Александр Невский
 

На правах рекламы:

Только сейчас установка термической резки с большими скидками.

Могильник на Земляном городите Старой Ладоги

Итак, в результате археологических раскопок 1938—1940 гг. под руководством В.И. Равдоникаса и Г.П. Гроздилова на Земляном городище в Старой Ладоге был получен выразительный антропологический материал. Памятник, из которого он происходит, — христианское кладбище XI—XII вв. Материал, поступивший в 1938 г. в Институт этнографии АН СССР, вызвал большой интерес исследователей, так как резко отличался от синхронных антропологических серий из соседних районов. Изучение его было начато сотрудником Отдела антропологии А.Н. Юзефовичем.

Юзефович, участвовавший в 1938—1939 гг. в раскопках на Земляном городище, обеспечил наиболее полный сбор всех антропологических материалов. В 1941 г. им была написана статья «Антропологические материалы из археологических раскопок в Старой Ладоге», предназначенная для публикации в «Кратких сообщениях ИЭ». Рукопись без измерительных данных содержала первоначальную характеристику материалов из погребений как XI—XII, так и XVII—XVIII вв. В ней впервые было отмечено сходство староладожских черепов XI—XII вв. со скандинавскими формами ранней поры железного века; кроме того, высказывалось предположение о неоднородности группы и возможной близости некоторых черепов к типу средневекового населения Новгородской земли, а также антропологическому типу кривичей.

Война оборвала начавшуюся работу. А.Н. Юзефович погиб во время блокады. Его неопубликованная статья была сдана в архив (Арх. МАЭ, ф. К-1, оп. 1, № 524) и оказалась вне поля зрения исследователей, обращавшихся к данной коллекции. В 50-е гг. краниологическая коллекция из 47 черепов была изучена В.В. Седовым и впоследствии опубликована в качестве сравнительного материала в работах Т.И. Алексеевой [1969; 1973], посвященных этногенезу восточных славян. Алексеева отмечает, что комплекс антропологических признаков этой группы находит аналогии в сериях железного века из скандинавских стран и отличается от всех восточнославянских серий более резкой горизонтальной профилировкой, меньшей высотой черепа и большей высотой лица. Исходя из вышесказанного, а также ссылаясь на литературные источники, Алексеева делает вывод о том, что черепа принадлежали варягам, входившим в IX—XI вв. в состав дружин русских князей; кроме того, она указывает: типы населения из приладожских курганов, словен новгородских и полоцких кривичей не дают основания говорить о наличии в них скандинавского компонента, что свидетельствует в пользу отсутствия интенсивного смешения варягов со славянами Северо-Запада.

Со времени названных публикаций к вопросу об антропологическом облике норманнских воинов, присутствовавших в XI в. на Северо-Западе, и о возможном их влиянии на антропологический тип восточных славян и, в частности, населения Старой Ладоги исследователи не обращались. Программа, по которой был опубликован материал, не позволяет составить исчерпывающее представление о населении, оставившем могильник на Земляном городище. Следует указать на то, что это единственная на Северо-Западе краниологическая серия XI—XII вв., которая может быть отнесена к кругу норманнских форм. Могильник, откуда она происходит, является уникальным для своего времени и не имеет аналогий на данной территории. Поскольку все материалы средневековой Ладоги вызывают у исследователей повышенный интерес, было решено детализировать представление об этой серии, уточнить степень ее однородности и по возможности связать результаты антропологического исследования с характером погребений и стратиграфией памятника.

В 1989—1990 гг. краниологический и остеологический материал с городского кладбища на Земляном городище был изучен заново. Исследованы 44 черепа по возможно более полной программе и 54 костяка. При работе с серией большое внимание уделялось уточнению ее половозрастного состава, так как при первом знакомстве с группой бросилось в глаза чрезвычайно малое количество женских останков. В предыдущих публикациях шла речь о 34 мужских и 13 женских черепах. Это не соответствовало наблюдениям присутствовавшего на раскопках А.Н. Юзефовича. Последний, хотя и не называет точного количества женских погребений, утверждает, что их было незначительное меньшинство, отмечая это как еще одну особенность серии. Например, среди 17 погребений взрослых из южной части кладбища лишь одно он считает женским [Юзефович, 1939; 1941].

После уточнения пола по черепу и костям посткраниального скелета определилось присутствие в группе 39 мужских и 5 женских черепов (табл. 30).

Таблица 30. Средние размеры и указатели черепов и длинных костей с кладбища XI—XII вв. на Земляном городище в Старой Ладоге

Признак Мужчины Женщины
n x s n x s
1. Продольный диаметр 39 188.0 5.8 5 174.4 5.6
8. Поперечный диаметр 39 139.6 4.8 5 139.8 5.9
8:1. Черепной указатель 38 74.3 3.1 5 80.2 4.7
17. Высотный диаметр 26 132.0 4.9 2 126.5
17:1. Высотно-продольный указатель 27 70.3 3.3 2 71.0
17:8. Высотно-поперечный указатель 27 95.3 4.8 2 89.0
5. Длина основания черепа 26 101.9 4.4 2 99.0
9. Наименьшая ширина лба 38 95.9 4.5 5 92.6 3.5
9:8. Лобно-поперечный указатель 37 68.7 3.3 5 66.2 2.4
Угол поперечного изгиба лба 36 134.1 3.4
10. Наибольшая ширина лба 37 118.1 5.2 5 120.5 3.3
9:10. Лобный указатель 37 81.0 3.5 4 77.4 4.3
32. Угол лба 25 80.0 4.7 3 81.0
40. Длина основания лица 22 97.2 6.4 2 102.0
40:5. Указатель выступания лица 23 96.4 5.9 2 103.0
45. Скуловой диаметр 26 131.8 4.6 3 127.0
48. Верхняя высота лица 28 71.6 5.0 3 69.6
48:45. Верхний лицевой указатель 25 54.2 3.5 3 54.8
45:17. Вертикальный черепно-лицевой указатель 24 54.4 3.9 2 56.6
77. Назомалярный угол 34 137.8 4.1 2 137.1
<zm'. Зигомаксиллярный угол 24 124.7 4.4 2 125.3
72. Общий угол лица 24 84.4 3.9 3 84.0
51. Ширина орбиты от mf 28 42.9 2.2 3 41.0
52. Высота орбиты 30 33.7 2.4 3 31.6
52:51. Орбитный указатель 28 79.6 7.2 3 77.3
54. Ширина носа 32 24.6 1.6 3 33.6
55. Высота носа 30 51.2 4.0 3 48.0
54:55. Носовой указатель 30 48.5 5.3 1 53.0
75 (1). Угол выступания носа 22 34.3 5.3 1 33.0
SC. Симотическая ширина 24 9.18 1.5 1 13.0
SS. Симотическая высота 24 5.47 1.2 1 6.0
SS:SC. Симотический указатель 24 59.6 8.8 1 45.1
DC. Дакриальная ширина 25 20.0 3.3 1 21.6
DS. Дакриальная высота 25 12.0 2.4 1 13.1
DS:DC. Дакриальный указатель 25 61.5 12.5 1 60.6
62. Длина неба 27 45.8 2.9 2 45.7
63. Ширина неба 30 39.5 7.2 2 39.0

63:62.

Небный указатель 25 83.4 17.7 2 82.1
Длина тела (см)* 47 172.6 5.6 5 159.1 2.7
Длина бедренной кости 48 461.6 22.7 5 422.6 15.3
Длина большой берцовой кости 40 376.2 22.8 5 337.0 7.1
Длина плечевой кости 39 335.4 17.5 3 305.3
Длина лучевой кости 41 243.5 12.1 3 216.7
Длина локтевой кости 39 250.9 14.5 3 212.3
Интермембрал ьный указатель 28 69.0 1.8 2 69.5

* Приводится длина тела, вычисленная по формулам М. Троттер и Г. Глезер.

Подавляющее большинство захоронений на могильнике составили взрослые мужчины (89.7% от количества взрослых). Кроме того, отмечается значительное количество погребений детей, пол которых определить затруднительно, и подростков, преимущественно мальчиков.

Что касается женских останков, то их малое количество, сильная разнородность и недостаточно удовлетворительная сохранность не позволяют сделать объективные выводы. Можно только отметить, что женская часть серии характеризуется средним продольным и большим поперечным диаметрами, брахикранией, относительно низким черепом, высоким лицом, прогнатным по указателю, сильной горизонтальной профилировкой, средними размерами носа и низкими среднеширокими орбитами (табл. 30). В дальнейшем речь пойдет только о мужской части группы.

Мужские черепа с кладбища на Земляном городище характеризуются большим продольным диаметром, средней шириной черепа, долихокранией, малым высотным диаметром, средними размерами лицевого скелета, орбит и носа. Лицо ортогнатное, резко профилированное в верхнем и среднем отделах. Переносье высокое, угол выступания носа большой.

В серии были отмечены аномалии в зубном аппарате: краудинг (выход из ряда резцов или клыков в вестибулярном направлении), наличие дополнительных резцов или клыков. Часто наблюдается сильная по сравнению с остальными зубами стертость коронок первых моляров верхней и нижней челюстей в сочетании с деформацией корней этих зубов и выступанием их из кости. Можно предположить, что данные зубы испытывали какую-то дополнительную нагрузку.

По результатам измерений длинных костей вычислялась длина тела. У мужчин, по формулам М. Троттер и Г. Глезер для европеоидов, она составила 172.6 см; вычисленная с использованием метода В.В. Бунака для суммарной длины костей нижних конечностей (tibia, femur)—170.6 см. Эти цифры характеризуют группу как весьма высокорослую. Длина тела современных русских с той же территории и сопредельных с ней районов — 166.0 см [Происхождение..., 1965], а в эпоху средневековья, до всеобщего увеличения роста, она, вероятно, была еще меньше.

Так как погребения не содержали вещевых комплексов, связать результаты антропологического исследования с археологическими данными можно было лишь с помощью двух признаков, связанных с планировкой и стратиграфией могильника. Первый из них — достаточно условное деление территории могильника на северную и южную. Второй, гораздо более объективный, — документально зафиксированная глубина погребений (сводный план раскопов 1937—1939 гг. с указанием глубины погребений был подготовлен Н.И. Платоновой по материалам Архива Института истории материальной культуры РАН).

Группа из южной части кладбища наиболее однородна по результатам измерений, половозрастному составу и выявленным особенностям (стертость коронок первых моляров). Здесь обнаружены только молодые мужчины — приблизительно 20—35 лет. Индивидуумов старше 40 лет не отмечено. В южной части концентрируются погребения индивидуумов с наиболее резкой горизонтальной профилировкой. Интересно, что стертость коронок первых моляров обнаружена лишь на хорошо профилированных черепах с большим углом носовых костей и высоким переносьем. Исключительно мужской состав группы и молодой возраст погребенных наводит на мысль, что причиной ранней смерти могли быть военные действия. Однако следов насильственной смерти на костях не обнаружено. Кроме того, довольно беспорядочная планировка могильника свидетельствуете том, что захоронения совершались в разное время. В целом погребения в южной части имели более стабильные глубины и располагались ниже уровня могил из северной части кладбища. Материал с северной территории худшей сохранности, дает большой размах вариаций признаков, есть черепа и посткраниальные останки со старческими изменениями.

Неоднородность группы подтвердили коэффициенты внутригрупповых корреляций (табл. 31).

Наблюдается высокая степень связи между назомалярным углом, с одной стороны, и углом выступания носа и симотическим индексом — с другой. Назомалярный угол участвует в целом ряде важных корреляций. Так, чем резче профилировано лицо в верхней части, тем меньше черепной указатель (P<0.001); чем шире орбиты, тем ниже черепная коробка и выше переносье.

Для более обобщенной оценки внутригрупповых корреляций использовался анализ главных компонент (ГК; табл. 32).

На две первые ГК падает почти 50% общей изменчивости. ГК I, отразившая 27% общей изменчивости, представляет фактор общего размера. Более интересна ГК II (22% изменчивости). Высокие положительные значения по этой компоненте имеют ширина лица, ширина носа, оба угла горизонтальной профилировки; высокими отрицательными величинами характеризуются угол выступания носа и симотический указатель. Таким образом, узкие лицо и нос сочетаются с резкой горизонтальной профилировкой и сильно выступающими носовыми костями. Именно эти черты отличают группу из Старой Ладоги от восточнославянских. ГК III в значительной мере определяется высотным диаметром черепной коробки и составляет всего лишь 13% общей изменчивости.

Таблица 31. Коэффициенты корреляций между признаками

Признак ДТ 17 45 48 77 <zm'. 75 (1) SS:SC 51
1. Продольный диаметр 0.46* 0.09 0.45* 0.43* -0.33 -0.23 0.39 0.27 0.43*
51. Ширина орбиты 0.02 -0.43* 0.47 0.27 -0.33 -0.04 0.40 0.42*
SS:SC. Симотический указатель 0.18 -0.27 -0.13 0.35 -0.52* -0.33 0.57**
75 (1). Угол выступания носа 0.20 -0.05 0.01 0.09 -0.66*** -0.50*
<zm'. Зигомаксиллярный угол -0.36 -0.23 0.28 -0.08 0.67***
77. Назомалярный угол -0.34 0.05 0.28 -0.13
48. Верхняя высота лица 0.32 0.14 0.41*
45. Скуловой диаметр 0.11 0.16
17. Высотный диаметр 0.35

ДТ — длина тела.

* P<0.05.

** P<0.01.

*** P<0.001.

Таблица 32. Факторная структура — коэффициенты корреляции признаков с главными компонентами (I—HI)

Признак I II III
1. Продольный диаметр 0.69 0.07 -0.22
8. Поперечный диаметр 0.20 0.59 -017
17. Высотный диаметр -0.03 -0.03 0.65
9. Наименьшая ширина лба 0.73 0.50 -0.02
45. Скуловой диаметр 0.51 0.69 0.18
48. Верхняя высота лица 0.80 0.19 0.00
51. Ширина орбиты 0.72 0.10 -0.43
52. Высота орбиты 0.52 -0.11 -0.26
54. Ширина носа 0.19 0.65 0.49
55. Высота носа 0.70 -0.01 -0.05
75 (1). Угол выступания носа 0.45 -0.55 0.30
SS:SC. Симотический указатель 0.52 -0.57 -0.45
77. Назомалярный угол -0.42 0.77 0.59
<zm'. Зигомаксиллярный угол -0.32 0.69 -0.27
Длина тела* 0.38 0.23 0.41
Собственное число 4.16 3.31 1.91
Вклад в общую дисперсию (%) 27.2 22.0 12.8

* Приводится длина тела, вычисленная по формулам М. Троттер и Г. Глезер.

Затем серия была разделена на подгруппы в зависимости от глубины погребений: одна — из могил со средним и выше среднего значениями глубины, другая — из могил со значением глубины ниже среднего (табл. 33). Также, значения глубины могил подсчитывались для скелетов, в соответствии со значениями признаков выше и ниже средней (табл. 34), и, в завершение, были вычислены коэффициенты корреляции между значениями признаков и глубины погребений (табл. 35).

Таблица 33. Средние значения признаков на черепах из погребений разной глубины

Признак Глубина t
меньше или равна средней выше средней
1. Продольный диаметр 187.8 (12) 189.0 (13) 0.64
8. Поперечный диаметр 141.0 (11) 138.5 (13) 1.57
8:1. Черепной указатель 75.0 (11) 73.3 (13) 1.41
17. Высотный диаметр 130.9 (8) 133.8 (11) 1.49
17:1. Высотно-продольный указатель 69.4 (8) 70.6 (11) 0.88
17:8. Высотно-поперечный указатель 92.9 (8) 97.0 (11) 2.17*
9. Наименьшая ширина лба 96.9 (11) 92.4 (13) 1.62
45. Скуловой диаметр 134.5 (8) 131.1 (10) 1.56
48. Верхняя высота лица 73.2 (8) 71.9 (12) 0.54
48:17. Вертикальный черепно-лицевой указатель 54 5 (6) 54.4 (10) 0.04
48:45. Верхний лицевой указатель 53.8 (8) 55.1 (9) 0.08
55. Высота носа 51.0 (9) 51.2 (13) 0.07
54. Ширина носа 25.3 (9) 24.1 (13) 1.46
54:55. Носовой указатель 50.1 (9) 47.3 (13) 1.06
51. Ширина орбиты от mf 43.1 (9) 43.0 (10) 0.10
52. Высота орбиты 34.1 (9) 33.5 (13) 0.56
52:51. Орбитный указатель 79.4 (9) 78.4 (11) 0.28
SS:SC. Симотический указатель 59.4 (8) 62.3 (9) 0.72
75 (1). Угол выступания носа 30.7 (7) 37.3 (7) 2.92*
77. Назомалярный угол 140.3 (10) 136.0 (12) 3.05**
<zm'. Зигомаксиллярный угол 125.9 (7) 124.4 (10) 0.63
Длина тела 170.1 (13) 174.4 (17) 2.20*
I главная компонента 1.332 (8) -0.616 (10) 2.27*

t — значение критерия Стьюдента.

* P<0.05.

** P<0.01.

Таблица 34. Средняя глубина погребений (в см) в зависимости от значений краниометрических признаков

Признак Значение признака t
меньше или равно средней выше средней
17. Высотный диаметр 49.4 (10) 63.1 (9) 2.27*
77. Назомалярный угол 63.7 (11) 47.6 (11) 3.45**
<zm'. Зигомаксиллярный угол 63.9 (11) 52.7 (6) 2.44*
75 (1). Угол выступания носа 54.1 (9) 67.5 (5) 2.33
Длина тела 51.1 (15) 61.3 (15) 2.70*
I главная компонента 62.7 (9) 55.2 (9) 1.50

t — значение критерия Стьюдента.

* P<0.05.

** P<0.01.

Таблица 35. Коэффициенты корреляции (r) между глубиной захоронения и значениями признаков

Признак r
17. Высотный диаметр 0.14
77. Назомалярный угол -0.48*
<zm'. Зигомаксиллярный угол -0.21
75 (1). Угол выступания носа 0.56*
Длина тела 0.30*
1 главная компонента -0.34

* P<0.05.

Костяки из погребений со значением глубины выше средней отличаются от происходящих из неглубоких более резкой горизонтальной профилировкой, большим углом выступания носа, несколько большей высотой черепа, большей длиной тела.

Хотя уровни достоверности не оказались одинаковыми в результате всех трех анализов, направления различий одни и те же: индивидуумы из более глубоких могил характеризуются большей длиной тела, несколько более высокой черепной коробкой, более сильной горизонтальной профилировкой (рис. 22) и сильнее выступающими носовыми костями. В конце концов, эти индивидуумы имели меньшие значения ГК II и в среднем больше отличались от славян.

А.Н. Юзефович в 1941 г., отмечая в своей статье убывание «норманнского» компонента с юга на север, связывал это с обособленностью группы варягов среди населения Ладоги. Выше уже упоминалось о частичном совпадении археологических признаков: большинство погребений на значительной глубине располагались в южной части кладбища. Представляется возможным и другое объяснение. Менее глубокие могилы могли быть более поздними по времени. Можно предположить, что рост кладбища происходил с юга на север и одновременно с этим возникали изменения в антропологическом составе населения, оставившего памятник. С другой стороны, предположение Юзефовича об обособленности данной группы населения среди обитателей Ладоги подтверждают и ортодоксально христианский обряд, по которому совершались все захоронения, и местоположение памятника, и единичные находки, говорящие о принадлежности кладбища привилегированному слою населения [Равдоникас, 1949].

А.Н. Юзефович также высказал соображение о сходстве части северных костяков со словенскими или чудскими. Выделенная подгруппа из погребений с небольшой глубиной (в основном северных), хотя и отличается от части серии из глубоких могил в сторону меньшей выраженности «норманнских» особенностей, все же стоит ближе к последней, нежели к соседним славянским или финским группам. Кроме того, она отличается сочетанием малого высотного диаметра, высокого лица и орбит, значительной высотой переносья, что сближает ее скорее с германскими сериями.

Что касается роли и удельного веса скандинавского антропологического компонента в сложении местного населения, то в целом привлеченные славянские группы Северо-Запада не дают основания считать их значительными. Тем не менее, как показывает анализ серии из Старой Ладоги, в определенных рамках смешение все же происходило.

Заметим, что памятник датируется последним периодом пребывания на Руси норманнов. Не позднее начала XII в. (время постройки вблизи кладбища каменной церкви Климента) захоронения на могильнике прекращаются вплоть до XVII в. Является ли прекращение функционирования некрополя свидетельством того, что данная группа населения покинула город? Полностью ли исключена возможность переноса кладбища в другое место в связи со строительством храма?

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика