Александр Невский
 

На правах рекламы:

• Совсем недорого антикаптча для всех клиентов.

Год 1254. Ростов. Дрогичин

Новгородская летопись, говоря о событиях этого года, ограничивается всего одной, но весьма красноречивой фразой:

Добро было христианам.

(24. С. 80)

Надо думать, что объяснялась эта невиданная прежде «доброта» отсутствием князя Александра в Новгороде в течение двух предшествующих лет и, может быть, мягкостью его юного сына, лишь недавно севшего на новгородский престол. Это — единственная подобная фраза в Новгородской летописи за все годы княжения Александра Ярославича.

Лаврентьевская же летопись под 1254 годом (как и под предыдущим 1253-м) сообщает главным образом о местных ростовских событиях:

В лето 6761 (1253), месяца мая во 2-й день, на память святого отца Афанасия, в граде Ростове священа была церковь во имя святых мучеников Бориса и Глеба священным епископом Кириллом при благоверном князе Борисе и Глебе [Васильковичах]. В том же году, 11 сентября, родился сын князю Борису Васильевичу, и нарекли ему имя в святом крещении Дмитрий.

В лето 6762 (1254)... Того же лета, 30 июля, родился сын князю Борису, и нарекли имя ему Константин.

(38 Стб. 473—474)

В том же 1254 году важное событие произошло на юго-западе Русской земли. Галицкий князь Даниил Романович, вдохновлённый своими успехами в войнах с татарами Куремсы и только что совершивший успешный поход в Силезию, где он действовал совместно с поляками и литовцами (этот поход стал составной частью так называемой войны за Австрийское наследство), пошёл на союз с римским папой: он принял из рук легатов папы Иннокентия IV королевскую корону, а вместе с ней — и условия унии между православной и католической церквями, при которой православные сохраняли все свои обряды, но взамен признавали власть папы.

Из Галицко-Волынской летописи1

Прислал папа почётных послов, принёсших венец, скипетр и корону, которыми выражается королевское достоинство, с речью: «Сын, прими от нас королевский венец». Он ещё до этого присылал к нему епископа береньского и каменецкого, говоря: «Прими венец королевский». Но в то время Даниил их не принял, сказав: «Татарское войско не перестаёт жить с нами во вражде, как же могу я принять от тебя венец, не имея от тебя помощи?» Опизо2 пришёл и принёс венец, обещая: «Будет тебе помощь от папы». Он, однако, не желал, и убедили его мать его, Болеслав, Семовит3, ляшские бояре, чтобы он принял венец, говоря ему: «А мы будем тебе в помощь против поганых».

Он же венец от Бога принял в церкви Святых Апостолов, от престола святого Петра, от отца своего папы Иннокентия и от всех епископов своих. Иннокентий предавал проклятью тех, кто хулил православную греческую веру, и хотел собрать собор об истинной вере, о воссоединении церквей. Даниил принял венец от Бога в городе Дорогичине.

(39. Стб. 826—827. Перевод О.П. Лихачёвой по: 29. С. 331)

Однако, как вскоре выяснилось, надежды Даниила на помощь папы в борьбе с татарами, ради чего он и пошёл на такой, неоднозначно воспринимаемый в русском обществе шаг, оказались тщетными. Союза Галицкой Руси с Западом не получилось. Никаких практических результатов не дала и уния — первая попытка объединения Западной и Восточной церквей в истории России.

Примечания

1. В летописи событие датировано 1255 годом. О дате см.: 115. С. 258—259; 10. С. 293—294.

2. Аббат из Мессаны, папский легат.

3. Болеслав V Стыдливый, князь Краковский, и Семовит, князь Мазовецкий, — союзники Даниила, присутствовавшие при его коронации.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика