Александр Невский
 

На правах рекламы:

Купить стеллаж в нижнем новгороде металлическая мебель в нижнем новгороде Купить.

Житие

«Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра» (Первая редакция Жития Александра Невского)

«Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра» была составлена, как полагают, в начале 80-х годов XIII века во Владимире неким духовным лицом, иноком Владимирского Рождественского монастыря, лично знавшим великого князя Александра Ярославича в последние годы его жизни. Автор Жития называет себя «домочадцем и самовидцем зрелого возраста» святого князя и в своих рассказах о происходивших событиях ссылается то на самого Александра, то на воинов, сражавшихся под его началом. Это был человек, близкий, во-первых, к митрополиту Кириллу († 1281), единомышленнику и сподвижнику Александра Невского, а во-вторых, к сыну и продолжателю политики Невского, великому князю Дмитрию Александровичу († 1294).

Этот небольшой по объёму текст — всего несколько рукописных страниц — по праву признаётся выдающимся произведением древнерусской литературы. Как любой памятник агиографического, то есть житийного, жанра, Житие Александра Невского — отнюдь не биография в нашем смысле этого слова. Оно всё исполнено библейскими ссылками и уподоблениями, которые и составляют его канву, дают ключ к пониманию текста. Описывая жизнь и подвиги Александра Невского, автор Жития ссылается на великих героев древности, библейских праотцев и праведников и создаёт идеальный образ правителя, в котором как бы «растворены» реальные, исторические черты подлинного Александра. Созданный им образ представляет собой тот идеал, к которому должны стремиться все русские князья — потомки святого князя и прямые продолжатели его дела. При этом Житие содержит уникальные подробности из жизни Александра Невского и истории Руси его времени.

В основу перевода положена реконструкция первоначального текста Жития Александра Невского (по спискам Первой редакции памятника), выполненная Ю.К. Бегуновым: Бегунов Ю.К. Памятник русской литературы XIII века «Слово о погибели Русской земли». М.; Л., 1965. С. 187—194, с некоторыми исправлениями, оговоренными в примечаниях. Использованы переводы Жития на современный русский язык Ю.К. Бегунова («Изборник» (Сборник произведений литературы Древней Руси). М., 1969. С. 329—343) и В.И. Охотниковой (Памятники литературы Древней Руси. XIII век. М., 1981. С. 427—439).

Повести о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра

О Господе нашем Иисусе Христе, Сыне Божии.

Аз, худый и многогрешный, мало смысля, покушаюсь описать житие святого князя Александра, сына Ярославова, а внука Всеволодова. Поскольку слышал от отцов своих и сам был домочадцем и самовидцем зрелого возраста его, то рад был поведать святое и честное и славное житие его. Но как сказал Приточник1: «В лукавую душу не войдёт премудрость» (Прем. 1: 4), ибо «она становится на возвышенных местах, при дороге, на распутиях... у ворот при входе в город» (Притч. 8: 2—3). Хотя и прост я умом, но молитвою Святой Богородицы и поспешением святого князя Александра начало положу.

Сей князь Александр по Божьей воле рождён от отца милосердного и человеколюбца, более же того кроткого — князя великого Ярослава, и от матери Феодосии. Как сказал Исайя пророк: «Так говорит Господь: "Князей я ставлю, ибо они священны, и я веду их» (ср. Ис. 13:3). И воистину: без Божия повеления не было бы княжения его. Но и ростом он был выше иных людей, и голос его — словно труба в народе; лицо же его — словно лицо Иосифа, которого поставил египетский царь вторым царём в Египте; сила же его была — часть от силы Самсоновой2. И дал Бог ему премудрость Соломонову; храбрость же его, словно у царя римского Веспасиана, который пленил всю землю Иудейскую3. Некогда изготовился тот приступать к граду Иоатапате, и вышли горожане и победили войско его, и остался Веспасиан один, и повернул силу вражескую к городу, к вратам городским, и посмеялся над дружиной своей, и укорил её, сказав: «Оставили меня одного». Так же и сей князь Александр — побеждая, сам был непобедим.

И потому некто сильный из Западной страны, из тех, что называются слугами Божьими4, пришёл, желая видеть зрелость силы его, как и в древности приходила к Соломону царица Савская, желая слышать премудрость его5. Так и этот, по имени Андреяш, увидев князя Александра, возвратился к своим и сказал: «Прошёл я страны и народы, но не видел такого ни среди царей царя, ни среди князей князя».

Услышав же о таком мужестве князя Александра, король части Римской от полуночной страны6 помыслил в себе: «Пойду и пленю землю Александрову». И собрал силу великую, и наполнил многие корабли полками своими, двинулся в силе тяжкой, пыхая духом ратным. И пришёл в Неву, шатаясь безумием, и, возгордившись, послал послов своих в Новгород, к князю Александру, говоря: «Если можешь противиться мне, то вот я уже здесь, беру в плен землю твою».

Александр же, слыша слова эти, разгорелся сердцем, и вошёл в церковь Святой Софии, и, упав на колени пред алтарём, начал молиться со слезами: «Боже достохвальный, праведный, Боже великий, крепкий, Боже превечный, сотворивший небо и землю и поставивший пределы языкам, Ты повелел жить, не вступая в чужие пределы!» Вспомнив же псаломскую песнь, сказал: «Вступи, Господи, в тяжбу с тяжущимися со мною, побори борющихся со мною. Возьми щит и латы, и восстань на помощь мне» (Пс. 34: 1—2). И, окончив молитву, встал, поклонился архиепископу. Архиепископ же Спиридон благословил его и отпустил. Он же, выйдя из церкви, утёр слезы, начал ободрять дружину свою, говоря: «Не в силе Бог, но в правде. Вспомним Песнотворца7, который сказал: "Иные с оружием, иные конями, а мы именем Господа, Бога нашего, хвалимся. Они поколебались и пали; а мы встали, и стоим прямо"» (ср. Пс. 19: 8—9). И, сказав это, пошёл на них с малой дружиной, не дожидаясь многих сил своих, но уповая на Святую Троицу.

Горестно же было слышать, что отец его, честный великий [князь] Ярослав, не ведал о таковом нападении на сына своего, милого Александра, и тому некогда было послать весть отцу, ибо ратные уже приближались. Потому и многие новгородцы не успели присоединиться, так как князь поспешил выступить.

Выступил же на них в день воскресение, 15 июля, на память 630-ти святых отцов Халкидонского собора и святых мучеников Кирика и Улиты, имея веру великую к святым мученикам Борису и Глебу.

И был некий муж, старейшина в земле Ижорской, по имени Пелгуй; ему была поручена стража морская. Он же принял святое крещение и жил среди рода своего, остававшегося в язычестве. Наречено же было имя ему в святом крещении Филипп. И жил он богоугодно, соблюдая пост в среду и пятницу, потому и сподобил его Бог увидеть видение дивное в тот день. Расскажем об этом вкратце.

Разведав вражескую силу, он пошёл навстречу князю Александру, чтобы рассказать ему о станах и укреплениях их. Стоял же он на берегу моря, и стерёг оба пути, и провёл всю ночь, бодрствуя. И когда начало восходить солнце, он услышал на море дивный шум и увидел один насад плывущий; посреди же насада стояли святые мученики Борис и Глеб в червлёных одеждах и держали руки на плечах друг друга. Гребцы же сидели, словно мглою одеты. Сказал Борис: «Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему Александру». Увидев такое видение и услышав такие слова мучеников, Пелгуй стоял, охваченный трепетом, до тех пор, пока насад не скрылся с глаз его.

Вскоре после этого приехал князь Александр. Он же, глядя на князя Александра с радостью, рассказал ему одному о видении. Князь же сказал ему: «Об этом не говори никому».

После этого решился напасть на них в шестом часу дня. И была сеча великая с римлянами, и перебил их [князь] бесчисленное множество, и самому королю возложил печать на лицо острым своим копьём.

Здесь же в полку Александровом отличились шесть мужей храбрых, которые крепко сражались вместе с ним.

Один — по имени Гаврило Олексич. Этот напал на шнек и, увидев королевича, которого тащили под руки, въехал по доске, по которой поднимались, до самого корабля. И побежали перед ним на корабль, и, повернувшись, сбросили его с доски в Неву вместе с конём. Божьей милостью выбрался оттуда невредим, и вновь напал на них, и бился с самим воеводой посреди полка их.

Второй — новгородец, по имени Сбыслав Якунович; он много раз нападал на войско их и бился одним топором, не имея страха в сердце своём. И немало пало от руки его, и подивились силе его и храбрости.

Третий — Яков, полочанин, был ловчим у князя. Этот напал на врагов с мечом и мужественно бился, и похвалил его князь.

Четвёртый — новгородец, по имени Миша. Этот пешим с дружиной своей напал на корабли и потопил три корабля римлян.

Пятый — из младших людей, по имени Савва. Этот напал на великий шатёр златоверхий и подрубил столб шатёрный. Полки же Александровы, увидев падение шатра, возрадовались.

Шестой — из слуг князя, по имени Ратмир. Этот бился пеш, и окружило его много врагов. Он же, от многих ран упав, скончался.

Обо всём этом слышал я от господина своего Александра и от иных, кто участвовал в то время в той сече.

Было же в то время дивное чудо, словно в древние времена при царе Езекии, когда пришёл Сенахирим, царь ассирийский, на Иерусалим, хотя пленить святой град8, и внезапно вышел ангел Господень и избил из полка ассирийского сто восемьдесят пять тысяч, и когда настало утро, нашли лишь их мёртвые тела. Так же было и при победе Александровой: когда победил он короля, то на противоположной стороне реки Ижоры, где нельзя было пройти полку Александрову, нашли многое множество убитых ангелом Божьим. Остаток же их бежал, а трупы мёртвых своих накидали в корабли и потопили в море. Князь же Александр возвратился с победою, хваля и славя имя своего Творца.

На второе лето после возвращения князя Александра с победой вновь пришли из западной страны и построили город в отечестве Александровом. Князь же Александр вскоре выступил и разрушил град их до основания, а самих — одних повесил, а других с собою увёл, а иных, помиловав, отпустил, ибо был он милостив свыше меры.

На третий же год после победы Александра над королём, в зимнее время, пошёл на землю немецкую в силе великой, чтобы не похвалялись, говоря: «Покорим славянский народ под себя».

Ибо был уже град Псков взят, и тиуны их [во Пскове] посажены. Князь же Александр тех схватил, город Псков от пленения освободил, а землю их повоевал и пожёг и пленных взял без числа, а иных порубил. Иные же города немецкие соединились и решили: «Пойдём и победим Александра и в плен его возьмём».

Когда же приблизились ратные, то проведали про них стражи Александровы. Князь же Александр исполчился и пошёл навстречу, и покрылось озеро Чудское множеством воинов с обеих сторон. Отец же его Ярослав прислал ему на помощь младшего брата Андрея с большой дружиной. Также и у князя Александра было множество храбрецов, как в древние времена у царя Давида, сильных и крепких. Так и мужи Александровы исполнились духа ратного, ибо сердца их были, словно сердца львов, и сказали: «О княже наш честный! Ныне пришло нам время положить головы свои за тебя». Князь же Александр, воздев руки к небу, сказал: «Суди меня, Боже, и рассуди распрю мою с народом велеречивым, и помоги мне, Боже, как ты помог в древности Моисею победить Амалика и прадеду моему Ярославу — окаянного Святополка»9.

Была же тогда суббота. И когда взошло солнце, сошлись оба войска. И была сеча зла, и треск от ломающихся копий стоял, и звон от ударов мечами, словно замерзшее озеро двинулось; и нельзя было льда видеть, ибо покрыт он был кровью.

Слышал же я об этом от очевидца, который поведал мне, что видел воинство Божие на небесах, пришедшее на помощь Александру. И так победил их помощью Божией, и показали враги спины свои, и секли их, гонясь, словно по воздуху, и некуда было бежать им. И прославил здесь Бог Александра пред всеми полками, как Иисуса Навина у Иерихона10. А тех, кто говорил: «Захватим Александра», — предал Бог в руки его. И никогда не находилось противника, достойного его в битве.

И возвратился князь Александр со славной победой. И многое множество пленных было в полку его, и вели босыми подле коней тех, кто именует себя «Божьими рыцарями».

Когда же приблизился князь ко граду Пскову, встретили его пред городом игумены, и священники в ризах с крестами, и весь народ, воздавая хвалу Богу и славу господину князю Александру, воспевая песнь: «Ты, Господи, помог кроткому Давиду победить иноплеменников и [благо]верному князю нашему оружием крестным освободить град Псков от иноязычников рукою Александровою».

О неразумные псковичи! Если забудете об этом и до правнуков Александровых, то уподобитесь иудеям, которых напитал Господь в пустыне манною и перепелами печёными, а они обо всём том забыли и о Боге своём, выведшем их из египетского рабства.

И начало славиться имя его во всех странах: и до моря Хонужского11, и до гор Араратских, и по ту сторону моря Варяжского, и до великого Рима.

В то же время умножился народ литовский и начал причинять вред владениям Александровым. Он же выезжал и избивал их. Однажды случилось ему выехать, и за один выезд победил семь полков, множество князей их убил, а иных взял в плен; слуги же его, насмехаясь, привязывали их к хвостам коней своих. И начали с того времени бояться имени его.

В то же время был некий сильный царь в восточной стране12; ему же покорил Бог многие языки от востока и до запада. И тот царь, прослышав о такой славе и храбрости Александра, послал к нему послов и сказал: «Александр, знаешь ли, что Бог покорил мне многие языки? Или ты один не хочешь покориться силе моей? Но если хочешь сохранить землю свою, то вскоре приди ко мне — и увидишь славу царства моего».

По смерти отца своего князь Александр пришёл во Владимир в силе тяжкой. И был грозен приход его, и промчалась весть о нём до самого устья Волги. И начали жёны моавитянские13 пугать детей своих, говоря: «Александр князь едет!»

Задумал князь Александр, и благословил его епископ Кирилл; и пошёл к царю в Орду. И увидел его царь Батый, и удивился, и сказал вельможам своим: «Воистину мне сказали, что нет князя, подобного ему». Почтив же его достойно, отпустил его.

После этого разгневался царь Батый на брата его младшего Андрея и послал воеводу своего Неврюя разорить землю Суздальскую. По пленении же Неврюевом великий князь Александр церкви восстановил, грады людьми наполнил, людей распуганных вернул в дома их. О таких говорит Исайя пророк: «Князь благ в странах — тих, приветлив, кроток, смирен; по образу Божию есть»; «не прельщаясь богатством и не забывая о крови праведников, сирот и вдовиц по правде судит, милостив, а не златолюбив, добр к домочадцам своим и приходящим от чужих стран кормитель есть» (ср. Ис. 1:16, 17; 56:1, 2). На таковых Бог проливает на мир щедроты свои, ибо Бог мира не ангелов любит, но людей, которых щедро вознаграждает, учит и к которым являет в мире милость Свою.

Распространил же Бог землю его богатством и славою, и продлил Бог лета его.

Некогда же пришли к нему послы от папы из великого Рима с такими словами: «Папа наш так говорит: "Слышали мы, что ты князь достойный и славный и земля твоя велика. Потому и прислали к тебе от двенадцати кардиналов двух искуснейших — Галда и Гемонта, чтоб ты послушал учение их о законе Божии"».

Князь же Александр, подумав с мудрецами своими, отписал к нему, так говоря: «От Адама до потопа, от потопа до разделения языков, от смешения языков до начала Авраама, от Авраама до прохождения Израиля сквозь Красное море, от исхода сынов Израилевых до смерти царя Давида, от начала царства Соломонова до Августа царя, от начала Августа и до Христова Рождества, от Рождества Христова до Страдания и Воскресения Господня, от Воскресения Его и до Восшествия на небеса, от Восшествия на небеса до царства Константинова, от начала царства Константинова до первого собора, от первого собора до седьмого — всё то хорошо ведаем, а от вас учения не принимаем». Они же возвратились восвояси.

И умножились дни жизни его в великой славе, ибо священников любил, и монахов, и нищих; митрополита же и епископов почитал и слушался их, словно самого Христа.

Было же тогда великое насилие от иноплеменников: сгоняли христиан, веля им вместе с собой воевать. Князь же великий Александр пошёл к царю, чтобы отмолить людей от беды той.

А сына своего Дмитрия послал на западные страны, и все полки свои послал с ним, и ближних своих домочадцев, сказав им: «Служите сыну моему, как самому мне, всей жизнью своей».

Пошёл князь Дмитрий в силе великой, и пленил землю Немецкую, и взял город Юрьев, и возвратился к Новгороду со многим полоном и с великою добычею.

Отец же его, великий князь Александр, вышел от иноплеменников, и дошёл до Нижнего Новгорода, и здесь занемог, и, дойдя до Городца, разболелся.

О горе тебе, бедный человек! Как можешь описать кончину господина своего?! Как не выпадут зеницы твои вместе со слезами?! Как не вырвется сердце твоё из корени?! Ибо отца своего человек может оставить, а доброго господина нельзя оставить: если бы можно было, в гроб бы с ним лёг!

Крепко ревнуя Богу, оставил князь Александр земное царство и стал монахом, ибо было безмерное желание его принять ангельский образ. Сподобил же его Бог и высший чин принять — схиму. И так с миром предав Богу душу свою, скончался месяца ноября в 14-й день, на память святого апостола Филиппа.

Митрополит же Кирилл говорил: «Чада мои, знайте, что уже зашло солнце земли Суздальской! Уже не найдётся ни один такой князь в земле Суздальской». Иереи, и диаконы, черноризцы, нищие, и богатые, и все люди говорили: «Уже погибаем!»

Святое же тело его понесли к граду Владимиру. Митрополит же с церковным чином вместе с князьями и боярами и весь народ, малые и великие, встретили его в Боголюбове со свечами и с кадилами. Люди же толпились, желая прикоснуться к честному одру, на котором лежало святое его тело. И были вопль, и стенание, и плач горький, каких никогда не бывало, так что и земля содрогнулась.

Положено же было тело его в церкви Рождества Святой Богородицы, в великой архимандритии, месяца ноября в 23-й день, на память святого отца Амфилохия.

Было же тогда чудо дивное и памяти достойное. Когда было положено святое тело его в раку, тогда Севастьян эконом и Кирилл митрополит захотели разжать руку ему, чтобы вложить в неё духовную грамоту. Он же сам, словно живой, простёр руку свою и взял грамоту из рук митрополита. И объял их ужас, и едва отступили от раки его. Об этом услышали все от господина митрополита и от эконома его Севастьяна.

Кто не удивится тому — ведь тело его бездушно было и привезено от дальних градов в зимнее время! И так прославил Бог угодника своего. Богу же нашему слава, прославившему святых своих во веки веков. Аминь.

Из статьи «А се князи Русьстии»

Статья «А се князи Русьстии» читается в той же рукописи XV века, в которой содержится Новгородская Первая летопись младшего извода (так называемый Комиссионный список). Она представляет собой краткую историю русских великих князей от Владимира Всеволодовича Мономаха до Ивана Даниловича Калиты. Видное место в этой истории отведено великому князю Александру Ярославичу, называемому Великим, Храбрым и Невским. Приводим фрагмент статьи «А се князи Русьстии» в подлиннике, без перевода.

...По Батый приде на великое княжение из Новаграда Великого сын Ярославль, внук Всеволожь, правнук Юрьев Долгые Рукы, в град Володимерь Александр Великий, Храбрый, Невьскый, иже ему была брань шестью с немци, и поможе ему Бог, и короля уби; и того ради князи русстии держать честно имя великого князя Александра Ярославичя, внука Всеволожа. Царь Батый слышав его мужьство, и възлюби его паче всех князей, и призва его к собе любовно, и первое и другое (то есть и в первый, и во второй раз. — А.К.), и отпусти его с великою честью, издарив. И от сего князя Александра пошло великое княжение Московьское. Александр роди 4 сыны: Данила Московьскаго, Дмитриа Переяславьскаго, Василия Костромьскаго, Андрея Городецкого... Въ всих сих прославим в Троици единого Бога и православныих великыих князей, заступников наших всея Русьскыя земля...

(24. С. 468—469)

Похвала святому и благоверному великому князю Александру Невскому (Из «Владимирской» редакции Жития)

«Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра» стала основой для многочисленных редакций княжеского Жития. (Всего исследователи насчитывают до двадцати различных редакций памятника.) Написанная иноком Владимирского Рождественского монастыря третья по счёту редакция Жития святого Александра появилась на свет в середине XVI века, вскоре после церковного собора 1547 года, на котором — в числе прочих русских святых — был канонизирован для общецерковного прославления и святой князь Александр Ярославич Невский. «Владимирская» редакция Жития была составлена по заказу инициатора собора, выдающегося книжника средневековой Руси, собирателя житий русских святых митрополита Макария и успела войти в тот переработанный и значительно дополненный список Великих Миней Четьих, который митрополит Макарий в 1552 году положил в Московский Успенский собор. Тогда же иноком Владимирского Рождественского монастыря Михаилом — вероятно, тем самым, которому принадлежит «Владимирская» редакция, — была составлена церковная служба святому Александру.

Ниже печатается заключительная часть «Владимирской» редакции Жития, включающая в себя похвалу святому. Перевод выполнен по изданию: Мансикка В. Житие Александра Невского. Разбор редакций и текст. СПб., 1913 (Памятники древней письменности и искусства. № 180). С. 30—31.

...Неизмерима небесная высота, неисчерпаема морская глубина, так же неисчислимы и чудодеяния угодников Божиих. Так же ведь и сей благоверный великий князь Александр: хотя и земного царства почестями почтен, богатством и славою преисполнен, и в сражениях храбрость явил, и повсюду слава о храбрости его разнеслась, но всего того больше в спасении души своей с твёрдостью и мужеством подвизался; потому и воздаяние принял от всевышней десницы Господней. Ибо что может быть достойнее, чем приобрести с земным царством ещё и небесное, с преходящим — вечное?! Мы же, к честной раке его припадая, воскликнем с любовью: «Радуйся, преславный Александре, Русской земли украшение; радуйся, светило незаходящее мысленного солнца, кое отечество своё просвещает, без зависти чудеса даруя; радуйся, с ангелами пребывающий, источник неисчерпаемый божественных исцелений; радуйся, церкви пресветлое украшение и благочестия кормило; радуйся, царям благочестивым похвала и утверждение; радуйся, сиротам питатель и обидимым заступник, радуйся, печалящимся великое утешение! Не от Рима ведь, не от Синая воссиял ты, но в Русской земле явился, чудотворец преславный! Радуйся и веселись и ты, преславный град Владимир; ликуй и торжествуй, храм пресвященный Божьей Матери, имеющий в себе таковое сокровище — пречестные мощи предивного целителя, нового чудотворца, великого князя Александра! Блажен воистину и преблажен ты, досточудный Александре, таковых благ и великого богатства на земле и на небесах сподобившийся. Воистину блажен и град твой, в котором добро пожил ты, и Богу угодил, и пресветлым венцом от Него венчался. Ибо твоим благочестием, словно бисером честным, святых храмами Русская земля оградилась, и многие монастыри процветают и сияют в ней, словно звёзды на тверди небесной, беспрестанно благодарения Богу воссылая. И ныне моли, преблаженный, о прославляющих тебя, и почитающих твою память, и праздник твой украшающих. Подай же всем нам помощь твою, будь покровом граду нашему от всякого зла, благочестивому царю нашему даруй победы над супротивными, и от всех видимых и невидимых врагов охраняй его; [даруй] ему мир глубокий и здравие телу, а также и душе его проси спасения. И нас избавь от всякой нужды, и согрешениям нашим прощение испроси у Бога своими молитвами, да избавит нас Бог от бесконечной муки и будущей жизни причастниками сотворит благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Ему же подобает всякая слава, честь и держава с Отцом и со Святым Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Проложное Житие святого и благоверного великого князя Александра Невского

Проложное Житие Александра Невского было составлено во второй половине XVI века. Оно представляет собой сокращение ещё одной (четвёртой по счёту) редакции Жития Александра Невского, написанной в 50-е годы XVI века псковским книжником Василием (в иночестве Варлаамом) и включённой в новый список Великих Миней Четьих митрополита Макария, который святитель преподнёс царю Ивану Васильевичу. Благодаря тому что Проложное Житие вошло в Пролог — популярный в древней Руси сборник кратких житий, памятей святых, слов на различные праздники церковного года, расположенных в соответствии с церковным календарём, — оно получило широкое распространение в русской книжности.

Перевод Проложного Жития князя Александра Ярославича на современный русский язык выполнен по изданию: Памятники древнерусской церковно-учительной литературы. Вып. 2: Славяно-русский Пролог. Ч. 1: Сентябрь—декабрь / Изд. А.И. Пономарев. СПб., 1896. С. 55—59.

Сей благоверный и христолюбивый князь, великий Александр, был сыном Ярослава, внуком великого князя Всеволода, сына Владимира, просветившего Российскую землю святым крещением14. Смолоду же благочестивый князь Александр возлюбил Христа и Пречистую Богородицу и всех святых; горячо же почитал священников как слуг Божиих, и иноков весьма любил, также и нищих милостью одаривал, и всякой неправды избегал; сиротам и вдовицам заступник и беспомощным помощник, ибо никто пуст и неимущ не выходил из дома его. И так жил он в Великом Новгороде, добро управляя порученной ему от Бога властью. После же пришли некие люди от западных стран, те, что называют себя слугами Божиими, желая видеть зрелость блаженного Александра. И, увидев зрелость и красоту лица его, весьма удивились и, возвратившись, поведали королю своему, Римской части, Нестору Велгелу15, о красоте и о зрелости его. Услышал же от них король о мужестве святого князя Александра и удивился. Потом собрал король силу многолюдную, и наполнил корабли многими воинами своими, и пришёл на реку Неву, и встал на устье реки Ижоры, хотя пленить и Ладогу, и Великий Новгород, и всю Словенскую землю. И, исполнившись гордости, послал послов своих к святому князю Александру, говоря: «Если хочешь противиться мне, то вот, я уже здесь и беру в плен землю твою». Святой же князь Александр с архиепископом вошёл в соборную церковь Святой Софии и, помолившись со слезами Господу Богу, и Пречистой Богородице, и святым страстотерпцам Борису и Глебу, пал на землю. И, закончив молитву, пошёл с малой дружиной, не дождавшись всей силы воинской. Также и отец его Ярослав не знал об этом нашествии схизматиков16; к тому же

Александр не успел послать к отцу во Владимир, призывая на помощь только Бога и святых мучеников Бориса и Глеба. И пришёл на реку Неву, где стояли схизматики, месяца июля в 16-й день, в воскресенье17. Был же некто из воевод князя Александра в земле Ижорской, по имени Филипп, человек благоговейный и богобоязненный; ему была поручена стража ночная. И, увидев силу ратных, пошёл тот к святому князю Александру, чтобы поведать ему обо всём. И когда пришёл к берегу моря и уже солнце восходило, увидел насад, а посреди насада стояли святые мученики Борис и Глеб в червлёных одеждах и держали руки свои на плечах друг друга; гребцы же сидели, словно мглою одеты. И сказал Борис: «Брат Глеб, поспешим и поможем сроднику нашему, великому князю Александру, против неистовых немцев!» Тот же страж поведал обо всём, что видел, святому князю Александру. Князь же прославил Бога и святых мучеников Бориса и Глеба. И в шестом часу дня сошлись со схизматиками латинянами, и Божией помощью и Пречистой Богородицы и пособничеством мучеников Христовых Бориса и Глеба избили многое множество схизматиков, а отступника-короля блаженный сам ранил в лицо. И так избавлен был Великий Новгород от лукавых немцев. И не однажды избавил Великий Новгород от плена лукавых немцев; потом те же лукавые немцы поднялись на богохранимый град Псков, и многих людей псковских избили, и Псков захватили, и наместников своих посадили. И вновь блаженный князь Александр вместе с братом своим князем Андреем, взяв с собою низовцев, обложили со своими людьми все пути псковские и избили многое множество лукавых немцев, а иных в оковах в Великий Новгород послали. И так великий князь Александр избавил град Псков от плена лукавых помощью Святой Троицы и молитвами Пречистой Богородицы. И, пойдя, землю их пленил и пожёг, и многих неистовых мечом погубил. И не только с лукавыми немцами великий князь Александр мужество проявил, но и от пленения многих языков избавил землю свою при жизни своей. В то время безбожный царь Батый многие земли захватил; и пришёл на российскую землю, и попущением Божиим грады многие взял и пожёг: и Владимир, и Ростов, и прочие, за грехи наши. И тут убиты были безбожным Батыем Всеволода, приснопамятного князя, [потомки], Юрий и Василько. В то же время пострадал Христа ради князь Михаил Черниговский с боярином своим Фёдором. А иные многие князья российской земли ради почестей и славы света сего исполнили волю безбожного царя и, боясь мучений, оставили веру христианскую и поклонились солнцу, и кусту, и иным идолам их. И потом окаянный царь Батый, не насытившийся ещё крови христианской, посылает посланников своих во град Суздаль, к святому великому князю Александру, с такими словами: «Мне покорились многие царства и народы. Или ты один не хочешь покориться? Если хочешь сохранить землю свою, приди, поклонись мне, как прочие князья российские поклонились мне, и примешь волости свои и честь великую от меня, ибо слышал про храбрость твою и великую зрелость». Святой же, услышав это от посланных, опечалился, весьма болея душою, и недоумевал, что сделать ему. И, пойдя, поведал святой мысли свои епископу Кириллу. Епископ же, много поучив святого, сказал: «Да не войдут брашно и питие в уста твои, и не оставь Бога, сотворившего тебя, не делай так, как иные делали, но пострадай за Христа, как добрый воин Христов»18. Святой же от всего сердца своего обещал епископу исполнить всё. Епископ же дал святому в спутники Тела и Крови Христовых и отпустил его с миром, добавив: «Господь да укрепит тебя» и прочее. И когда пришёл великий князь Александр к безбожному царю Батыю, тотчас возвестили царю о блаженном. Царь же повелел привести святого к себе. Волхвы же захотели провести святого сквозь огонь, по обычаю своему, и заставить его поклониться солнцу и огню. Святой же сказал волхвам: «Не подобает мне, христианину, поклоняться твари, кроме одного Бога; поклоняюсь Святой Троице, Отцу и Сыну и Святому Духу, сотворившему небо, и землю, и море, и всё, что в них суть». Волхвы же, словно поруганные святым, возвестили обо всём царю Батыю. Царь же, ради красоты лица его, повелел с честью привести святого к себе, не понуждая его кланяться солнцу и идолам. И когда привели его, встал святой перед царём и поклонился ему, говоря: «Царь, тебе поклонюсь, ибо почтил тебя Бог царством, а твари не поклонюсь, ибо то человека ради сотворено было; но поклоняюсь единому Богу, Ему же служу и Его же почитаю». Царь же не причинил святому никакого зла, но, видев красоту лица блаженного, и величавость тела его, и храбрость, похвалил святого перед всеми и великую честь воздал ему. И потом послал святого с братом его Андреем в Орду, к Кановичам. В то время безбожный царь Батый пошёл с силой великой на болгар и там убит был, злой, от короля Владислава19. После же того святой вернулся из Орды, от Кановичей, в отечество своё, во Владимир, и церкви многие воздвиг, и христиан распуганных в отечество своё собрал. И потом послал святой сына своего Дмитрия на западные страны против иноплеменников; и все полки свои послал с сыном своим. Сын же святого, пойдя, взял немецкий город Юрьев и возвратился к Новгороду со многим полоном. А святой князь Александр отошёл в Орду к Беркаю, и там пробыл шесть месяцев, и в болезнь телесную впал. Царь же отпустил святого; и дошёл он до Городца, и ещё больше изнемог. И тут постригся в иноческий чин и в схиму с великой верой; и наречено было имя ему — Алексий. И, целовав тут всех: игумена, и братию, и своих, всех простил. И причастился Телу и Крови Владыки Господа нашего Иисуса Христа, и всех благословил. И осенил себя крестным знамением, и, воздев руки горе, молитву сотворил. И так предал священную душу свою Господу в лето 6771 (1263), месяца ноября в 14-й день. Совершается же память святого того же месяца в 23-й день, так как в тот день принесено было тело его в город Владимир, в своё отечество. И тут проводили святого надгробными песнями. И начал митрополит на виду у всех вкладывать прощальную грамоту в руки святому; святой же сам, словно живой, разогнул руку свою, и принял грамоту у митрополита, и вновь согнул её сам. И все предстоящие прославили Бога об этом чуде. И положено было честное тело святого в монастыре Рождества Пречистой Богородицы, в великой архимандритии. И с того времени начались многие исцеления от гроба святого приходящих с верой. Богу нашему слава ныне и присно и во веки веков.

Примечания

1. Приточник — библейский царь Соломон, автор книг «Премудрости Соломона» и «Притчи Соломона», вошедших в состав Ветхого Завета.

2. Иосиф — библейский патриарх, сын Иакова, отличавшийся исключительной красотой и умом; был продан братьями в Египет, где за свою мудрость поставлен фараоном (египетским царём) правителем всей страны (Быт. 41:37—57). Самсон — библейский судья и герой, обладавший невероятной физической силой.

3. Веспасиан Тит Флавий (9—79) — римский император (с 69), основатель династии Флавиев. Подавил восстание в Иудее и покорил всю страну. Об осаде Веспасианом крепости Иоатапаты рассказывается, в частности, в «Истории иудейской войны» Иосифа Флавия, известной в древнерусском переводе.

4. «Слуги Божии» — здесь: рыцари Ливонского ордена; Андреяш — Андреас фон Велвен, магистр Ливонского ордена в 1240—1241 годах, впоследствии вице-магистр.

5. Об этом рассказывается в библейской Третьей Книге Царств (гл. 10): царица южноаравийского государства Сабы (Савская, или Южичская), слыша о мудрости царя Соломона, лично явилась в Иерусалим, дабы убедиться в достоверности слухов.

6. Швеции.

7. Песнотворец, или Псалмопевец, — библейский царь Давид, автор Псалтири.

8. Езекия — царь Иудейский. О нашествии ассирийского царя Сенахирима, осаде им Иерусалима и чуде, произошедшем при этом, рассказывается в Четвёртой Книге Царств (19:35).

9. Моисей — библейский пророк, выведший израильтян из Египта. Когда Амалик, вождь амаликитян, напал на израильтян, только благодаря Божьей помощи и молитве Моисея израильтянам удалось одержать победу. Ярослав — князь Ярослав Владимирович Мудрый, сын Владимира Святого. В 1019 году в битве на реке Альте Ярослав победил Святополка Окаянного, отомстив тем самым за смерть своих братьев Бориса и Глеба.

10. Иисус Навин — преемник Моисея. О взятии им крепости Иерихон в Ханаане (недалеко от Иерусалима) рассказывается в ветхозаветной Книге Иисуса Навина (6:1—20).

11. В реконструкции Ю.К. Бегунова: «до моря Египетского» (исправление внесено по двум поздним спискам Первой редакции Жития конца XVI — начала XVII века и второй четверти XVII века; см.: Бегунов Ю.К. Памятник русской литературы XIII века «Слово о погибели Русской земли». С. 173, прим. ш). В большинстве списков: Хонужьскаго, Хуложьскаго и т. п. Очевидно, речь идет о Хвалисском (Хвалынском, Хвалижском) море — то есть о Каспийском. Варяжское море — Балтийское.

12. Батый.

13. Здесь: татарские.

14. Неточность. Всеволод Юрьевич Большое Гнездо, дед Александра Невского, был внуком, а не сыном князя Владимира, и притом не Крестителя Руси Владимира Святого, а его правнука Владимира Мономаха.

15. О происхождении этого имени см. прим. на с. 97. Имеется в виду шведский ярл Биргер.

16. Здесь: католиков.

17. Ещё одна неточность. Невская битва имела место 15 июля. 16 июля 1240 года приходилось на понедельник.

18. И слова епископа, и весь этот эпизод явно заимствованы составителем Псковской редакции Жития святого Александра Невского (основного источника Проложного Жития) из Жития святого Михаила Черниговского, принявшего мученическую смерть в Орде.

19. Легендарная повесть о гибели царя Батыя от короля Владислава «в Угрех», то есть в Венгрии (вариант: в Болгарии), появилась не ранее второй половины XV века. В данную редакцию Жития Александра Невского известие о гибели Батыя попало, вероятно, из Жития другого русского святого — Фёдора Ярославского (где Владислав также назван не венгерским, а болгарским царём).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика