Александр Невский
 

На правах рекламы:

трап водоотводный, dn

3. Летописание Сибири

После похода Ермака в 1582 г. Сибирь стала активно осваиваться русскими людьми: основывались новые города и поселения, прокладывались пути по неведомым землям, велась миссионерская деятельность представителей русской православной церкви. Уже в начале XVII в. записываются со слов участников похода Ермака их рассказы, создается Синодик Ермаковым казакам. На этой основе были написаны первые сибирские летописи.

История сибирского летописания XVII—XVIII вв. представлена многими памятниками, из них самые значительные следующие: Румянцевский летописец, Есиповская летопись, Строгановская летопись, Сибирский летописный свод, Кунгурская летопись и Ремезовская летопись.

Сибирским летописанием стали заниматься еще в XVIII в. (Г.-Ф. Миллер), а в XX в. к нему обращались многие исследователи, в том числе С.В. Бахрушин, А.И. Андреев, Е.И. Дергачева-Скоп и др.

В отличие от традиционных русских летописей любая сибирская летопись начинается не с рассказа о разделении земель между сыновьями Ноя, а с описания похода Ермака. Формально сибирские летописи являются историческими повестями, широко распространенными в русской литературе XVI—XVII вв., в которых при описании одного из важных событий истории Российского государства сохранялось погодное изложение. Но в историографической традиции за этими памятниками прочно закрепилось название — летописи, поэтому в дальнейшем они так и будут называться.

В начале 30-х гг. XVII в. создается один из первых сибирских летописцев — Румянцевский, названный так по одному из пяти его списков. По мнению Е.И. Дергачевой-Скоп, этот летописец послужил источником Есиповской летописи, составленной в 1636 г. Румянцевский летописец имеет следующий заголовок: «О стране Сибирской и о сибирском от Ермака взятии». В нем кратко сообщаются сведения о Сибири, о походе Ермака, о посылке воевод на вновь присоединенные земли. Его текст оканчивается известиями 7095 (1587) г. о приходе воеводы Данилы Чюлкова, об основании города Тобольска, который станет с этого времени главным городом: «И бысть вместо царьствующаго града Сибири град Тоболеск, старейшина, понеже ту победа и одоления на бусурман».

Есиповская — одна из основных сибирских летописей — названа по имени ее составителя — Саввы Есипова, взявшего за основу тексты Румянцевского летописца, Синодика, сказок казаков и других памятников (известно 28 списков). Савва Есипов (первая половина XVII в.), дьяк архиерейского дома в Тобольске, сообщил о своем участии в работе над летописью в специальной приписке, завершающей текст, где свое имя зашифровал тайнописью: «Изложена же бысть сия летопись Сибирское царство и княжение и о взятии, и о Тоболске граде в лета 7145-го сентября в 1 день. Слогатай же сей летописи грешен есть, имя же его познавается от четырех букв: сторица сугубая со единем (Са) и вторица со единем (ва). Отчина же его исповестся ото шти букв: первая буква грубая, еже есть Е, прочая же пять: сторица сугубая (с) с сугубою же четверицею (2 умножить на 4 = 8, то есть (и), осмочисленная десяторица (п) с седмичною десяторицею (о), едина же сугубая (в), ерь скончевает. Ино же написах с писания, преж мене списавшаго, нечто и стесняемо бе речью, аз же разпространих, беседуя к вашей любви, иже будет изволивый прочитати летописи сия. Ино ж от достоверных муж испытах, иже очима своима видеша и быша в та лета» (ПСРЛ. Т. 36. Сибирские летописи. Ч. 1. Группа Есиповской летописи. М., 1987. С. 72).

Есиповская летопись (заголовок — «О Сибири и сибирском взятии») имеет предисловие, оглавление (37 глав) и текст летописи, каждая глава имеет также заголовок (например: Глава 6. О вере царя Кучума). Последняя погодная запись относится к 7129 (1621) г., где сообщается о приезде в Тобольск первого архиепископа Сибири Киприана.

Существует несколько поздних редакций Есиповской летописи, где произведена литературная обработка текста или продолжено изложение событий и после 1621 г. Есиповская летопись была положена в основание большого по объему Сибирского летописного свода, дополненная также рассказами, бытовавшими в Сибири, о разбойничестве Ермака на Волге. В нем изложение событий доведено до 7194 (1686) г. (в других редакциях вплоть до событий XVIII в., например, в Академической редакции до 1741 г.). Первоначальная редакция Сибирского летописного свода имеет заголовок, где кратко сообщается содержание всего произведения: «Книга записная. Сколько в Сибире, в Тобольску и во всех сибирских городех и острогах, с начала взятия атамана Ермака Тимофеева, в котором году и кто имяны бояр и околничих, и столников, и дворян, и стряпчих на воеводствах бывали, и диаков, и писмянных голов, и с приписью подьячих, и кто которой город ставил, и в котором году, и от котораго государя царя кто был» (ПСРЛ. Т. 36. М., 1987. С. 138). Из заголовка видна светская направленность свода, что отличает его от Есиповской летописи. В последней, как и в других памятниках, от нее происшедших, четко изложена основная мысль произведения: действие отряда Ермака является божьим проявлением в борьбе с неверными, при этом ничего не сообщается об обстоятельствах появления отряда в Сибири. В Строгановской летописи, также являющейся одной из основных сибирских летописей, изложена несколько иная точка зрения. В этой летописи, составленной в вотчине Строгановых — Соли-Вычегодской, подчеркивается роль купцов Строгановых в освоении Сибири. Долгое время этот памятник считался первоначальной сибирской летописью, но в последние десятилетия эта роль отводится Есиповской летописи. Датировка же написания Строгановской летописи расширилась: от 1600 г. до 70-х гг. XVII в. Ее заголовок следующий: «О взятии Сибирской земли, како благочестивому государю царю и великому князю Ивану Васильевичу всеа Русии подарова Бог сибирское государство обладати и победита Муртазелиева сына Кучюма салтана сибирскаго...».

Среди источников Строгановской летописи отмечались так называемая Повесть И.М. Катырева-Ростовского, казацкие «написания», грамоты из архива Строгановых, которые цитируются иногда дословно (подлинность этих грамот, по мнению некоторых исследователей, сомнительна). На протяжении XVII—XVIII вв. текст летописи в списках дополняется различными материалами. Например, в одном из списков XVIII в. вставлен текст песни о Ермаке (Глава 8 Толстовского списка).

В Сибири по разным обстоятельствам, начиная со второй половины XVII в., побывали многие видные люди России, скорей всего, благодаря им в Сибирь попадали самые разнообразные памятники древнерусской литературы, которые переписывались местными жителями. Например, сибиряк, сын боярский Сергей Иевлевич Кубасов (составитель хронографа, названного его именем, умер после 1694 г.) широко известен в отечественной историографии, долгие годы ему приписывалось авторство одной из лучших Повестей о Смутном времени — так называемой Повести И.М. Катырева-Ростовского. После долгого изучения текста хронографа и жизни предполагаемого автора пришли к выводу, что его работу над текстом следует определить как работу компилятора или редактора, поскольку он не был автором ни одной из трех частей, входящих в состав хронографа. Работа С.И. Кубасова в 70—80-е гг. XVII в. над хронографом в Тобольске является одним из многочисленных фактов того, что Тобольск в это время стал настоящим культурным центром в масштабах всей России.

В конце XVII — начале XVIII в. Семен Ульянович Ремезов (1642 — после 1702 г.) создает сибирскую летопись, получившую название по его фамилии, весь текст которой сопровождается рисунками (154 рисунка). Сохранился оригинал летописи — БАН, 16.16.5. (в лист, 39 лл.). В рукописи есть два киноварных заголовка: «История Сибирская» (основная часть) и «Летопись Сибирская, краткая Кунгурская». Текст летописи состоит из 157 (154) глав, каждая страница делится на две неравные части: одну десятую занимает текст, остальную — рисунок. Об авторе летописи сообщается в заключительной статье тайнописью (расшифровка — «писал Семен Ремезов»), здесь же указаны имена сыновей Ремезова Леонтия, Ивана, Семена, Петра, что дает повод некоторым исследователям считать их соавторами отца. Погодное изложение событий, которое не всегда выдержано, оканчивается известиями 7159 (1651) г., где среди прочих событий описывается беседа отца Ремезова Ульяна Моисеева сына с калматским Аблай тайшой о месте захоронения атамана Ермака: «И паки Аблай вопрошаше: «Знаешь ли, Ульянъ, где ваш Ермакъ лежитъ? Ульян жѣ снискателен бѣ и хитръ о дѣлехъ, к вопросу отвѣща: «Не вемы до днѣ сего и како погребѣнъ, и скончася». И нача Аблай повѣсти деяти о немъ по своей истории: какъ приехалъ в Сибирь, и от Кучюма на перекопе побежа, и утопѣ, и обретенъ, и стрѣлянъ, и кровь течаше, и пансыри раздѣлиша и развезоша, как от пансырей и от платья чюдѣсъ было, и какъ татара смертной завѣтъ положиша, что про него русакамъ не вѣщати. Аблаю же, приемшу пансырь, и Ульяну стояше, глаголаше о Ермакѣ. Ульян жѣ испросив у Аблая сказку за его знамѣны и печатью; он жѣ обещася о Ермакѣ подробну возвѣстити» (Памятники литературы Древней Руси: XVII век: Книга вторая. М., 1989. С. 565). Из этой цитаты видно, что Семен Ремезов использовал и рассказы своего отца при написании летописи. Другими его источниками были: «сказки» сведущих людей, Есиповская летопись, предания, песни. На его рисунки оказали влияние миниатюры Царственной книги (С.У. Ремезов бывал в Москве, где занимался картографией), гравюры Синопсиса. Язык Ремезовской летописи характеризуется исследователями как народный, насыщенный терминологией приказов, ему присуща сжатость и простота. Летопись переведена на английский язык, издана в Лондоне (1975 г.).

В Ремезовскую летопись механически вставлено другое произведение — «Летопись Сибирская, краткая Кунгурская» или Кунгурская летопись (текст ее приводится в Приложении). Первая строка ее достаточно оригинальна: «Начало заворуя Ермака Тимофеева сына Поволскаго». Это краткий летописец, составленный в XVII в., доводит свое изложение до 1601 г. (дата ошибочна), где сообщается о церковном соборе, на котором решили «кликати вечную память» воинам, погибшим в первых сибирских походах. Исследователи отмечают характерную особенность Кунгурской летописи: она представляет собой живой рассказ участника событий. Источники ее разнообразны: предания, легенды, «отписки» и «сказки» землепроходцев. Высказано предположение, что эта летопись через переводчика посольского приказа Андрея Виниуса стала известна Витзену, который использовал ее в своей книге «Noorden Oost Tartaryen», изданной в 1692 г.

Летописные записи велись не только в главном городе Сибири — Тобольске, но и в других сибирских городах (городовое летописание). Ведение летописей продолжалось и в XVIII в.

Издания

Сибирские летописи. СПб., 1907; ПСРЛ. Т. 36. Сибирские летописи. Ч. 1. Группа Есиповской летописи. М., 1987; Ремезов С.У. История сибирская. Летопись Сибирская краткая Кунгурская / Памятники литератур Древней Руси: XVII век. Кн. 2. М., 1989. С. 550—582.

Литература

Андреев А.И. Очерки источниковедения Сибири. 2-е изд. Вып. 1. М.; Л., 1960; Дергачева-Скоп Е.И. Из истории литературы Урала и Сибири XVII века. Свердловск, 1965; Ромодановская Е.К. Русская литература в Сибири первой половины XVII в. (Истоки русской сибирской литературы). Новосибирск, 1973; Дворецкая Н.А. Сибирский летописный свод (вторая половина XVII в.). Новосибирск, 1984; Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3. Ч. 2. СПб., 1993.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика