Александр Невский
 

Глава пятая. Борьба народов Кавказа с татаро-монгольскими захватчиками

Готовя наступление на Русь, на Европу, монгольские правители задались целью овладеть землями Кавказа. После пережитого в 20-х годах монгольского нашествия народы Кавказа не знали мира: здесь происходили междоусобные войны, вызванные вторжением остатков войск хорезмийских феодалов, которые захватили Южный Азербайджан и грабили соседние земли. Эти разорительные войны вызывали народный протест, который ярче всего проявился в восстании горожан Ганджи (1231). Ганджийцы под руководством Бендара (или Бондара) уничтожили хорезмийский гарнизон. Это восстание было подавлено. Распри и войны феодалов продолжались1.

Используя выгодную обстановку, монгольские захватчики начали в 1229 г. свои грабительские набеги в Закавказье. Монгольские войска были расположены в Иране; они находились в прямом подчинении у великого хана. В 1231 г. рати воеводы Джурмагуна вторглись в Южный Азербайджан, где нанесли поражение войскам хорезмийских феодалов. Местная знать не оказала сопротивления врагу. Крупнейший город Тебриз был сдан без боя. На город был наложен огромный выкуп шёлковыми тканями и деньгами; ежегодная подать тяжёлым бременем легла на простых горожан. Но азербайджанский народ не покорился врагу и, так же как и другие братские народы Кавказа — армяне и грузины, поднялся на борьбу.

Полчища Джурмагуна вступили в Северный Азербайджан (Арран и Ширван) лишь в 1235 г.; они осадили богатейший из местных городов — Ганджу. Мужественные горожане вновь встали на защиту независимости родины. Оборона Ганджи — одна из наиболее славных страниц в истории азербайджанского народа. Враги обложили город, опустошили окрестности, вырубили все виноградники. Их осадные машины, несмотря на мужественное противодействие ганджийцев, разрушили стены города. О том, что происходило далее, летописец Киракос Гандзакеци пишет: «...Они (монголы) свалили городские стены, но не тотчас вошли в город, а в полном вооружении блокировали его в течение недели», видимо опасаясь тяжёлых уличных боёв. «Тогда жители, видя город во власти неприятеля, частью сожгли себя вместе со своими жилищами, чтоб не попасть в руки неприятелей; частью сожгли все, что можно было сжечь, и остались только сами». В происшедшей последней схватке враги «перерезали всех жителей, не различая ни мужчин, ни женщин, ни детей»2. Лишь один отряд смельчаков пробился сквозь кольцо врагов.

Монгольские войска начали осаду и некоторых других крепостей. В хрониках отразилась оборона Шамхора, азербайджанского города, бывшего под властью грузинских царей. Правитель города предписал горожанам «не оказывать сопротивления»3, но горожане не исполнили этого распоряжения. Когда татаро-монгольское войско завалило городской ров деревьями, горожане подожгли их и отбили приступ. Тогда враги засыпали ров землёй, взяли город, разорили его и перебили жителей. После тяжёлой борьбы пали крепости Тавуш, Ергеванк, Мацнаберд и др. Близ Тавуша в плен попал упомянутый летописец Киракос. Он пишет: «...Вели нас татары пешком, — босых, в нужде и лишениях в течение многих дней... и даже воды нельзя было напиться: так гнали они нас»4.

Борьба народа стоила захватчикам тяжёлых потерь; некоторые крепости, в том числе Гардман, Хаханаберд и крепость города Баку, они не смогли взять. Монголы сражались обычно с весны до поздней осени, а на зиму откочёвывали в плодородную Муганскую степь. Воюя таким образом, они лишь к 1239 г. достигли Дербента, который был ими занят и также разорён.

Столь же мужественно сражались тогда армянский и грузинский народы. Крупный армянский город Ани отказался признать монгольскую власть; когда в город прибыли послы — лазутчики, то «чернь (простой народ) умертвила посланных», как пишет Киракос. Город пал после жестокой осады5. Захватив Ани, враги приказали жителям «выйти из города, обещаясь не причинять им никакого зла. Но как только толпа вышла из города, татары разделили их между собою и без всякой пощады умертвили всех мечом, оставив в живых только небольшое число женщин, детей и ремесленников, которых увели в плен»; они «захватили все имущество и богатство жителей, ограбили церкви, разорили весь город...»6. Та же судьба после двухмесячной осады постигла Карин (Эрзерум).

В годы монгольского нашествия пали многие армянские и грузинские города: Карс, Тбилиси, Дманиси, Самшвилде и др. Борьбу с врагом вели также и народы Северного Кавказа. Отряд Субэдея совершил поход «в страну асов» (осетин) в 1236 г.; затем отряды Менгу-хана и Кадана ходили на черкесов7. Народы Северного Кавказа ещё долго вели освободительную борьбу с татаро-монгольскими захватчиками.

Земли Кавказа были страшно опустошены. «Бедствия, которые постигли все страны, превосходят все, что история может рассказать»8, — писал Киракос. Оборона народами Кавказа своей родной земли — яркий пример мужества и патриотизма.

Примечания

1. См. И.П. Петрушевский. Указ. соч., стр. 31 и сл.

2. К.П. Патканов. История монголов по армянским источникам, вып. II, СПБ 1874, стр. 16—17.

3. Там же, стр. 21.

4. Там же, стр. 26.

5. К.П. Патканов. Указ. соч., стр. 35.

6. Там же, стр. 36.

7. См. В.Г. Тизенгаузен. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой орды (извлечения из персидских сочинений), т. II, М.—Л. 1941, стр. 35; Очерки истории СССР (IX—XV вв.), ч. II, М. 1953, стр. 739.

8. К.П. Патканов. Указ. соч., стр. 12.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика