Александр Невский
 

На правах рекламы:

Дешевая автоматизация технических процессов онлайн.

Год 1223. Новгород. Переяславль

Зимой 1222/23 года круговерть событий, связанных с новгородским княжением, вновь захлестнула переяславского князя Ярослава Всеволодовича, а вместе с ним и его малолетних сыновей — Фёдора и Александра. В будущем большая часть жизни князя Александра Ярославича окажется связана с Великим Новгородом; будучи новгородским князем, он одержит свои знаменитые победы, навсегда прославившие его имя. А впервые он попал в этот город ещё трёхлетним ребёнком — вместе со своим отцом, во второй раз ставшим новгородским князем.

В первой трети XIII века, а особенно после добровольного ухода с новгородского княжеского стола князя Мстислава Мстиславича Удатного в 1217 году, Новгород разрывался между двумя противоборствующими силами. Часть бояр стояла за князей из Южной Руси; не имевшие возможности опереться на собственные силы и интересовавшиеся по большей части южнорусскими делами, они не слишком вмешивались во внутренние дела Новгорода, и жить при них новгородцам было намного легче. Однако постоянно растущая угроза со стороны Запада и особенно воинственной языческой Литвы заставляла новгородцев искать союз с сильными князьями Северо-Восточной Руси. Те умели оборонить Новгород, но взамен проводили жёсткую политику, ущемлявшую политические и торговые интересы города. Борьба двух партий в самом Новгороде нередко приобретала очень острые формы и оборачивалась кровопролитными мятежами. Обычно после приглашения на княжение в Новгород того или иного князя из Суздальского дома и отражения очередной внешней угрозы в Новгороде брала верх враждебно настроенная к суздальцам партия и дело заканчивалось изгнанием неугодного правителя. Но суздальские князья отнюдь не готовы были мириться с утратой этого богатейшего города Руси. Да и нужда в них в самом Новгороде сохранялась.

В начале 1222 года новгородцы попросили у великого князя Юрия Всеволодовича на княжение его семилетнего сына Всеволода. Отрок, однако, сумел продержаться на новгородском столе менее года. По неизвестной причине зимой 1222/23 года «князь Всеволод побежал в ночь, утаившись, из Новгорода со всем двором своим; новгородцы же опечалены были тем» и вновь отправили своих «старейших мужей» к Юрию. Летописи передают слова, с которыми они обратились к великому князю Владимиро-Суздальскому: «Если не угодно тебе держать Новгород [за] сыном, то дай нам брата» (24. С. 61).

Так на княжение в Новгород — на этот раз вместе с семейством — отправился князь Ярослав Всеволодович, отец Александра Невского.

Ярослав оставил по себе недобрую память в Новгороде. Там, разумеется, не забыли о его насилиях по отношению к новгородцам во время его первого новгородского княжения в 1215—1216 годах: об аресте более двух тысяч новгородских купцов в Торжке, о хлебной блокаде города во время голода, о полутора сотнях новгородцев, погибших по воле князя от удушья в темницах Переяславля-Залесского, наконец, о трусости, проявленной Ярославом во время Липицкой битвы. И тем не менее новгородцы приняли его. Правда, и второе новгородское княжение Ярослава продлилось очень недолго.

Из Новгородской Первой летописи старшего извода

В лето 6731 (1223)1. Пришёл князь Ярослав в Новгород, и рады были новгородцы. Воевала литва около Торопца, и гнался за ними Ярослав с новгородцами до Усвята, [но] не догнал их... Пришёл князь Ярослав от брата и пошёл со всею областью к Колываню, и повоевал всю землю Чудскую2, а полона привёл без числа, но города не взял; злата много взял, и вернулись все здравы.

Пошёл князь Ярослав с княгинею и с детьми к Переяславлю; новгородцы же кланялись ему: «Не ходи, княже!»; он же пошёл по своей воле...

(24. С. 61)

Так в первый раз князь Александр Ярославич — правда, пока ещё безымянно, вместе с братом, — был упомянут новгородским летописцем.

Напомним, что 1223 год — год первого появления монголо-татар в русских пределах, год несчастной для русских битвы на Калке, в которой полегли девять русских князей, в том числе великий князь Киевский Мстислав Романович и черниговский князь Мстислав Святославич, и несколько тысяч простых воинов. Князья Северо-Восточной Руси, как известно, не приняли участия в сражении... Татары ушли, и русским казалось, что этот неведомый и страшный народ больше никогда не явится в их пределы.

...О сих же злых татарах... не ведаем, — записывал русский книжник, — откуда пришли на нас и куда опять делись; только Бог весть.

(38. Стб. 509)

Того же лета была засуха сильная, и многие леса и болота загорались, и дым сильный шёл, так что недалеко можно было глядеть людям; словно мгла к земле прилегала, так что и птицы не могли по небу летать, но падали на землю и умирали. Того же лета явилась звезда на западе, и шли от неё лучи, не видимые людям, но словно с юга по две восходя с вечера после захода солнца, и была величиной более иных звёзд. И пребывала так 7 дней, а после 7 дней явились от неё лучи к востоку; простояла так 4 дня и сделалась невидима3.

(38. Стб. 447)

Примечания

1. Необходимо помнить, что год в древней Руси начинался с 1 марта; следовательно, годовая летописная статья в обыкновенных случаях охватывает события не только марта-декабря того года, который указан в скобках, но и января-февраля следующего.

2. Колывань — русское название Таллина (Ревеля). Чудская земля — Эстония.

3. Речь идёт о знаменитой комете Галлея, появившейся на небе в сентябре предшествующего, 1222 года (123. С. 206—207; 83. С. 107).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика