лучших граждан города и у священно-церковнослужителей. В этой школе под руководством Ефрема стали обучать детей славянской грамоте, истинам святой Христианской веры и греческому языку. И. построил несколько храмов, в том числе деревянный собор во имя Софии, Премудрости Божией «о тринадцати верхах» и каменную церковь в честь праведных Иоакима и Анны, храм и обитель на месте бывшего языческого капища Перынь (995), а также монастырь, называемый Софийским или Десятинным (992). По кончине И. Новгородскую кафедру занял его ученик Ефрем. И. был погребен при построенном им храме Иоакима и Анны, а в 1698 его мощи перенесены в каменный Софийский собор, в алтаре которого на фреске он изображен первым среди Новгородских святителей. С именем И. связывается Иоакимовская летопись, которой пользовался для «Истории» В.Н. Татищев.

Иоанн II (? — после 1213) — святитель (память 17/30 января и в Соборе Владимирских святых), епископ Ростовский, Суздальский и Владимирский (1190—1213). Последний епископ единой Ростовско-Суздальской епархии. Духовник Великого Князя Владимирского Всеволода Юрьевича. В 1189 И. крестил новорожденного княжича Георгия (см. Юрий Всеволодович), а в 1192 совершал над ним обряд воинского пострига, состоявший в том, что мальчику по достижении трехлетнего возраста подстригали волосы в кружок, ограждали крестом, окропляли святой водой и с молитвами сажали на коня. Во епископа был хиротонисан митрополитом Никифором в 1190 в Киеве. В 1196 венчал во Владимире Великого Князя Константина Всеволодовича, а в 1212 — Юрия Всеволодовича. В Суздале И. вскоре по прибытии в епархию основал Ризоположенский монастырь, в который потом поступила преподобная Евфросиния, тогда еще Суздальская Княжна Елена (Пребрана) Михайловна. Тогда же установил местный праздник в честь святителя Леонтия Ростовского по случаю открытия его мощей в 1190. Им же были написаны Похвальное слово и Служба новоявленному чудотворцу. При участии святителя И. было заложено и построено несколько монастырей и храмов. В 1192 он и Великий Князь Всеволод Юрьевич заложили во Владимире мужской монастырь Рождества Богородицы, который до 1571 был первенствующим монастырем Северо-Восточной Руси. В 1196 И. основал на воротах Владимирского Успенского собора каменную церковь во имя Иоакима и Анны. В 1200 принимает участие в построении во Владимире Успенского Княгинина монастыря. В 1206 туда ушла Великая Княгиня Мария Шварновна, первая супруга Великого Князя Всеволода Юрьевича. Вскоре святитель отпевал ее в сослужении со Смоленским епископом, прибывшим во Владимир в качестве посла своего князя. И. пользовался у современников авторитетом как в церковных делах, так и в государственных. Участвовал в «Совете всея земли» в 1207, на котором Великий Князь Всеволод Юрьевич был вынужден поставить вопрос о лишении прав старшинства своего сына Константина, который настаивал на возвращении первенствующего значения в княжестве Ростову. Совет объявил старшим наследником второго брата — Георгия, а Константину определил в отдельное владение Ростов с его областью. В соответствии с делением княжества, епископия распалась на две епархии. В 1212 И. хоронил Великого Князя Всеволода. В 1213 И. оставил епархию и принял схиму в Боголюбовом Богородице-Рождественском монастыре.

К

Константин Всеволодович (1186—1218) — благоверный князь Новгородский (1205—1207), князь Ростовский (1207—1216), Великий Князь Владимирский (1216—1218). Сын благоверного Великого Князя Владимирского Всеволода Юрьевича Большое Гнездо. Родился в Ростове и был связан с этим городом всю жизнь. До 1205 находился при отце. Участвовал в походе на Дон, на половцев (1199). В конце 90-х недолго княжил в Переяславле-Южном. Заменил на княжении в Новгороде брата Святослава (1205—1207), но в Новгороде почти не появлялся, пребывая то во Владимире, то в Ростове. Во главе объединенного войска новгородцев, псковитян, ладожан и новоторжцев помогал отцу в походе на Рязань и в осаде Пронска. В начале 1210-х получил Ростов в удел. Новгородцы пригласили к себе князя Торопецкого Мстислава, вследствие этого К.В. с братьями выступил к Торжку против Новгорода. Добиваясь старшинства Ростова перед Владимиром, а также политической неделимости всей Ростово-Суздальской земли, пошел на конфликт с отцом. Когда перед смертью Всеволод Юрьевич хотел «благословить» его Великим Княжеством Владимирским, а Ростов передать его брату Юрию, К.В. отказался, отстаивая право старшего сына на все Великое Княжество. По совету с епископом Иоанном, духовенством и мирянами всех чинов и состояний. Великий Князь поставил Юрия своим преемником, завещал ему Владимир и Суздаль, а Константину — Ростов и Ярославль (1212). По смерти благоверного князя Всеволода Юрьевича создалась острая ситуация, когда Юрий был готов уступить Великое Княжение в обмен на Ростов, тогда как К.В. не хотел отдавать родного города, предлагая Юрию Суздаль. Младшие братья становились на сторону то одного, то другого князя, которые то замирялись, то вступали в новую борьбу. В 1215 князь Новгородский Мстислав Удатной, желая сохранить за собой княжество, внушил князю Ярославу отказаться от Новгородского стола, а искать Великоняжеского. В битве в 1216 на берегах Липицы К.В. одержал победу над братьями, князьями Ярославом и Юрием. К.В. вступил во Владимир, примирил Ярослава с Мстиславом, а Юрию дал Городец Радилов на Волге. Перед смертью К.В., боясь за судьбу малолетних детей, призвал брата Юрия из Городца (1217), одарил многими дарами и назначил ему после своей смерти Владимир, а пока отдал Суздаль, заставив поклясться, что будет отцом для племянников, отдав Ростов — Васильку, Ярославль — Всеволоду, а Углич — Владимиру. Скончался Великий Князь во Владимире, погребен в Успенском соборе. Сыновья К.В. Василько и Всеволод погибли в 1238 во время татаро-монгольского нашествия. От их потомков — Ростовских и Ярославских князей — произошли известные русские дворянские роды: Лобановы-Ростовские, Щепины, Курбские и др. По свидетельству летописца, кончина Великого Князя вызвала всеобщую печаль в народе: «...плакали плачем великим, — бояре, как о заступнике земли их, слуги, как о кормителе и господине, убогие и чернецы, как о своем утешении и одеянии наготы их». Под влиянием К.В. была учреждена отдельная Ростовская епископия (1214). При К.В. продолжалось храмовое и гражданское строительство, начатое еще дедом (Великим Князем Юрием Долгоруким) и продолженное дядей и отцом (Князьями Андреем и Всеволодом Юрьевичами), особенно в Ростовской волости, где, в частности, была заложена соборная (кафедральная) церковь в Ярославле. Летописцы называли К.В. «блаженным», украшенным «всеми добрыми нравы», не помрачившим ума своего «пустотною славою прелестного света сего», «вторым Соломоном»; передавали, что он «весь ум свой впери» в «нестареющую бесконечную жизнь», которую и «улучи своими милостынями и велиим беззлобием», указывали на его правдивость, щедрость, кротость и смирение, на его заботы о создании «прекрасных Божиих церквей», которые он украшал «чудными» иконами и снабжал книгами, хвалили его, что он «чтил паче меры иерейский и мнишеский чин», и пр. К.В. удостоился прозвищ «Мудрый» и «Добрый». Он владел несколькими языками, любил книги «паче всякого имения» и собирал, «не щадя состояния» (в его библиотеке, которая продолжала увеличиваться при сыне его Васильке, только греческих рукописей насчитывалось больше тысячи), ценил искусство, держал при себе «ученых мужей», занимавшихся переводами иноязычных текстов.

Константин (Ярослав) Святославич (в крещении Панкратий, 1070-е-1129) — святой (память 21 мая / 3 июня и в Соборе Владимирских святых), благоверный князь Черниговский, Муромский. Сын Великого Князя Киевского Святослава Ярославича и Оды, вероятно, дочери маркграфа Луитпольда Бабенберга, внук Ярослава Владимировича Мудрого, родоначальник князей Рязанских, Муромских и Пронских. По некоторым сведениям, воспитывался в Германии. Помогал брату, князю Олегу Святославичу, биться против сыновей Владимира Мономаха, Мстислава и Вячеслава, за Ростово-Суздальскую землю (1096). На съезде князей в Любече (1097) вместе с братьями Олегом и Давидом получил Черниговское княжество. Владел Муромским княжеством, в которое входила в то время и Рязань. В 1101 К.С. участвовал в съезде князей в Зол Отче, на котором был заключен мир с половцами. В 1110 потерпел поражение от мордвы. По смерти брата Давыда сел в Чернигове, а Муром занял его племянник Всеволод Давыдович (1123). В 1127 был изгнан другим племянником, Всеволодом Ольговичем, и удалился в Муром. Заступничество Великого Князя Мстислава Владимировича не помогло ему вернуть Чернигов. Много сделал князь для Христианского просвещения языческого Мурома. Когда он отправлялся на княжение, муромцы не хотели его принимать и убили высланного к ним вперед его сына Михаила. Когда К.С. подошел к городу со своей дружиной, жители смирились и приняли его, но долго не соглашались оставить язычество. Часто призывал к себе старейшин города и убеждал их переменить веру. С проповедью о Христе обращалось к муромцам и духовенство, прибывшее с князем. Однажды муромцы подступили к дому князя с намерением убить его, но князь бесстрашно вышел к толпе с Муромской иконой Божией Матери. Неожиданно бунтовщики смирились и согласились принять Святое Крещение, которое и было совершено над ними в р. Оке. Святой князь обращал язычников то угрозами, то ласкою, дарами и облегчением налогов, раздавал чиновникам села. На месте убиения сына Михаила благоверный князь построил храм в честь Благовещения, а позже и другую церковь во имя святых страстотерпцев Бориса и Глеба. В распространении Христовой веры среди муромцев блаженному князю ревностно помогал его сын, князь Феодор. К.С. был погребен в церкви Благовещения рядом с сыновьями, блаженными Михаилом и Феодором. В 1553 во время подготовки к казанской войне Царь Иоанн Васильевич Грозный, молясь над гробом К.С., обещал создать там монастырь, который и был основан по взятии Казани. В 1555 работники, копая рвы для нового каменного храма, обрели нетленные мощи князя и сыновей его. Царь прислал богатую утварь и велел освятить новый храм во имя Благовещения, в котором в одной раке были положены мощи угодников. Канонизирован вместе с сыновьями митрополитом Макарием на Соборе 1547.

Л

Леонтий (Леон, ? — не позже 1077) — святитель (память 23 мая / 5 июня, возглавляет список Собора Ростово-Ярославских святых), первый епископ Ростовский и Суздальский (ок. 1051 — ок. 1077). По некоторым источникам, он был греком, но, согласно проложному житию, текстам службы, составленной в нач. XIII в., Киево-Печерскому патерику, Л. был «третьим гражданином Русского мира». В малом возрасте по распоряжению Великого Князя Киевского был отправлен в учение с целью возведения со временем в духовный сан. Он был послан или добровольно отправился в Константинополь, где, скорее всего, и принял иноческий образ. По возвращении из Константинополя он пришел в Печерскую обитель к преподобному Антонию (ок. 1032). Из обители, как русский образованный монах, он был призван на святительское служение. Так как Ростов после преставления князя-мученика Бориса Владимировича долго находился без княжеской власти, а сын благоверного Великого Князя Ярослава Владимировича Всеволод, получивший этот удел, жил в основном в Переславле-Русском, то святитель оставался наедине с языческой общиной Ростова, которую ему предстояло сделать своей паствой. Его предшественников, святителя Феодора и епископа Илариона, жители изгнали с бесчестием, христиан было мало. Л. был также неприязненно встречен старейшинами Ростова, поэтому он поселился при соборном дубовом храме, построенном еще святителем Феодором, и прежде всего занялся просвещением церковного клира. Памятником этой просветительной деятельности святителя Л. служит дошедшее до нас и приписываемое ему в двух рукописях «Поучение и наказание к попом о всем, как подобает дети свои духовные учити и эпитимья им давати, по заповедем и по правилом святых отец». Святитель предпринимал попытки просвещать и ростовских насельников — язычников из многолюдного племени меря, но открытая проповедь его встретила сначала глухое сопротивление, а затем и открытый мятеж. Ему пришлось поселиться за городом близ небольшого ручья Брутовщины, где он занялся подвигами в посте и умной молитве и построил деревянную церковь во имя св. Архистратига Михаила. Со временем его смирение и доброе расположение стали привлекать ростовцев, он вернулся в город и многих крестил. Оставшиеся язычники хотели его убить, но мужественность святителя в обращении с ними и чудесное знамение заставили их уверовать и принять Крещение. Погребен он был в дубовом ростовском соборном храме Успения Божией Матери. Тело равноапостольного Л. было обретено нетленным в 1162 при копании рвов под стены новозаложенного благоверным Великим Князем Андреем Боголюбским каменного соборного храма на месте сгоревшего (1160) и тогда же положено в присланном тем же Князем каменном гробе в устроенном в честь его небольшом приделе с южной стороны алтаря соборного храма. Тогда же Ростовский епископ Иоанн установил празднование святителю. День обретения его мощей 23 мая стал одновременно празднованием Собора Ростово-Ярославских святых. Он же составил и службу святителю, которая дошла до наших дней в списках XIII—XVI вв. В 1609 поляки и литовцы, опустошившие Ростов, похитили золотую раку святителя и драгоценную икону его, и с тех пор мощи святого Л. почивают под спудом, а на месте их покоя находится рака с его надгробною иконою. Серебряная рака была восстановлена в 1800 усердием ростовских граждан. Во время реставрации Ростовского Успенского собора в 1884 открыт был древний придел в честь святителя, в котором на южной стороне обнаружили нишу с древними фресками жития святителя Л., преставления и обретения мощей. Под поздней серебряной ракой рядом со стенным его изображением была открыта замурованная гробница из белого камня, в которой, видимо, и покоятся честные мощи до сего дня.

Лука (?—1189) — святитель (память 8/21 октября и в Соборе Ростово-Ярославских святых), епископ Ростовский и Владимирский (1185—1189). Вероятно, уроженец Южной России. Иночество принял в одном из Киевских монастырей, откуда, неизвестно когда, избран был на игуменство Киевского Спасского монастыря, что на Берестове. В 1185 хиротонисан в епископа Ростовского. При нем начались стенописные работы в каменном Ростовском Успенском соборе. Вероятно, в 1188 переведен во Владимир, оставшись епископом Ростовским. В 1187 убедил благоверного Великого Князя Всеволода Юрьевича примириться с князем Рязанским Глебом. В том же году он расписал Владимирский Успенский собор, после чего освятил его (1189). По преставлении святителя тело его было положено в этом соборе. При реставрации собора (1888—1889) была открыта наглухо заложенная в очень давние времена крупным старинным кирпичом гробница епископа Л.; плита, которою она была покрыта, устроенная на два ската из целого белого камня, оказалась совершенно твердою. Летописец так отзывается о святителе: «Бысть же святый сей муж свят, милостив к убогим и вдовицам, ласков же ко всякому богату и убогу, смирен же и кроток речью и делом, утешая печальные, по истине добрый пастырь». По указу Царя Иоанна Васильевича Грозного в 1552 поведено было во Владимирском Успенском соборе «по Владимирских по пяти владыках пети в год ... панихиду по Луке епископе октября в 8 день».

М

Михаил I (Сирин, ?—992/998) — святитель (память 15/28 июня и 30 сентября / 13 октября), первый митрополит Киевский (ок. 988 — ок. 992). По происхождению сириец, по другим сведениям болгарин или серб. Хотя летописи не упоминают о М. при святом Великом Князе Киевском Владимире или называют первым митрополитом грека Леона (Леонтия), но исконное предание Русской Церкви признавало его первым митрополитом Киевским. Начиная с митрополита Киевского Евгения (Болховитинова) делались научные обоснования этого церковного предания, которые принимались такими учеными, как преосвященные Филарет (Гумилевский) и Макарий (Булгаков), историк С.М. Соловьев. Оппонентом митрополита Евгения выступали Н.М. Карамзин и все его последователи в историографии, на основе простой убежденности отрицавшие предание. М. был прислан святителем Николаем II Хрисовергом, патриархом Константинопольским, в царствование греческого Императора Василия Македонского по просьбе равноапостольного Великого Князя Владимира для совершения Крещения Руси. М. возглавлял духовную миссию, в которой были шесть епископов, множество священнослужителей и клириков. Они привезли на Русь иконы, богослужебные книги на славянском языке, церковную утварь и мощи угодников Божиих. Сразу были крещены 12 сыновей Князя Владимира (сам Князь был крещен в Корсуни), бояре и киевский народ, собравшийся для этого на Днепре. М. посетил с проповедью главные после Киева города русские. В Новгороде в сопровождении епископов, княжеского воеводы Добрыни и некоего Анастаса Корсунянина М. сокрушил идолов, многих крестил, построил несколько церквей и поставил к ним пресвитеров (990). В Ростове успех его проповеди был значительнее: он крестил много людей, воздвиг церкви, поставил к ним пресвитеров и диаконов, установил чин церковного богослужения и управления (991). Им была основана первая деревянная церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы в Ростове и поставлен епископом святитель Феодор Грек. За годы служения святителя Михаила открылись храмы в Переяславле, Чернигове, Белгороде, Владимире-Волынском и других городах Руси. При нем приняли крещение четыре болгарских князя и один печенежский. Известно, что он отправил монаха Марка проповедовать Христианскую веру к волжским булгарам-мусульманам. По его благословению и при его участии в Киеве велось храмоздательство, в том числе каменное. Самым большим являлся Десятинный в честь Успения Пресвятой Богородицы, на постройку которого М. благословил Великого Князя Владимира и куда перенесли гроб с мощами Великой Княгини Ольги. Со святым митрополитом Киевским связывают возведение Михайловского Киевского Златоверхого монастыря, а с прибывшими с ним из Царьграда монахами — основание не сохранившегося до наших дней Межигорского монастыря. Летописец свидетельствует, что М. отличался кротостью, смирением, неутомимостью в трудах и был истинным отцом своей паствы. Он был мудрым и строгим иерархом. Он поставлял пресвитеров, избирал опытных наставников и им поручал дело обучения и образования детей в страхе Божием и целомудрии. Погребен в Десятинной церкви. Изначально мощи святителя покоились в этой церкви, законченной в 996, а около 1103, при Печерском игумене Феоктисте, они были обретены нетленными и перенесены в Антониеву пещеру. Они пребывали в Ближних пещерах Лавры вплоть до 1730, когда были перенесены в великую соборную Печерскую церковь, где почивали открыто в специальной раке вплоть до 1941, когда соборная церковь была взорвана. Когда М. причтен к лику угодников, точно неизвестно, но его имя значится в списке преподобных Антониевой пещеры и у Афанасия Кальнофойского (1638), а также поставлено в книге Акафистов с канонами, напечатанной в Печерской типографии в 1677, в Правиле преподобных отцов печерских. Церковь сохранила память о заслугах первосвятителя в синодиках Новгородского и Киевского Софийских соборов, где он именуется «Первоначальником» Русской Церкви. Лик святителя М. традиционно пишут на самом распространенном варианте иконы Собора Киево-Печерских святых, известной с первой половины XVIII в. Указами Священного Синода 1762, 1775 и 1784 дозволено печатать службы преподобным: Михаилу, Антонию, Феодосию и прочим чудотворцам Печерским в книгах, издаваемых Лаврскою типографиею, а Указом 1795 повелено было сочинить обстоятельное жизнеописание святителя Михаила для помещения в Четьих-Минеях.

Михаил Всеволодович (1179—1246) — святой (память 20 сентября / 3 октября и 14/27 февраля), мученик, благоверный князь Переяславский (1206), Новгородский (1224, 1229), Черниговский (1223—1246), Галицкий (1235—1239), Великий Князь Киевский (1238—1239, 1241—1243). Сын Черниговского и Великого Князя Киевского Всеволода Святославича Чермнаго и дочери польского князя Казимира II, шурин благоверного Великого Князя Юрия Всеволодовича, брат святой благоверной Княгини Агафьи, отец преподобной Евфросинии Суздальской и благоверной княгини Ростовской Марии, основательницы Княгинина монастыря под Ростовом, дед благоверного князя Брянского Олега. С детства отличался благочестием и кротостью, но обладал очень плохим здоровьем. Юный князь просил молитв у преподобного Никиты Переяславского Столпника, который передал ему деревянный посох, и он от этого исцелился (1186). После изгнания отцом из Переяславля сына Великого Князя Владимирского Всеволода Большое Гнездо Ярослава ненадолго занял Переяславский престол. В 1223 благоверный князь был участником съезда русских князей в Киеве, решавших вопрос о помощи половцам против надвигавшихся татарских полчищ. Едва не погиб в битве на Калке, после гибели в ней дяди Мстислава Святославича занял Черниговский престол. В 1224 после конфликта новгородцев с Великим Князем Владимирским Юрием Всеволодовичем был приглашен ими на княжение. Своей справедливостью, милосердием и твердостью правления снискал любовь и уважение Древнего Новгорода. Особенно важно для новгородцев было то, что вокняжение М.В. означало примирение с Новгородом святого благоверного Великого Князя Владимирского из-за их родственной связи: М.В. организовал обмен пленными. Вскоре М.В. возвратился в свой родной Чернигов, а новгородцев убеждал, что Чернигов и Новгород должны стать родственными землями, а их жители — братьями, старался укреплять узы дружества этих городов. В 1226 при помощи Юрия провел поход против представителя Северской ветви Ольговичей, князя Курского Олега. Однако по ходатайству митрополита Киевского Кирилла усобица была прекращена. В 1228 участвовал совместно с Пинским князем Ростиславом в осаде Великим Князем Владимиром Рюриковичем Каменца — владения князя Галицкого Даниила Романовича. Конфликт был разрешен: Великие Князья Киевский и Галицкий примирились при посредничестве половецкого хана Котяна и М.В. В 1229 в Новгородской земле отменил в связи с голодом забожничье на пять лет для смердов, ушедших в новые земли, назначил посадником в Новгороде Внезда Водовика, который привез впоследствии оставленного Михаилом сына Ростислава в Чернигов после изгнания их из Новгорода и Торжка (1250). Отказался от борьбы за Новгород после похода Владимиро-Суздальских князей в Черниговскую землю (1231). В 1234 М.В. поддержал Изяслава Владимировича в его борьбе с Владимиром Рюриковичем, в ходе которой он помог Изяславу овладеть Киевом, а сам сел в Галиче, который оставил князь Даниил Романович. Владимир Рюрикович изгнал Изяслава Владимировича из Киева, поэтому М.В. сел в Киеве, а в Галиче оставил сына Ростислава (1236). Организовал поход на Литву, в котором принял участие и князь Ростислав, приведший галицкие войска. Незащищенный Галич снова занял Волынский князь Даниил Романович. Этим моментом воспользовался и Новгородский князь Ярослав Всеволодович, чтобы утвердить единовластие Владимирских князей на Юге Руси, однако и ему пришлось покинуть стольный град из-за пришествия татар и гибели старшего брата Юрия Всеволодовича в битве с ними. Он, как последний в роду Всеволодовичей, ушел во Владимир принимать княжение (1238). Великим Князем Киевским снова стал М.В. После разгрома татаро-монголами Черниговской и Переяславской земель (1239) отказался признать власть татар. Когда монголы подступили к Киеву, Великий Князь срочно отправился в Венгрию, а потом в Польшу, чтобы побудить венгерского короля Белу и германского императора совместными силами организовать отпор общему врагу (1240). Не получив поддержки, благоверный Князь возвратился в разрушенный Киев и некоторое время жил неподалеку от города. Получил в кормление от Даниила Галицкого Луцк, впоследствии вернулся в опустошенный татарами Киев, который пытался возродить к жизни до 1243, когда во время его отъезда в Венгрию на свадьбу сына Ростислава Киев снова перешел во владение Великого Князя Владимирского Ярослава Всеволодовича уже по ханскому ярлыку. М.В. вернулся в Чернигов. Князь не терял надежды на возможное объединение Христианской Европы против азиатских хищников. Отчаянным его шагом было отправление своего сподвижника, игумена Петра Акеровича, на Лионский Собор, чтобы призвать европейских правителей к крестовому походу против языческой Орды (1245). Вместе с рядом других князей был вызван в Орду. Получил благословение духовного отца, епископа Иоанна, быть там истинным исповедником Имени Христова. Вместе со святым Князем отправился в Орду его верный друг и сподвижник, боярин Феодор. В Орде знали о попытках Черниговского Князя организовать выступление против татар совместно с Венгрией и другими европейскими державами. Перед входом в шатер Батыя монгольские жрецы повелели пройти через священный огонь, что якобы должно было очистить его от злых намерений, и поклониться обожествляемым монголами стихиям: солнцу и огню. Благоверный Князь сказал: «Христианин кланяется только Богу, Творцу мира, а не твари». Батый через своего приближенного Эльдегу передал условие: если не будет выполнено требование жрецов, непокорные умрут в мучениях. Но и на это последовал решительный ответ святого Князя: «Я готов поклониться царю, ибо Небо вручило ему судьбу земных царств, но Христианин не служит ни огню, ни глухим идолам». Князя схватили и долго терзали. Наконец один из отступников от Христовой веры, по имени Даман, отсек голову святому мученику. Так же замучили и верного боярина Феодора. Тела святых страстотерпцев были брошены на съедение псам, но Господь чудесно охранял их несколько дней. Князя и боярина тайно похоронили с почестью верные ему приближенные, а затем их мощи были перенесены в Чернигов. Исповеднический подвиг святых убедил в непоколебимом хранении русскими людьми Православной веры, их готовности умереть с радостью за Христа; татарские ханы не решались испытывать впредь терпение Божие и не требовали от русских в Орде прямого исполнения идольских обрядов. После мученической кончины М.В. Черниговский престол занял его брат Андрей. Позже черниговские уделы закрепились за отдельными родами: Брянский, Новосильский, Карачевский и Тарусский. Фактической столицей Чернигово-Северской земли стал Брянск, так как разгром монголо-татарскими войсками Чернигова более не позволял ему выполнять столичные функции. Брянский князь одновременно носил титул Великого Князя Черниговского. От М.В. ведет свое происхождение ряд русских княжеских фамилий, в том числе Долгоруковы, Волконские, Репнины, Горчаковы, Оболенские, Одоевские, Воротынские, Волховские. В семействе князей Долгоруковых хранился крест, который, по преданию, был на мученике-князе в момент его гибели в ордынской ставке. По желанию Царя Иоанна Васильевича Грозного, с благословения митрополита Антония мощи святых мучеников были перенесены в Москву, в храм, посвященный их имени (1572), оттуда они были перенесены в Сретенский собор (1770), потом в Архангельский собор Московского Кремля (1774). В 1812 во время нашествия Наполеона серебряная рака была похищена и впоследствии заменена бронзовой. В 60—70-х XIII в. Ростовская Княгиня Марья, дочь М.В., вместе с сыновьями Борисом и Глебом, построила в честь мучеников храм и установила им местное церковное почитание. К общецерковному почитанию их причислили на Соборе 1547. Гибели князя посвящено «Сказание о убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора», известное во многих списках (XIII—XVI вв.). Житие и служба святых Михаила и Феодора Черниговских были составлены в середине XVI в. известным церковным писателем, иноком Зиновием Отенским.

Михаил Константинович (XII в.) — святой мученик (память 8/21 мая и в Соборе Владимирских святых), благоверный князь Муромский. Сын князя Муромского Константина (Ярослава) Святославича. Был отправлен своим отцом к язычникам — жителям Мурома — в качестве посланца и был убит ими. Прославили М.К., как и его отца, на Московском Соборе в 1547. С. 92.

Михалко Юрьевич (Михаил?—1176) — благоверный князь Торческий (сер. 60-х 1173), Великий Князь Владимирский (1175—1176), сын Великого Князя Киевского Юрия Долгорукого. После смерти отца не получил своего удела, жил в Суздале под присмотром брата, Князя Андрея Боголюбского; около 1162 удален им из Суздальской земли. Участвовал в походе Мстислава Изяславича против половцев в 1168. В том же году был отправлен Мстиславом с отрядом союзных берендеев и торков в Новгород на помощь Роману Мстиславичу, но был схвачен Ростиславичами и освобожден только в следующем году, когда получил от Андрея Боголюбского Торческ. В 1170 М.Ю. снова ходил на половцев, защищая Переяславль. В 1171, после смерти Великого Князя Владимира Мстиславича, начал княжить в Киеве, но по распоряжению Андрея Боголюбского уступил стол Смоленскому князю Роману Ростиславичу. Назначенный Князем Андреем по смерти другого брата Глеба (1172) в Киев, М.Ю., опасаясь Смоленских Ростиславичей, послал туда младшего брата своего, Всеволода Большое Гнездо, с племянником Ярополком Ростиславичем, а сам остался в Торческе. Племянника и брата захватили в плен Смоленские Ростиславичи. Киевским Князем был провозглашен Рюрик Ростиславич, вскоре осадивший и М. в Торченске. М.Ю. заключил с ним мир, доставивший ему Переяславль. Через несколько месяцев вступил с войсками Андрея в Киев (1173). По смерти Андрея М.Ю. сел во Владимире, но, вследствие вражды суздальских городов, уехал в Чернигов; вскоре с братом Всеволодом предпринял второй поход в Северо-Восточную Русь, занял Владимирский стол, а брату отдал Ростов (1175). Вернул владимирские сокровища, присвоенные Рязанским князем Глебом, в том числе икону Пресвятой Богородицы. М.Ю. правил всего один год; умер в 1176. Погребен во Владимирском Успенском соборе. Канонизирован в 1982. День памяти — Собор Владимирских святых 23 июня / 6 июля.

Мстислав Владимирович (Великий, в крещении Феодор, 1076—1132) — святой (память 15/28 апреля и в Соборе Новгородских святых), благоверный князь Новгородский (1088—1093, 1095—1117), Ростовский (1093—1095), Белгородский (1117—1125), Великий Князь Киевский (1125—1132). Когда ему было всего 12 лет, его дед, Великий Князь Киевский Всеволод (1078—1093), отправил внука княжить в Новгород. Новгородцы полюбили юного князя. В 1095 они изгнали князя Давида, который ушел в Смоленск, и специально ходили в Ростов за князем М.В. После смерти деда М.В. занял свою вотчину — Ростовский стол (1093). Здесь он выполнял миссию сохранять мир, который пытался нарушить его дядя, беспокойный князь Черниговский Олег Святославич. В битве на р. Медведице он разбил брата Олега — князя Ярослава Святославича (1096). Князь Олег убил брата М.В. Изяслава, оставленного здесь, пока М.В. находился на Новгородском княжении, и захватил Ростов и Суздаль, принадлежавшие М.В. Святой не хотел проливать неповинной крови. Он желал примириться с дядей и просил его довольствоваться наследованной Рязанью. Но Олег уже собирался в поход на Новгород. М.В. разбил его в сражении (1096), и Олег, потеряв Суздаль и Ростов, едва укрылся в Муроме. М.В. снова предложил мир и просил лишь вернуть пленных. Олег притворно согласился, и благоверный князь распустил войско. В новое выступление князя Олега М.В. за одни сутки успел собрать войско и с помощью брата дал отпор, занял Муром (князь Олег бежал в Рязань), освободил пленников, а затем примирил Олега с Великим Князем Святополком и своим отцом, благоверным князем Владимиром Мономахом. Новгородцы так любили М.В., что когда Великий Князь Киевский Святополк Изяславич захотел перевести Мстислава из Новгорода, они этого не допустили (1102). После вокняжения на Киевском столе Владимира Мономаха М.В. призван был отцом к себе в помощники и переведен в Белгород (1117). В 1123 противостоял Князю Волынскому Ярославу, который пытался захватить Киевское княжение и привел на Русь польские и венгерские войска. После смерти Великого Князя Владимира Мономаха занял Киевский престол (1125). Дал клятву защитить Черниговского князя Ярослава, но когда его изгнал племянник, то духовенство и все люди умоляли М.В. не проливать Христианскую кровь (1127). Благоверный князь послушался, но до конца жизни каялся, что преступил крестное целование. Продолжал укреплять внешние границы Руси, как это делал его отец. Одержал блистательную победу над давними врагами Руси — половцами, прогнав их за Волгу (1125). Полоцкие князья, которые не поддержали благоверного князя, были высланы в Грецию. М.В. успешно воевал против чуди и Литвы (1116, 1130, 1131, 1132). Благодарный за милости Божии, бывшие с ним в его деятельности, М.В. строил повсеместно храмы, монастыри и украшал их. Заложил на Городище вблизи Новгорода храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы (1099). Именно для этого храма было написано знаменитое Мстиславово Евангелие, дорогой оклад которого был сделан в Константинополе. На месте явления чудотворной иконы на острове Липне под Новгородом основал монастырь и церковь во имя святителя Николая (1114). Этот храм был знаком признательности святителю Николаю за исцеление. В тяжелой болезни благоверный князь усердно призывал на помощь святителя, мощи которого незадолго перед тем были перенесены в Бари (1087). Святитель Николай в видении повелел послать в Киев за своей иконой, указав вид и меру, от которой М.В. и получил исцеление. После победы над чудью «заложил Новгород велик» (обновил новгородский детинец) и выстроил более обширные помещения для Новгородского епископа (1116). По его повелению посадник Павел заложил крепость в Ладоге, где был построен каменный храм в честь великомученика Георгия (1116). В 1128 Великий Князь М.В. заложил в киевском монастыре каменную церковь во имя великомученика Феодора Тирона (своего тезоименитого святого) в память о победе, одержанной над Черниговским князем Олегом. (В Феодровский монастырь впоследствии сослали благоверного Князя-мученика Игоря.) В благодарность об удачном походе на Литву заложил в Киеве храм в честь Пирогощской иконы Божией Матери (1131). Преставился М.В. на Пасхальной седмице и был погребен в построенном им храме святого великомученика Феодора (не сохранились ни постройки монастыря, ни мощи Князя). Древний автор отмечал, что М.В. «был великий правосудец, в воинстве храбр и доброразпорядочен, всем соседям его был страшен, к подданным милостив и рассмотрителен. Во время его все русские князи жили в совершенной тишине и не смел один другаго обидеть. Сего ради его вси именовали Мстислав Великий. Подати при нем хотя были велики, но всем уравнительны, и для того всии приносили без тягости». Святой Князь почитался еще при земной жизни. Писец Мстиславова Евангелия называл его благоверным и Христолюбивым. Изготовитель оклада Мстиславова Евангелия, Наслав, писал: «Много труда подъял я и печали. Но Бог утешил меня молитвой доброго князя... Дай Бог его молитву всем христианам». М.В. широко почитался еще в древности в славянских станах. Проложное житие святого благоверного Князя было помещено под 15 апреля в сербском Богослужебном Прологе кон. XIII — нач. XIV вв. Этот Пролог был переписан с более раннего болгарского, источником для которого служил русский оригинал. Под 15 апреля известно житие благоверного Князя М.В. в Болгарском синаксаре 1340. (Исследования показали, что источник этого синаксаря был также русский.) В этих Прологах память святого благоверного Князя М.В. поставлена наряду с такими известными русскими памятями, как память святой равноапостольной Великой Княгини Ольги, святых благоверных князей-страстотерпцев Бориса и Глеба. Прославлен общецерковно в 1981.

Мстислав Мстиславич (Удатный, в крещении Феодор, ?—1228) — благоверный князь Трипольский (1193—1203), Торопецкий (1206—1213), Новгородский (1210—1215, 1216—1218), Великий Князь Галицкий (1215—1216, 1219—1226), Торческий (1203—1207, 1226—1228). Сын благоверного Новгородского князя Мстислава Ростиславича Храброго, отец благоверного отрока-князя Василия Мстиславича и благоверной Великой Княгини Феодосии (супруги благоверного Великого Князя Ярослава Всеволодовича), дед святого благоверного Князя Александра Невского и князя Галицкого Льва. Был одаренным полководцем, неоднократно одерживал победы в сражениях. Был поставлен на южную заставу Торческ на р. Рось, откуда во время победного похода Всеволода Чермного на Киев ему пришлось уйти в Смоленское княжество, где М.М. получил от дяди, Великого Князя Киевского Рюрика Ростиславича, Торопец (1207). В 1210 войной взял Торжок, занятый до этого Великим Князем Владимирским Всеволодом Большое Гнездо. Победив Великого Князя Киевского Всеволода Святославича Чермного, посадил на Киевский престол Мстислава Романовича (1214). В 1216 Князь Владимирский Ярослав Всеволодович захватил Торжок и перекрыл подвоз продовольствия в Новгород, М.М. выступил с новгородцами против сильного войска Владимиро-Суздальских Князей и в Липицкой битве одолел их. Владимирский престол занял союзник М.М., старший Всеволодович, Князь Константин. По приглашению князя Краковского Лешека занял Галицкий престол (1215). На Галицком престоле заключил союз с Волынским князем Даниилом Романовичем, выдав за него свою дочь Анну. Князь Даниил развернул успешные военные действия против Лешека, склонившегося вследствие этого к союзу с венгерским королем Андрашем II против двух русских князей. Пока М.М. участвовал в Липицкой битве, Галич осадили польско-венгерские войска (князь Даниил Романович, руководивший обороной, с трудом вырвался из окружения), и его занял венгерский королевич Коломан. Ушел из Новгорода в 1218, передал престол сыну Великого Князя Киевского Мстислава Святославу. В 1220 вновь занял Галич, пленив королевича Коломана, заключив мир с Андрашем II, обменял королевича на свою дочь Марию. Однако в конце жизни он передал вначале Перемышль, а потом и Галич бывшему зятю, венгерскому королевичу Андрею, после поражения на Калке не имея сил удерживать галицкие земли (1227). М.М. перешел в Понизье, в Торческ. М.М. заботился о сохранении целостности вверенного ему Богом удела, старался отстаивать его самостоятельность от каких-либо внешних посягательств. Как Новгородский князь, совершал удачные походы на чудь и орден меченосцев (1212, 1214). Принимал участие в походах Южно-Русских князей на половцев (1193, 1203). В 1223 Мстислав стал инициатором и одним из главных руководителей похода русских войск против монголов. В сражении на Калке потерпел тяжелое поражение от монгольского войска, но смерти избежал. В последние годы жизни воевал с поляками и князем Волынским Даниилом Романовичем в союзе с половецким ханом Котяном, Великим Князем Киевским Владимиром Рюриковичем и князем Белзским Александром Всеволодовичем. Перед смертью планировал организовать совместный с Даниилом Романовичем, объединившим в 1227 волынские земли, и половцами поход против князя Андрея. Умер на пути из Торческа в Киев, успев принять перед смертью схиму. При жизни ему хотелось упокоиться у мощей своего отца в Святой Софии в Новгороде, но, по польским источникам, он был похоронен в Киеве, в основанной им «церкви Святого Креста» (видимо, Крестовоздвижения; не сохранилась). Как благоверный князь, он упоминается в конце XVI в., наряду с другими благоверными Новгородскими князьями, своими отцом и сыном, в Синодике церкви святого Стефания псковского Спасо-Мирожского монастыря.

Мстислав Ростиславич (Храбрый, в крещении Георгий, ?—1180) — святой (память 14/27 июня и в Соборе Новгородских святых), благоверный князь Белгородский (1162—?), Смоленский (1175), Новгородский (1179—1180). Сын святого благоверного Великого Князя Киевского Ростислава Мстиславича. Около 1162 получил от отца Белгород. В 1167 вместе с братом Романом Ростиславичем сжег пограничный город Новгородской земли Великие Луки, защищая честь брата, князя Святослава Ростиславича, которого до того изгнали новгородцы. Вместе с братьями поддержал благоверного Великого Князя Андрея Боголюбского во время его карательной экспедиции на Киев (1169). Вскоре союзнические отношения прекратились: как и другие Смоленские князья, хотел быть независимым от Великого Владимирского Князя. В 1171 вместе с братьями помог занять Киевский стол своему дяде, Дорогобужскому князю Владимиру Мстиславичу. В 1173 сместил Всеволода Юрьевича в Киеве, посаженного своим старшим братом, князем Торческим Михаилом Юрьевичем, после того как на Киевском столе был убит Великий Князь 1леб Юрьевич, ради своего брата Рюрика Ростиславича. Чтобы смирить Смоленских князей, Князь Андрей с союзниками совершил в 1173 поход, закончившийся безуспешной осадой Вышгорода, М.Р., оборонявший его, обращался к заступничеству святых братьев Бориса и Глеба, покровителей этого города. Кроме того, к Киеву пошел другой претендент на Киевское княжение — Луцкий князь Ярослав Изяславич — с галицким войском. М.Р. примирился с Князем Андреем Юрьевичем и выпросил Киев для брата Романа. Роман, отправляясь в Киев, оставил в Смоленске своего сына Ярополка. Смоляне не захотели принимать молодого князя и призвали М.Р. (1174). Позднее он возвратил Смоленск брату со словами: «Береги его, я брал только для того, чтобы сохранить тебе» (1176), после чего М.Р., по-видимому, ушел в Торопец. В 1174—1175 вместе с Рязанским князем Глебом поддерживал ставленников старого ростовского и суздальского боярства, внуков Князя Юрия Долгорукого Мстислава и Ярополка Ростиславичей, против Михаила и Всеволода Юрьевичей, поддержанных новыми ремесленными городами и Святославом Всеволодовичем Черниговским. В 1178 новгородцы предлагали М.Р. стать их князем, но он не соглашался княжить там, где прежде него не ужились два старших брата, Рюрик и Роман. Дорожа уделом, полученным от Бога, он, чуждый честолюбия, отвечал новгородцам: «Не пойду от братьев и от своей отчины». В конце концов, он склонился на уговоры дружины и принял княжение (1179). В 1180 Мстислав захотел вернуть святыни, которые князь Полоцкий Всеслав Брячиславич войной забрал у Новгорода в 1066, подошел к Великим Лукам. Однако его старший брат, Смоленский князь Роман, заступился за своего зятя, Полоцкого князя Всеслава Васильевича, выслал сына Мстислава и предотвратил поход новгородцев. Защищал Русь и свой удел от нашествия иноплеменников. В 1168 участвовал в победе Южно-Русских князей над половцами. Как Новгородский князь, совершил удачный поход на чудь, разорил города эстонцев, беспокоивших Псков (1179). М.Р. умер от внезапной болезни. По словам летописи, перед смертью он похудел и у него стал отниматься язык. Чувствуя приближение смерти, велел нести себя в церковь, приобщился Божественных Тайн и в тот же день скончался. Новгородцы погребли М.Р. в гробнице святого благоверного князя Владимира Ярославича в Софийском соборе в приделе Рождества Богородицы. В нач. XVII в. гробница князя была освидетельствована и зафиксировано, что «мощи его нетленны, а рука ему правая выспрь». М.Р. всегда принимал правую сторону, когда возникали несогласия князей, и вступался за слабого против сильного, невзирая на множество врагов. Он не вступал в распри с другими князьями из стяжательных побуждений и в период междоусобиц стремился к миру, довольствуясь малым. По свидетельству летописи, не только его дружина, но и чужеродцы помнили доблесть его. Память о нем в Новгороде хранилась всегда как о святом князе-заступнике. Отличался он и личным благочестем: в делах милосердия успевал не менее, чем в подвигах воинской доблести. М.Р. был верным сыном Церкви, летописец о нем писал: «Он был роста среднего, лицем красавец, а душа его была еще лучше. Щедро расточал он милостыню, помогал обителям. Был храбр и мужественен; он желал умереть за землю Русскую. Когда приходилось освобождать пленных у язычников, он говорил: «"Братья! Если умрем за христиан, очистимся от грехов..." Он не собирал ни золота, ни серебра, но раздавал то дружине своей, то церквам за свою душу».

Н

Никон (Печерский, Никон Великий, ?—1088) — преподобный (память 23 марта / 5 апреля, в Соборах преподобных Ближних пещер и всех Киево-Печерских святых), игумен Киево-Печерского монастыря (1078—1088), духовный писатель-летописец, основатель церкви и монастыря во имя Пресвятой Богородицы в Тмутаракани. Был одним из первых сподвижников преподобного Антония, основателя Киево-Печерского монастыря, но пришел к нему уже иеромонахом (до 1058), получил послушание постригать новоприходящих иноков; его пострижеником стал преподобный Феодосий. За то, что им были пострижены лучшие представители боярства (великокняжеский казначей Ефрем, молодой боярин Варлаам Вышатин и др.) без княжеской воли, навлек на себя и на монастырь немилость Великого Князя Киевского Изяслава Ярославича. Ему пришлось уйти по благословению преподобного Антония. Скитаясь, он дошел до Азовского моря и основал близ Тмутаракани (Тамань) церковь и монастырь Пресвятой Богородицы, который преподобный Нестор Летописец по величию и духовному значению сравнивал с Печерским монастырем (1061). Н. приобрел у местного населения высокое уважение. После убийства греками князя Ростислава Владимировича (1065) Н. выполнял посольскую миссию к князю Святославу Ярославичу в Чернигов, чтобы тот прислал в Тмутаракань своего сына Глеба на княжение. Проводив князя Глеба в Тмутаракань, Н. вернулся по просьбе преподобного Феодосия, ставшего игуменом, в Киево-Печерскую обитель. После смуты и изгнания из Киева Великого Князя Изяслава Ярославича Н. снова удалился в Тмутаракань, где с почетом был принят князем Глебом и пользовался благорасположением его преемника и брата Романа Святославича (1068). По убиении князя Романа Черниговским князем Олегом Святославичем Н. снова возвратился в Киев, где братия выбрала его игуменом вместо преставившегося Феодосия. Н. занимался не только духовным окормлением иноков и посетителей монастыря, но и украшением великой Печерской церкви иконами и мозаикой, которую выполняли прибывшие из Константинополя мастера. При нем начал свою работу первый известный русский иконописец преподобный Алипий. Считается, что Н. создал так называемый «летописный свод 1070-х», которым воспользовался преподобный Нестор Летописец для составления «Повести временных лет». В управлении обители Н. старался сохранить все установления преподобного Феодосия в строгости, за что ему приходилось терпеть немало скорбей от братии. Погребен был в Антониевых (Ближних) пещерах Киево-Печерской Лавры, где и поныне почивают его мощи. Летопись свидетельствует, что много чудес совершалось от его мощей сразу по преставлении, поэтому, по-видимому, почитание его началось еще с древних времен.

Нифонт (?—1156) — преподобный Печерский (память 26 марта / 8 апреля, в Соборе преподобных отцев Киево-Печерских Ближних пещер и в Соборе всех преподобных отцов Киево-Печерских), епископ Новгородский (1130—1156). Во епископа Новгородского был хиротонисан митрополитом Киевским Михаилом из печерских иноков. Летописец его называл «поборником всей земли Русской» за ревность в строгом соблюдении Православных канонов и обычаев, знатоком которых он являлся. Был известен как храмоздатель, не жалел и личных средств на церковное благолепие. Выступал примирителем в спорах князей между собой. В 1147 не признал неправильно выбранного митрополита Киевского Климента Смолятича, был вызван в Киев и за упорство заключен в Ближние пещеры. Несмотря на это, продолжал носить титул епископа до конца жизни как личную честь. В Пещерах он закончил земной путь подвигов, и его мощи там почивают и сегодня. Н. известен ответами на вопросы иеродиакона Кирика. Они, по словам святителя Филарета (Гумилевского), показывают и «опытность пастыря, и светлое разумение Христианского духа».

О

Ольга (в крещении Елена, ?—969) — святая (память 11/24 июля), равноапостольная Великая Княгиня (как регент 945—960) после гибели мужа, Князя Игоря Рюриковича. Первая из русских правителей приняла Христианство еще до Крещения Руси. Происхождение ее теперь трудно установить точно. О. родилась в д. Выбуты Псковской земли. По Житию, она была незнатного рода, «от языка варяжска». Однако поздние летописи говорят о ее княжеском происхождении и даже называют ее отцом Вещего Олега, опекуна малолетнего Великого Князя Игоря, сына Рюрика. Согласно «Повести временных лет», Олег и поженил Игоря с Ольгой в 903. По одному из свидетельств, она стала женой Игоря в 10-летнем возрасте. Возможно, что у Великого Князя были и другие жены, однако летописец сообщает, что О. чтил больше иных за ее мудрость. Из договора 944 Князя Игоря с Романской Империей видно, что Ольга занимала в иерархической структуре Русского государства третье по значению место — после Великого Князя и его сына-наследника Святослава. Когда в 945 Великий Князь Игорь погиб от рук древлян, наследник престола Святослав был еще мал, поэтому фактическим правителем Руси стала О. Она посылала дружину Игоря во главе с трехлетним сыном на древлян для того, чтобы смирить их, и повоевала их города, в том числе Искоростень (946). О. с дружиной прошлась не только по Древлянской земле, но и по новгородским и псковским землям (947). Везде она установила «уроки» (фиксированную меру дани), уставы (сроки и периодичность уплаты) и погосты (торговые центры, где сбор дани систематизировался), на которых впоследствии стали строить храмы. Возможно, именно в ее время подвластные Киеву земли оказались поделены на административные единицы, в каждой из которых был поставлен тиун (княжеский управитель). Главным событием жизни О., промыслительно повлиявшим на всю русскую историю, было крещение Великой Княгини в Царьграде в 955. По летописному свидетельству, ее крестил лично патриарх Феофилакт, а восприемником был сам Император Константин VII Багрянородный. В крещении она получила имя древней царицы — матери равноапостольного Императора Константина I, равноапостольной Елены. О. не удалось склонить Святослава Игоревича принять Христианство, но очевидно, что ее воспитание находившегося постоянно при ней внука Владимира повлияло на выбор им веры для Руси. В 957 Ольга с большим посольством вновь посетила в Константинополе Императора Константина VII, который ее именовал «архонтиссой (правителем) Руси». О. управляла государством до совершеннолетия Великого Князя Святослава, но продолжала оставаться фактическим правителем и далее, так как он часто отсутствовал в военных походах за пределами Руси. Ей пришлось руководить защитой Киева от печенегов (968). По просьбе О. император Священной Римской империи Оттон I прислал на Русь миссионеров для проповеди Христианства во главе с епископом Адальбертом Магдебургским (962). Латинские проповедники были враждебно встречены местным населением: одни были убиты, остальные во главе с епископом бежали за пределы Руси, после чего и О. была отстранена язычниками от управления городом. Пострадали также и киевские христиане, по приказу Святослава был убит племянник О. Глеб и разрушены некоторые построенные ею храмы. Великая Княгиня положила начало каменному градостроительству на Руси (первые каменные здания Киева — городской дворец и загородный терем О.), заботилась о благоустройстве подвластных Киеву новгородских, псковских, расположенных вдоль Десны и др. земель. По преданию, О. основала Псков. Первый деревянный храм Святой Живоначальной Троицы в ее родном городе был построен после небесного знамения, явленного О. В некоторых местах уничтожила языческие святилища и воздвигла на их месте Христианские храмы. В Киеве был создан деревянный Софийский собор. О. запретила совершать по кончине своей языческие тризны, и ее отпевал, в соответствии с Православными канонами, пресвитер Григорий, которого она держала при себе до того тайно. Ее внук, святой Великий Князь Владимир Святославич, перенес (1007) нетленные мощи Ольги вместе с мощами других святых в основанную им каменную церковь Святой Богородицы (Десятинную) в Киеве. По Житию, тело блаженной Княгини, «светящееся яко солнце», можно было наблюдать через окошко в каменном гробу, и многие по вере своей находили от мощей исцеление. Монах Иаков в XI в. описал перенесение ее мощей и чудеса, которые при этом совершались. Скорее всего, О. тогда же начала почитаться как святая. Общецерковное прославление произошло, видимо, к середине XIII в. В 1547 О. причислена к лику святых как равноапостольная. По словам преподобного Нестора Летописца, она была «предтекущая христианской земли, аки денница пред солнцем и аки заря пред светом». Страстотерпец Император Николай II в 1915 учредил Знак отличия Святой равноапостольной княгини Ольги. Синод Русской Православной Церкви во главе с патриархом Пименом учредил в 1988 Орден святой равноапостольной княгини Ольги.

П

Пахомий (?—1216) — епископ Ростовский, Ярославский и Угличский (1214—1216). С 1196 жил в Киево-Печерском монастыре и там постригся в монашество. В 1201 был поставлен игуменом Высокопетровского монастыря в Москве и исполнял обязанности духовника благоверного князя Ростовского Константина Всеволодовича. По желанию последнего стал Ростовским епископом, что послужило разделению единой прежде епископии: во Владимире оставался свой епископ Симон. Хиротонию над П. совершал митрополит Киевский и всея Руси Матфий. П. освящал построенную в Ростове князем Константином на своем дворе церковь каменную святых страстотерпцев Бориса и Глеба (1215). При нем были заложены новый каменный Успенский собор в Ростове взамен сгоревшего и Спасо-Преображенский монастырь в Ярославле (1216). Князь, уходя на Великое Владимирское Княжение, оставил на попечении владыки малолетнего сына князя Ростовского Василько. Погребен был в Ростовском Успенском соборе. Летописец оставил такую характеристику П.: «Сей блаженный епископ был избранник Божий и истинный пастырь, а не наемник, агнец, а не волк; не собирал он богатства от чужих домов и не хвалился им, но еще обличал грабителей и лихоимцев; усердно пекся о сиротах, был весьма милостив к убогим и вдовицам, смирен, кроток, исполнен книжного ученья, всеми способами утешал печальных». Не канонизирован.

Прохор (?—1103) — преподобный (память 28 января / 10 февраля), инок Киево-Печерский. Родом из Смоленска. Принял постриг в Киево-Печерской Лавре от игумена Иоанна. Преподобный назывался также Лебедником, ибо питался лебедою и делал из нее хлеб. Преподобный еще прославился чудесною добычею соли, так что, когда в Киеве сделался недостаток в оной, бедные жители приходили в монастырь, и Прохор безвозмездно снабжал их солью. Откупщики соляные жаловались Великому Князю Святополку Изяславичу, что Прохор скупил соль, чем подорвал их торговлю. При обыске нашли у Прохора вместо запасов соли кучу золы. С того времени Великий Князь Киевский Святополк Всеволодович возымел особенное уважение к преподобному и при всяком предприятии своем ходил к нему за благословением. Мощи его почивают в Ближних пещерах Антониевых.

Р

Роман Мстиславич (Великий, в крещении Борис, ок. 1150—1205) — князь Новгородский (1168—1170), Волынский (1170—1187, 1188—1199), Галицкий (1188, 1199—1205), князь Галицко-Волынский (с 1199), Великий Князь Киевский (1201, 1204). Сын Великого Князя Киевского, затем Великого Владимиро-Волынского Князя Мстислава Изяславича и польской княжны Агнессы, дочери Болеслава Кривоустого, отец Великого Князя Галицкого Даниила Романовича. По одной из версий, он был женат на дочери Ромейского Императора Исаака Ангела Анне, матери Даниила Романовича. В 1168 Мстислав Изяславич отправил Р.М., вопреки воле Великого Князя Андрея Юрьевича Боголюбского, княжить в Новгород. В 1169, лишив Мстислава Изяславича Киевского княжения, Князь Андрей послал Владимиро-Суздальское союзное войско под началом сына Мстислава Андреевича и воеводы Бориса Жирославича против Р.М. и новгородских бояр. Р.М. был одним из организаторов обороны Новгорода. После смерти отца вынужден был уйти из Новгорода и вокняжился во Владимире-Волынском (1170). При этом его дядя, князь Ярослав Изяславич, продолжая править в Луцке, возглавлял всю землю Волынскую, пытаясь сесть на Киевский престол. Первый раз Р.М. овладел Галичем, когда горожане изгнали своего князя Владимира Ярославича, сына Галицкого князя Ярослава Осмомысла, за его нерадение в управлении княжеством (1188). Владимир Ярославич вернул свой престол при поддержке венгерского короля. Р.М. попытался удержаться с помощью войск Рюрика Ростиславича, но после неудачи вернулся во Владимир-Волынский, сместив посаженного там на время брата, князя Всеволода Мстиславича. После смерти Великого Киевского Князя Святослава Всеволодовича Киевский престол занял Рюрик, а Роман получил от него пять городов на Киевщине: Торческ, Треполь, Корсунь, Богуслав, Канев (1194). После смерти брата Всеволода Мстиславича политическое влияние Р.М. на Волыни возросло, что вызвало беспокойство Великого Князя Владимирского Всеволода Юрьевича. Он вынудил Великого Князя Рюрика Ростиславича уступить эти пять городов во Владимирское владение. Р.М. вступил в тайный союз с претендовавшим на Киев Черниговским князем Ярославом Всеволодовичем. Князь Рюрик Ростиславич узнал об этом и объявил зятю войну. Однако Р.М. в поиске помощи ушел к своим польским родственникам, а после войны примирился с Рюриком Ростиславичем, который предоставил бывшему зятю в держание небольшую волость на Киевщине (1195). В Малой Польше Р.М. оказывал помощь малолетним сыновьям умершего малопольского князя Казимира Справедливого в споре за Краков, на который претендовал их дядя Мешко Старый. Сражение не принесло решающего успеха ни одной из сторон (серьезно были ранены и сам Роман, и его главный противник Мешко Старый), однако помощь Романа все-таки помогла Казимировичам избежать разгрома и отразить притязания дяди. В 1196 Р.М. выступил на стороне Черниговского князя, претендовавшего на Киев, и приказал своим людям разорять земли Князя Рюрика Ростиславича, который в ответ организовал нападение войск князей Владимира Галицкого, Мстислава Романовича и Ростислава Рюриковича на Волынь, одновременно он с Великим Князем Всеволодом Юрьевичем и Смоленским князем Давыдом заняли черниговское княжество и, хотя и не преодолели обороны Чернигова и засек на северо-востоке княжества, добились от Ольговичей клятвы отказаться от претензий на Киев и Смоленск. В 1200 умер Владимир Ярославич Галицкий, не имевший законнорожденных сыновей. Некоторые бояре хотели пригласить на княжение сыновей Игоря Святославича Черниговского, внуков Ярослава Осмомысла по матери. Однако Р.М. подступил к Галичу при поддержке польских войск и заставил принять его на княжение, и таким образом объединил в своей власти две крупные области Руси — Волынь и Галич. Рюрик Ростиславич вступил в союз с Ольговичами и стал готовить поход на Галич (1201). Р.М. опередил его, неожиданно появившись на Киевщине во главе волынских и галицких полков, заставил Рюрика Ростиславича оставить Киевский престол, на который посадил своего двоюродного брата Ингваря Ярославича. Владимиро-Суздальский летописец утверждает, что в посажении Ингвара принимал участие Великий Князь Всеволод Юрьевич. В 1203 Рюрик Ростиславич в союзе с Ольговичами и половцами взял Киев, союзники подвергли город жесточайшему разграблению. Р.М. вначале заключил мир с Князем Рюриком Ростиславичем и согласился на его возвращение в Киев, удовлетворившись его клятвенным отречением от Ольговичей и от половцев. Но после очередного похода на половцев он заставил Рюрика постричься в монахи вместе с женой Анной и дочерью Предславой (бывшей женой Р.М.). Двух сыновей Рюрика Ростиславича Р.М. заключил в плен в Галиче, но по внушению Всеволода Юрьевича отпустил их; старший, Ростислав Рюрикович, женатый на дочери Всеволода, стал Киевским Князем. Р.М. давал отпор набегам кочевников и других племен, угрожавшим его княжеству. Он предпринимал карательные походы в земли ятвягов (1196), литовцев и др., совершал победоносные походы в половецкую землю, которые привели к временному прекращению половецких вторжений на Русь и в пределы Ромейской Империи (1201—1204). В 1201 принимал у себя бежавшего из Ромейского Царства Императора Алексея Ангела. Могущество Галицкого Князя признавали как Ромейская Империя, так и Польша, Венгрия, а папа римский Иннокентий III предложил Р.М. короноваться из его рук русским королем, при условии перехода в католичество (1204). Р.М. отклонил это предложение, заявив послам, что не нуждается в мече св. Петра, добывая себе города и земли кровью с помощью собственного. Чтобы укрепить свое влияние в Малой Польше и продвинуться в Саксонию, Р.М. в 1205 пошел на защиту князя Лешка против князя Владислава Тонконогого, но враги успели помириться. Р.М. стал требовать у Лешка, ставшего наследственным князем Кракова, волостей в награду за услуги, на что Лешко не согласился. Тогда Роман осадил Люблин. Потом, услыхав, что Лешко с братом Кондратом идут против него, оставил осаду и двинулся к ним навстречу; перейдя Вислу, он расположился станом под Завихостом, куда прибыли к нему послы от Лешка. Решено было прекратить военные действия до окончания переговоров. Роман, понадеявшись на это, с малою дружиною отъехал от стана на охоту, но тут в засаде ждал его польский отряд, и Роман после мужественного сопротивления погиб на месте с дружиною. Р.М. был похоронен в Галиче, в церкви Успения Богородицы. В.Н. Татищев сообщал о проекте политического переустройства всех русских земель, составленном Р.М. По его замыслу, Киевский Князь должен был «землю Русскую отовсюду оборонять, а в братии, князьях русских, добрый порядок содержать, дабы един другого не мог обидеть и на чужие области наезжать и разорять». Р.М. обвиняет младших князей, пытающихся захватить Киев, не имея сил для обороны, и тех князей, которые «приводят поганых половцев». Затем излагался порядок выборов Киевского Князя в случае смерти его предшественника. Выбирать должны были шестеро князей: Владимирский, Черниговский, Галицкий, Смоленский, Полоцкий, Рязанский; «младших же князей к тому избранию не потребно». Сам В.Н. Татищев первым отметил, что проект Р.М. напоминает строй Священной Римской империи. Шесть крупнейших княжеств: Владимирское, Черниговское, Галицкое, Смоленское, Полоцкое и Рязанское — должны были передаваться по наследству старшему сыну и не дробиться на части, «чтобы Русская земля в силе не умалялась». Во внутренней политике Р.М. старался ограничивать власть представителей старых галичских боярских родов, которых летописец называл мятежными; он опирался на союз с «лепшими людьми» (городскими верхами). При Р.М. продолжало развиваться каменное строительство. Сохранилась каменная Пантелеимоновская церковь, которую основал Великий Князь в Древнем Галиче в честь своего деда, святого Великого Князя Киевского Изяслава Мстиславича. По пересказу В.Н. Татищева, древний автор описал Князя так: «...ростом был хотя не весьма велик, но широк и надмерно силен; лицом красен, очи черные; нос великий с горбом, власы черны и коротки; вельми яр был во гневе; косен языком, когда осердится, не мог долго слова выговорить; много веселился с вельможи, но пиан никогда не был. Много жен любил, но ни едина им владела. Воин был храбрый и хитр на устроение полков, наипаче же показал, когда венгров великое войско с малым своим разбил. Всю жизнь свою в войнах препровождал, многие победы получил, а единою побежден был. Того ради всем окрестным был страшен...» Другая летопись о Князе сообщала: «Он победил все языческие народы мудростью своего ума, следуя заповедям Божиим: устремлялся на поганых, как лев, свиреп был, как рысь, истреблял их, как крокодил, проходил их землю, как орел, храбр был, как тур, следовал деду своему Мономаху, который погубил поганых измаильтян, называемых половцами...» Доблесть Р.М. отметил русский святой праведный Иоанн Кронштадтский в слове к интеллигенции, где он поставил Великого Галицкого Князя в ряд благоверных ратников земли Русской и поборников веры Православной — Александра Невского, Михаила Тверского и Михаила Черниговского.

Ростислав Мстиславич (в крещении Михаил, ок. 1108—1167) — святой (память 14/27 марта, в Соборах Белорусских и Смоленских святых), благоверный князь, первый Смоленский князь (1127—1160), Новгородский (1154), Великий Князь Киевский (1154, 1159—1167), сын святого благоверного Великого Князя Мстислава и Великой Княгини Христины (урожд. принцессы Шведской, дочери короля Швеции Инге Старшего), внук святого благоверного Великого Князя Владимира Всеволодовича Мономаха. Отец святого благоверного князя Новгородского Мстислава Ростиславича Храброго и благоверного Великого Князя Киевского Рюрика Ростиславича. В 1125, по восшествии отца на Киевский престол, получил в удел Смоленск. В 1127 участвовал в походе против Полоцких князей. В 1130 воевал с чудью. В 1139 новый Великий Князь Всеволод Ольгович пытался изгнать Р.М. и князя Владимир-Волынского Изяслава Мстиславича из их уделов, но вскоре был вынужден с ними примириться. В 1142 Р.М. военной силой успешно поддержал своего дядю Вячеслава Владимировича против братьев Всеволода Ольговича Игоря и Святослава. В 1144 и 1146 помогал Великому Князю Всеволоду Ольговичу в борьбе с Галицким князем Владимиром Володарьевичем. Р.М. был верным союзником старшего брата Изяслава Мстиславича, который стал в 1146 Великим Князем Киевским, вместе с ним воевал против Суздальского Князя Юрия Владимировича Долгорукого, особенно активно в 1147—1151. По приказанию брата отвоевал у дяди, князя Туровского Вячеслава Владимировича, его удел. Укреплял политическое влияние своего княжества, под влияние которого попало Рязанское княжество (1147, 1155). Вел боевые действия против князей Давыдовичей, поддерживающих Князя Юрия Долгорукого. В 1148 примирил брата Изяслава Мстиславича с Ольговичами и Давыдовичами, хотя противостояние с Суздальским Князем Юрием Владимировичем Долгоруким продолжалось. В 1149 Изяслав и Р.М. были разбиты Юрием и удалились в свои бывшие уделы. В 1151 Изяслав вернулся на Киевский престол. Р.М. вместе с Вячеславом Владимировичем, Святославом Ольговичем и Владимиром Давыдовичем нанес поражение Юрию Долгорукому в битве на р. Рут. В 1152—1154 междоусобица с Князем Юрием продолжалась, и Р.М. принимал в ней активное участие. В 1154 новгородцы изгнали сына Изяслава Мстиславича Ярослава и пригласили Р.М. По смерти Великого Князя Изяслава Мстиславича Р.М. был приглашен Вячеславом Владимировичем к соправительству в Киеве (1154), но по кончине Великого Князя Вячеслава ему пришлось покинуть Киевский престол, так как на него имели право Черниговский князь Изяслав Давыдович и Суздальский Юрий Владимирович (1155). Суздальский Князь повел свои войска через Смоленскую землю, и Р.М. должен был выступить ему навстречу, но уступил дяде, заключив мирное соглашение, чем вызвал недовольство Мстислава Изяславича, который был готов поддержать его. Позже Р.М. объединился с князем Черниговским Изяславом Давыдовичем и князем Владимир-Волынским Мстиславом Изяславичем, противостоявшими Великому Князю Юрию Владимировичу. В 1156 Смоленскому князю подчинился Святослав Владимирович Вщижский, племянник Изяслава. После смерти Великого Князя Юрия Владимировича и изгнания Изяслава Давыдовича с Киевского Княжения Волынский князь Мстислав и Галицкий Ярослав Осмомысл Изяславичи, а также князь Дорогобужский Владимир Андреевич предложили Р.М. занять Киевский престол. Однако он захотел сесть на отчий престол самостоятельно и послал предварительно в Киев двух земских послов: от смолян Ивана Ручечника, от новгородцев Якуна, чтобы испытать добровольное желание киевлян видеть его своим Князем; после получения вечевого согласия произошло его вокняжение (1159). Мстиславу Волынскому Р.М. выделил из своих владений Белгород, Торческ и Треполь. Изяслав Давыдович попытался вернуть себе Киев, но погиб (1161). На Киевском Княжении Р.М. вел мирную политику, стараясь привести к согласию конфликтующие стороны. Заботился о безопасности Киева и следил за внутренним порядком. В 1159 Р.М. послал войско освободить Олешье в низовьях Днепра, захваченный вольницей так называемых берладников. Ограждал свои княжества от набегов половцев. Он защитил союзников киевлян, черных клобуков, от их набегов, послав карательные войска (1162). В 1163 Р.М. заключил с половецкими ханами союз, женив своего сына Рюрика на дочери половецкого хана Белука. В 1165 он фактически присоединил к Смоленскому княжеству Витебск, куда посадил своего сына Давыда Ростиславича. Витебский князь Роман получил в управление два смоленских города. С 1157 сын Р.М. Святослав княжил в Новгороде. В 1167 некоторые новгородцы стали составлять заговор против него, и Р.М. решился отправиться в Новгород, чтобы примирить своего сына с недовольными. В пути он занемог и потому послал сказать к сыну в Новгород, чтобы тот явился в Великие Луки вместе со знатными новгородцами. Р.М. удалось уговорить послов примириться с сыном и держаться союза со смолянами. На обратном пути, в Смоленске, Ростислав почувствовал себя еще хуже, но, желая во что бы то ни стало умереть в Киеве, продолжал путь. Ростислав умер в с. Зарубе, а его тело было привезено в Киев и похоронено в киевском монастыре св. Феодора. Отличался благочестием и заботой о Церкви. Р.М. учредил Смоленскую епархию, по его просьбе митрополит Никита поставил в Смоленске епископа Мануила (1136). В Киевское Княжение Р.М. попытался поставить русского владыку на митрополичью кафедру. Вместо поставленного в Константинополе митрополита Иоанна он предлагал прежде отвергаемого им ставленника, покойного Изяслава Мстиславича митрополита Климента Смолятича. Признал греческого митрополита, вняв уговорам посла Императора Мануила I, но добился на будущее от патриарха Константинопольского, чтобы русских митрополитов ставили по согласованию с Великим Князем. Р.М. стремился к решению политических проблем мирным путем, был хорошим организатором. Вся суть его княжения заключалась в том, что он «устроил» Смоленское княжество и умирял Русскую землю во время своего Великого Княжения. Во внутренней политике Р.М. старался опираться на общинное управление, которое было очень сильно до него. В 1137 Ростислав провел перепись всех земель и угодий, городов и сел, чтобы определить состояние промыслов и торговли и равномерно, в соответствии с доходами, распределить облагаемую дань. По итогам переписи Князь дал Смоленской епископии «Уставную грамоту» (1150), по которой был учрежден порядок владения Церковью землей и выплаты ей десятины. Р.М. много заботился о собирании и списывании книг и рукописей. В Смоленске и в других городах в его время появились книгохранилища. Почитался в лике святых местно. Прославлен общецерковно в 1984.

Рюрик Ростиславич (в крещении Василий, ?—1214?) — благоверный князь Овручский (1157—?, 1173—1194), Торческий (1160-е), Новгородский (1170—1171), Великий Князь Киевский (1173, 1181, 1194—1201, 1203—1204, 1205—1206, 1207—1210), Черниговский (1210?—1214?). Сын святого благоверного Великого Князя Ростислава Мстиславича, брат святого благоверного князя Мстислава Ростиславича Храброго. Как князь Овручский, вместе со смоленским войском участвовал в походе Великого Князя Изяслава Давыдовича на Туров (1157). Выполнял воинские поручения отца: ходил на помощь князю Полоцкому Рогволоду Борисовичу против князя Минского Ростислава Глебовича и к князю Черниговскому Святославу Ольговичу против Великого Князя Киевского Изяслава Давыдовича и половцев (1159). Около 1160 Р.Р. держал Поросье. В1167 участвовал в приглашении на Киевское княжение Мстислава Изяславича и по его зову ходил на половцев, но в следующем году участвовал в походе против него Великого Князя Андрея Боголюбского, который разгромил Киев. На новгородском княжении отнял посадничество у знатного новгородского боярина Жирослава (1171), чем вызвал неудовольствие остального боярства и был вынужден покинуть Новгородскую землю. В 1173 князья Ростиславичи (Давыд, Рюрик и Мстислав Храбрый), обвиненные Великим Князем Андреем в том, что их бояре отравили его брата, Великого Князя Киевского Глеба Юрьевича, захватили Киев, где сел Р.Р. Князь Андрей послал большое войско против Ростиславичей, которые отсиделись в надежных крепостях: Вышгороде и Белгороде. Р.Р. недолго оставался в Киевской земле, владея Белгородом и Овручем, а потом ушел в Новгород. Новгородцы все же упросили Р.Р. удалиться, чтобы не ссориться с Великим Князем Владимирским (1174). Вновь овладел Киевом в 1180 после того, как князь Святослав Всеволодович неудачно попытался захватить его брата Давыда Ростиславича на охоте, а затем спешно отступил за Днепр, в Чернигов. Успешно сражался с Ольговичами (князьями Святославом Всеволодовичем, его братом Ярославом и Игорем Святославичем), которым пришли на помощь союзные половцы, возглавляемые Кончаком и Кобяком. Р.Р. все же восстановил великокняжескую честь Святослава Всеволодовича, уважая его старшинство: он, по словам летописца, «возлюби мир паче ратных и пожити хотя в братолюбьи» и взял «всю Русскую землю», т.е. остальные города Киевской земли (Белгород, Овруч, Вышгород). Впоследствии Р.Р. действовал вместе с князем Святославом и против половцев (битва на р. Орели, битва на р. Хороле). Для понимания взаимоотношений Р.Р. с другими русскими князьями немаловажное значение имело то, что в 1183 он выдал свою дочь за Глеба — сына Святослава Всеволодовича. Будучи сватами, Р.Р. и Святослав Всеволодович в течение 13 лет (1181—1194) являлись соправителями на Великокняжеском престоле, определяя политику всей Руси. Р.Р. выдал свою дочь Предславу за Волынского князя Романа Мстиславича и пытался ему помочь преодолеть экспансию венгерского влияния в Галицкой земле, но не смог добыть зятю Галицкий престол. Великий Князь Святослав предложил Р.Р. самому овладеть Галичем и обещал военную помощь, отчего тот отказался. Зато Р.Р. удалось уговорить младшего брата, князя Романа Всеволода Мстиславича миром вернуть старшему брату Владимир-Волынский. После смерти Великого Князя Святослава Р.Р. стал единовластным Киевским Князем, церемонию его восшествия на престол в Софийском соборе возглавлял митрополит Киевский и всея Руси Никифор. Став Великим Князем, старался жить в мире с Князем Владимирским Всеволодом Юрьевичем, которого считал старшим, что позволило на некоторое время избежать усобиц на Юге Руси. В 1195 Великий Князь Всеволод потребовал у Р.Р. обещанные ранее Роману города в Поросье себе, а затем уступил один из них своему зятю, сыну Р.Р., из-за чего князь Роман Мстиславич посчитал себя обманутым Р.Р. В 1196 бывшие союзники Р.Р. Ольговичи вместе с полочанами повели поход в Смоленскую землю князя Романа, в ответ он приказал своим людям разорять земли Р.Р., который усмирил его, организовав нападение войск князя Галицкого Владимира и Мстислава Романовича на волынский Перемиль, а войск Ростислава Рюриковича — на Каменец. После смерти князя Владимира князь Роман занял Галич (1199). Р.Р. хотел пойти походом на Галич, но князь Роман первым напал на Киев во главе галицких и волынских полков и при поддержке черных клобуков и киевлян изгнал Р.Р., посадив двоюродного брата, князя Луцкого Ингваря Ярославича, в чем была и воля Великого Князя Владимирского Всеволода Юрьевича (1201). Черниговские князья и половцы помогли Р.Р. вернуть город, который он отдал половцам в качестве платы за помощь на жестокое разгромление. Р.Р. ушел из сожженного и разграбленного города в Овруч, где его осадил князь Роман, отрезав от союзников и настояв на возвращении на Киевское княжение после клятвенного отречения от сношения с Ольговичами и половцами. Р.Р. целовал крест ему, Великому Князю Всеволоду и детям его (таким образом, он отказался от старшинства в пользу рода Владимирского Князя). После удачного похода русских князей на половцев организатор его, князь Галицкий Роман Мстиславич, обсуждая раздел волостей, обвинил Р.Р. в нарушении договора и, взяв под стражу, отправил в Киев, велел там постричь его в монахи вместе с женой Анной и дочерью Предславой, бывшей женой князя Романа. Двух сыновей Р.Р. Роман вначале увел как пленников в Галич, но по настоянию Великого Князя Всеволода отпустил их, и Ростислав Рюрикович, зять Князя Всеволода, вокняжился в Киеве. После гибели князя Романа (1205) Р.Р. объявил себя Великим Князем Киевским вместо сына (жена Р.Р. отказалась оставлять иноческий образ, наложенный на нее насильно, и постриглась в схиму). Р.Р. присоединился к союзному войску черниговцев, смолян и половцев, возглавляемому князем Черниговским Всеволодом Святославичем. Поход ничем не закончился: галичане при поддержке венгерского короля и Великого Князя Всеволода отстояли город. Но в сложной ситуации без княжеского управления они призвали, в итоге, князя Новгород-Северского Владимира Игоревича, родственника князя Всеволода Чермного, который, воспользовавшись ситуацией, напал на Р.Р. и сам сел в Киеве (1206). Р.Р. удалось вернуть город, но в 1207 Князь Всеволод Чермный, в союзе с другими князьями-родственниками опять занял Киевскую волость, как говорит летописец, наделав много зла Русской земле через своих союзников-половцев. Противостояние продолжалось до 1210, когда Великий Князь Владимирский определил сидеть Князю Всеволоду Чермному в Киеве, а Р.Р. в Чернигове. Скорее всего, Р.Р. умер в Киеве, добровольно согласившись на это решение, желая мира. Р.Р. успешно воевал в кампаниях русских князей против иноплеменников. В частности, в 1183 вместе с Великим Князем Святославом наголову разбил половцев и способствовал установлению спокойствия на границах Южной Руси, чем снискал любовь «крестьян и поганых». В 1203 Р.Р. принял участие в большом походе Южно-Русских князей на половцев, организованном князем Галицким Романом Великим. Считается, что в 1180—1190-е при дворе Р.Р. в Киеве (возможно, игуменом Выдубицкого монастыря Моисеем) составлялся летописный свод, который вошел в состав Ипатьевской летописи. Летописец называет Князя «благоверным и христолюбивым» за его любовь к Церкви и обильную жертву на храмы и монастыри. При Р.Р. был личный строитель Петр Милонег, который и руководил обширным храмоздательством Князя в разных, подчиненных ему городах (Киев, Овруч, Белгород, Чернигов и др.). Из личностных качеств Князя летописцем были названы воздержанность и целомудрие.

С

Святополк Изяславич (в крещении Михаил, 1050—1113) — благоверный князь Полоцкий (1069—1071), Новгородский (1078—1088), Туровский (1088—1093), Великий Князь Киевский (1093—1113). Сын Великого Князя Киевского Изяслава Ярославича и Олисавы (по граффити в Софии Киевской, возможно, гречанка) или польской королевны Гертруды, дочери Мешко II. Его первой женой была дочь Ромейского Императора Алексея I Комнина, царевна Варвара. В 1069 отец выгнал из Полоцка князя Всеслава Брячиславича, посадил там старшего сына князя Мстислава, а после его смерти — С.И., которому пришлось уйти, так как князь Всеслав снова вернул свой удел (1071). Ушел вместе с отцом в изгнание за пределы Руси (1073—1077). По возвращении предпринял вместе с двоюродным братом, князем Владимиром Мономахом, поход против князя Полоцкого Всеслава и после смерти князя Глеба Святославича (1078) был посажен отцом в Новгороде. В 1088 перешел княжить в Туров. Уже после возвращения своего отца в Киев С.И. получил Новгород и вместе с князем Владимиром Мономахом ходил к Полоцку и сжег его посады (1078). По смерти Великого Князя Всеволода Ярославича его сын, князь Владимир Мономах, пригласил в Киев Святополка из Турова, как самого старшего из всех внуков Ярослава Мудрого (1093). Как сообщает летописец, киевляне вышли навстречу новому Князю и приняли его с радостью. Великого Князя сразу по восшествии одолели половцы, которые нанесли ему поражения у Треполя и на Желани и опустошили страну (1094). С.И. заключил с ними невыгодный мир и взял в жены дочь Тугоркана, хана половецкого. Вместе с князем Владимиром Мономахом ходил на князя Черниговского Олега Святославича, который, в итоге, бежал из Черниговской земли (1096). В новое нашествие степняков на Киев под водительством хана Боняка с участием Тугоркана, тестя С.И., благодаря совместным действиям С.И. и князя Владимира Мономаха и умелой стратегии последнего половцы понесли поражение, были убиты хан Тугоркан, его сын и многие другие ханы. Труп Тугоркана С.И. похоронил в Берестове. Несмотря на это, хан Боняк совершил набег на Киев, пожег всю низину и предгорье, разграбил киевские монастыри. По совету князя Владимира, С.И. созвал в Любече съезд русских князей для установления мира и объединения для отпора половцам (1097). На этом же съезде было принято судьбоносное для дальнейшей истории Руси решение держаться каждому князю своей вотчины, а не искать чужого удела. После съезда князь Волынский Давыд Игоревич по наущению каких-то мужей оговорил перед Великим Князем князя Василька Ростиславича в совместном заговоре с князем Владимиром Мономахом против него и самого С.И. Князь Давыд намекал о косвенной вине князей Ростиславичей в убийстве брата С.И., благоверного князя Ярополка Изяславича, и С.И. разрешил ему наказать князя Василька, который был ослеплен. Князь Владимир Мономах, а также Давыд и Олег Святославичи объединились, чтобы заступиться за князя Василька. После съезда в Уветичах и заключения мира князья пошли в поход на С.И., чем вынудили его пойти войной на Владимир-Волынский и изгнать оттуда князя Давыда (1099). С.И. ходил и в Галицкую землю, желая отнять у князей Володаря и Василька Ростиславичей бывший удел своего брата, но потерпел поражение. Конец войне положил Витичевский съезд князей (1100), на котором судили князя Давыда и окончательно закрепили положение Любечского съезда: за князьями Ростиславичами были закреплены перемышльские и теребовльские земли; князю Давыду определили удел, которым позже стал Дорогобуж; во Владимире-Волынском сел сын С.И., князь Ярослав. В 1101 С.И. вынужден был идти походом на своего племянника, князя Ярослава Ярополчича. В 1102 С.И. заключил с Владимиром Мономахом договор, по которому их сыновья должны были поменяться уделами (Владимиром-Волынским и Новгородом). В 1104 организовал поход Южно-Русских князей под командой своего воеводы Путяты против князя Минского Глеба Всеславича. С.И. старался укрепить Русь не только устранением внутренних смут, но и активными внешними действиями за ее пределами. Путем династических браков он установил добрососедские связи с венгерским и польским королями. Совместно с другими русскими князьями преодолевал самую главную проблему внешней политики того времени — постоянные набеги коварных степных кочевников; кроме большого похода на половцев в 1097, были и другие. Съезд русских князей заключил на р. Золотче мир с половецкими князьями (1101). На съезде князей близ о. Долобских по настоянию благоверного князя Владимира было решено снова совершить общерусский поход на половцев (1103). Позже С.И. закреплял эти победы в других союзных походах в глубь половецких степей (1106, 1107, 1110, 1111). Во внутренней политике Великий Князь отличался мягкостью и мало участвовал в общинной жизни своего народа, отчего в его администрации развились некоторые злоупотребления. Приближенные С.И. вели спекуляцию солью, при нем развилось еврейское ростовщичество, все это вызывало смуты в киевской общине, которые особенно сильно выразились после его смерти (1113). Святополк умер на Светлой неделе. «Повесть временных лет» описала его кончину: «А скончался благоверный Князь Михаил, которого звали Святополком, привезли его в ладье в Киев, и привели в надлежащий вид тело его, и возложили на сани. И плакали по нему бояре и дружина его вся; отпев над ним полагающиеся песни, похоронили в церкви святого Михаила, которую он сам построил». С.И. был щедрым жертвователем на нужды храмов и монастырей, выступал и как градо- и храмоздатель. После очередного (совместного с благоверным князем Владимиром Мономахом, 1095) удачного похода против половцев С.И. основал на Днепре город-крепость Новгород-Святополч. Упомянутая церковь Архангела Михаила была заложена им в благодарность Богу и своему небесному покровителю за благодатный исход других своих битв. Купол церкви был позлащен, что было большой редкостью в то время, отчего и монастырь, в котором возвели храм, получил название Михайловского Златоверхого (1108). В.Н. Татищев приводит такую характеристику С.И.: «Сей князь великий был ростом высок, сух, волосы чермноваты и прями, борода долгая, зрение острое. Читатель был книг и вельми памятен, за много бо лета бывшее мог сказать, яко написанное. Болезней же ради мало ел и весьма редко и то по нужде для других упивался. К войне не был охотник, и хотя на кого скоро осердился, но скоро и запамятовал». С.И. был очень благочестив: отправляясь и возвращаясь из походов, всегда заезжал в Киево-Печерский монастырь поклониться гробу преподобного Феодосия Печерского и принять благословение у игумена.

Святослав Всеволодович (в крещении Гавриил, 1196—1252) — святой (память 16 февраля), благоверный князь Новгородский (1199—1205, 1207—1210), Юрьев-Польской (1213—1228, 1248—1252), Переяславский (1228—1238), Суздальский (1238—1246), Великий Князь Владимирский (1246—1248). Сын Великого Князя Владимиро-Суздальского Всеволода Юрьевича Большое Гнездо и благоверной Великой Княгини Марии Шварновны (в иночестве Марфы), княжны чешской (по другой версии, осетинской), брат благоверных князей Константина, Юрия, Владимира и Ярослава Всеволодовичей. Родоначальник Юрьев-Польских князей. Его супругой была княгиня Евдокия, дочь благоверных князя Муромского Петра (Давыда) Юрьевича и Княгини Февронии (Евдокия с согласия мужа в 1228 приняла монашество). Отец святого (по старинным святцам) благоверного Князя Димитрия, принявшего схиму от святителя Игнатия Ростовского. Мать, блаженная княгиня Мария, славилась добродетельным житием, кротостью и мудростью, делала обильные вклады в храмы и обители Владимирской земли; страдая тяжким недугом много лет, показывала пример терпения и благодарения Бога своим сыновьям, которых воспитывала в благочестии, перед смертью завещая им жить в любви к Богу и людям, быть трезвыми, приветливыми и особенно уважать старцев. Жизнь С.В. тоже была полна испытаний и лишений. Уже в три года он по традиции прошел обряд посвящения в княжеский образ и отправлен отцом по просьбе новгородского веча на княжение в Новгород, где был сменен старшим братом, Князем Константином в 1206 и снова возвращен в Новгород в 1208. В 1210 Торжок (новгородское владение) был занят князем Торопецким Мстиславом Удатным, который, возможно, был приглашен туда частью новгородцев, которые заперли С.В. в архиепископском доме и торжественно приняли в Новгороде князя Мстислава. Великий Князь Всеволод послал к Торжку, куда снова ушел князь Мстислав, большую рать во главе с сыновьями, князьями Константином и Ярославом, после чего С.В. был отпущен, присоединился к братьям в Твери и оттуда вместе с ними прибыл во Владимир, где и оставался до самой смерти отца (1212), который незадолго до кончины дал в удел С.В. Юрьев-Польской и Городец (Радилов). В дальнейшем С.В., как младший брат, был послушником Князя Юрия Всеволодовича, выполняя различные его поручения. Так, он участвовал в противостоянии городов Северо-Западной Руси, войска которых возглавлял благоверный Великий Князь Владимирский Юрий Всеволодович, и южно-русских городов, на стороне которых выступали благоверный князь Мстислав Удатный, защищавший новгородцев, и благоверный князь Ростовский Константин Всеволодович. Против него С.В. с Князем Юрием ходили в поход, закончившийся миром (1213). Ходил к Новому Торгу на помощь брату, князю Ярославу, изгнанному из Новгорода, который занял князь Мстислав, и осадил Торжок. Участвовал в судьбоносной для дальнейшей истории Руси Липицкой битве, в которой разделил участь поражения с Князем Юрием, потерявшим вследствие этого Великокняжеский престол, но снова занявшим его после смерти Великого Князя Владимирского Константина (1220). Держал по повелению брата Переяславль-Русский (1228). Участвовал в Ситской битве против татаро-монголов, был свидетелем гибели брата, Великого Князя Юрия, и погребал его во Владимире (1238). От другого старшего брата, севшего на престол разоренного татарами Владимира, Князя Ярослава Всеволодовича, получил Суздаль и Ростов. Сопровождал Великого Князя в Орду, откуда вернулся лишь через год (1245). После смерти Князя Ярослава, происшедшей по пути из Каракорума (1246), по праву старшего в роду получил ханский ярлык на Великое Княжение, раздав племянникам города, завещанные Князем Ярославом. Наделение семерых наследников уделами означало дробление старой владимирско-переяславской территории на ряд более мелких владений, что не устраивало многих. В итоге попыток иного передела земель на Владимирском столе С.В. сместил князь Московский Михаил Ярославич Хоробрит, который вскоре погиб в бою с литовцами на р. Протве (1248). Святослав Всеволодич уже до самой смерти не смог вернуть себе Великокняжеский стол, так как после Князя Михаила его занял по завещанию Князя Ярослава Всеволодовича и по воле ханов Князь Андрей Ярославич. На подтверждение владения Юрьевом-Польским С.В. ездил с сыном Дмитрием в Орду и был там хорошо принят (1250). Как подручный старших братьев-князей, активно участвовал во внешних военных походах Руси. В 1220 владимирские, ростовские и переяславские полки под предводительством С.В., а также дружины двух Муромских князей обрушились на булгарский Ошель. Напуганные разгромом Ошеля, булгары в том же году прислали посольство к Великому Князю Юрию, «молящеся и мира просяще». С.В. ходил во главе владимирского войска по повелению Князя Юрия, чтобы отомстить немецким рыцарям за разорение новгородских земель. 12-тысячное русское войско в союзе с литовцами вторглось на территорию Ливонского ордена и разорило окрестности Вендена (1222). Вместе с братом, князем Стародубским Иваном, был послан Князем Юрием во главе владимирского войска на подавление мордвы, восставшей против построенного на их землях пять лет назад Нижнего Новгорода (1226). В 1248 отомстил литовцам, убившим князя Михаила Ярославича Хоробрита, разбив их у Зубцова. С.В. прославился как боголюбивый и благодетельный князь. Об основном своем уделе — Юрьеве-Польском — он очень заботился, и его взаимно любили. Там он основал мужской княжеч монастырь в честь Архангела Михаила. В 1230 С.В. разрушил старый собор святого великомученика Георгия, поставленный Великим Князем Юрием Долгоруким, основателем Юрьева-Польского, а на его месте воздвиг новую церковь, «чудну зело, вельми украси ю резным каменем от подошвы и до верху святых лики и праздники, а сам бе мастер» (1234). До сегодняшнего дня в соборе сохранился белокаменный крест, который чтился местным причтом и населением как чудотворный и назывался «Святославов». Этот крест князь высек из камня в память о своем чудесном избавлении от потопления на р. Волге (1224). Последние дни своей жизни святой князь прожил богоугодно, в посте и молитве, чистоте и покаянии. Тело его было положено в созданном им Георгиевском соборе. Над его мощами случались чудеса исцеления. Они были обретены в 1991 и положены в Свято-Покровском храме Юрьева-Польского, «идеже и до ныне лежат Богом блюдомы и исцеления дар с верою приходящи подают».

Серапион (?—1275) — святитель (память 29 июня / 12 июля и в Соборе Владимирских святых), епископ Владимирский Серапион, русский духовный писатель. Известно, что он был игуменом (архимандритом) Киево-Печерского монастыря. Участвовал в Соборе епископов во Владимире (1274), который при Великом Князе Владимирском Василии Ярославиче созвал митрополит Киевский и всея Руси Кирилл для искоренения различных нестроений и злоупотреблений обширной митрополии, ставших причиной духовного упадка Руси. Русские епископы приняли к обязательному общецерковному употреблению славянский список Кормчей, который был прислан деспотом Болгарским Иаковом Святославом. На Соборе митрополит Кирилл поставил С. епископом Владимира, Суздаля и Нижнего Новгорода, так как он был известен как образованный и умелый проповедник. Летопись свидетельствовала, что С. «Бе же зело учителен и силен в Божественном Писании». Именем С. надписаны пять «Слов», четыре из которых находятся в одном из древнейших четьих сборников XIV в. — «Златой чепи». В своих «Словах» С. показывал тяготы монголо-татарского ига, которые русский народ понес за свое духовное обнищание и возврат к языческим обычаям, и выражал надежду на освобождение Руси, связанное с деятельным покаянием ее людей, очищением от языческих страстей и укреплением в Православии. Его считают также автором «Поучения к попам», входящим в состав кормчих книг вместе с постановлениями Собора. Простота не мешает речи С. быть образной, поэтичной и исполненной силы и одушевления. С. был не столько назидательным проповедником, сколько сумел откликнуться на боль народа, укрепить его силы в духовной борьбе. Поэтому память народная о нем сохранялась до XIX в., ему поклонялись как одному из заступников в тяжелые жизненные времена. С. был поистине добрый пастырь и, хотя епископствовал на Владимирской кафедре всего один год, много пользы принес своим чадам. С. скончался в глубокой старости. Погребли его в кафедральном Успенском соборе Владимира, где гробница его пребывает и по сей день. В надписаниях его «слов» он называется «святым, преподобным и блаженным». В рукописных святцах он также поставлен в числе святых.

Симон (?—1226) — святитель (память 27 апреля / 10 мая и в Соборе преподобных отцов Киево-Печерских Ближних пещер), первый епископ Владимирский и Суздальский (1215—1226), духовный писатель. Был монахом Печерского монастыря в Киеве, потом игуменом Владимирского Рождественского монастыря, откуда и был поставлен епископом. Инициатива организации кафедры принадлежала благоверному Великому Князю Владимирскому Юрию Всеволодовичу, который желал, чтобы из разросшейся Ростовской епархии была выделена еще одна, соответствующая территориально границам великокняжеского удела (Суздальская, Владимирская, Юрьевская и Тарусская). С. известен как автор восьми повестей о печерских иноках, адресованных другу, печерскому иноку Поликарпу; Послания к нему же; Повести об основании Печерской обители и др. С. пользовался материалами огромной библиотеки благоверного Великого Князя Константина Всеволодовича, и его сведения крайне ценны и деталями, имеющимися в описании духовной жизни печерских иноков, и фактическим историческим материалом. Накануне смерти С. принял схиму. Был погребен во Владимирском Успенском соборе. День памяти святителя, по косвенным данным, был установлен не позднее XVII в. В 1882—1884, во время реставрации собора, было произведено восстановление надгробной плиты на гробнице святителя. Во время этих работ через отверстие в плите были видны его святые останки. В летописи святой назван «учительным и милостивым».

Спиридон (?—1249) — архиепископ Новгородский и Псковский (1230). Был иноком Юрьева монастыря Новгорода, служил в сане иеродиакона. При жизни тяжко болевшего Новгородского архиепископа Антония, удалившегося от дел, С. по жребию был избран на Новгородскую кафедру. Митрополит Киевский Кирилл II руположил его в иеромонаха, а через полгода совершил над ним хиротонию во епископа Новгородского и Псковского с возведением в сан архиепископа (1230). По прибытии из Киева С. совершил постриг над Княжичем Ростиславом Михайловичем, сыном мученика, благоверного князя Черниговского Михаила Всеволодовича, в знак того, что Новгородское княжение переходило от отца к юному сыну, — один из первых зафиксированных случаев такого обряда, совершенного над Новгородским князем. Время святительства С. началось тяжелыми бедствиями и испытаниями для новгородцев. Население вымирало от частых бед: землетрясение, неурожаи, голод, пожары. Святитель всеми силами старался помогать бедствующим: и материальной помощью, и молитвой. С. оплакивал кончину юного князя Феодора, старшего сына Новгородского князя Ярослава, погребая его в обители св. Георгия (1234), а потом в той же обители хоронил и благочестивую мать князя Феодора Феодосию, в инокинях Евфросинию (1244). Ревностно содействовал святому благоверному Князю Александру Ярославичу Невскому во время войны со шведами в отражении враждебных соседей. Духовно укреплял и благословлял Князя, когда ему пришлось выступить против неприятеля с дружиной, гораздо меньшей неприятельской, и затем торжественно встречал его в Новгороде с победой (1240). Когда, вследствие крамолы новгородцев, святой Князь Александр Невский покинул Новгород вместе с матерью, супругою и всеми приближенными, шведы опять стали теснить новгородцев. С. пришлось выполнять роль посредника между новгородцами, которые раскаялись в своем поступке, и Великим Князем Владимирским Ярославом, отцом благоверного Князя Александра. С. дважды ездил с посольством к Князю во Владимир с просьбой отпустить в Новгород своего старшего сына. 20 лет Спиридон мирно управлял паствою, не вмешиваясь в дела шумного новгородского веча, стараясь ладить с приходившими в Новгород татарами, и тем самым помогал княжеской власти обеспечивать Новгородскому краю мир, тишину и безопасность. Погребен в Мартириевой паперти Софийского собора.

Т

Тамара (1166—1209 по 1213) — святая (память 1/14 мая), равноапостольная Царица Грузинская (1184—1212). Происходила из династии Багратионов, дочь Царя Георгия III и Царицы Бурдухан, дочери осетинского Царя Худана. Воспитала ее высокообразованная и благочестивая тетка Русудан. Т. была коронована своим отцом в качестве соправительницы, чтобы стабилизировать политическую ситуацию в стране (1178). После смерти Царя Т. была повторно коронована в Гелатском монастыре (1184). Царица немедленно созвала Собор для устранения неурядиц в церковной жизни и установления административного порядка. Отрешены были от кафедр недостойные архиерей, смещены злоупотреблявшие своей властью правители, церкви освобождены от повинностей, участь крестьян облегчена, водворен внутренний мир. Тамара была признана Царицей от Понта до Гургана (Каспия) и от Спер (линия от Трапезунда к Карсу) до Дербента, Хазаретии и Скифии. Девизом своего правления она провозгласила милость и правду: «Я отец сирых и судья вдов». В ее царствование не было ни одного случая смертной казни и телесного наказания. Избегая осложнений внутри царства, Царица вела ряд войн с соседними государствами. Первый ее супруг, русский князь Георгий (возможно, сын благоверного Князя Андрея Боголюбского) совершил военные экспедиции на север Армении, в Ширван и Эрзерум. По грузинским летописям, ее брак с Георгием был расторгнут вследствие творившихся князем бесчинств. Он вначале бежал в Константинополь, а потом попытался вернуть престол с помощью греческих войск и его грузинских сторонников. Когда мятеж был подавлен, Георгий был повторно изгнан, его сторонники наказаны (1191). Т. вступила в новый брак с другом детства, осетинским Царевичем Давидом Сосланом, с помощью которого завоевала Тавриз, Эрзерум, одержала блестящую победу над султаном ардебильским. Шамкорская битва (1195) принесла ей громкую славу, отголоски которой слышатся в русском сказании об иверской царице Динаре. Нанесла поражение султану алеппскому (1203). Т. заботилась и о духовном развитии Грузии. В истории период правления Т. называется «золотым веком Грузии», когда произошло не только духовное становление грузинского народа (и других кавказских), его широкое воцерковление, но и получили свое развитие наука, искусства и социально-экономическая жизнь. Предание, которое приписывает Тамаре постройку всех замечательных храмов и крепостей Грузии, недалеко от истины: множество памятников искусства создано именно в ее правление. Среди них — роскошный дворец Вардзиа, высеченный в скалах неподалеку от Ахалцихе, вмещающий до 360 покоев. При ее дворе была собрана плеяда славных писателей, которые развили и усовершенствовали грузинский язык. Именно в ее царствование была написана поэма Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре». Поэты ее времени восхваляли ум и красоту Царицы. Тамару называли не Царицей, а Царем, «сосудом мудрости», «солнцем улыбающимся», «тростником стройным», «лицом лучезарным», прославляли ее кротость, трудолюбие, послушание, религиозность, чарующую красоту. О ее совершенствах ходили легенды, дошедшие в устной передаче до наших времен. Ее руки искали Царевичи Ромейской Империи, султан алеппский, шах персидский. Грузинская Церковь причислила ее к лику святых.

Ф

Федор (Феодор, ? — ок. 1023) — святитель (память 8/21 июня, в Соборах Ростово-Ярославских и Владимирских святых), чудотворец, епископ Ростовский и Суздальский. Родом грек, был первым епископом Ростовским. Появился на Руси после ее Крещения равноапостольным Князем Владимиром. Он прибыл из Константинополя в свите духовных лиц, сопровождавших святителя Михаила, митрополита Киевского, и был рукоположен ок. 990. В Ростове, определенном ему для служения, он вначале вместе со святителем Михаилом основал первую Христианскую церковь — деревянный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы, простоявший 168 лет, и при ней учредил клир церковный. Противодействие его проповеди было еще очень сильно, язычники изгнали его, и он поселился в Суздале, небольшом тогда поселении Ростовской епархии, где устроил храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы (992). В кратком рукописном сказании, сохранявшемся о святителе в ризнице Суздальской соборной церкви, так говорится о его благовестнических трудах: «Прием святитель Феодор паству словесных овец в Суждальской стране, и видя их помраченными, начал, возлагая на Бога упование, сеяти семя Слова Божия, идольския капища разрушая, храмы же святые во славу Божию созидая и украшая. Зряше бо народи богоугодное житие его и кроткий нрав, и слыша Богодухновенное учение его, по премногу удивляшеся, обращахуся в веру Христову и приимаху святое крещение». Святой равноапостольный Великий Князь Владимир дал Ростов в удел своему сыну, святому благоверному князю Борису (1010). Святитель вернулся с ним в город и вместе с князем продолжал евангельскую проповедь. После гибели святого князя Бориса (1015) язычники вторично изгнали святителя Ф. из Ростова. Он вернулся в Суздаль, скончался там и погребен в Суздальском соборном храме Рождества Богородицы. Согласно церковному преданию, обретение мощей его произошло еще до нашествия хана Батыя, т.е. до 1237. Суздальская епархия была впоследствии выделена из состава Ростовской, поэтому память святителя сделалась местной для обеих, но в Суздале, в отличие от Ростова, почитание архипастыря Ф. как святителя и чудотворца не прерывалось никогда. Служба Ф., а также его житие были написаны иноком Григорием, подвизавшемся в Суздальском Евфимиевом монастыре.

Федор Константинович (XII в.) — святой (память 8/21 мая и в Соборе Владимирских святых), благоверный князь, Муромский чудотворец, сын святого благоверного князя Муромского Константина Святославича. Ревностно помогал своему отцу в распространении Христовой веры среди муромцев. После Любечского съезда князей (1097) благоверный князь Константин получил в удел Муром, в котором сильно было язычество. Святой Константин принял на себя апостольский подвиг и отправился туда со своими сыновьями Михаилом и Федором просвещать грубых муромцев святой верой. Приближаясь к городу, он послал сына Михаила для убеждения жителей принять его и обратиться в христианство, но язычники убили Михаила и выбросили тело его из города, а к святому Константину прислали послов с объявлением, что готовы принять его на княжение, однако без перемены языческой веры. Муром был занят князем Константином, в нем были построены две церкви, язычники крещены в Православную веру по усердным и продолжительным молитвам благоверного князя Константина. О кончине Ф.К. сведений не сохранилось. Все трое погребены в Муромском Благовещенском монастыре, где их мощи, обретенные в 1555, почивают и по сей день. Прославление их началось со времени обновления в 1237 Благовещенского храма. Празднование установлено на Соборе 1547.

Феодосий Печерский (ок. 1036—1074) — святой (память 20 апреля / 3 мая, 14 августа (перенесение мощей), 3 сентября, в Соборах всех преподобных отцов Киево-Печерских, отцев Дальних пещер и Курских святых), преподобный, игумен Киево-Печерской обители, духовный писатель. Учредитель общежительного монастырского устава и родоначальник монашества в Русской земле. Сын княжеского тиуна. Родился в Василеве (ныне Васильков, около Киева) и происходил из родовитой семьи. В юности жил с родителями в Курске, куда, по повелению Князя, переселились его родители: отец служил у курского посадника. Получил хорошее образование, но уже в юности познакомился из книг с жизнью великих подвижников монашества, принял твердое намерение подражать им. Когда он лишился отца, то решился вступить на иноческий путь, но встретил сильное противодействие матери, доходящее до жестокости, она с побоями возвращала его из паломничества. Ф. бежал в Киев и принял постриг у преподобного Антония (ок. 1056—1057). Ф. очень быстро рос духовно, так что по удалении игумена, преподобного Варлаама, Антоний назначил его игуменом, несмотря на молодость. Трудами Ф. была устроена внутренняя жизнь монастыря; для сильно выросшей в численности братии был принят присланный из Царьграда устав Студийского монастыря, который и был положен в основание жизни в Печерской обители, а потом перенимался в качестве образца другими русскими монастырями. Устав определял правила строгого общинножития, исключающие индивидуализацию иноческой жизни. Своей деятельностью и образом высокой духовной жизни Ф. привлекал к себе сердца как простых людей, так и знатных — бояр и князей. Особым уважением он пользовался у Великого Князя Изяслава, который любил беседовать с преподобным. Ф. выступал примирителем в княжеских спорах, обличал Князя Святослава Ярославича, отнявшего Киевский престол у старшего брата Изяслава Ярославича. Был также и замечательным строителем, он расширил границы монастыря и при сопутствии чуда заложил первый каменный храм в честь Успения Божией Матери близ второй пещеры преподобного Антония (1073). Уже после смерти Ф. она была освящена, к ней переведен был монастырь; прежний пещерный монастырь сделался теперь усыпальницей для погребения умерших. Ф. тоже был погребен там, где под руководством Антония начал свои подвиги. Но по освящении лаврской церкви игумен Иоанн поручил преподобному Нестору обрести мощи Ф., после чего они, при участии братии монастыря и нескольких русских епископов, прибывших ради этого события в обитель, были торжественно перенесены под своды храма (1091). После Ф. остались несколько посланий, адресованных печерским инокам, служебным лицам, Великому Князю; поучения народу и молитвы. Из личных качеств отмечают крайний аскетизм преподобного и добродетельность. Ф. к себе был строже, чем к другим; помимо общего подвига, он подвергал себя крайне аскетическим испытаниям и упражнениям воли. Основанная преподобным Антонием и устроенная преподобным Ф. Киево-Печерская Лавра сделалась образцом для всех других обителей.

Фотии I Великий (Фотей, патриарх цареградьский, ок. 820 — ок. 896) — святитель (память, 6/19 февраля), патриарх Константинопольский (857—867, 877—886), выдающийся ромейский богослов и общественный деятель. По рождению он принадлежал к высшей знати и происходил из семьи, верной почитанию святых икон. Его отец был в родстве с патриархом Тарасием, много претерпел от иконоборцев за свой строго Православный образ мыслей и принял мученическую кончину. Ф. получил блестящее образование и приобрел обширные и глубокие познания в богословских, философских и других науках. Современники говорили о нем: «...сведениями почти во всех светских науках он столько отличался, что по праву мог считаться славою своего века и даже мог спорить с древними». У него обучались наукам юный наследник престола Михаил и будущий просветитель славян равноапостольный Кирилл. Карьера будущего святителя началась в царской гвардии и продолжалась в государственной канцелярии. Состоял в родственных отношениях с императорским домом, занимал должность первого государственного секретаря в сенате. Глубокое Христианское благочестие ограждало святого Ф. от прельщения благами придворной жизни, всей душой он стремился к иночеству. Из-за политических интриг был удален с престола патриарх Игнатий, и епископы, зная благочестие и обширную ученость Ф., указали Императору Михаилу на него, как на человека, достойного занять первосвятительский престол (858). Став патриархом, Ф. проявлял живой интерес к просвещению и начал свою деятельность с обновления епископата, призвав к нему людей, от которых мог ожидать содействия; он намного мягче своего предшественника относился к еретикам и стремился очистить монашество от злоупотреблений. Изменение церковной политики и удаление патриарха Игнатия вызвали в Константинополе смуту, которую преодолевали на созванном по этому случаю Константинопольском Соборе, на который собрались 318 епископов для умиротворения Церкви и уничтожения остатков иконоборства. На нем было утверждено низложение Игнатия и утверждение патриархом Ф. (861). На Соборе присутствовали легаты папы Николая I, который надеялся, утверждая Ф. патриархом, подчинить его своей власти, но, не получив ожидаемого, на Римском Соборе предал Ф. анафеме. С того времени для святителя Ф. началось длившееся до конца его жизни противоборство латинскому влиянию на Православную Церковь Востока. Фотий принимал живое участие в Крещении Болгарии, которая добровольно обратилась ко Христу. Он сам крестил болгарского князя Бориса, после чего уже крестился весь народ (864). Именно Ф. направил в Южную Русь святых Кирилла и Мефодия для проповеди Христа на славянском языке (865). Пользуясь бедственным положением болгар, на которых нападали германцы, папа предпринял попытки насаждать учение и обычаи латинские вместо Православных, его послы и миссионеры попутно возбуждали недоверие болгар к проповедникам Восточной Церкви. Ф. известил окружным письмом Восточную Церковь об отступлениях Римской Церкви от древнего Православия не только в обрядах, но и в вероисповедании. Был созван Собор, осудивший своеволие Запада. В частности, послание затрагивало вопрос о целибате и Filioque. На втором Соборе, состоявшемся в Константинополе при участии Царя Михаила и нового кесаря Василия, папу Николая объявили низложенным и предали анафеме (867). Ф. был смещен вновь возведенным патриархом Игнатием за обличения Василия Македонянина, захватившего власть и убившего Царя Михаила. Под председательством легатов нового папы Адриана II был созван Собор, который был назван Римской Церковью VIII Вселенским (870). На нем святитель Ф. молчанием отвечал на все нападки легатов и лишь на вопрос судей: «Хочешь ли ты покаяться?» — отвечал: «Одумались ли сами судьи?» Под влиянием латинян Ф. и его приверженцы были отлучены от Церкви, все действия их уничтожены, Восточная Церковь поставлена в зависимость от курии. Однако вскоре в Ромейской Империи началось противодействие влиянию Римской Церкви, особенно среди греческого духовенства. Со временем и сам Император Василий стал подпадать под влияние Ф., который был избран в воспитатели наследника престола. После смерти патриарха Игнатия, с которым Ф. успел примириться, святителя снова возвели на патриарший престол (877). На новом Соборе, состоявшем из 383 епископов, в опровержение решения Собора 869 Ф. добился включения в акты Собора восточной формулы об исхождении Святого Духа, также Собор признал независимость и равенство обоих престолов и обеих Церквей (Западной и Восточной) и постановил восстановить в Болгарии восточные церковные обычаи и обряды (880). При преемнике Императора Василия, Льве Мудром, святитель Ф. вновь пострадал по ложному доносу: обвиненный в заговоре против Императора, он был низведен с кафедры (886). Святитель окончил свои дни в Армонийском монастыре. Могила его прославилась чудесами. Восточная Церковь продолжала сохранять духовные заветы Ф. в церковно-государственной политике: несмотря на неоднократную поддержку папских притязаний Ромейскими Императорами, Церковь сохраняла чистоту веры своего народа. Однако из-за многолетнего сближения с папством Ромейской Империи имя Ф. долго не вносили в синодик. Его почитатель и ученик, патриарх Константинопольский, святитель Николай Мистик сильно содействовал очищению его памяти. На Соборе 1156, наряду со святоотеческими, приводились места из сочинений. После его канонизации греки никогда не забывали чтить его память. В Русской Церкви имя Ф. не было включено в святцы до конца XIX в. К 1000-летию преставления Ф. в Славянском благотворительном обществе прошла панихида по нем и прочитан ряд докладов (1891). Имя патриарха Ф. было внесено в синодальный календарь на 1916. В официальных месяцесловах Московской Патриархии стал постоянно присутствовать начиная с 1971. Ф. оставил большое количество трудов разного жанра, которые посвящены обличению заблуждений латинян, опровержению различных ересей, разъяснению Священного Писания, раскрытию различных предметов веры. Среди работ Ф. сохранились три сочинения, являющиеся первыми достоверно датируемыми греческими текстами, упоминающими о Руси. Среди них две гомилии (беседы), произнесенные Ф. с кафедры собора Святой Софии в Константинополе перед горожанами во время нападения русского флота на Константинополь летом 860: первая — в минуту смертельной опасности при нашествии «северных варваров», вторая — во время всеобщей радости при их отступлении. В Окружном послании патриарха Ф. Восточным Патриаршим престолам, посвященном созыву Собора в Константинополе (867), также упомянута Русь, сообщается о ее добровольном Крещении.

Ю

Юрий Всеволодович (1188—1238) — святой (память 4/17 февраля (перенесение мощей 1239) и 17 марта), благоверный Великий Князь Владимирский (1212—1216, 1218—1238), сын Великого Князя Владимирского Всеволода Юрьевича и благоверной Великой Княгини Марии Шварновны, брат благоверных князей Константина, Святослава, Ярослава, Владимира, отец святых князей Всеволода, Владимира, Мстислава, мученицы княжны Феодоры. Был женат (1211) на благоверной Княжне Агафии Всеволодовне, дочери Князя Киевского Всеволода Святославича Чермного. В 1207 и 1208 участвовал в походах на земли Рязанского княжества. Великий Князь Всеволод решил посадить Ю.В. в Ростове вместо старшего сына, князя Константина, однако из-за непослушания последнего волей Великого Князя, решением совета бояр и духовных лиц во главе со святителем Иоанном Великокняжеский престол после смерти Всеволода Юрьевича был передан Ю.В., а Константин должен был остаться в Ростове (1212). Но Князь Константин хотел сохранить за собой неделимыми обе части Северо-Восточной Руси: и Ростов и Владимир, — почему и выступил в поход на Ю.В., который с братом, Князем Ярославом, встретил его у Ростова, где было заключено перемирие. Вокняжившись на Владимирском престоле, Ю.В. отпустил в Рязань Рязанских князей с женами, епископа Арсения и людей, захваченных в плен его отцом во время походов в 1207 и 1208 (1212). В 1213 к князю Константину присоединился князь Московский Владимир Всеволодович, противостояние возобновилось, и Ю.В. с князьями Ярославом и Святославом Всеволодовичем снова с ратью ходили к Ростову, и вновь все решилось миром. Ю.В. дал князю Владимиру, Переяславль Русский вместо Москвы. Новое междоусобье началось с того, что князь Новгородский Ярослав был смещен со своего княжения своим тестем, благоверным князем Мстиславом Мстиславичем Удатным, которого поддержал Князь Константин Всеволодович (1216). Ю.В. встал на защиту брата, на их стороне выступили также младшие Всеволодовичи, князья Святослав и Иоанн, а также благоверный князь Муромский Давид Юрьевич. Князь Константин Всеволодович с союзниками одержал победу над владимирским войском на р. Липице (близ Юрьева-Польского) и сел на Великое Владимирское Княжение. Ю.В. дали Городец-Радилов на Волге. По новому соглашению с Великим Князем Константином Ю.В. получил еще и Суздаль, а после его смерти должен был занять Великокняжеский стол и блюсти интересы детей Константина (1217). Ю.В. посадил на Новгородский стол своего старшего сына Всеволода (1221, 1224), которого заменял Ярослав Всеволодович (1223). Ю.В. вместе с князем Ярославом и братом жены, благоверным князем Черниговским Михаилом Всеволодовичем, совершил поход в Новгородскую землю и занял Торжок. После краткого княжения Михаила Новгородский стол вновь занял князь Ярослав (1225). В первый приход войска монголов во главе с Субудаем и Джебе на окраины Руси Ю.В. откликнулся на призыв южно-русских князей и послал отряд во главе со своим племянником, благоверным князем Василько Константиновичем, который, дойдя до Чернигова, получил печальную весть о разгроме русских войск на р. Калке (1223). Ю.В. вместе с племянниками Василько и Всеволодом Константиновичами помогал князю Черниговскому Михаилу Всеволодовичу, у которого оспаривал права владения Черниговом князь Курский Олег Игоревич (1226). Ю.В. добился заключения мира с сохранением Черниговского стола за князем Михаилом. Ю.В. пытался примирить брата, князя Ярослава, который был вынужден уступить Новгородское княжение своему шурину, князю Черниговскому Михаилу, с самим князем Михаилом. Два года он, при посредничестве епископа (будущего священномученика) Митрофана, Великого Князя Киевского Владимира Рюриковича и митрополита Киевского Кирилла I, старался удержать князей от военных действий, и хотя он поддерживал искание князем Ярославом Новгородского стола и ходил с ним в северо-восточные волости Черниговской земли, сам активного участия в военных действиях не принимал (1230). До татаро-монгольского нашествия князь заботился об укреплении восточных рубежей Северо-Восточной Руси. Совершил вместе с братом, князем Юрьевским Святославом, успешный поход на Волжскую Булгарию (1220), после чего был основан Нижний Новгород. Ю.В. организовывал князей-союзников (братьев Святослава и Иоанна, Ярослава, сына Всеволода, племянников Василько и Всеволода, князя Муромского Юрия Давидовича) и сам возглавлял успешные походы на мордву, князья которой выступали в интересах Булгарин (1226, 1228, 1232). С деятельностью Ю.В. связано много событий церковной жизни Руси. При нем состоялось учреждение Суздальско-Владимирской епископской кафедры. В 1214 с Ростовской кафедры был удален епископ Иоанн (ушел в Боголюбов монастырь и принял схиму) и во епископа Ростовского был хиротонисан Пахомий, духовник Князя Константина Всеволодовича. Одновременно по инициативе Ю.В. епископом Суздальским и Владимирским был поставлен игумен Владимирского в честь Рождества Пресвятой Богородицы монастыря, святитель Симон, который сопровождал Ю.В. в Городец, когда Константин Всеволодович стал Великим Князем (1216). В 1230 Ю.В. участвовал в перенесении во Владимир из Волжской Булгарин мощей мученика Авраамия и в поставлении на Ростовскую кафедру Кирилла II, игумена Владимирского Богородице-Рождественского монастыря (князь Ростовский Василий Константинович с братьями испрашивал у Ю.В. разрешение на его поставление). Великий Князь заложил в устье Оки Нижний Новгород, ставший восточным форпостом его владений (1221), в котором он построил каменный Спасо-Преображенский собор (1224), а за его стенами — Богородичные церковь и монастырь (ок. 1227). Под покровительством Ю.В. в Суздале в 20-х XIII в. продолжалось храмовое строительство. На месте древней Успенской церкви Суздаля был заложен собор в честь Рождества Пресвятой Богородицы (освящен в. 1225). В Юрьеве-Польском, который получил от Ю.В. в удел князь Святослав Всеволодович, был построен монастырский собор во имя небесного покровителя Ю.В., великомученика Георгия Победоносца (1234). Во Владимире при Ю.В. уделяли особое внимание церковному благолепию: епископ Митрофан устроил в Успенском соборе «над трапезою» киот, украшенный золотом и серебром, и расписал притвор собора (1237). При Ю.В. продолжалось владимирское летописание, отразившееся частично в Лаврентьевской летописи 1377, а в более полном виде — в Московском летописном своде кон. XV в. Личное благочестие Ю.В. засвидетельствовано во многих источниках. Так, в Похвале Ю.В. говорится, что он «потщася Божья заповеди хранити, и Божии страх присно при себе имея в сердци ... не щадяше именья своего, раздавая требующим, и церкви зижа, и украшая иконами безъценными и книгами ... чтяшет же излиха чернечьскыи чин и поповьскыи, подая им еже на потребу, тем и Бог прошенья его свершаше». Великий Князь возглавлял сопротивление нашествию Батыя на земли Северо-Восточной Руси (1237). После разорения Рязанской земли Батый двинулся к границам владений Ю.В., который вначале послал войско во главе с сыном, князем Всеволодом Юрьевичем, соединившееся с остатками рязанских сил. После поражения этого войска и захвата монголами Коломны и осады Москвы (здесь в плен к Батыю попал второй сын Ю.В. Владимир) Ю.В. сам возглавил поход, оставив для обороны Владимира сыновей Всеволода и Мстислава. В это время войска Батыя штурмом взяли Владимир (1238), погибла вся Великокняжеская семья: Великая Княгиня Агафия, князья Всеволод, Мстислав, Княжна Феодора, малолетние внучки, святые княгини Мария и Христина. Другая часть монгольской рати во главе с нойоном Бурундаем подошла к Сити, где стал Ю.В. Не дождавшись помощи братьев Ярослава, Святослава и Иоанна, Князь вместе с тремя племянниками Константиновичами принял бой и погиб. Ростовский епископ Кирилл II привез обезглавленное тело Ю.В. в Ростов, где оно было временно захоронено в Успенском соборе в одной могиле с благоверным князем Василько Константиновичем. Позже была обретена и положена в гроб и глава Великого Князя. После вокняжения на Владимирском столе Ярослава Всеволодовича было совершено торжественное перенесение мощей Ю.В. во Владимирский Успенский собор, в каменную гробницу рядом с отцом, благоверным князем Всеволодом Юрьевичем. При перенесении было явлено чудо: «Святая глава его тако совокупно прильпе к честному телеси его, яко ни следа видети отсечения на выи его, но вся составы целы и неразлучьны... Еще же и рука его десная выспрь бяше воздеяна видети, еюже, яко жив, показуя подвиг своего совершение». Вскрытие мощей Ю.В. в 1919 показало, что «У влк. кн. Георгия, убитого в бою с татарами ... в котором ему была прочь отсечена голова, последняя оказалась приросшей к телу, но так, что можно было заметить, что она раньше была отсечена, так что и шейные позвонки были смещены и срослись неправильно». В царствование Михаила Феодоровича в присутствии патриарха Иосифа и самого Царя в Успенском соборе состоялось обретение нетленных мощей Ю.В., которые были перенесены из каменной гробницы, стоявшей в алтаре Благовещенского придела, в серебряную позолоченную раку в центре собора у южного столпа, изготовленную на средства патриарха (1645). На крышке раки помещалась икона Ю.В., изображающая Князя в рост под образом Святой Троицы, с мечом в ножнах и с мученическим крестом (ныне в ГТГ). У мощей Ю.В. в XVII в., очевидно, были отмечены случаи исцелений, так как Князь впоследствии получил именование «Владимирского и всея России чудотворца». Святые мощи Ю.В. после их вскрытия в 1919 были изъяты, возвращены Церкви в 50-х XX в., в настоящее время почивают в Успенском соборе. Почитание Ю.В. прослеживается уже в летописании XIII—XVI вв. В «Повести о нашествии Батыя» в составе Лаврентьевской летописи 1377 (свод 1305) Владимирские Князья, погибшие на Сити, характеризуются как мученики за Христа: Василько «кровью мученичьскою омывся прегрешении своих с братом и отцем Георгием, с Великим Князем». В Русский хронограф (1512) включен рассказ «О убиении великаго князя Юрья», содержащий молитву Ю.В. перед битвой на Сити после получения известия о взятии Владимира (находится и в Никоновской летописи). В середине XVI в. имя Ю.В. было включено в Помянник русских Князей и Княгинь по указанию Царя Иоанна Васильевича Грозного. Степенная книга называла Ю.В. как мученика. В одну из редакций Жития благоверного Князя Александра Невского (кон. XVI в.) включен рассказ о видении некоего инока во время нашествия на Москву крымского хана Девлет-Гирея, в котором святые Борис, Глеб и Александр Невский, наряду с другими Владимирскими Князьями, чьи останки почивают во владимирских храмах, призывали и Ю.В. прийти на помощь Царю Иоанну Грозному против татар. В Уставе церковных обрядов Московского Успенского собора (ок. 1643) говорится о праздновании «великомученику князю 1еоргию Всеволодовичу Владимерскому». Имя Ю.В. включено и в другие агиографические сборники XVII—XVIII вв. Во имя Ю.В. был освящен южный придел Владимирского Успенского собора (1774). В XIX в. в Покровской церкви с. Боженка Тверской губернии (по местным преданиям, именно там произошла битва на Сити) был освящен придел во имя Ю.В. В год 700-летия рождения Ю.В. память его праздновалась очень широко, в нескольких епархиях (также в Нижегородской и Тверской, 1889). В этом же году в дар Нижнему Новгороду, основанному Ю.В., из Владимира была передана великокняжеская шапка, по преданию принадлежавшая Ю.В. Имя Ю.В. включено в Собор Владимирских святых, празднование которым было установлено в 1982 по благословению Владимирского и Суздальского архиеп. Серапиона (Фадеева).

Я

Ярополк Изяславич (в крещении Петр, ок. 1047 — 1086) — святой (память 22 ноября / 5 декабря) благоверный князь Волынский и Туровский, сын Великого Князя Киевского Изяслава Ярославича и сестры польского короля Казимира I Восстановителя Гертруды Польской, внук благоверного Великого Князя Ярослава Мудрого. Был женат на Кунигунде-Ирине, дочери графа Оттона Орламюндского. В 1071 Я.И. победил князя Полоцкого Всеслава у Голотическа, но князь Всеслав удержал за собой Полоцк. В 1073 вместе с отцом и младшим братом был изгнан из Руси. 1ерманский король 1енрих IV не помог обоим князьям вернуться на Киевский престол. Аудиенция у папы Григория VII (об этом упоминается в Трирской псалтыри) тоже не принесла существенных результатов, хотя папа и обещал поддержку, если Русь станет «леном св. Петра». После смерти Великого Князя Святослава Ярославича в 1076 Князь Изяслав вернулся на Русь и снова получил Киевское Княжение (см. Всеволод Ярославич), а Я.И. дали в удел Вышгород и Туров. В 1078 он принимал участие в борьбе против князей Черниговских Святославичей, в ней погиб его отец. После этих событий Князем Киевским стал Всеволод Ярославич, оставив Волынь с центром во Владимире-Волынском и Турово-Пинскую землю Я.И. Во время правления ему постоянно приходилось воевать с Ростиславичами, в борьбе с которыми Я.И. и погиб. В 1084 Ростиславичи выгнали Я.И. из Владимира Волынского, но Князь Всеволод послал на них сына благоверного князя Владимира Мономаха, который вернул Я.И. Владимир. В 1085, недовольный тем, что Князь Всеволод передал Дорогобуж князю Давыду Игоревичу, Я.И. выступил против Киева. Князь Всеволод послал на него князя Владимира Мономаха, и Я.И., оставив в Луцке мать и жену, бежал в Польшу. Луцк сдался князю Владимиру Мономаху, который захватил здесь семью Я.И., его дружину и все имущество, а во Владимире-Волынском посадил Давыда Игоревича. В 1086 Я.И. вернулся из Польши, добившись ее военной или дипломатической поддержки, заключил мир с князем Владимиром Всеволодовичем и снова сел во Владимире. В 1086 Я.И. отправился в поход на Галичину, но был предательски убит неким Нерадцем (как говорили, подосланным князьями Ростиславичами) под Звенигородом. Похоронен в мраморном гробе каменной церкви святого апостола Петра монастыря святого великомученика Димитрия в Киеве. Эта церковь была заложена самим благоверным князем в честь своего святого. Я.И. стал почитаться сразу после смерти за свое благочестие и за свой добрый нрав. По свидетельству современника-летописца, блаженный князь Я.И. был кроток, смирен, братолюбив и нищелюбив; ежегодно давал десятину «церкви Святой Богородицы от всего своего имения: от всех стад своих и от хлеба». Особенно усердно почитал князь святого апостола Петра, имя которого носил. В древней рукописи, принадлежавшей матери святого Я.И., Княгине Гертруде, святой князь изображен молящимся с воздетыми руками перед святым апостолом Петром. Многие церковные памятники, начиная с летописи преподобного Нестора, свидетельствуют, что убиенный благоверный князь почитался в числе святых угодников Божиих. Празднование святому благоверному князю Я.И. совершалось местно в Почаевской лавре. Когда оно началось, точно неизвестно, но первый раз имя князя Я.И. в числе общерусских святых встречается в кон. XVI или нач. XVII в.

Ярослав Владимирович (Мудрый, в крещении Георгий, с 978 по 989—1054) — святой (память 21 февраля / 5 марта), благоверный князь Ростовский (987—1010), Новгородский (1010—1034), Великий Князь Киевский (1016—1018, 1019—1054). Сын святого равноапостольного Великого Князя Владимира Святославича, Крестителя Руси, и Полоцкой княжны Рогнеды Рогволодовны, брат благоверных страстотерпцев, князей Бориса и Глеба, отец благоверного князя Новгородского Владимира Ярославича, дед благоверного Владимира Мономаха, свояк благоверного Олафа Норвежского, отец, дед и дядя многих правителей Европы. В первые годы XI в. княжил в Ростовской земле и, возможно, для защиты Ростова основал Ярославль (1010). После смерти старшего брата, князя Новгородского Вышеслава (ок. 1011), был посажен отцом на княжение в Новгород, где учредил новую княжескую резиденцию, вероятно, на месте прежнего Княжина двора (позже названного Ярославовым Дворищем). До Я.В. Новгородские князья со времен Рюрика жили, как правило, близ Новгорода на Городище. В 1014 Я.В. отказался выплатить Киеву ежегодный урок в две тысячи гривен. Великий Князь Владимир Святославич хотел идти походом на Новгород, но смертельно заболел, успев наказать только другого непокорного сына — Святополка. Я.В. после смерти отца пришлось вести борьбу (1015—1019) за Киевский престол со Святополком, которого освободили из темницы киевляне. Я.В. занял Киев, одержав победу над Святополком близ Любеча (1016), но вскоре Святополк пригласил печенегов и польского короля Болеслава Храброго, который разбил войска Я.В. на берегах Буга, захватил в Киеве сестер, жену Анну и мачеху Я.В. и, вместо того чтобы передать город («стол») мужу своей дочери Святополку, сам сделал попытку утвердиться в нем. Киевляне из-за разбоев, учиненных поляками, стали их убивать, вынудив Болеслава удалиться. Я.В., не зная о спешном уходе Болеслава из Киева, приготовился бежать из Новгорода «за море», видимо, для поиска военной помощи у варягов. Но новгородцы во главе с посадником Константином Добрыничем остановили Князя, изрубив его суда, вынудив возглавить их сопротивление Болеславу и Святополку (1018). В новый поход, в котором принимала участие варяжская дружина, Святополка окончательно изгнали (1019), а Я.В. вокняжился на отцовском столе, женившись на дочери шведского короля Олафа Шётконунга Ингигерд. Я.В. пришлось укреплять власть — отражал нападение своего племянника, князя Полоцкого Брячислава Изяславича, напавшего на Новгород (1020). Я.В. назначил ему в удел Усвят и Витебск. Я.В. пришлось договариваться с братом, князем Тмутараканским Мстиславом, который с помощью хазар и касогов захватил Чернигов и все Левобережье Днепра (1024—1026). Мир был заключен на условиях князя Мстислава (раздел земель по Днепру) и действовал вплоть до его смерти (1036). Сам Я.В. в этот период предпочитал княжить не в Киеве, а в Новгороде, хотя в 1034 он посадил на Новгородском столе сына святого благоверного князя Владимира. Переехав со двором в Киев после смерти князя Мстислава, Я.В. стал, по выражению летописца, «самовластцем» Русской земли. В 1030 он воевал в Галиции и взял Белз. Внешнеполитическая деятельность Великого Князя была очень широка. Я.В. не только защищал Русь и ее окраины от соседних врагов, но и активно участвовал в делах западных стран, укрепляя политический вес своего государства. Хотя Я.В. приходилось почти постоянно вести войну, по словам летописца, воевать он не любил. Во внешней политике Я.В., как и его отец, больше надеялся на дипломатию и взаимовыгодные отношения, чем на оружие. В 1025 Я.В. принимал королевичей Безприма и Отто, изгнанных своим братом Мешко II, ставшим королем Польши после смерти их отца Болеслава Храброго. В 1028 у Великого Князя в Новгороде нашел пристанище князь Олаф со своим малолетним сыном Магнусом. После мученической кончины Олафа Святого в Норвегии, княжич Магнус оставался на попечении Князя и его супруги Ирины до своего совершеннолетия, когда под влиянием Я.В. и на его деньги он выгнал с родины датчан и стал королем Норвегии, а потом и Дании. Позже и брат Олафа Святого, король Норвегии Харальд III Суровый, находил убежище в Новгороде, служил в дружине Я.В. (1031). УЯ.В. находил прибежище от Кнуда Великого также и английский принц Эдуард Изгнанник (ок. 1038—1043). Вместе с князем Мстиславом Я.В. подавлял мятеж в Польской земле, где народ убивал духовенство и бояр. Русские князья отвоевали Перемышль и Нервен; завоевав польские земли, поделили их, посадив Безприма на польский престол (1031). Позже Я.В. оказал большую помощь в борьбе за польский королевский трон внуку Болеслава Храброго — Казимиру I (1042), который взял в жены сестру Я.В. — Марию, ставшую польской королевой Добронегой. В это же время был заключен брак сына Я.В. Изяслава и Гертруды, сестры короля Казимира. Таким образом был достигнут союз с Польшей, длившийся до 1047. После неудачного похода на Константинополь (1043) на Императора Константина Мономаха был заключен мир с Ромейским Царством (1046), который был скреплен браком любимого сына Я.В., князя Всеволода, с греческой Царевной. Еще один династический брак был заключен с франкским королем Генрихом I, за которого была выдана дочь Я.В. Анна. (1048). Великий Князь укреплял рубежи Руси. Помогал брату, князю Мстиславу, изгонять ясов из Тмутаракани (1029). Сам ходил на чудь, после чего заложил Юрьев (1030). В 1036 он одержал победу над печенегами и этим освободил Русь от их набегов. В 1038 войска Я.В. совершили поход на ятвягов, в 1040 — на Литву, а в 1041 — водный поход на ладьях в Мазовию. В 1042 его сын, князь Новгородский Владимир, победил ямь. Есть известие о походе русских при Я.В. к Уральскому хребту под предводительством князя Улеба в 1032. В 1044 Я.В. организовал новый поход на Литву. Последние годы жизни Я.В. провел в Вышгороде. Похоронен Я.В. в Софийском соборе в Киеве в саркофаге проконесского мрамора святого Римского папы Климента, который, по преданию, его отец, Великий Князь Владимир Святославич, вывез из завоеванного им Херсонеса и который и ныне стоит в соборе Святой Софии. В ходе проведенного журналистами расследования была выдвинута версия, что останки Князя были вывезены из Киева в 1943 при отступлении немецких войск и в настоящее время, возможно, находятся в распоряжении Украинской Православной Церкви в США (юрисдикция Константинопольского Патриархата). В центральном нефе Софийского собора, внизу, под полустертым портретом Я.В., сохранилось граффити, датированное 1054, которое гласит о смерти «царя нашего». Благоверный Князь Я.В. был свояком общехристианского святого, норвежского конунга Олафа Святого, который, по свидетельству саг, явил в Новгороде два чуда исцеления, в частности, излечил тяжело больного девятилетнего сына Я.В. и Ингигерд, святого благоверного князя Владимира (Вальдемара), ставшего впоследствии князем Новгородским. Князя Олафа почитали в Новгороде, после его гибели была возведена церковь в честь него, прозванная в народе «варяжской». Я.В. основал Юрьев (ныне Тарту), Ярославль, Юрьев-Русский (ныне Белая Церковь), Ярослав (ныне в Польше) и Новгород-Северский. Известно, что для поддержания мира на северных границах Я.В. ежегодно отправлял варягам по 300 гривен серебра. Причем плата эта была слишком малой, скорее символической, но она обеспечивала мир с варягами и защиту северных земель. Украшая Киев многими новыми постройками, он обвел его и новыми каменными стенами («город Ярослава»), устроив в них знаменитые Золотые ворота, а над ними — церковь в честь Благовещения. Западные современники Я.В. считали Киев соперником Константинополя, чрезвычайно большим и крепким городом, в котором насчитывали около 400 церквей и восемь рынков. При Я.В. возникли первые русские монастыри. Я.В. и сам основывал монастыри: Юрьев монастырь (в память своего святого — великомученика Георгия), Юрьев монастырь в Новгороде и монастырь святой Ирины (в честь святой своей супруги), при нем преподобные Антоний и Феодосий положили основание Печерской обители в Киеве. Наконец, он украсил столицу каменным собором Святой Софии — настоящей жемчужиной древнерусского зодчества, сохранившейся в несколько измененном виде до наших дней. Собор одновременно является и значительным историческим памятником — он был построен в память о победе русского оружия над печенегами. Для его росписи Князь вызвал художников из Константинополя. Великий Князь Я.В. и Княгиня Ирина (Ингигерд) принимали участие в торжестве закладки их сыном, князем Новгородским Владимиром каменного Софийского собора вместо сгоревшего деревянного (1045). Я.В. повелел по всей Руси «творити праздник» святого Георгия 26 ноября («Юрьев день»). Я.В. не щадил средств на церковное благолепие, приглашая для этого греческих мастеров. При нем приехали на Русь из Ромейской Империи церковные певцы, научившие русских осьмогласному пению. Летописец Нестор отметил, что при Я.В. Христианская вера стала «плодиться и расширяться, и черноризцы стали множиться и монастыри появляться». В 1051, собрав епископов, он сам назначил митрополитом русского священника Илариона (возможно, духовник Князя), впервые без участия Константинопольского патриарха. Была налажена интенсивная работа по переводу и переписи греческих и иных книг на церковно-славянский и древнерусский языки. Собирая повсюду книгописцев и переводчиков, он умножил количество книг на Руси и постепенно ввел их в повсеместное употребление. Все эти рукописи Я.В. положил для общего пользования в библиотеку, построенную им при Софийском соборе. В 1028 в Новгороде была основана первая большая школа, в которой было собрано около 300 детей священников и старост. Сохранилось предание, что когда в 1011 Я.В. крестил Волгу, языческие жители урочища Медвежий Угол выпустили против него «Святую Медведицу», но Князь, вооруженный секирой, одолел зверя. При нем был составлен первый свод законов — Русская Правда (также именуемый «Устав» или «Суд Ярославль»). При Я.В. появился и первый на Руси Церковный Устав, или Кормчая книга, составленная на основе ромейского Номоканона. В нем впервые были разграничены понятия греха и преступления: всякое преступление есть грех, но не всякий грех — преступление. Описывая характер Я.В., летописец говорит об уме, благоразумии, сострадании к неимущим, храбрости. Нрав Я.В. был строгим, а жизнь скромной, в отличие от его отца, любившего веселые пиры. Современники отмечали, что Я.В. знал богослужение и был начитанным в духовной и светской литературе человеком. Он, по словам летописца, считал книги «реками, способными напоить мудростью». Благоверного Князя отличало усердие в вере. По одному из преданий, он велел вырыть кости князей Ярополка и Олега и, освятив их святой водой, похоронил в Киевской церкви Успения Пресвятой Богородицы, надеясь этим избавить души их от вечной муки и погибели. Я.В. первым издал Закон о престолонаследии, согласно которому наследование шло не от отца к сыну, а от старшего брата к младшему. Адам Бременский в «Деяниях первосвященников Гамбургской церкви» (1075) Великого Князя Я.В. называет святым. В 2005 имя благоверного Великого Князя Я.В. было внесено по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в месяцеслов Русской Православной Церкви.

Ярослав Всеволодович (в крещении Феодор, 1191—1246) — святой (память 30 сентября / 13 октября, в Соборах Новгородских и Владимирских святых), благоверный князь Переяславский (1201—1206), Переяславль-Залесский (1212—1238), Новгородский (1215, 1221—1223, 1224—1228, 1230—1236), Торжский (1215—1216), Великий Князь Киевский (1236—1238, 1243—1246), Великий Князь Владимирский (1238—1246). Сын благоверного Великого Князя Владимирского Всеволода Юрьевича и благоверной Великой Княгини Марии Шварновны, брат благоверных князей Константина, Святослава, Владимира, Юрия. Я.В. достался в удел Переяславль-Южный (1200). После гибели Великого Князя Галицкого Романа и начала боярской смуты в Галиче, Я.В. по приглашению венгерского короля выехал в Галич, но прежде него туда успел представитель Черниговских Ольговичей, князь Владимир Игоревич (1206). В это время князь Всеволод Святославич Чермный занял Киев, изгнав Великого Князя Рюрика Ростиславича, а в Переславле, в отсутствие Я.В., посадил своего сына Михаила. После похода на Рязань стал наместником отца в Рязанском княжестве (1208). В 1209 был отправлен на княжение в Новгород, на который претендовал благоверный князь Мстислав Удатный, к нему новгородцы имели большее расположение. Борьба за Новгородское княжение продолжалось с перерывами до 1216; во время одного из примирений Я.В. женился вторым браком на дочери князя Мстислава. Перед смертью Великий Князь Владимирский Всеволод передал Я.В. Переяславль-Залесский. В конфликте, возникшем после смерти отца между старшими братьями, князьями Константином и Юрием, Я.В. поддержал Юрия (1212—1216). Во время Липицкой битвы, в которой выступал на стороне владимирцев, Я.В. был разбит войсками своего тестя, помогавшего Князю Константину (1216). Сменил своего племянника, князя Всеволода на новгородском столе (1222), водил новгородцев в успешный поход и снова уступил княжение князю Всеволоду. В 1225 Я.В. сменил князя Черниговского Михаила в Новгороде. Позже оставил в Новгороде своих сыновей, а сам принял княжение Переяславлем (1228). Этому решению сопротивлялись новгородцы, которых ему пришлось усмирять, он захватил их волость Волок (1229). После переговоров в Новгороде Я.В. поклялся исполнять все грамоты Ярославовы, но по-прежнему продолжал оставлять Новгород, где его место занимали сыновья, святые князья Федор и Александр. Чтобы прекратить неутихающую борьбу за Киевский престол Чернигово-Северских и Смоленских князей Я.В. с помощью новгородцев и по настоянию брата, Великого Князя Владимирского Юрия, и Великого Князя Галицкого Даниила занял Киев (1236). Таким образом, на момент завоевания монголами Волжской Булгарии Я.В. и его брат, Великий Князь Юрий Всеволодович, объединили в руках одного княжеского рода власть Южной (Киев) и Северной Руси (Владимир и Новгород). После разгрома Северо-Восточной Руси татаро-монголами и гибели Великого Князя Владимирского Юрия Всеволодовича Я.В. вернулся во Владимиро-Суздальскую землю и, как следующий по старшинству брат, учитывая полное истребление монголами потомства Князя Юрия Всеволодовича, занял Владимирский Великокняжеский стол (1238). Ему пришлось восстанавливать порушенное хозяйство и благолепие края и его столицы; старался отразить нападение литовцев на Смоленскую землю, где посадил князем Всеволода Мстиславича, сына Великого Князя Киевского Мстислава Романовича Старого. Также он перенес с почестями, подобающими мощам святого, останки Князя-мученика Юрия Всеволодовича из Ростова во Владимирский Успенский собор (1239). Не имея сил, Я.В. не сумел предотвратить новый набег татар, разоривших Муром (1239). В 1240 Я.В. отдал Переяславль-Залесский своему сыну, святому благоверному Князю Александру, которого неблагодарные новгородцы изгнали почти сразу после победы Князя на Неве над шведским ярлом Биргером, покушавшимся поработить Новгород. Когда Ливонский орден захватил Псков и осаждал Новгород, Я.В. не стал по просьбе новгородцев сразу возвращать к ним на княжение Александра, послав вначале другого сына, князя Андрея, тем самым наказывая их. Я.В. первым из русских князей был вызван в Золотую Орду к Батыю и получил ярлык на Великое Княжение во Владимире (возможно, на Киевское тоже). По словам летописца, он был признан «стареи всем князем в Русском языце» (1243). В Киеве был впервые посажен не князь, а лично подчиненный Я.В. служивый человек — наместник Дмитр Ейкович. Тем самым Я.В. продолжал политику собирания Русской земли с единым центром во Владимире, начатую благоверным Великим Князем Андреем Боголюбским. В Орде, видимо, опасались усиления власти Владимирского Князя. За отпущенного из почетного плена сына Константина Я.В. должен был сам поехать к Батыю (1245), который направил Князя в столицу Монгольской империи — Каракорум. Там Я.В. должен был присутствовать на церемонии воцарения сына покойного хана Угедея — великого хана 1уюка, который подтвердил ярлык на Великое Княжение (1246). Я.В. не был отпущен на родину, ему пришлось на приеме у матери великого хана — Туракини принять из ее рук пищу (скорее всего, отравленную), после чего Князь заболел и через семь дней умер. Практически одновременно в Волжской Орде был убит второй из трех самых влиятельных русских князей — святой благоверный князь Черниговский Михаил Всеволодович, отказавшийся пройти обряд языческого поклонения. Тело Я.В. было привезено на Русь и погребено во Владимире в Успенском соборе. Я.В. активно участвовал в походах на внешних врагов Руси. В 1204 вместе с Великим Князем Киевским Рюриком Ростиславичем и князем Галицким Романом Мстиславичем успешно ходил войною против половцев. В 1206 вступил в первый брак с дочерью половецкого хана Юрия Кончаковича. В 1220 участвовал в походе против волжских булгар. В 1223 Я.В. возглавил 20-тысячное новгородско-владимирское войско в походе под Ревель (принадлежащий Дании), после чего Новгородским князем вновь стал Всеволод Юрьевич. Как князь Новгородский совершил ряд удачных военных приобретений. В 1225 отбил нападение литовцев на Торопецкую волость. В 1227 Я.В. ходил на Ем (Ям, в Финляндии), где, по замечанию летописи, «ни един от князь русских не возможе бывати, и всю землю их плени». В этом же году отразил ответное нападение еми и без всякого насилия со своей стороны крестил карел, соседей Еми. Собирался участвовать в масштабном походе Владимиро-Суздальского войска на Ригу, но псковичи заключили мир с Орденом, опасаясь попасть в зависимость от Новгорода, из-за чего и новгородцы не поддержали план, и поход расстроился (1228). В 1229 Я.В. участвовал в походе своего брата, благоверного Великого Князя Юрия Всеволодовича, на мордву. В 1232 папа римский Григорий IX призвал рыцарей ордена меченосцев на борьбу с Православием. В 1234 Я.В. вторгся под Юрьев (Дерпт) и одержал победу в сражении на Омовже. Был подписан мирный договор между Новгородом и Орденом, по которому восточная и южная части Дерптского епископства отошли ко Пскову. Я.В. почитался в лике святых местно. Общецерковно прославлен в 1981.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика