Александр Невский
 

Предисловие

Великий русский народ в течение своей многовековой истории не раз вставал на защиту родной земли. Его борьба за независимость против монгольских завоевателей, напавших на Русь с востока, и немецко-шведско-датских и венгерско-польских захватчиков, наступавших с запада, является одной из славных Страниц отечественной истории. Из народной среды вышли тысячи героев, совершивших бессмертные ратные подвиги.

Русские дворянско-буржуазные исследователи мало сделали для выяснения исторического значения героической борьбы народа. Они сводили историю общественного развития к действиям королей и полководцев, «завоевателей» и «покорителей» государств. Эти учёные описывали события на Руси в отрыве от освободительной борьбы, которую вели в то время другие народы нашей страны на огромном пространстве — от Прибалтики до Центральной и Средней Азии, от Кавказа до Карелии. Поэтому они были бессильны понять значение освободительной борьбы этих народов против татаро-монгольских захватчиков и оценить решающий вклад великого русского народа в борьбу, продолжавшуюся свыше. 30 лет (1207—1240). Сопротивление не прекратилось и после того, как над народами нашей страны было установлено татаро-монгольское иго.

Эти исследователи, наконец, рассматривали историю Руси в отрыве от событий общеевропейской и мировой истории и потому не могли раскрыть всемирно-историческое значение освободительной борьбы русского народа и других народов нашей страны, а также соседних народов Азии, Восточной и Центральной Европы.

В советское время проделана большая работа по созданию подлинно научной истории народов. Коммунистическая партия и Советское правительство поставили перед историками задачу: изучать объективные закономерности общественного развития и всесторонне освещать роль народа — создателя материальных и духовных ценностей, защитника независимости своей Родины, творца истории. К этому были направлены и специальные указания партии и правительства, касающиеся освободительной борьбы нашего народа против монгольских, немецких и иных захватчиков. Важное значение придавалось, в частности, правильной исторической оценке битвы на Чудском озере русских войск с немецкими феодалами, когда было приостановлено движение на восток тевтонских рыцарей, «осуществлявших колонизацию путем поголовного истребления и грабежа покоряемых народов»1.

Советские историки, выполняя эти указания, немало сделали для изучения борьбы русского народа за независимость в XIII в. Работы Б.Д. Грекова, Н.П. Грацианского, С.В. Бахрушина, М.Н. Тихомирова, А.Н. Насонова, И.П. Шаскольского и др. во многом способствовали уяснению этой проблемы.

Яркий материал, относящийся к этой теме, собран советскими археологами — Б.А. Рыбаковым, М.К. Картером, Н.Н. Ворониным, А.Л. Монгайтом, А.П. Смирновым, В.К. Гончаровым и др.

Литературоведы и археографы В.П. Адрианова-Перетц, Д.С. Лихачёв, В.И. Малышев и др., работая в контакте с историками, изучили и опубликовали замечательные патриотические повести и сказания об освободительной борьбе народа.

Немало сделано по изучению освободительной борьбы других народов нашей страны. Достаточно назвать исследования А.Ю. Якубовского, посвящённые истории Средней Азии, И.П. Петрушевского — по истории Закавказья, наконец, обобщающие труды по истории Прибалтики.

Советские историки продолжают работать над изучением социально-экономического положения Руси того времени, над исследованием военно-политического, международного значения побед, одержанных русским народом. Однако, нужно признать, что эта работа ещё далеко не завершена: ценные письменные источники, а также фольклор народов нашей страны, отражающие их борьбу за независимость, их взаимную дружбу, их связь с великим русским народом, использованы недостаточно. Мало внимания уделено в историографии и роли в освободительной борьбе XIII в. других народов Восточной и Центральной Европы — поляков, венгров, чехов, словаков, болгар, сербов, хорватов, словенцев и др., хотя наши друзья — историки стран народной демократии начали разработку этой проблемы.

Требуется критически пересмотреть освещение событий XIII в. в славянской дворянско-буржуазной историографии, которая в националистическом увлечении игнорировала значение освободительной борьбы других стран Восточной Европы и Азии с монгольскими захватчиками. Упуская из виду борьбу народных масс — крестьян и горожан, эта историография одновременно не могла правильно оценить и историческую роль отдельных полководцев — чешского короля Вацлава I, польского князя Генриха Благочестивого, венгерского короля Белы IV и др.

Долгое время историки заимствовали традиционное объяснение причины срыва монгольского похода на Европу у восточных и европейских придворных хронистов XIII в., полагавших, что смерть великого хана повлекла за собой отступление монгольских войск.

Прежняя историография не могла научно опровергнуть те искажения истории славян, которые были допущены немецкой националистической исторической школой2. К их числу относится неверная трактовка целей монгольского похода на запад и роли народов Восточной и Центральной Европы в борьбе с татаро-монгольским вторжением. Оба эти вопроса тесно связаны между собой.

Немецкие националистические историки, с одной стороны, утверждали, что монгольские феодалы ставили целью своего европейского похода завоевание лишь Венгрии; с другой стороны, согласно их концепции, западноевропейская цивилизация была обязана своим спасением не героической борьбе народов Европы и Азии, а осторожной политике немецких правителей и мощи их вооружённых сил. Этот взгляд на события имеет весьма давнюю традицию.

Возьмём работу такого автора, как Г. Стракош-Гроссманн. Он писал: «Как же все-таки произошло, что, хотя со стороны Германии было сравнительно так мало сделано для отпора монголам, они, в свою очередь, не напали на Германию», и отвечал, что прежде всего «целью монгольского наступления была лишь Венгрия, вопреки всем приписываемым монголам планам завоевания мира (которые существовали лишь в народной молве, а не у осмотрительных политиков), и потому, поскольку немцы не выступали против монголов, у последних тоже отпала необходимость связываться с опасным противником»3.

Этот же автор и уход монгольских войск из Польши «объяснял» тем, что вторжение на территорию Германии грозило татаро-монголам полным уничтожением и они не осмелились вступить в столкновение с немецкими вооружёнными силами4. Стракош-Гроссманн фальсифицировал историю борьбы с монгольским нашествием; для него Русь — лишь база монгольского наступления на остальную Европу5, он заявлял, будто ни гунны, ни монголы никогда серьёзно и не угрожали существованию западноевропейской (в частности, германской) культуры и политической жизни6.

Эти взгляды получили признание и дальнейшее развитие в новейшей реакционной историографии. Так, один из представителей этой историографии — Б. Шпулер написал специальную книгу, посвящённую истории Золотой орды, истории «монголов в России». Книга Б. Шпулера представляет собой апологию монгольских ханов-завоевателей7.

Понятно, что в этой книге монгольское вторжение в Европу получило извращённое освещение. Б. Шпулер не менее «смело», чем Стракош-Гроссманн, препарировал исторический материал: он полностью игнорировал борьбу народов нашей страны, Восточной и Центральной Европы с монгольским нашествием, утверждая, в частности, что для монгольских ханов завоевание Руси было лишь «эпизодом»8; спасителями западноевропейской культуры от монгольского разорения он выставлял ... немецких рыцарей на том основании, что им якобы принадлежала решающая роль в битве при Легнице9. Определяющее значение для судеб Польши и Венгрии имела, по его мнению (как и по мнению Стракош-Гроссманна), смерть великого хана Угедея в Каракоруме10. Последующая история русско-монгольских отношений подверглась им столь же откровенному искажению.

Мы упомянули об этой книге потому, что заключённые в ней концепции нашли новых последователей за океаном, в американской буржуазной историографии. Имеем в виду, в частности, книгу Г. Вернадского «Монголы и Русь».

Г. Вернадский, следуя за Шпулером, полностью растворил историю России как «субвассала» Монгольской империи в истории великих и золотоордынских ханов11.

Произвольно рассматривая Монгольскую империю на протяжении её истории как нечто целое, автор в то же время не нашёл места в своей книге для экономической, политической и культурной истории русского и других народов нашей страны.

В своей книге Вернадский, как и Шпулер, обращается к истории Руси лишь тогда, когда речь идёт о монгольской администрации завоёванных территорий. Ханжеские рассуждения о разорении Руси сочетаются в его книге с домыслами о якобы благотворных последствиях монгольского властвования. Понятно, что Г. Вернадский игнорирует историю борьбы народов против татаро-монгольского ига.

Совершенно несостоятельно и заявление Вернадского о причинах отступления монгольских полчищ из Европы. Признавая, что дарившие в Западной Европе раздоры правителей лишали её шансов на отпор врагу, он заключает: «Запад был неожиданно спасен благодаря событию, происшедшему в далекой Монголии», — умер великий хан. «По сообщению Карпини, он был отравлен «теткой» его сына Гуюка. Эта женщина, кто бы она ни была, должна рассматриваться как спасительница Западной Европы»12.

Объективный, научный анализ материала позволяет вскрыть несостоятельность подобного рода заявлений.

Факты, характеризующие цели монгольских захватчиков, а главное, их действия, свидетельствуют о том, что монгольские ханы не ограничивались намерением покорить только Венгрию. Иначе нельзя объяснить четырёхлетнюю кровопролитную борьбу на Руси (включая её северо-восточную часть), упорные сражения в Польше, Чехии, на Балканах.

Не выдерживает критики и традиционный для буржуазной историографии взгляд на причины отступления монгольских полчищ из Европы. Наступление татаро-монголов на Европу в 1236 г. первоначально охватило обширную территорию от Нижнего Поволжья до Торжка, а кончилось в 1242 г. у побережья Адриатики, где монгольские воеводы вынуждены были собирать свои потрёпанные рати для поспешного отступления за Волгу.

Если изучить борьбу народов нашей страны с татаро-монгольским нашествием и глубже присмотреться к партизанской борьбе во время продвижения татаро-монголов вглубь Европы, то можно найти истинное объяснение его провалу. Освободительная борьба народов нашей страны и прежде всего великого русского народа явилась решающей причиной срыва монгольского наступления на Европу, эта борьба спасла соседние народы Восточной и Центральной Европы от тягчайшего монгольского ига. Кровопролитная борьба за независимость народов Польши, Венгрии, Чехии, Словакии, Албании, Болгарии, Хорватии, Сербии и других балканских земель в 1241—1242 гг. против монгольских захватчиков также во многом помогла спасению тогдашней европейской цивилизации.

Важной и благодарной задачей советских историков и историков стран народной демократии является всестороннее изучение истории борьбы наших народов за независимость, в частности в XIII в.

Существенно отметить, что в то время, когда народы нашей страны вели героическую борьбу за независимость, мужественно сражался с монгольскими захватчиками и великий китайский народ, он значительно обескровил огромные силы монгольских завоевателей. В этой борьбе участвовали также индийский и корейский народы. В результате сопротивления этих народов сорвалось монгольское наступление на Индо-Китай, острова Индонезии и Японию, где народные массы храбро противостояли нашествию. Тогда же упорную борьбу с захватчиками вели иранские и арабские народы, благодаря чему наступление монгольских полчищ в Передней Азии захлебнулось и было остановлено египтянами (1260).

Всемирно-историческое значение имела и борьба русского народа с западными агрессорами. Разгром русскими полками под предводительством Александра Невского немецких, шведских и датских захватчиков был ударом и по стоявшим за их спиной крупнейшим реакционным силам тогдашней Европы — Германской империи и папской курии. Эти победы русского народа, одержанные в годы вторжения татаро-монгольских полчищ в восточноевропейские земли, имели огромное значение в первую очередь для исторических судеб народов Восточной Европы, особенно славянских, существованию которых грозила опасность и с востока и с запада.

Некоторые буржуазные историки пытаются утверждать, что западноевропейские правители и особенно папство прилагали немалые усилия, чтобы помочь государствам, попавшим под удар монгольских захватчиков. Факты свидетельствуют об ином. Они говорят о попытках правителей ряда европейских стран использовать в своих интересах тяжёлое положение государств, разорённых монгольскими полчищами. Факты говорят, что и папская курия и германский император поддерживали государства, которые пытались завоевать или блокировать земли Руси, Польского Поморья и Восточной Прибалтики; курия широко применяла дипломатический шантаж на Руси и в других странах Восточной Европы, а также при монгольском дворе и в Передней Азии.

С другой стороны, в последнее время некоторые буржуазные американские историки официально провозгласили (устами профессора Джонсона из Небраски на объединённой сессии Американской исторической ассоциации и Академии истории средневековья) важность «изучения» в историческом аспекте некоего «конфликта» между странами «Запада» и «Востока» Европы в средние века13.

Ознакомление с историческим материалом убеждает, что выдвинутая этими историками «проблема» лишена объективных оснований. Изучение исторической обстановки в Европе, в частности во время борьбы народов с татаро-монгольским нашествием, даёт основание утверждать, что в среде самих западноевропейских государств существовали тогда глубокие противоречия, междоусобные распри и конфликты, порождённые феодальным строем, и что при этом и папская курия и воевавшие против неё германские императоры спекулировали на монгольской угрозе, добиваясь реализации своих захватнических планов.

Автор настоящей книги стремился к тому, чтобы, опираясь на разнородный критически проверенный материал первоисточников и используя имеющиеся по ряду вопросов выводы советских историков, дать в научно-популярной форме возможно более полный, разработанный на основе марксистско-ленинской методологии очерк героической борьбы народов нашей страны и прежде всего великого русского народа за независимость в XIII в.14

Данные о политической истории Руси этого времени сохранились прежде всего в русских исторических хрониках-летописях. Летописи эти обычно составлялись в монастырях, особенно княжеских, которые в то время были своеобразными центрами культурной жизни. Важные сведения летописей могут быть дополнены свидетельствами юридических (договорные грамоты) и литературных памятников, а также иностранных источников — немецких, польских, чешских и иных; используются в книге и сообщения восточных хронистов, чьи труды изданы нашими учёными; неоценимое значение имеют эпос и исторические предания народов нашей страны. Яркий материал добыт археологами.

Книга охватывает главным образом историю Руси. Изложению основной темы книги предшествует общая характеристика социально-экономического и политического положения Руси, а также её замечательной культуры. Такая характеристика имеет целью облегчить понимание исторических условий, в которых вёл освободительную борьбу наш народ.

Последующая оценка взаимоотношений русского народа с народами Прибалтики призвана способствовать уяснению исторических предпосылок их совместной освободительной борьбы.

Затем описывается борьба русского народа за независимость, против иноземных захватчиков, наступавших на Русь с запада и востока, и их пособников из среды феодалов. Освещается также освободительная борьба других народов нашей Родины и соседних стран.

Автор сознаёт, что последний вопрос освещён им весьма неполно. Но это важный вопрос, и наша задача — привлечь к нему внимание исследователей. Можно не сомневаться, что в результате совместных усилий историков многих стран он получит всестороннее освещение и со временем будет написана книга, в полной мере отражающая борьбу всех народов с нашествием татаро-монгольских захватчиков.

В книге характеризуются международное положение Руси и всемирно-историческое значение её военной и дипломатической борьбы за независимость.

Русский народ своим трудом обеспечил процветание Руси и с величайшим мужеством защищал её независимость. Кровавое иго монгольских захватчиков не смогло подавить сопротивления народа, который совершил великие подвиги во имя освобождения Родины. Возрождая разорённую страну, отстраивая сёла и города, он вёл борьбу за свержение «злогорькой» ханской власти. Описанием первого этапа этой борьбы завершается книга. Эта борьба встретила сочувствие и поддержку других народов и увенчалась освобождением от татаро-монгольского ига Русской земли, всех земель нашей Родины.

Разумеется, не все эти вопросы освещены с должной полнотой, что объясняется в первую очередь скудостью источников. Огромное количество старинных летописей, литературных памятников, государственных и частных документов безвозвратно погибло во время стихийных бедствий и вражеских нашествий на Русь. Нужно надеяться, что дальнейшие поиски источников, а также всё более совершенствующееся мастерство советских историков в критическом изучении сохранившихся текстов позволят со временем создать цельное представление об этой необыкновенно тяжёлой, но богатой бесчисленными славными подвигами эпохе в истории нашей страны; в истории великого русского народа.

Примечания

1. «К изучению истории», сборник, М. 1946, стр. 37.

2. Правда, голоса справедливого протеста раздавались не раз. Например, ещё в 60-х годах прошлого века И. Кукулевич Сакцински отмечал, что немецкая историография замалчивает вклад славян, а также венгров в борьбу с татаро-монгольским нашествием (см. I. Kukuljević Sakcinski. Borba Hrvatah s mongoli i tatari, Zagreb 1863, str. 62—63).

3. G. Strakosch-Grossmann. Der Einfall der Mongolen in Mitteleuropa in den Jahren 1241 und 1242, Innsbruck 1893, S. 147.

4. Ibid., S. 51—52.

5. Ibid., S. 35.

6. Ibid., S. 148.

7. B. Spuler. Die Goldene Horde. Die Mongolen in Rußland 1223—1502, Leipzig 1943, S. VII и др.

8. B. Spuler. Op. cit., S. 20.

9. Ibid., S. 22—23.

10. Ibid., S. 24.

11. G. Vernadsky. The Mongols and Russia, New Haven 1953.

12. G. Vernadsky. Op. cit., p. 58. Более развёрнутую оценку книги Г. Вернадского см. в рецензии Н.Я. Мерперта и В.Т. Пашуто («Вопросы истории» № 8, 1955 г., стр. 180—186).

13. См. Е. N. Johnson. American Mediaevists and Today — «Speculum», V. XXVIII, № 4, October 1953, p. 848.

14. В настоящей работе мы старались учесть замечания и пожелания, высказанные в рецензиях на нашу научно-популярную книгу «Александр Невский и борьба русского народа за независимость в XIII веке», как на советские издания этой книги — на русском (Учпедгиз, 1951) и украинском (Киев 1953) языках, так и на зарубежные — чешское (Прага 1953), венгерское (Будапешт 1952) и румынское (Бухарест 1953), Имеем в виду рецензии А.А. Зимина («Преподавание истории в средней школе» № 3, 1953 г., стр. 106—108), Я. Маха («Sovětskǎ věda» № 5, ročn. III, Praha 1953, str. 707—709), Б. Застеровой («Praha-Moskva» № 9, 1953, str. 126—131), Ж. Кулчар («Szǎzadok» № 3—4, Будапешт 1952, 823—825 и др.

  К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика