Александр Невский
 

Древняя традиция дружбы

«Норвежцы и русские соседствуют тысячу лет, и между этими народами и их странами не было серьезных конфликтов»1 — так начинает свой труд по истории российско-норвежских отношений норвежский ученый К. Селнес2.

Как мы показали выше, Новгородская Русь и Норвегия издревле и традиционно имели уважительные добрососедские отношения. Великий покровитель христианской Норвегии XI века король Олав II Святой приходился великому князю Ярославу Мудрому свекром. Важнейшие духовные решения Олава и укрепление его христианской веры произошли в период его пребывания в Великом Новгороде, где он совершил свои первые чудеса исцелений.

Икона св. благоверного короля Олафа II Харальдссона, крестителя и просветителя Норвегии

В дальнейшем, уже после кончины святого Олава, почитание его нарастало, поскольку Ганзейский союз избрал его покровителем всех мореплавателей. Во всех городах союза были воздвигнуты церкви его имени. Не был исключением и Великий Новгород, где, по свидетельству епископа города Або (ныне Турку), в XIV веке еще существовала церковь святого Олава («варяжская божница») и почитание его новгородцами было весьма велико.3 В России помимо Новгорода (где Олав жил несколько лет), церкви св. Олава существовали и в Старой Ладоге.

Два последующих короля уже христианской Норвегии — Магнус I Добрый (сын Олава) и Харальд III Суровый (сводный брат Олава) — были связаны с новгородскими князьями династическими браками и интересовались жизнью Великого Новгорода в целом.

После разделения христианских Церквей Востока и Запада в 1054 году тесные династические связи между правителями Руси и Норвегии стали постепенно ослабевать, но взаимная заинтересованность и традиции дружбы остались. Надо заметить, что раскол христианской Церкви 1054 года особо не отразился на самих отношениях между русскими христианами византийского обряда и скандинавскими римо-католического. Такая ситуация продолжалась до XIII века, до монголо-татарского нашествия, когда это противостояние резко обострилось по политическим мотивам. Так что к XIV веку церкви святого Олава исчезли из русских городов, несмотря на то что канонизация «христианского покровителя Норвегии», этого последнего святого неразделенной Церкви, произошла еще до Великого раскола.

Примечания

1. Seines K. Russisk historie i norrøn saga // (N) HT. 1965. B. 44. H. 2. S. 3.

2. Кьяртан Селнес — доктор философии, советник по социальным и философским наукам Норвежской гуманистической ассоциации, г. Осло, Норвегия.

3. Надпись на одном шведском руническом камне повествует о судьбе некоего путешественника, который «...умер в Холмгарде [Новгороде. — и. М.] в церкви св. Олава» (Wigum F. Norge og Russland som religiose naboer // Kirke og Kultur. Oslo, 1997. № 1. Перевод А. Ермолаевой).

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика