Александр Невский
 

На правах рекламы:

• На выгодных условиях уборка коттеджей недорого и по выгодным ценам.

Я.В. Малков. Крепости и монастыри

Жить всегда было опасно... "Мой дом - моя крепость", "Береженого Бог бережет" - это все мудрости искусства выживания. Если бы наши далекие предки не овладели этим искусством, едва ли мы бы сегодня имели счастье предаваться воспоминаниям и тем более строить проекты на будущее.

Наш рассказ ограничивается рассмотрением укреплений из дерева и сложившихся на их основе древних ансамблей крепостей и монастырей.

До конца XV века крепости были преимущественно деревянными. Но и позднее - вплоть до середины XVII века многие укрепления строились из дерева. Так в конце XVI века на южных рубежах Московского государства воздвигались деревянные крепости - Воронеж, Ливны, Елец, Кромы, Белгород. Одновременно строились крепости на севере - Кола, Сумской Острог, Кемь, в Поволжье -Царицын, Самара. В это же время началось освоение сибирских острогов.

Со временем дерево постепенно замещалось камнем, частично сохранялась генетика, но радикально менялся облик. От тех времен, о которых наш рассказ, остались описания, изображения на иконах, рисунках, планах и немногочисленные материальные фрагменты.

Первоначально укрепленные поселения размещались в местах, имеющих естественную природную защиту - водные преграды, возвышенности, овраги. Естественная защита дополнялась искусственными сооружениями - валами, рвами, заполненными водой, стенами. Нерукотворное и рукотворное сливалось, повторяя все естественные линии ландшафта. Но это была отнюдь не мимикрия. Рукотворное имело облик суровый и неприступный, привносило свою ритмику чередующихся башен и прясел стен, свой силуэт заостренных пик вертикальных бревен стен, кровель сторожевых башен, въездных ворот, подъемных мостов, стоящих внутри крепости церквей. Этот силуэт следовал за плавными природными линиями. Эти укрепления были тем горнилом, в котором сплавлялось полезное и прекрасное во имя спасения и утверждения жизни.

"В древних крепостях было два элемента, которые составляли переход от фортификации к художественному зодчеству: это ворота (с перекидным мостом через ров, с "жеравцами" для подъема) и высокая сторожевая башня. Наличие этих элементов необходимо учитывать при определении тех привычных архитектурных форм и силуэтов, на которых воспитывались художественные вкусы русских "древоделей". [И.Э. Грабаль. История Русского государства. т.1. Архитектура. М. Изд. Кнебель. 1919. 508 с.].

Сторожевые башни ставились по углам крепости или разделяли прясла стен. По крайней мере одна из башен была надвратной или проезжей. По форме башни были прямоугольные (квадратные) или многогранные (чаще восьмигранные). Они имели несколько ярусов верхнего боя (чаще двухъярусные), нередко с устройством навеса для навесного боя ("облома" или "облама"). Иногда башни ставились и в одиночку, на подступах к городу, как наблюдательные ("вежи"). Термин "башня" стал использоваться в XVI веке. До этого башни назывались "повалушами", "кострами", "стрельницами". Покрытия башен были в основном шатровые.

Башня стала символом - собирательным образом русского зодчества и в дереве и в камне, и в фортификационном и в культовом зодчестве.

Скандинавы, пришедшие на Русь были поражены количеством. увиденных на ней городов и даже называли Русь "Гардарик" или "Гардарикия" - страна городов. В скандинавских языках и в те времена по-русски город - синоним укрепления.

Даже в XVI веке сохранилось такое понимание. Как свидетельствует Сигизмунд Герберштейн в "Записках о московских делах", изданных в 1549 году: "Все, что окружено стеною, укреплено тыном или огорожено другим способом, они называют город". "Срубить город" означало - обнести укрепной стеной. Артели занимавшиеся этим, назывались "градниками" или "огородниками" - строителями оград, крепостей. Отсюда "горожанин", "гражданин" -(сплоченные за оградой).

Внесли свой вклад в основание укрепленных городов и сами скандинавы. Когда в 862 году, согласно первой Новгородской летописи "вставша град на град", был призван князь Рюрик, который, как свидетельствует Ипатьевская версия "Повести временных лет": "..придоша к словеном первее и срубиша город Ладогу... Пришед к Ильменю, и сруби город над Волховом, и прозваша и Новгород... и роздая мужем своим волости и городы рубити: овому Полотеск, овому Ростов, другому Белозеро.".

Преемник Рюрика - князь Олег провел урбанистическую застройку Ладоги. При нем Ладога получила укрепленный детинец, кремль и открытый посад. В 882 году Олег предпринимает поход на юг и объединяет Русь со столицей в Киеве. И тоже "нача города ставити" [Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении. Тома I-VI. Под общей редакцией П.П. Семенова - Вице-председателя императорского русского географического общества. Издательство товарищества МО. Вольф 1898 г.].

Иногда крепости строили как временные убежища - на случаи вражеских набегов, но чаще они были неотъемлемой частью поселений, органически входили в их состав, представляя местному населению обширную "твердь" (убежище). По мере развития такой тенденции усиливалась роль искусственных укреплений, а при этом крепости все в большей степени приобретали правильную геометрическую форму. Однако, и сами поселения и их укрепления возникали в местах надежных и красивых. Какая жизнь без красоты? Поэтому столь часты в топонимике и в мотивации выбора места эпитета "красный", то есть красивый, прекрасный.

В сказании о граде Китеже сказано: "...повеле благоверный князь Георгий Всеволодович строити на брегу езера того Светлояра град именем Божий Китеж, "бе бо место велми прекрасно". А вот свидетельства 1629 года об основании Красноярска: "...на реке на Енисее на яру место угоже, высоко и красно, и лес блиско всякой есть, и пашенных мест и сенных покосов много, и государев острог на том месте поставити мочно... а прозвал то место Красным яром Андрей Дубенской с ратными людьми, потому что место красно же".

Или вот Никон о выборе места для Иверского монастыря на Валдае: "Бе бо всеями любимо место сие, понеже красно зело"...Так уж изначально повелось, что именно крепость (детинец, кремль) первоначально ставилось на самом высоком, красивом и вместе с тем защищенном месте, а уж потом они прирастали посадом. В детинце была власть и политическая, и духовная, и защита была ратная.

Именно так и Москва строилась. Городок "Москов" возник на Боровицком холме при слиянии Москвы-реки и Неглинной. Здесь сходились многие важные торговые пути. В XI-XII веке на холме выросли два укрепленных поселения вятичей - большой на месте нынешней Соборной площади, меньший - на оконечности мыса. Общие городские стены Юрий Долгорукий заложил в 1156 году.

Под 1156 годом Тверская летопись отметила, что Юрий Долгорукий "заложи град Москву на устниже Неглинны, выше реки Аузы".

Москва в стенах Юрия Долгорукого
Москва в стенах Юрия Долгорукого. XVII в. План.

"Заложи град" - значит укрепил, обнес стеной построил валы и выкопал рвы. В 1157 году Юрий Долгорукий умер в Киеве, и строительство продолжалось и оканчивалось без него. Южная стена "мал древян град", обращенная к Москве-реке шла по обрыву холма от Боровицких ворот (нынешних) примерно до Тайнинской башни (нынешней). Западная стена - от Боровицких же ворот по высокому берегу Неглинной примерно до Троицких ворот (нынешних). Восточная стена замыкала крепость, включавшую в себя уже всю территорию нынешней Соборной площади (стр.165). По периметру стена была 700 метров. При раскопках XIX века было установлено, что стена была рублена из толстых дубовых бревен, положенных друг на друга. В юго-западной части крепости Юрия Долгорукова стояла деревянная церковь Иоанна Предтечи, рядом с которой были расположены княжеские палаты. Посад от стен стал распространяться по берегу Москвы-реки в сторону Яузы, а затем в междуречье между Неглинной и Москвой. В 1339 году Иван Калита, получивший в 1327 году ярлык на великокняжеский престол, построил новый "град дубов", расширив территорию крепости на северо-восток. В это же время крепость стали называть Кремлем.

При Иване Калите в Москву в 1326 году был перенесен патриарший престол из Владимира. На территории деревянного Кремля ставятся первые каменные храмы: одноглавый Успенский собор (1327 год), Иоанна Лествичника (1329 год), Спаса на Бору (1330 год) - вне стен Юрия Долгорукова Михаила Архангела (1333 год). Церкви были сложены из белого камня и стояли на тех местах, где сейчас стоят позднее построенные одноименные храмы. Длина новых дубовых стен Московского Кремля была уже без малого два километра, а площадь Кремля Ивана Калиты составила примерно две трети современного Кремля. Стоящий на высоком холме, окруженный с двух сторон реками Москвой и Неглинной, а с третьей - рвом и валом, с деревянным дворцом князя и белокаменными храмами, Кремль, обнесенный могучими дубовыми стенами с башнями, выглядел неприступным.

При Дмитрии Донском в 1367 году за один сезон построили укрепления из белого мячковского камня. Быть может, это была только приступная стена. Все остальное оставалось деревянным. Но с этого момента Москва стала "белокаменной". Кирпичная кремлевская стена построена в 1485-1495 годах. К 1538 году были построены стены Китай-города, а в 1586-1589 году на смену обветшавшим деревянным укреплениям пришла стена Царь-города (Белый город). Но поскольку за ее пределами оставалась еще значительная часть Москвы, в 1591-1592 годах была возведена еще одна высокая деревянная крепостная стена - "Скородом", обошедшая Земляной город - площадью 1900 гектар и имевшая по периметру 16 километров! На Сигизмундовом плане эта стена хорошо видна в деталях. Она имела 57 башен. 45 были глухими, а в 12 были проездные ворота. Стены состояли из засыпанных землей срубов и имели вертикальные членения в виде торцов их поперечных стен, между которыми располагались горизонтальные выходящие на поверхность стены бревна венцов. Стена имела двухскатные кровли. Проездные башни были прямоугольными, а угловые и промежуточные - восьмиугольными. Все башни, сильно выдвинутые вперед, были крыты шатрами. Земляные валы, на которых стояли стены и башни, наряду с высотой и мощью стен башен, придавали крепостным сооружениям вид неприступности.

На верхних торцах сильно выступавших бревен стен был устроен "заборол" - нависающий сверху парапет, ограждающий верхний боевой ход и образующий ярус навесного боя. На башнях также устраивался "облом" - ярус навесного боя. Бойницы располагались, как правило, в несколько ярусов в шахматном порядке в виде горизонтальных прорезей в соединенных бревнах (на манер волоковых окон). Интересно, что Скородом был построен для Москвы "навырост". Он включал в себя и незастроенные пространства.

Это уж точно, что "Москва не сразу строилась". Скородом - это уже конец XVI века. К этому времени Москва - город огромный. Сигизмунд Герберштейн, бывший в составе посольства германского императора в Москве в 1517 и 1526 годах, отмечает в своих "Записках о Московии", что перепись домов в Москве, проведенная по повелению Великого князя, показала более 41500 домов.

Английский писатель и дипломат Джайлс Флетчер, бывший английским послом в России в 1588-1589 годах, в своей публикации "О государстве Российском" также повторяет эту цифру и приходит к выводу, что "теперь Москва немного более Лондона".

Судьба играет городами, как и людьми. Было время - в 1246 году при разделе вотчин Великого князя Ярослава Всеволодовича, осуществлявшемся по иерархическому принципу, Галич Мерьский достался пятому сыну, а Москва - шестому. А в XV веке эти города вступили в смертельную схватку за великокняжеский престол. После смерти князя Василия Дмитриевича - старшего сына Дмитрия Донского престол наследовал малолетний сын его Василий Васильевич, а второй сын Дмитрия Донского Юрий Дмитриевич, бывший князем Галичским, а также сделавший свою резиденцию в Звенигороде под Москвой и потому называемый Юрий Звенигородский, вступил в схватку со своим племянником, оспаривая систему престолонаследия. Арбитр сидел в Орде - хан Улу-Махмет. Он решил спор в пользу князя Василия. И спор принял кровавый характер и растянулся на двадцать лет. В 1433 году в двадцати верстах от Москвы на Клязьме Юрий Дмитриевич разбивает войско Московского князя и даже на короткое время воцаряется на Московском престоле, но вскоре умирает. А дело его продолжил сын Дмитрий Юрьевич Шемяка. В 1446 году в заговоре с Можайским и Тверским князьями он захватывает Москву и пленяет Великого князя: "Шемяка поймал Великого князя Василия Васильевича в церкви Троицы у Сергия Чудотворца и привезоша его к Москве и выдра очи ему и послал его на Углеч со княжною и детми". Но продержался Дмитрий Шемяка около года, после чего вынужден был бежать, не находя ни в ком поддержки. Бежал в Галич и стал его лихорадочно укреплять: "А город крепит и пушки готовит и рать пешая у него". И вот Василий II (теперь уже Темный, то есть слепой) осаждает Галич. Это было 27 января 1450 года. Дмитрий Шемяка был разбит наголову. Сначала укрылся в крепости, а затем когда горожане, не оказывая сопротивления Великому князю, открыли ворота ("передашася ему"), сумел бежать.

План Галичской крепости
План Галичской крепости, относящийся ко второй половине XV века, выполненный по описи 1628 года и чертежу начала XVIII века.

Так что русские крепости предназначались для обороны не только от врага внешнего, но и от единокровных братьев. А История так и продолжает ничему не учить, а только периодически мстит...

История фортификационных сооружений Галича долгая. Начата она, по-видимому, Юрием Долгоруким, а закончена уже к концу XVII века, когда Галич стал городом глубокого тыла. С этого времени крепостные сооружения стали разрушаться вплоть до полного исчезновения. Осталось лишь древнее городище Балчуг, на вершине которого некогда располагалась крепость. Крепость крупная. Место выбрано прекрасно. Городище окружено широким рвом, заполненным водой. Через него перекинуты три подъемных моста, против которых - въездные ворота - одни Афанасьевские в проезжей башне, а Архангельские и Упенские в стене. На восток выходили еще Покровские ворота. В стенах было 12 башен. И стены и башни обеспечивали все виды боя. Внутри крепости стояли два храма, княжеские палаты, гарнизонные, жилые и хозяйственные постройки.

В ходе Ливонской войны вокруг Полоцка в конце 1560 годов был поставлен ряд деревянных крепостей, имевших геометрически правильные планы. Таковы Туровль (квадрат), Копье на озере Суша (прямоугольник), Косьянов и Красна (равносторонний треугольник). Самая крупная крепость в этой системе - Сокол (соединение прямоугольника и половины круга). Такая их конфигурация отчасти объяснялась методом их постройки - сборкой на месте из заготовленных элементов. Но эти геометрические фигуры прекрасно вписывались в рельеф и конфигурацию местности (излучины, береговые линии и т.д.).

На рисунках представлены планы таких крепостей Сокол и Касьянов, выполненные на гравюрах XVII века с рисунков С. Пахомовича. На стенах схематично показаны бойницы - в один ряд, а на башнях - в три ряда. Башни сильно вынесены вперед, квадратные в плане, крытые двухскатными или четырехскатными шатровыми кровлями. Есть и многогранные башни, крытые шатрами. Ворота сделаны в башнях, в пряслах стен. Эти крепости имели уст-ройства навесного боя - "заборолы" и "обломы". На рисунках видна подсыпка земли к башням, прорезанная пушечными бойницами. Стены этих крепостей были выполнены из срубов, засыпанных изнутри землей, и имели вертикальные членения в виде торцов поперечных стен (на планах не изображены).

С конца XVI века деревянные крепости прямоугольных очертаний ставились в Сибири (Пельм, 1592, Мангазея, 1601, Томск, 1604, Енисейск, 1619, Красноярск, 1628 и т.д.). На рисунке представлена реконструкция крепости Мангазея. Мангазея была построена в низовьях реки Таз в 1601 году. Ее называли "вторым Багдадом". "Мягкое золото" высшей, соболиной пробы текло оттуда рекой. Небольшая крепость - всего пять башен, была расположена на мысу. Вокруг нее находилось около двух десятков зимовий со стрелецкими гарнизонами и таможенными заставами. Мангазейский острог нес и ясачную службу - был местом сбора "мягкой рухляди" от "самояди".

Самой крупной крепостью Сибири, имевшей регулярную структуру, был Якутский острог. Острог был образован двумя рядами стен. Внутренняя стена была срубной и крыта была на два ската. Наружные части стены имели "заборолы" - устройства навесного боя. С внутренней стороны стену обходила галерея. Стена имела восемь башен - по углам и посередине прясел. Башни были многоярусные с бойницами и обломами". Вся эта деревянная крепость была обнесена еще одной крепостной деревянной стеной, расположенной на расстоянии ружейного выстрела от первой. Эта стена представляла собой тын из вертикально поставленных бревен с заостренными концами. И эта стена имела восемь башен с несколькими ярусами боя. Таким образом, крепость представляла собой концентрическую композицию из двух рядов параллельных стен с шестнадцатью башнями. А внутри располагались административные, хозяйственные, жилые постройки, несколько церквей и гарнизонные службы. К середине XVIII века в Якутске было около трехсот дворов, что по Сибирским масштабам было немало. В Якутске сейчас осталась от первоначальной крепости одна только проездная башня, отреставрированная в 1981 году. Башня, квадратная в плане, рублена в лапу, крыта шатром, рубленным "в режь", имеет круговой "облом". Над воротами была прирублена навесная часовня.

Такие часовни, как правило, устраивались над въездными воротами как с внешней, так и с внутренней стороны крепости. В сущности они представляли собой балкон, вход на который был изнутри башни. При боевых действиях часовня легко трансформировалась в "облом". Для этого вынимались доски пола. Вместе с тем наличие часовни подчеркивало главенствующее положение башни.

Крупная деревянная крепость была в Великом Устюге. Из летописи известно, что в 1438 году на берегу Сухоны была сделана "осыпь" и срублена новая крепость с башнями и воротами. Работы велись под руководством воеводы Дмитрия Петровича Львова. Это место получило название "городище". Затем рядом был построен новый острог. От городища до нас дошла "осыпь", а от деревянных построек не осталось ничего. Но есть изумительно подробные описания "Городища" и "Острога" по состоянию на 1630 год, сделанные в сотной книге Устюга Микитой Вышеславцевым и подъячим Федоровым.

В 1630 году весь Великий Устюг, за исключением одной соборной церкви, был деревянным.

Приведем краткую выдержку для характеристики высочайшей достоверности описываемого: "На Устюге Великом на посаде у реки Сухоны на берегу городище - ворота Спасские, а на воротах башня рублена о 4 углах, в воротах длина и ширина по 3 сажени с 1/2, а в воротах двои бои верхние, да середние, на верху же образ Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа Нерукотворный, а от Спасских ворот направо по стене до наугольные башни, что у реки Сухоны, 48 сажен с 1/2, а башне мера стена 3 сажени, а другая стена полутретьи сажени, а от наугольные башни по осыпи вниз возле реку Сухону до середние башни, что в стене против Сухоны реки 38 сажен, а башня сгнила и развалилась, а башня мера меж углов на все стороны по 2 сажени, а от середние башни..." и так далее. Если когда-нибудь благодарные потомки захотят воспроизвести устюжскую крепость, это можно будет сделать вполне достоверно.

В целом же из прерванного нами описания следует, что "Городище" в 1630 году только частично было обнесено деревянной стеной длинной 77 1/2 саженей (1 сажень 2,13 метра). Большая часть его была окружена валом - "осыпью" (197 1/4 сажени). Общий периметр городища составлял 360 3/4 сажени. По осыпи был поставлен "тын стоячий" (вертикальные бревна, заостренные наверху). К 1630 году он во многих местах развалился. По форме городище являлось неправильным четырехугольником, длиннейшая сторона которого (97 3/4 сажени) тянулась по берегу Сухоны, а три другие были окружены рвами. В стене и по "осыпи" были поставлены семь сторожевых башен Спасская, Сретенская, Водяная, Наугольная, Средняя, Дмитриевская и Вознесенская. Под тремя башнями были проезжие ворота - Спасские, Сретенские и Водяные. Спасская и Сретенская были оборудованы двумя ярусами боя. В "Городище" было мало дворов, как и всегда в старинных укреплениях. Здесь была одна улица и три "односторонка". У Сретенских ворот стояли особняком "осадные амбары". В них можно было укрываться и отстреливаться. Для этого в них были бойницы.

В "Городище" возле Спасских ворот стояли три тюрьмы "опальная", "бражная" и "разбойно-татинная". При них была сторожевая изба. В "Осыпи" же находился "двор государев зелейный" (пороховой), окруженный отдельным тыном длиной 13 3/4 сажени и поперек 4 1/2 сажени: "В Зелейном дворе хранилось много всякого огненного бою. Здесь были сложены самопалы немецкого и русского дела, пищали затинные; здесь же стояли пищали на окованных станинах на колесах. К самопалам и пищалям было много заготовлено пулек и ядер железных и каменных, дробу сеченнова, также и других разных запасов. В зелейном же дворе погреб сосновый поставлен мирскими людьми в длину 3 сажени, а поперек полутретьи сажени, а в нем 84 пуда 12 гривенок зелья, 33 пуда 30 гривенок свинцу"... Как видим, боеготовность крепости была нешуточная. В "Городище" стояли две церкви - клетская трехглавая соборная Покрова Богородицы с приделами - Аристратига Михаила и приделом Екатериненским, и одноглавая клетская церковь Варлаама Хутынского с престолом Казанской Богоматери. Стало быть и духовная вооруженность крепости была высокой.

"Большой острог" в 1630 году имел по периметру стен, башен и ворот 875 саженей. В 1620 году часть стены от Пречистенских ворот до Наугольной башни сгорела на протяжении 429 саженей. Башен в остроге было 13: Кабацкая, Спасская, Архангельская, Леонтьевская, Пречистенская, Корелина, Коровкина, две Круглые, Дресвянская, Воскресенская, Наугольная. Первые пять из названных имели въездные ворота с теми же названиями. Башни имели трехъярусные бойницы.

В "Остроге" стояли пять церквей - соборный каменный пятиглавый храм Успенья (1619 год), теплая клетская церковь Козьмы и Домиана, пятиглавая деревянная церковь Прокопия и теплая деревянная церковь Алексея Митрополита, двухглавая церковь Происхождения Честного и Животворящего Креста Господня, а также две колокольни, рубленные в виде шестериков "от пошвы".

На берегу Сухоны в "Остроге" стояли воеводский и дьячный oдворы ("на приезд дьякам и приказным людям"). На Богословской площади стояли избы - съезжая, таможенная, кабацкая и схожая, а также "богадельная" изба ("а живут в ней нищие, скитаются по миру").

Против Спасских, Архангельских и Леонтьевских ворот были выкопаны рвы 1 1/2 сажени глубиной и до 4 саженей шириной.

В "Остроге" было 14 улиц, 4 проулка, 10 "односторонков" и 4 площади (из них две торговые). За стенами "Острога" находились 4 слободы. В 1630 году в "Городище", "Остроге" и слободах было 830 дворов. За стенами острога стояли и три монастыря - два мужских Архангельский и Ивановский, и женский Спасский.

Так что Великий Устюг 1630 года был классическим образцом русского средневекового хорошо укрепленного города с крепостями и посадами.

Перейдем теперь от крепостей к монастырям. Монастырские ансамбли складывались по своим законам. В их формировании существенную роль играли те скрытые символы, которые пронизывают религиозные взгляды и представления о мире. Вместе с тем устроители монастырей не могли абстрагироваться от реальных опасностей, которыми была столь щедра жизнь - и иноземный неприятель, и княжеские усобицы, и тать в нощи. Поэтому монастыри уже с первых шагов обретали мужественный, крепостной облик. И место для их устройства выбиралось соответственное. Да к тому монастырские отшельники нуждались еще и в защите от жизненных соблазнов (Отшельник - отошел от внешней жизни, то есть огражден от нее). Так что по сравнению с крепостями монастыри нуждались еще в дополнительных степенях защиты...

Монастыри на Руси появились вместе с христианством. В XI-XII веках их было учреждено около семидесяти. Пятнадцать монастырей было в Киеве. Они стояли на высоких холмах и береговых кручах в пределах прямой видимости - Кирилловский, Иорданский, Кловский, Печерский, Выдубицкий и др. В значительной степени ими определялся облик города. Двадцать монастырей было в Новгороде. Да и вообще на пути из варяг в греки стояло около пятидесяти монастырей. В XIII веке - в период распада Киевской Руси монастырское строительство переместилось в центральные и северные районы Руси. К концу XIII века было известно уже около ста монастырей. В XIV веке монастыри начинают отрываться от городов и значительная часть новых возводится в лесах и пустынях. Таких монастырей было построено половина из восьмидесяти четырех. А в XV век - пятьдесят два - пустынных и лишь двадцать семь в городах. К концу XVII века на Руси было известно около восьмисот монастырей. И каждый из них - это модель маленького города.

Интересно, что Сигизмунд Герберштейн, на которого мы уже ссылались, писал, что каждый из московских монастырей, а их в ту пору было более сорока: "если смотреть на него издали, представляется чем-то вроде маленького города".

Впрочем, это было так с самого начала монастырского строительства. Уже игумен Даниил в XII веке писал про русские монастыри, что "они городом сделаны".

А процесс их образования - это модель цепной реакции. От крупных, авторитетных монастырей отпочковывались новые. Так только от Троице-Сергиевского монастыря с учетом взаимного отпочкования было образовано двадцать семь пустынных и восемь городских монастырей. Практически все древние монастыри в первоначальном виде были деревянными, но со временем деревянные храмы сменялись каменными, территории расширялись, оконтуривались каменными взамен деревянных крепостными стенами. И сейчас умозрительное восстановление облика деревянных монастырей возможно по древним изображениям, планам, описаниям и игре воображения.

Принципы порядка, как в формировании отдельных культовых построек и их ансамблей основывались на символах веры. Храм был символом неба и земли, рая и ада - сконцентрированное изображение мира. Алтарной своей частью храм должен смотреть на восток где расположен центр земли - город Иерусалим, где на горе Голгофе был распят Иисус Христос. А при входе в храм с западной стороны должна находиться крещальня, как символ прихода в христианство, обретения веры. Алтарь символизирует Вифлеемскую пещеру, в которой был рожден Христос. Символические значения имели цвета и жесты на изображениях. Невидимое таилось в видимом и осмысливалось через видимое. Во всем была тайна и магия.

И композиция ансамбля следовала символическому воспроизведению "Града небесного - Иерусалима". Сутью ее была центрическая система - модель космического порядка. Центральным символом ансамбля являлось доминирующее по своей духовной значимости здание - главный собор монастыря. Подобно тому, как в храме высота изображения святого однозначно характеризует его духовную иерархию, смысловая, ценностная иерархия построек характеризовалась близостью к главному храму.

Упорядоченная форма должна быть "четверообразной". Таков "горный град Иерусалим". Как сказано про него в Апокалипсисе: "Город расположен четвероугольником, и длина его такая же, как и широта".

Вместе с тем представления о символическом миропорядке были не единственным регламентирующим принципом. Форма определялась и рельефом, и ландшафтом, и необходимостью приращения территорий со временем. Поэтому в реальных монастырских ансамблях всегда просматривается компромисс между идеальной схемой и обстоятельством места и времени.

Троице-Сергиевский монастырь сыграл выдающуюся роль в отечественной культуре и истории. Высочайший духовный и личностный авторитет его основателя выдвинул его на одно из самых видных мест среди монастырей Руси, и опыт его развития и строительства был принят за образец в монастырском строительстве древней Руси.

Первые свидетельства о первоначальном облике монастыря принадлежат перу его агиографов Епифания Премудрого и Пахомия Серба [39]. Епифаний долгое время жил в монастыре при Сергии Радонежском и начал делать свои записи в 1393 или 1394 годах ("по лете убо едином или по двое" после кончины Сергия). Пахомий Серб писал "Житие" в 1438-1449 годах, но имел возможность "распытывати и вопрошати древние старцы", живших в монастыре при Сергии.

По-видимому, основание монастыря может быть отнесено к 1345 году, когда Сергий на невысоком холме - горе Маковец в лесу, в стороне от дорог и жилья с помощью брата срубил келью и поставил рядом с ней "церкву малую", посвятив ее Живоначальной Троице. Постепенно к нему присоединялись новые монахи. Каждый для себя рубил келью. Уже в 1355 году монастырь был обнесен "не зело пространнейшим тыном", у ворот был посажен "вратарь" и в монастыре был принят устав общинной жизни. Устав предусматривал общее ведение хозяйства. В работах принимали участие все, включая игумена. Потребовалось построить и все общие службы. Трапезную, Поварню, Пекарню, Портомойню и т.д. При этом монастырь был перестроен по единому плану Сергия. Епифаний об этом рассказывал так: "Егда же рассуднейший пастырь и премудрый в добродетелях муж монастырь больший распространив, келий четверообразно сотворити повеле, посреди их церковь во-имя Живоначальные Троицы отвсюда видима, яко зерцало - трапазу же и елико на потребу братии". Таким образом монастырь получил форму, близкую к правильному прямоугольнику. По его сторонам стояли кельи, обращенные окнами на площадь, где стояла церковь и все общественные постройки. Огороды и хозяйственные постройки были расположены за кельями. Епифаний сообщает, что Сергий украсил церковь "всякою подобною красотою". Весь монастырь, вероятно был обнесен тыном - вертикально поставленными дубовыми бревнами высотой 4-6 метров с заостренным верхом. Бревна ставились на земляной "осыпи", образованной при рытье рва. По-видимому, в стене были срублены башни. Известно, что после посещения монастыря Дмитрием Донским перед Куликовской битвой над восточным входом монастыря была учреждена надвратная церковь во имя его духовного патрона - Дмитрия Солунского.

Монастырь был сожжен в 1408 году ханом Едигеем. Преемник Сергия игумен Никон вновь отстраивает монастырь, в основном сохраняя его форму, но расширив его на север и восток. Новая церковь Троицы, тоже деревянная была освящена в 1412 году. В XV веке в монастыре появляются первые каменные храмы. В 1422-1423 годах - Троицкий собор - на месте деревянной церкви. Деревянную церковь переносят по соседству и освящают ее в честь Сошествия Святого Духа. В 1476 году ставят каменную церковь Сошествия Святого Духа на месте деревянной.

План Троице-Сергиева монастыря
План Троице-Сергиева монастыря в конце XV века

Вид монастыря с востока
Одновременный вид монастыря с востока.

На рисунке представлен план Троице-Сергиева монастыря в конце XV века. Все постройки монастыря были еще деревянными, кроме упомянутых двух церквей. В последующие века территория монастыря была расширена почти вдвое, но при этом в основном была сохранена "четверообразная" форма и сохранен планировочный принцип формирования ансамбля, заложенный Сергием.

По аналогичной планировочной схеме основывались и развивались и многие другие монастыри. Вот описание большого Тихвинского монастыря, основанного в 1560 году: "И на сем же месте... церковь древяну постави... присовокупи же к ней трапезу велику... Близ же сея, благовести ради колокольного содела стройное древяно соделание... По сем постави 42 келий четверообразно убо окрест церкви сия устроив келию к келий совокупив и уравняв я под один покров крепостно и стройно. Посреде же убо лавры стояще Богоматере церковь яко некое око, всюду и благолепием своим вся удивляюща; округ же аки четырми стенами от четырех стран келиями зрится ограждена и отовсюду преславно всеми видима".

План Большого Тихвинского монастыря
План Большого Тихвинского монастыря

Вместе с тем расстановка зданий внутри монастыря, вариации их ориентации относительно сторон света, игра многочисленных едва заметных "неправильностей" приводила к замечательным эффектам живописности ансамбля и полному исключению какой-либо геометрической засушенности. Ансамбль призван был покорять сердца, и в большинстве случаев это удавалось...

"На стройках кремлей и монастырей сложилось и вызрело одно из драгоценнейших свойств русского зодчества - своеобразная живописность ансамбля. Сочетание горизонтальных массивов стен с разновысокими вертикалями башен и звонниц, с округлостями куполов и стройными шатровыми завершениями - все это придает старым монастырям вольное разнообразие силуэта, роднит их с русским пейзажем, с его свободными, мягкими очертаниями, с его особенным содружеством глади полей и разбросанных по ним перелесков". [И.Э. Грабаль. История Русского государства. т.1. Архитектура. М. Изд. Кнебель. 1919. 508 с.].

Древняя Русь создала уникальную, неповторимую деревянную цивилизацию. Деревянное зодчество Руси - прекрасный, могучий, животворный пласт отечественной и мировой культуры. И хоть в поэтическом зачине этой книги содержался призыв не печалиться по поводу неизбежных утрат, нельзя не понимать, что это свет уже угасшей звезды, и не печалиться просто никак невозможно. Но всему этому мы обязаны тому лучшему что есть в лучших из нас.

Словарь терминов и малоупотребляемых слов

Алтарь - восточная пристройка храма, отделенная от основного объема алтарной преградой (стеной) или иконостасом.

Апсида - алтарный выступ (прируб).

Балясина - фигурная стойка ограждения галерей, балконов, звонниц.

Бойница - отверстие в крепостной стене, в башне, в стене осадного амбара для стрельбы по неприятелю, осаждающему крепость.

Бочка - перекрытие в форме полуцилиндра с усеченным низом и заостренным верхом (килевидным).

Брус - здесь форма здания, состоящего из ряда срубов, стоящих один за одним под единой прямоскатной кровлей.

Вежа - сторожевая наблюдательная башня, чаще стоящая отдельно, иногда крепостная.

Венец - горизонтальный ряд бревен сруба, сплоченный на концах врубками.

Верх - композиция завершения здания.

Висячее крыльцо - крыльцо на кронштейне, образованном напуском бревен.

Волоковое окно - небольшое горизонтальное оконце, образованное прорезью половин двух соседних бревен, заволакиваемое дощатой задвижкой.

Восьмерик - восьмигранный сруб, составляющий здание в целом или его надстройку.

Всход - лестница из одного или нескольких маршей с рундуками

Выпуски - концы бревен, выступающие за стены сруба для выноса кровли над фронтоном или для кронштейна под крыльцо или галерею, или расположения длинной лавки, примыкающей к стене дома.

Галерея (паперть, гульбище) - открытая или закрытая пристройка к зданию с западной, часто с северной и южной сторон, выполненная в виде террасы, опирающейся на столбы или кронштейн из выпуска бревен.

Глава - церковный купол в виде луковки с крестом, завершающий здания церквей, часовен, приделов, алтарей.

Глаголь - дом с расположением срубов в плане в форме буквы Г, под кровлей такой же конфигурации.

Гонт - короткий кровельный тес применявшийся для покрытий церковных верхов сложной формы.

Горница - от горний (верхний). Комната, как правило, над подклетом или даже на втором этаже, чистая половина дома.

Городок - узор в виде зубца на подзорах, деревянной резьбы.

Двор - хозяйственная (нежилая) часть избы

Домовина - гроб. В старину однодеревый - долбленый, потом сколоченный.

Дымник - устанавливаемый на крыше дощатый (чаще резной) выход для дыма, закрываемый изнутри заслонкой.

Жеравец - рычаг с перевесом для подъема тяжестей (подъемного моста).

Заборол - парапет, нависающий вверху крепостных стен, для ведения навесного боя.

Замок - центральный круг на потолке типа "небо", в который входят концы наклонных балок, несущих потолочные доски.

Иглой (рубка) - вязка поперечными слегами.

Клеть - крытый сруб с полами, потолками, дверями и окнами.

Клинчатая кровля - остроугольная прямоскатная крыша.

Князек (кнес, конек) - верхний стык двух скатов кровли, покрытый охлупнем.

Кокошник - декоративное украшение в форме бочки с короткой образующей, располагаемое на стенах и в основаниях шеек главок.

Косящатое окно - обрамленное косяками, "красное" окно.

Кошель - дом из нескольких жилых срубов для нескольких семей с общими хозяйственными постройками под общей кровлей.

Крещатая бочка - покрытие церковного верха, образуемое пересечением двух бочек под прямым углом.

Куб - четырехгранное покрытие четверика, имеющее в любом горизонтальном сечении квадрат, внешне напоминающее крупную луковицу с усеченным основанием и вытянутым верхом.

Кубоватая церковь - церковь, крытая кубом, имеющая кубоватый верх.

Курица - наклонная слега кровли, имеющая на нижнем конце корневое утолщение с корневыми ответвлениями, на которые укладывается поток (водотечник).

Курная изба (рудная) - изба, отапливаемая по черному.

Лапа (рубка в лапу) - соединение бревен в виде замка на концах бревен без выпускных концов.

Лас (выскабливать в лас) - стесывание округлостей бревен на внутренних стенах, придание стенам формы плоской поверхности.

Лемех - деревянная дощечка фигурной формы (чаще из осины) для покрытия сложных поверхностей (главы, их основания, бочки, шатры, кубы и т.д.).

Матица - несущая балка дома. К ней крепится потолок.

Наличник - обрамление оконных проемов. Часто украшались декоративной резьбой.

Небо - церковный потолок, разделенный на сектора между радиальными балками-тяблами с центральным круговым замком. Доски между тяблами покрыты изображениями святых, тябла -декоративной росписью.

Облом (облам) - навес в оборонительной башне для ведения навесного боя.

Обло (рубка в обло) - соединение бревен в замок по округлому, при котором бревна имеют выпускные концы.

Острог - крепость город, укрепленные тыном.

Охлупень - выдолбленное тяжелое бревно, накрывающее верхний стык скатов кровли. Часто имел спереди резное украшение в форме головы коня.

Охряпка (рубка) - "скорый, но дурной способ; концы бревен стесываются с обеих сторон, затем каждое верхнее бревно врубается до половины в исходное" (В.Даль).

Повал - дугообразный свес стены под крышей.

Повалуша (повалыша) - башенная, высотная часть дома, в которой устраивалась летняя общая спальня, куда семья уходила спать из отапливаемой избы, чистой горницы (повалиться, т.е. спать).

Поветь - помещение под крышей в крестьянском дворе, располагаемое на втором этаже, куда ведет ввоз.

Погост - здесь сельский приход, объединяющий ряд деревень, имеющий церковь. Позднее церковь с домами священников и причта, и с кладбищем. Еще позднее - просто кладбище.

Подзор - резная доска с узором, подшитая у нижнего края карниза, лавки и т.д.

Подклет - нижний этаж под основной клетью, "исподний ярус двужилой избы" (В.Даль), чаще использовался для хозяйственных нужд.

Полица - нижняя пологая часть крутой кровли (шатра, бочки, клинчатой), предохраняющая стены от намокания.

Полотенце (ветреница) - вертикальная резная доска вдоль ребра кровли, закрывающая стык причелин.

Поток (застреха, водотечник) - желоб под полицами для отвода воды.

Придел - прируб с южной или северной стороны храма, часто имеющий самостоятельный алтарь, главу и вход.

Прируб - пристройка к основному зданию, входящая в его композицию, уступающая ему по высоте.

Притвор - прируб с западной стороны храма, чаще всего используемый для трапезной.

Причелина - резная доска, закрывающая торцы прямоскатной кровли. Вообще доски "при челе" - украшающие фасад дома, ворота, вход, печь. "Резная прибоина". (В.Даль).

Прясло - часть крепостной стены между башнями.

Прямоскатное покрытие - соединение плоских кровель под тем или иным углом.

Реж (сруб) - бревна положены с зазорами и связаны между собой только в углах.

Рундук - верхняя площадка крытого крыльца, мощенное возвышение, к которому ведут ступени.

Самцовая кровля - безгвоздевая кровля, образованная треугольным бревенчатым фронтоном и врубленными в него горизонтальными бревнами - слегами. Врубленные концы - самцы.

Сени (передызье) - входное помещение, ведущее в основные помещения.

Скала - слой бересты под кровельным тесом, укладываемый на внутренний слой теса - "подскальник", - гидроизоляция.

Слега - горизонтальное бревно - подкровельное основание.

Сруб - скрепленные рубкой ряды венцов, образующие стены постройки.

Столбец - резной столб, устанавливавшийся в головах могилы, надгробие.

Столп - башнеобразное здание.

Тын - деревянный сплошной забор (заплот) из вертикальных бревен с заострениями вверху, огораживающий поселения, крепости, монастыри.

Тябло - горизонтальные полки из брусьев, на которых ставились иконы (тябловый иконостас); наклонные балки в потолке церкви типа "небо".

Фронтон - верхняя часть бревенчатой стены, ограниченная скатами прямоскатной или прямолинейной кровли.

Хоромы - комплекс жилых и дворцовых построек, связанных между собой сенями, переходами, а иногда и общими кровлями.

Часовня - храмик без алтаря - для молений, но не для служб.

Четверик - четырехгранный сруб, как правило, квадратный в плане.

Шатер - покрытие в форме многогранной пирамиды (четыре, шесть, восемь граней) башен, церквей, колоколен, хором, крылец.

Шея - барабан, основание главки.

Щипец - остроугольное завершение фронтона. По нему - пощипцовое покрытие.

Ярусные церкви - ступенчатая композиция из убывающих по высоте и объему частей здания.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика