Александр Невский
 

VII. «Сам выношу ястреба…»

Дружинников Федор Данилович оставил в веске. Он знал: много народу — только дичь пугать. Взяли с собой лишь Сбыслава да ловчего. У ловчего к седлу была приторочена ловушка для птиц — кутня. Клетку с воробьями вез Ратмир. Ловчий, хорошо знавший эти места, ехал впереди, за ним княжич с Ратмиром, следом — кормилец со Сбыславом. Сбыслав и кормилец были хорошо вооружены.

У Александра под кафтаном дареный бахтерец, на поясе кинжал, к седлу приторочены лук и туло, полное стрел. Хотя ничего из этого сегодня и не нужно было, кормилец всячески поддерживал в княжиче желание быть всегда вооруженным, готовым к бою. А после прочтения рассказа летописи о гибели Андрея Боголюбского кормилец заметил, как мальчик стал даже прятать на ночь под подушку кинжал.

«Пусть привыкает, — думал с удовлетворением кормилец. — И осторожность, буде время, сгодится». Он-то знал, что никто на детей не покусится, тем более что двор охранялся преданной младшей дружиной князя. Но привычка быть всегда оружным для русского князя очень нужна, и чтобы она крепче была, воспитать ее надо с детства.

Ловчий выбрал веселую, солнечную опушку леса. Спешился и сразу стал отвязывать от седла кутню.

Едва Александр остановил коня и приготовился спрыгнуть, как у стремени оказался Ратмир.

— Давай пособлю, князь.

Ратмир поймал ножку в мягком сафьяне и помог княжичу спуститься на землю. Тот сказал с укором:

— Ты хоть на людях не лезь с этим. Сам соскочу.

— Скачи, — пожал плечами Ратмир. — Только какое тогда будет у людей почтение к тебе, князю?

— Это отчего?

— Оттого, что князь, как смерд простой, будет влезать да слезать с коня.

— Ишь ты, — княжич с любопытством посмотрел на Ратмира, словно впервые его увидел.

Кутню устанавливали все, даже княжич принял участие. Его очень заинтересовало устройство ловушки. Воробьев, привезенных в клетке, ловчий поместил в среднюю часть кутни. Потом насторожил дверцы.

— Ну вот, — сказал он. — Дело за ястребом.

Александр внимательно осмотрел настороженную кутню, обошел ее вокруг. Кормилец подошел сзади, положил ему руку на плечо:

— Зри, Ярославич. Какая ястреб птица! Умная, храбрая, а вот такую ловушку ума недостает облететь.

— У старого ястреба достает, — сказал ловчий. — В кутню только молодые и попадаются.

Федор Данилович даже не оглянулся на ловчего, но сказанное ему понравилось.

— Слыхал? — спросил он негромко Александра. — И в нашем ратном деле можно в такую кутню угодить к поганым, что и святые не помогут.

Александр поднял на кормильца темные задумчивые глаза, спросил:

— А если поганые?

— Что «поганые»? — не понял кормилец.

— Если поганые в нашу кутню, а не мы к ним?

Кормилец даже крякнул от удовольствия.

— Это, пожалуй, лучше будет!

Приятно Федору Даниловичу, что поучения его не пропадают даром, что посевы добрые всходы дают.

Отъехали недалече. Коней привязали под дубом, сами залегли в траве. Ловчий, полулежа на боку, нет-нет да вытягивал шею, кутню высматривал.

— Ну как? — спрашивал Александр.

— Пока пусто, княжич. Да ты не волнуйся, поймаем ястреба. Воробьи сразу зашумят, как попадется.

Потом, покусав травинку, ловчий молвил:

— Поймать немудрено. А вот выносить его, наторить…

— Я выношу, — вызвался Ратмир.

— Ты? — покосился недоверчиво ловчий. — Совладаешь ли?

— Он умеет, — сказал Александр. — Сороку ж наторил.

— Ястреб не сорока. А потом кто с ним на лов ездить станет?

— Я. — Александра даже удивил такой вопрос. — А что?

— Лучше б тогда тебе и натаривать, княжич. Птица привыкает к тому, кто ее вынашивает. Впрочем, и человек так же.

— А что? И выношу!

Федору Даниловичу разговор этот не понравился. Он же хотел ястреба для Федора поймать. У младшего сорока есть, так старшему бы ястреба добыть. Надо было еще до лова об этом сказать, а теперь, когда младший навострился на ястреба, недолго и рассердить отрока.

— Ну, будет. Не поймали — ощипали, — проворчал кормилец, досадуя более на себя самого.

Вдруг на опушке всполошились, закричали истошно воробьи. Ловчий вскочил.

— Есть! Попался, — и побежал к кутне.

Все кинулись за ним. В боковой клетке кутни бился красно-рябой ястреб. Несмотря на нежданный плен, глаза его горели боевым азартом. Испуганные насмерть воробьи сбились к противоположному углу внутренней клетки, писком своим возбуждали голодного ястреба.

— Клетку! Скоро! — скомандовал ловчий, открывая дверцу кутни.

Ратмир кинулся бегом к коням. Клетка висела на луке его седла. Еще издали он увидел, что конь его отвязался, но, к счастью, ушел недалеко. Пасся тут же. Когда Ратмир стал подходить к коню, тот неожиданно зашагал от него.

— Кось, кось, дурень, — упрашивал Ратмир, двигаясь за ним.

А конь косился на хозяина и, дразня его, подпускал на несколько шагов, а потом, фыркнув, словно в насмешку, уходил. Ратмир начинал волноваться, так как знал, что его ждут.

— Кось, кось, миленький. Коза ты драная, — ругался Ратмир, но ругался ласково, надеясь, что конь все равно не понимает. — Кось, кось, чтоб тебе вороны печень съели.

Миновав опушку, конь вдруг сразу остановился, захрипел и стал вскидывать вверх голову. Из-за густой высокой травы Ратмир не видел, что задержало коня. Ему важно было ухватиться за повод. Поэтому Ратмир осторожно подкрался к коню, определил на глазок, где в траве находится конец повода, кошкой прыгнул туда и схватил его. Конь, напуганный таким резким движением, захрапел, поднялся на дыбки.

— Но-но! — закричал уже по-хозяйски мальчик, натягивая повод. Хотя копыта двигались где-то у головы, Ратмир знал — конь не ударит. Он действительно опустил передние ноги, но по-прежнему возбужденно храпел, тряс головой.

— Ну чего ты, чего? — гладил ласково горячие ноздри Ратмир. — Успокойся, дурачок. Успокойся.

И тут, готовясь влезть в седло, мальчик краем глаза заметил что-то темное в траве. Он присмотрелся — и вздрогнул от испуга. Там лежал убитый человек. Ратмир так взволновался, что никак не мог поймать рукой стремя. Наконец поймав его, вполз на седло, ударил пятками в бока. Вылетев на опушку, конь помчался, направляемый мальчиком, прямо к людям.

— Где ты пропал? — встретили Ратмира упреком. — Клетку давай.

С ходу осадив коня, Ратмир, задыхаясь, крикнул, указывая назад:

— Там… голова…1 там в траве.

— Врешь! — встрепенулся Федор Данилович.

— Ей-богу, — перекрестился Ратмир.

— А ну кажи, — кормилец решительно направился к коням.

— Клетку-то, клетку, — кинулся за Ратмиром ловчий. Догнал его и, поняв, что мальчик ничего не соображает сейчас от испуга, сам отцепил клетку от луки седла. Побежали к коням и княжич со Сбыславом, оставив ловчего одного управляться с ястребом и кутней.

Убитый лежал лицом вниз. Из спины его торчала сулица. Кровь, залившая холщовую рубаху, давно запеклась и почернела.

— Поверни лицом, — велел Федор Данилович Сбыславу.

Сбыслав соскочил с коня, засуетился, схватил убитого за плечи.

— Господи помилуй, — перекрестился Федор Данилович.

Княжич побледнел, но смолчал. Федор Данилович слез с коня, внимательно осмотрел почерневшее лицо убитого.

— Нет, не наш, — и, отойдя назад, приказал Сбыславу: — Скачи к ловчему. Пусть немедля бежит в веску и приведет сюда старосту и трех смердов да наших с пяток пусть позовет.

Кормилец отъехал с мальчиками на середину поляны. Спешились. Вскоре воротился Сбыслав и привез с собой ястреба в клетке.

Сбыслав спутал всех коней, снял со своего седла лук. Подошел к сидящим в траве, положил оружие и с удовольствием сам растянулся на земле.

— Благодать.

Кормилец не разделял восторга дружинника.

— Ты наказал ему, чтоб скоро?

— Да все створил, как велел, Федор Данилович. Чего уж ты? Тут до веси рукой подать, мигом прибегут.

— Ох, господа, — перекрестился кормилец, — упокой душу раба твоего, как звать, не ведаю.

Глядя на него, перекрестился и Ратмир, все еще не пришедший в себя от испуга. Только княжич, придвинув к себе клетку с ястребом, внимательно рассматривал пернатого пленника. Ему было и жаль его (экий красавец в неволю попал!), и радостно от мысли, что он станет обладать такой дивной птицей, что она будет послушна ему и преданна.

— А как его вынашивают? — спросил Александр, ни к кому не обращаясь.

— О-о, на это дело терпения много надо, — отвечал Сбыслав. — Достанет ли у тебя, Ярославич?

Александр покосился на дружинника, раздул ноздри, упрямо отрезал:

— Достанет. Я же спрашиваю: как надо вынашивать?

— Это, княжич, тебя ловчий научит, он по этому делу мастак. Мое дело — лук да стрелы.

Александр обернулся к Ратмиру, дернул его за портки.

— Ты, чай, ведаешь, как вынашивать?

— Ась? — встрепенулся пригорюнившийся Ратмир.

— Я спрашиваю: ты знаешь, как вынашивать?

— Любая тварь ласку да заботу любит. Станешь сам кормить да холить, он и привыкнет.

Кормильцу не понравились такие речи, он заворчал:

— Сам носи, сам корми. Он кто? Али у него слуг мало? Вот ты и выносишь, — обернулся к Ратмиру.

— Я? Мне это даже любо, — искренне признался Ратмир.

— Я сам выношу, — твердо сказал княжич, и всем стало ясно, что так оно и будет. Александр уже почувствовал свою власть над людьми и, когда ему было надо, употреблял ее, не оглядываясь даже на кормильца.

— Хорошо, хорошо, — уверил его кормилец. — Вернемся домой, и ловчий расскажет и покажет.

Вскоре из-за леска появилось около десятка верховых.

Как и наказывал Федор Данилович, ловчий привел старосту, трех жителей вески и пять княжих дружинников. Смерды внимательно осмотрели убитого. Дружинники с коней не слезали.

— Ваш? — спросил смердов Федор Данилович.

— Нет, — замотал головой староста. — Сей муж неведом нам.

— Но земли эти вашей веси?

Староста переглянулся со смердами, почесал затылок.

— Чего уж там. Наша земля.

— Тебе, конечно, ведомо, что за голову на вашей земле отвечаете вы же, — начал Федор Данилович как по писаному. — Ищите головника.

— Где ж его взять нам? — вздохнул староста.

Кормилец заранее знал ответы смердов, но для предъявления иска надо было соблюсти порядок.

— Тогда будете платить в пользу князя дикую виру2 в сорок гривен.

Услышав это, староста вздрогнул и закрутил головой, словно петля ему шею сдавила.

— Помилуй, боярин. Где ж мы столько кун изыщем?

— То не мой злой умысел, — сухо ответил Федор Данилович. — «Русская Правда», по коей наши пращуры жили, так велит. И тебе сие ведомо не хуже моего.

— Вот напасть-то, — вздыхали смерды и староста.

— Не доглядишь оком, доплатишь боком, — отвечал холодно боярин. — Благодарите бога, что этот человек не из княжеских, а то б в два раза более вира поднялась. — Он обернулся к дружинникам, позвал: — Станила, подь сюда.

Молодой дружинник соскочил с коня, подошел к боярину.

— Вот вам вирник, — представил его смердам Федор Данилович. — Всю виру ему заплатите. А дабы не тянули, с ним еще трех отроков я оставлю. И запомните, вирнику надлежит семь ведер солоду, туша баранья, каждый день по две курицы, а хлеба и пшена вдосталь. Все по «Правде».

— О Господи, — закрестились испуганно смерды я горестно головами закивали. — За какие грехи нам напасть сия?

— Это не все, — поднял руку кормилец, требуя внимания. — Кони их на полном вашем прокорме… Овсяном.

— Мать пресвятая богородица! — завздыхали смерды.

— Вот так, — кормилец широко перекрестился. — Аминь!

Он наклонился к княжичу, полуобнял его ласково.

— Все мы с тобой по «Правде» содеяли, Александр Ярославич. Теперь и домой можно. Дай бог засветло добежать.

И они направились к коням. Следом шел, едва сдерживая радость, Станила. Он загодя подсчитывал, сколько перепадет в его калиту от дикой виры: «От сорока гривен двадцать рез!3 Это станет, это будет… Ох господи, никак от радости сосчитать не могу. Это будет восемь гривен! Этакое счастье подвалило. Восемь гривен!»

Станила почувствовал, как у него при мысли этой даже руки задрожали. «Господи, хоть бы скорей уезжал боярин. Не дай бог передумает».

За Станилой понуро плелись смерды. Староста исподлобья смотрел в спину боярину, думая о нем зло: «Твой бы приговор да тебе же во двор». И тут боярин остановился и обернулся. Староста напугался: уж не услышал ли он думы его.

Да вот еще что, — крикнул кормилец. — Голову земле предайте.

Примечания

1. Голова — так называли раньше убитого; головник — убийца.

2. Вира дикая — денежная пеня за убийство; вирник — сборщик виры.

3. Резы — излишки, проценты.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика