Александр Невский
 

XII. По правде и совести

Псковский посадник Твердила встретил молодого князя ласково. Затащил на свое подворье и угощал в трапезной широко и обильно. При всей своей ласковости и внешнем добросердечии Твердила хитер был, как старый лис. Не столь уж любил он Александра, сколь побаивался Ярослава. Потому и радовался, что не под батюшкой, а под сыном обретается. Но виду не показывал, а даже наоборот.

— Как здравствует наш великий князь Ярослав Всеволодич? — спрашивал Твердила, заглядывая в глаза Александру.

— Здоров батюшка.

— Ну и слава богу, слава богу, — крестился Твердила. — Трудов у него ныне ой-ой-ой, не позавидуешь.

Они ели и пили не спеша, вели беседу неторопливо. И Твердила, мысливший побольше разузнать от князя за медами-то, принужден был сам все ему обстоятельно рассказывать. Думал, захмелев, молодой князь разболтается. Ан нет, Александр меды пил, но ума не терял, все более сам выспрашивал.

«Вот уж истина, — вздыхал с завистью Твердила, — кто пьян да умен — два угодья в нем».

Беспокоило князя приграничье. Он спрашивал, сколько засад установил Твердила за Псковским озером и где они расположились? Попросил даже показать на чертеже. Твердила велел слуге принести чертеж в трапезную. И, разложив пергамент меж кубков и тарелей, тыкал толстым пальцем, показывая князю места засад.

Александр хмурился, сводя черные брови к переносью, допытывался у посадника о численности людей, коней и оружия.

В дверях появился Ратмир. Князь взглянул на него.

— Что у тебя?

— Там смерды к твоей милости просятся, — ответил Ратмир.

— Какие еще смерды? Зачем?

— А-а, — догадался Твердила, — поди, это Лочка с Иванкой.

Ратмир промолчал, даже не взглянув на посадника, он смотрел в глаза Александру преданно и просительно.

— Они, что ли? — спросил Александр.

— Они, князь.

— Так я их гнать велел, — крикнул Твердила. — Ишь умыслили с кем тягаться.

Но Ратмир и здесь не взглянул на посадника, ровно и не слышал его. Стоял, ожидая велений князя.

— Что у них? — спросил князь.

— К тебе со слезницей, Ярославич. Прими их.

— Гнать их, чего там! — не унимался захмелевший Твердила, не обращая внимания на то, что князь и слуга его словно и не замечают хозяина.

— Где они?

— У ворот. Сюда их не велено пускать.

Князь обернулся к посаднику.

— Вели впустить, Твердила. Не велика честь слабее себя обижать.

Они вышли на крыльцо. По знаку хозяина слуги вынесли лавку, на которую и сел князь Александр. Сам Твердила обиженно жался у балясины, сердито посверкивая очами на своих слуг: уж не могли оберечь покой его и высокого гостя.

Смерды, скинув шапки, стояли в самом низу, у крыльца. На ступени они не смели ступить без господского позволения.

— Что у вас, христиане, ко мне? — спросил Александр.

Оба смерда, ровно сговорившись, пали на колени.

— Заступись, светлый князь, за-ради Христа. Великую обиду сотворили нам монахи спасо-мирожские.

— Сказывайте все, — нахмурился Александр и рукой знак подал, веля смердам встать.

Смерды поднялись с земли, отряхнули свои самотканые портки. Старший начал говорить:

— Меня звать Лочка, князь. Наша веска стоит на острове Рожицком. Сам ведаешь, какие земли там, — пески да камни. Потому испокон покосы наши на берегу были, а ныне монастырь их себе забрал. И остались мы ни с чем, светлый князь. Пошли к настоятелю отцу Дамиану, а он: где, мол, живете, там и косите. А на острове где ж косить-то? Разве что каменья грызть.

— Почему вы на острове веску поставили? — поинтересовался князь.

— А как быть-то, светлый князь? Литва почитай кажин год в загон на нас бегает. А где от нее оберечься? Ведомо, на острове. Однова пробовали к нам на лодье подойти, так мы их зажгли стрелами.

— Это как же?

— А просто, князь. Вяжем к стреле пук соломы али охвостьев льняных, да чуток в смолу кунаем, и поджигаем. Посля пускаем.

— А в полете не гаснет?

— Не. Ежели и притухнет какая, хоть искру да донесет. А там просмоленное-то мигом и от искры занимается.

Александр взглянул на Ратмира, стоявшего невдалеке у перил. Тот поймал этот взгляд, понял, головой в ответ качнул.

А Лочка, дождавшись, когда господа меж собой взглядами обменяются, опять взмолился:

— Заступись, светлый князь. Окромя тебя да бога, кто ж нас заслонит от обид?

— А посадник? — спросил Александр и, уловив заминку в поведении смердов, все понял, но от вопроса не отступился. Повернулся к Твердиле. — К тебе они приходили?

— Да уж надоели, Александр Ярославич, — поморщился Твердила. — Как будто у меня дел поважнее нет. И потом, с монахами свяжись...

— Т-так, — уронил недобро Александр, и даже лавка под ним скрипнула. — Вели настоятеля позвать. Будем его слушать.

— Хорошо, Александр Ярославич. Пошлю за ним, да ведь он может заупрямиться.

Александр взглянул на Ратмира, лишь бровью двинул, тот все понял. Побежал вниз по ступеням, поравнявшись со смердами, спросил:

— Как звать настоятеля-то?

— Дамиан, отец Дамиан.

Пока ездили за настоятелем, князь выспрашивал у смердов о жизни их в приграничье.

— А крепость у вас есть на ту землю? — спросил Александр смердов.

— А как же, светлый князь, — Лочка полез за пазуху. — Разве мы без грамоты стали б досаждать?

Он вытащил засаленный пергаментный свиток, помялся, не смея ступить на крыльцо. Но князь махнул рукой.

— Дай-ка.

Князь внимательно прочитал грамоту, отложил на лавку.

— Настоятельно казали ее?

— Казали, светлый князь.

— А он?

— Он ее и в руки не взял.

Лочка утаил от князя, что настоятель даже плюнул на их грамоту. В такое князь мог не поверить, а это б не в их пользу.

Отец Дамиан был широк и грузен, даже конь пошатнулся, когда он слезал с него. Ряса настоятеля зацепилась за луку седла, и, когда он встал на землю, она задралась выше пояса. Ратмир тут же на помощь пришел осрамившемуся монаху, отцепил рясу.

Конфуз сей осердил настоятеля. Шумно сопя, он направился к крыльцу, пытаясь по лицам угадать, не смеялся ли кто над ним. Нет, все были серьезны, а смерды даже испуганы. Перепелками порхнули с пути настоятеля.

Дамиан решительно шел вверх по ступеням, готовясь приветствовать князя, но тот упредил его:

— Остановись здесь, отец Дамиан.

Настоятель удивленно вскинул брови. До лавки князя осталось каких-то пять ступеней. Неужто ему, духовному лицу, нельзя пройти их? И, словно дразня монаха, скользнул мимо него вверх княжий слуга Ратмир. Что-то сказал князю, встал у него за спиной.

— Но, Александр Ярославич, — возмущенно начал Дамиан. — Мой сан…

— Твой сан высок, слов нет, — перебил его князь, — но не в мирских делах, отец Дамиан. Здесь я правом своим и слезами смердов моего княжества в судьи призван. И судить хочу по правде и совести. Отвечай же мне: правда ли, что монахи твои отобрали землю у смердов с Рожицкого острова?

— На остров мы и не помышляли, князь, мы земли брали по бережку.

— А ведомо тебе, что земля сия «по бережку» издревле им принадлежит? Вот и грамота на то есть.

— Мы грамоту не читали, князь.

— Напрасно. Возьми-ка, прочти, дабы сомнения не мучили тебя.

Отец Дамиан думал, что уж за грамотой-то он поднимется к князю. Но где там, стоявший рядом слуга схватил свиток и, спустившись с ним к настоятелю, сунул в пухлую руку. Настоятель поежился от такого неуважительного отношения к нему, но делать нечего — стал читать. Читал с пятого на десятое, более вид делая, что читает, а сам придумывал, что сказать князю.

— Так, Александр Ярославич, этому свитку уж за сто лет.

— Тем паче, — возмущенно повысил голос князь. — Волю пращуров наших мы чтить вдвое-втрое должны. Забываешь о заповедях, отец Дамиан.

Тут Твердила на цыпочках подошел к князю, склонившись над ухом, зашептал:

— Ладно ль сие, Ярославич, духовное лицо при мизинных срамить? Прогони хоть смердов.

— Ишь ты. Грешим на весь мир, а каемся в кулак, — проворчал князь, но совет принял. Обернулся к Ратмиру: — Кликни Светозара, с писалом, с чернилом чтоб.

Явившийся Светозар не спеша, с достоинством поднялся на. крыльцо, поклонился Александру.

— Вишь грамоту, — кивнул князь на свиток. — Пиши в ней в самом конце мое веление.

— Сказывай, князь, волю твою.

— Пиши: так тому и быть, аки сказано здесь. И впредь тяжб по сему делу не затевать.

Смерды, услыхавшие такое решение, от радости обалдели. Иванка упал на колени и, всхлипывая, бил и бил поклоны, шепча: «Господи милостивый, спаси князя нашего! Господи, благо дари ему!» Лочка тряс головой, не веря все еще своим ушам. Но видел сквозь слезы, застилавшие глаза, как князь собственноручно приложил печать к их грамоте.

— Держите, — подал Ратмир грамоту Лочке и, весело подмигнув, шепнул: — Метитесь со двора, сейчас вашему попу князь выволочку задаст.

Лочка дернул Иванку за плечо, тот вскочил. И они попятились к воротам, беспрерывно кланяясь и отирая рукавами счастливые слезы.

Едва смерды исчезли за воротами, как князь поднялся с лавки и сказал с укором:

— Стыдно, отец Дамиан. Али забыл Матфея: хотящему ризу твою взяти, отпусти и сорочку. А ты? Под собой сук рубишь, Дамиан. Литва набежит, кого в поспешители возьмешь? Их же. А ежели ты вот так с ними, так им недолго и литве поспешествовать. Ты этого хочешь?

— Нет, что ты, князь. Разве я враг земли христианской.

— Пред богом грешно, пред миром срамно, отец Дамиан. В твои лета пора бы и ведать сие.

Уловив в разговоре князя с настоятелем «некоторую перемену, посадник предложил радушно:

— А пройдемте-ка к застолью! Ярославич, отец Дамиан? Чего уж.

— Спасибо, Твердила, за хлеб-соль, — ответил князь и шагнул к ступеням. — Вот отца Дамиана угости, он, чай, выстоялся.

И быстро пошел вниз с крыльца, сопровождаемый Ратмиром и Светозаром. От конюшни уже спешили стремянные с конями. Когда князь Александр уехал со двора, посадник молвил, зевнув:

— Ну что, отец Дамиан? Идем в застольную. Али как?

Но настоятель словно и не слышал этого, он наконец-то взбежал на крыльцо и, притопнув сапогом, прошипел по-гусиному:

— Это при моем-то сане! А? Нет. Я это так не спущу! Я пожалуюсь архиепископу, я митрополиту напишу!

— Эх, отец Дамиан, — криво усмехнулся Твердила. — Владыка Спиридон вот где у князя — в кулаке. А митрополит, господи помилуй, не иначе как на копья погаными вздет. Батый-то, поди уж, Киев взял.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика