Александр Невский
 

На правах рекламы:

помощь юриста спбОни выиграют для вас гражданские дела по выселению, разводу и разделу имущества, истребованию имущества и долгов, хозяйственные споры между юридическими лицами, а также уголовные дела, оставив безутешными все попытки привлечь клиента к ответственности. Юридическая поддержка юридических лиц. Ваша фирма часто нуждается в ответах на узкие юридические вопросы — заключите договор об оказании юридических услуг с адвокатами Санкт-Петербурга и будьте всегда подкованы в законодательстве...

§ 3. Ремесло, уровень его развития. Специализация и дифференциация ремесленного производства

В течение долгого времени роль ремесла в экономике Великого Новгорода явно недооценивалась в исторической литературе, что было связано с малочисленностью сведений о нем в письменных источниках. Упоминания о ремесленниках можно найти в Новгородской первой летописи. Это, как правило, записи об убитых во время войн новгородцах-ремесленниках. Под 1200 г., говоря о победе над Литвой, в числе погибших летописец называет «Страшка серебрьника весця». В Липицкой битве 1216 г. «убиша... Онтона котелника, Иванка Прибышиниця опоньника». В 1234 г. во время войны с Литвой были убиты Гаврила-щитник и Нежила-серебреник. Под 1228 г. упоминается Микифор-щитник, который был приставлен к немощному владыке. В Невской битве погиб «Дрочило Нездылов, сын кожевника». Некоторые сведения о ремесленниках можно найти и в других летописях, например в Никоновской. В рассказе о взятии новгородцами в 1262 г. города Юрьева в числе убитых назван ряд лиц, не упомянутых новгородским летописцем: «И Петра Мясниковича убита, и Якова Храброго гвоздочника убита, и Илью Дехтярева убита, и Измаила кузнеца убита, зело храбрых и вельми удалых мужей»1. Этим собственно и ограничиваются летописные упоминания имен ремесленников в XIII в., но и они дают основание говорить об определенной дифференциации новгородского ремесла. Летописи называют следующие ремесленные специальности: щитник, кожевник, серебреник, котельник, опонник, гвоздочник, кузнец. Серебрениками называли ремесленников-ювелиров. Щитники, гвоздочники и котельники являлись мастерами разных специальностей в кузнечном деле. Опонниками называли ремесленников, занимавшихся определенным видом ткачества (в XVI в. соответствующие мастера назывались войлочниками). Названия этих профессий попали в летопись до известной степени случайно, ведь летописец называет имена ремесленников в числе погибших в боях новгородцев.

В Новгородской первой летописи есть упоминание еще одной ремесленной специальности — плотников. Уже в начале XI в. новгородцы были известны как искусные плотники. Не случайно поэтому позже целый конец в Новгороде назывался Плотницким (впервые название «Плотники» упоминается в летописи под 1198 г.). От конца XII в. до нас дошло имя мастера-иконописца, записанное в Синодальной летописи под 1196 г. (в Комиссионном списке это имя пропущено).

В конце Краткой редакции Русской Правды помещен так называемый «урок мостникам». Мостниками, видимо, назывались строители мостовых или мостов. В условиях сырого новгородского климата улицы города без мостовых были бы непроходимыми и непроезжими, особенно весной и осенью. Мостовые перестилались примерно через каждые 15—20 лет, иногда их ремонтировали и благодаря этому они служили дольше. Таким образом, недостатка в работе мостники не испытывали, и эта специальность, как и плотницкое дело, появилась рано (древнейшие новгородские мостовые относятся к середине X в.). Довольно часто приходилось строить мосты, которые постоянно страдали от пожаров, неоднократно горел даже Великий мост через Волхов. О большом внимании к строительству мостовых свидетельствует относящийся к 60-м годам XIII в. так называемый «Устав князя Ярослава о мостех», в котором говорится об обязанности новгородцев мостить общественные территории города.

Упомянутыми в источниках ремесленными профессиями не исчерпываются все виды ремесла в древнем Новгороде, их было гораздо больше. Выяснить, каков был уровень развития ремесла, насколько разнообразны были ремесленные профессии, оказалось возможным лишь после того, как в Новгороде стали проводиться систематические археологические работы.

Ремесленные мастерские

Раскопки Новгорода, начавшиеся в 1932 г. и продолжающиеся до сих пор, доказали, что Новгород подобно многим другим городам Западной Европы был крупным ремесленным центром. Этот вывод был сделан на основании изучения остатков ремесленных мастерских, вскрытых раскопками, и продукции новгородских ремесленников. Разумеется, далеко не все ремесленные мастерские оставили после себя следы, по которым можно достоверно установить, чем занимались их обитатели. Определить ремесленную мастерскую можно прежде всего по большому количеству производственных остатков, а также по бракованным изделиям, полуфабрикатам и инструментарию. В результате произведенных в разных районах города раскопок были обнаружены остатки ремесленных мастерских. Это свидетельствует о том, что большинство населения древнего Новгорода занималось различными ремеслами.

XII — первая половина XIII столетия были временем расцвета ремесла во многих древнерусских городах. Это особенно бросается в глаза, если сравнить изделия ремесленников начала XIII в. и второй половины этого столетия. Как известно, обрушившиеся на Русь татаро-монгольские полчища разрушили множество древнерусских городов, а некоторые просто стерли с лица земли. Многие русские мастера-ремесленники были уведены в плен. В результате ремесло на Руси понесло тяжелый урон. Исчез целый ряд технических приемов: искусство перегородчатой эмали, зерни, черни, скани, резьба по камню и др.2Избежавшие разорения древнерусские города вынуждены были признать власть татаро-монголов и платить им дань. К числу последних относился и Новгород Великий.

Однако, если в ряде городов, разрушенных татаро-монгольским нашествием, период, предшествовавший ему, оказался временем наивысшего расцвета средневекового ремесла (домонгольского уровня ремесленное производство в этих городах так и не смогло достичь в более позднее время), то о Новгороде этого сказать нельзя. Процесс развития производительных сил в Новгородской феодальной республике не был прерван, и во второй половине XIII в. они продолжали развиваться по восходящей линии. Своего расцвета, как экономического, так и политического, Новгород достиг в XIV в. Большинство ремесленных мастерских, относящихся к XII—XIII вв., обнаружено на территории Неревского конца, так как Неревский раскоп был самым большим по площади.

В течение полутора столетий (с начала XII до середины XIII в.) вблизи перекрестка Великой и Холопьей улиц жили и работали ювелиры, о чем свидетельствуют находки многочисленных обрезков листовой меди, кусков проволоки, ювелирных инструментов, тиглей, шлаков и т. п. С конца 80-х годов XII в. до середины 20-х годов XIII в. ювелирным делом занимались обитатели усадьбы А на Великой улице.

К 1224—1268 гг. относится мастерская столяра, остатки которой вскрыты на усадьбе Б, расположенной к юго-востоку от перекрестка Великой и Холопьей улиц. В срубе найден набор инструментов столяра: пила, тесло с деревянной рукояткой, скобель, резец, долото и неподалеку от сруба — рабочий топор.

Судя по находкам на усадьбе Е (где собрано свыше 4000 обрезков кожи и большое количество шерсти), здесь располагалась мастерская сапожника-кожевника. Отходы различных видов ремесленного производства (ювелирного, красильного, костерезного) встречаются на усадьбе И, расположенной юго-западнее перекрестка Великой и Кузьмодемьянской улиц.

Остатки двух ювелирных мастерских XIII в. вскрыты на Ильинском раскопе. Возле одной из них, относящейся к началу XIII в., найдены точильные бруски, куски меди, медная проволока, костяной ювелирный молоток и кусочки воска, возле другой — середины XIII в. — обнаружены два бронзовых браслета, слитки меди и множество кусочков янтаря.

Орудия труда и инструментарий ремесленников

Поскольку мастерских ремесленников XII—XIII вв. сохранилось сравнительно немного, важное значение для выяснения уровня развития ремесленного производства в Новгороде приобретает изучение обнаруженных при раскопках орудий труда, изготовлявшихся в этот период новгородскими ремесленниками. В первую очередь сюда относятся железные изделия, так как орудия труда, применявшиеся в сельском хозяйстве, и инструментарий ремесленников изготовлялись из железа и стали.

Исследованию древнерусского железообрабатывающего ремесла посвятил ряд трудов Б.А. Колчин3, который, в отличие от своих предшественников, особое внимание обратил на его технологию. Изучив большое количество инструментов ремесленников, многочисленные находки отходов, полуфабрикатов изделий, производственного брака и исходного материала в виде криц, полос железа и стали, исследователь пришел к выводу, что железообрабатывающее ремесло в древнем Новгороде было производством местным.

Рассмотрение орудий производства следует начать с инструментария ремесленников, обрабатывавших металлы, и прежде всего с инструментов кузнеца и слесаря, ибо их руками создавались инструменты для остальных ремесел. Из орудий труда, относящихся к кузнечному и слесарному делу, раскопками были обнаружены следующие: кузнечные клещи, кузнечные молотки, напильники, бородки. Как показал микроструктурный анализ, напильники могли свариваться из стальных полос или просто были цельностальными. Бородки служили инструментами для пробивания отверстий при ковке металла.

В ювелирном деле применялись молоточки, клещи, зубила, пинцеты. Некоторые из этих инструментов обнаружены в мастерских XII—XIII вв.

Во всех слоях древнего Новгорода встречается деревообделочный инструментарий, и это неудивительно, ибо самих деревянных изделий находят при раскопках великое множество, не говоря уже о мостовых, срубах, частоколах и т. п. Самым универсальным инструментом, применявшимся в строительном деле, в различных деревообрабатывающих ремеслах, да и просто в хозяйстве, был топор. Новгородские топоры, как показали результаты структурного анализа, изготовлялись из железа и стали. На железную основу наваривались стальные лезвия, которые подвергались термообработке. Технология производства топоров с X по XV в. не менялась.

Специализированной формой топора, но с поперечным лезвием, являлось тесло, также часто применявшееся в деревообрабатывающем ремесле, о чем свидетельствуют многочисленные находки ложек, чаш, ковшей, корыт. С помощью тесла в дереве выдалбливались выемы-углубления. Тесла бывали проушные и втульчатые и имели деревянные рукоятки. В Новгороде чаще встречаются втульчатые тесла.

Для столярных и мелких плотничьих работ применялись пилы. Продольная пила для распиливания бревен на доски появилась лишь в XVII в. Поэтому все доски, обнаруженные при раскопках, были тесаными, т. е. обрабатывались топором. Для выдалбливания пазов и разных углублений в дереве древние столяры пользовались долотами, главным образом цельнометаллическими. Необходимым инструментом столяра было также сверло, с помощью которого можно было делать круглые отверстия. В Новгороде были распространены два типа сверл: перовидные и спиральные. В XII—XIII вв. употреблялись оба типа. Сверло было очень прочным и точным инструментом. На его лезвие наваривалась стальная полоска, которая затем термически обрабатывалась.

Плотниками широко применялся скобель, который использовался для сдирания коры с бревен и обстругивания их после обработки топором. В Новгороде были известны двуручные скобели. Изготовлялись они тем же способом, что и многие другие инструменты: на железную основу наваривалось стальное лезвие, которое затем подвергалось термической обработке. Конструкция и технология скобелей не менялась с XII по XI—XVI вв.

Для вытачивания полых изделий необходимы были инструменты, с помощью которых можно было производить внутреннюю обработку деревянного ковша, чаши и т. п. Для этих целей служили токарные резцы крючковидной формы. При резьбе по дереву для изготовления всевозможных глубоких и округлых углублений использовались долота с фигурными лезвиями.

Особые инструменты применялись костерезами. К ним относятся циркульные резцы, лучковые сверла, плоские струги, специальные напильники типа рашпиля, шилья, ножи. Иногда орудия костереза попадаются при раскопках целыми наборами. Такой набор найден в слоях XII—XIII вв. на Ярославовом дворище. В него входили: напильник с насечками на двух широких поверхностях (на одной насечка «елочкой», на другой — типа современного рашпиля).

Железообрабатывающее производство

Все инструменты изготовлялись мастерами по обработке металла. Железообрабатывающее производство являлось технической основой всех видов труда: без него не могли бы развиваться ни земледелие, ни ремесла. Особую группу изделий новгородских кузнецов составляют сельскохозяйственные орудия, потребителями которых были не только жители деревень, но прежде всего городское население, в широких масштабах занимавшееся сельским хозяйством. Но так как в городе огородничество и животноводство было развито в большей степени, чем земледелие, при раскопках чаще встречаются косы, лопаты, мотыги, реже — сошники и серпы. Любопытно, что большинство найденных в Новгороде сошников были совершенно новыми, что указывает как на их местное происхождение, так и на то, что они были изготовлены в городе для продажи в деревню (вряд ли новгородцы пахали землю в городе). Изготовлялись сошники из железа или малоуглеродистой стали путем свободной кузнечной ковки.

В хозяйстве древних новгородцев широкое применение нашли косы. Очевидно, многие жители города содержали домашний скот. В усадьбах обнаружены остатки большого количества хлевов; многометровый новгородский культурный слой, как правило, обильно насыщен навозом. Содержание скота требовало заготовки кормов, горожане должны были косить траву и запасаться сеном на зиму. Исследуя новгородские косы, Б.А. Колчин обратил внимание на стабильность формы и конструкции косы-горбуши с X по XV в. и однотипность технологии ее производства. Это наблюдение позволило сделать вывод, что у новгородских кузнецов был обязательный образец («стандарт»), по которому изготовлялась не одна коса, а сразу несколько, т. е. большие партии. Это говорит о широкой специализации кузнечного ремесла, о выделении кузнецов, занимавшихся только производством кос, серпов и т. п. Изготовлялись косы-горбуши путем наварки стального лезвия на железный клинок полотна косы, которое затем подвергалось термической обработке.

Для обработки огорода, да и для других землекопных работ в хозяйстве новгородцы пользовались лопатой. Как известно, до XIX в. лопаты были деревянными. Но так как часто приходилось вскапывать плотную почву, деревянные лопаты оковывались железом. При раскопках археологи находят оковки лопат (иногда даже вместе с лопатами), сделанные из тонких железных пластин, изогнутых по форме лопаты, которые сваривались по внешнему краю. Режущая грань затем отбивалась и затачивалась на точильном круге. К лопате оковка прикреплялась двумя железными заклепками.

Помимо орудий, применявшихся в сельскохозяйственном производстве, новгородские кузнецы изготовляли массу универсальных инструментов, которыми горожане постоянно пользовались в быту и в домашнем хозяйстве. В первую очередь сюда следует отнести ножи. Чаще всего ножи находят внутри срубов или поблизости от них. Нередко попадаются ножи с деревянными или костяными рукоятками. Техника производства ножей заключалась в следующем: на острие железного клинка наваривалось массивное стальное лезвие, которое затем подвергалось термической обработке. Ножи использовались для самых разных целей. Существовали ножи для обработки дерева, костерезные, сапожные, кухонные, столовые, хирургические, боевые ножи — «засапожники». Иногда встречаются двулезвийные складные ножи.

Весьма распространенным предметом в хозяйстве древних новгородцев были ножницы, известные на Руси с середины X в. Оба типа ножниц, существовавших в древности, бытуют до сих пор: это пружинные и шарнирные ножницы, которые во все века конструктивно были совершенно одинаковы. Технология производства древнерусских ножниц с течением времени несколько изменилась. Если в X—XII вв. применялась торцовая сварка и стальной участок лезвия был весьма значителен, то с конца XII в. появилась косая сварка, и стальная полоса стала навариваться на лезвие только с внутренней, режущей стороны. Термической обработке стальные лезвия ножниц подвергались всегда.

Помимо ножниц в хозяйстве и некоторых ремеслах (сапожном, кожевенном, шорном и др.) новгородцы часто применяли шилья, которые изготовлялись из обычного кричного железа, затем острие цементировалось и термически обрабатывалось.

Уже в X в. на Руси появились швейные иглы, которые до сих пор имеют ту же форму, что и в древности. Иглы могли быть швейными и сапожными. Стержень иглы изготовлялся из цементованного железа, а затем подвергался термической обработке. Производство игл в древнем Новгороде было очень трудоемким и сложным процессом. Степень квалификации кузнеца-игольника была очень высокой. В работе применялся миниатюрный инструментарий. В силу особо сложной технологии и необходимости изготовления специализированных элементов в игольном деле должна была рано появиться специализация.

При раскопках в Новгороде часто встречаются кошелки, сосуды и другие изделия из лыка. Для плетения лыка часто применялся железный инструмент — кочедык.

Одним из распространенных занятий жителей древнего Новгорода было рыболовство. Находки разнообразных рыболовных снастей встречаются во всех слоях. Это рыболовные крючки, блесны, остроги. Крючки делались из обычного кричного железа, зуб крючка иногда цементировался. Производство рыболовных снастей было местным.

Вся продукция новгородских кузнецов тщательно изучена Б.А. Колчиным, поэтому мы лишь упомянем изделия, которые характеризуют высокий уровень металлообрабатывающего ремесла в Новгороде в XII—XIII вв. К этой группе изделий в первую очередь следует отнести замки и ключи.

Конструкция висячих замков весьма сложна. Исследовав ряд древнерусских замков, Б.А. Колчин установил, что они состоят из множества деталей (иногда до 40). Изготовлялись замки из железа. Пружины делались из железа и стали. Каждая деталь, производилась в отдельности, причем мастер-замочник должен был владеть множеством технических приемов и уметь работать различными инструментами. В конце XII—XIII вв. древнерусские замочники изготовляли уже около 12 типов замков разного назначения и сложных конструкций. В это время в замочном ремесле появилась серийность производства.

Весьма совершенным было оружие, изготовлявшееся новгородскими мастерами. При раскопках найдены почти все виды оружия, известные на Руси: оружие ближнего боя (мечи, сабли, кинжалы, наконечники копий, рогатин, сулиц и втоки к ним, боевые топоры, булавы, кистени), метательное оружие, или оружие дальнего боя (наконечники стрел, детали луков и колчанов) и защитное вооружение. Разнообразие видов и форм оружия, хорошие боевые качества дают достаточно оснований для того, чтобы говорить о весьма высоком уровне развития оружейного дела в Новгороде. Находки различных полуфабрикатов железных наконечников стрел, копий, стальных панцирных пластинок свидетельствуют о местном производстве. Оружие, как и орудия труда, изготовлялось квалифицированными мастерами, обладавшими большим опытом. Различные виды оружия производили, по всей вероятности, специализированные ремесленники (изготовлением щитов, например, занимались щитники).

Итак, уровень развития железообрабатывающего ремесла в Новгороде в XII—XIII вв. был высок. Тщательный анализ техники железообрабатывающего производства позволил Б.А. Колчину доказать, что новгородские кузнецы в совершенстве владели следующими техническими приемами: свободной кузнечной ковки, кузнечной сварки, термической обработки, обточки металла на точильных кругах и напильниками, холодной рубки металла зубилами, паяния, покрытия цветными металлами, полировки металла, инкрустации цветными и благородными металлами и художественной кузнечной ковки.

Другие виды ремесла

Высокий уровень железообрабатывающего производства способствовал прогрессу многих других ремесел, которые не могли бы успешно развиваться без соответствующего инструментария. На основании изучения различных инструментов можно утверждать, что в Новгороде, помимо мастеров всевозможных кузнечных специальностей4, работали слесари, токари, столяры, плотники, деревообделочники, резчики по дереву, костерезы, кожевники, сапожники, портные, ювелиры. Изучение огромного количества предметов быта и другой готовой продукции, а также полуфабрикатов и бракованных изделий помогает дополнить список специальностей новгородских ремесленников. Обращает на себя внимание большое разнообразие как готовых изделий, так и инструментария.

Очевидно, ремесленники в Новгороде специализировались по производству определенных типов продукции. На это прямо указывает и летопись, в которой упоминаются щитники, котельники. Причем иногда один и тот же мастер занимался различными видами ремесла. Сапожник, например, долгое время был и кожевником, что подтверждается совместными находками остатков того и другого производства. Лишь в XII—XIII вв. сапожное ремесло отделилось от кожевенного. Щитник, помимо знания кузнечного дела, должен был обладать навыками обработки меди, дерева и кожи, так как щиты изготовлялись из всех этих материалов. Но в то же время в кузнечном ремесле развивалась узкая специализация (гвоздочники, замочники и т. п.).

. Разнообразные металлические украшения: браслеты, перстни, фибулы, подвески, колты, бусы — изготовлялись высококвалифицированными ювелирами. Технология ювелирного производства изучена Н.В. Рындиной, которая установила, что большая часть ювелирных изделий, обнаруженных при раскопках в Новгороде, является продуктом местного производства. Это подтверждается находками ювелирных мастерских, инструментария и полуфабрикатов. Мастера-ювелиры владели рядом сложных технических приемов: литья, свободной ковки, волочения, прокатки, тиснения, чеканки, гравировки, паяния, золочения, выемчатой эмали, термической обработки меди и бронзы и др.5

Огромное количество остатков кожаной обуви и обрезков кожи является свидетельством широкого распространения в Новгороде сапожного ремесла.

Местным было и гончарное производство. Самыми частыми находками при раскопках бывают многочисленные обломки гончарной посуды. Очевидно, поселок гончаров находился на территории Людина (Гончарского) конца, о чем свидетельствует название «Гончарский», впервые упоминаемое в летописи под 1360 г.6 Вероятно, гончары поселились в Людином конце раньше, ибо там были вполне подходящие условия для работы: конец занимал окраинное положение, вода и глина находились под рукой. Но поскольку раскопками эта часть города почти не исследована, о поселении гончаров (можно говорить лишь предположительно.

Значительное развитие получило в древнем Новгороде ткачество. При раскопках во всех слоях обнаружено множество обрывков различных тканей. Изучением новгородских тканей занимался польский археолог А. Нахлик7, установивший, что еще в X—XII вв., не говоря уже о более позднем времени, в Новгороде существовало производство тканей. На основании исследования текстильных образцов А. Нахлик пришел к выводу, что до середины XIII в. основным орудием производства служил вертикальный ткацкий станок, но и более производительный горизонтальный ткацкий стан также был известен в Новгороде, о чем свидетельствуют находки его деталей (челноков, подножек, собачек, юрков). Ткачи изготовляли ткани из уже готовой пряжи, льняной и шерстяной. Прядение в Новгороде было известно с X в. (при раскопках найдено множество деревянных веретен, льночесал, трепал, пряслиц, прялок).

Ремесленники, занимавшиеся обработкой дерева, также составляли весьма многочисленную группу новгородских мастеров. Огромное разнообразие деревянных изделий, обнаруженных при раскопках (ложки, половники, чаши, резные сосуды, миски, блюда), говорит о высоком уровне развития деревообделочного ремесла. Помимо токарных инструментов, найдены детали токарного станка. Часто встречаются заготовки ложек, недоделанные и испорченные деревянные ковши, чаши, волчки.

Из кости изготовлялись чаще всего гребни, рукоятки ножей, различные украшения, проколки, шашки, шахматные фигурки, пуговицы и т. п. Обработанные куски кости, опиленные куски рога, заготовки, полуфабрикаты гребней обнаружены во всех новгородских слоях. Техника обработки кости была высокой, о чем свидетельствуют находки как самих высококачественных костяных изделий, так и орудий, с помощью которых они изготовлялись.

Большую группу находок в Новгороде составляют стеклянные изделия, и в первую очередь обломки стеклянных браслетов. До недавнего времени считалось, что подавляющее большинство браслетов изготовлялось в мастерских древнего Киева, откуда они распространялись по всей Руси. Существование же местного производства браслетов в Новгороде, Смоленске, Полоцке и других городах лишь предполагалось.

Проблемами истории русского стеклоделия в течение многих лет занимается Ю.Л. Щапова8, которая посвятила ряд работ и стеклянным изделиям древнего Новгорода. Ю.Л. Щаповой удалось доказать, что в Новгороде существовало собственное браслетное производство (в дополнение к киевскому ввозу) и что появилось оно еще в домонгольское время. Ею было установлено, что первоначально новгородские браслеты изготовлялись из свинцово-кремнеземного стекла, которое по своему составу не отличалось от стекла, известного в других городах, но в нем в виде микропримеси всегда присутствовала окись сурьмы. Появление собственного производства браслетов в Новгороде Ю.Л. Щапова связывает с переселением из Киева мастеров-браслетчиков, не выдержавших конкуренции у себя на родине. Первые браслетчики появились в Новгороде, Смоленске, Полоцке в середине — второй половине XII в. Наряду с браслетами из свинцово-кремнеземного стекла в Новгороде встречаются браслеты из калиево-свинцово-кремнеземного стекла, которые изготовлялись в Киеве. После падения Киева в 1240 г. эти браслеты исчезли во многих городах, но в Новгороде они не прекратили своего существования. По мнению Ю.Л. Щаповой, это произошло потому, что в Новгороде киевские мастера-браслетчики появились еще до монгольского нашествия. Судя по тому, что заметное увеличение подобных браслетов наблюдается в слоях рубежа XII и XIII вв., очевидно, эти мастера начали свою работу в Новгороде в конце 70-х годов XII в.

На рубеже XII и XIII вв. в Новгороде существовали уже две стеклоделательные школы. Стеклоделы первой школы варили свинцово-кремнеземное стекло и делали из него зеленые, желтые и коричневые браслеты. Мастера второй школы варили стекло калиево-свинцово-кремнеземное и изготовляли из него браслеты всех цветов, известных на Руси, производя при этом преимущественно бирюзовые, фиолетовые и синие браслеты, которые не могли делать их конкуренты — стеклоделы первой школы. Это говорит об известной специализации в браслетном производстве.

Помимо браслетов в Новгороде часты находки стеклянных бус, но собственно новгородских бус в слоях интересующего нас периода очень мало. Очевидно, местное их производство в домонгольское время было незначительным, и продукция новгородских мастеров не выделялась из общей массы привозных, собственно русских, бус в основном киевского происхождения.

О некоторых ремесленных профессиях приходится судить лишь по незначительным вещественным находкам. Швейные иглы и портновские ножницы были орудиями производства портных. Ряд специальностей вообще не оставляли после себя археологических следов. Сюда относятся хлебники, калачники, различные специальности портных, о которых мы можем узнать в писцовых книгах XVI в. и которые существовали, очевидно, и в более раннее время, так как потребность в их продукции существовала и раньше.

Итак, на основании изучения письменных источников и археологических данных можно утверждать, что Новгород в XII—XIII вв., был крупным центром ремесленного производства. Уровень развития ремесла в Новгороде был высок, ремесленники владели весьма совершенными техническими приемами во многих отраслях производства и прежде всего в металлообработке. Ремесло было многоотраслевым, значительной была дифференциация производства, приводившая к появлению разных более узких специальностей в рамках отдельных ремесленных отраслей. В целом по техническому уровню ремесленного производства и по масштабам его распространения Новгород не уступал средневековым городам Западной Европы.

Примечания

1. ПСРЛ, т. IX—X. М., 1965, с. 143.

2. Скань возродилась в XIV в., зернь и чернь — в XVI в., а перегородчатая эмаль исчезла навсегда.

3. См.: Колчин Б.А. Черная металлургия и металлообработка в Древней Руси. — МИА, № 32. М., 1953; его же. Железообрабатывающее ремесло Новгорода Великого (продукция, технология). — МИА, № 65, с, 7—120.

4. Б.А. Колчин выделил 16 специальностей: кузнецов-универсалов, оружейников, щитников, шлемников, бронников, стрельников, замочников, серповиков-косников, секирников-топорников, ножовщиков, гвоздочников, булавочников, изготовлявших украшения, уздников, изготовлявших конскую сбрую, и кузнецов, изготовлявших весы (см.: Колчин Б.А. Ук. соч., с. 194—197).

5. См.: Рындина Н.В. Ук. соч., с. 200—267.

6. См.: НПЛ, с. 366.

7. См.: Нахлик А. Ткани Новгорода. — МИА, № 123, с. 228—313.

8. См.: Щапова Ю.Л. Стеклянные бусы древнего Новгорода. — МИА, № 55. М., 1956, с. 164—179; ее же. О происхождении некоторых типов древнерусских бус. — СА, 1962, № 2, с. 81—96; ее же. Стеклянные изделия древнего Новгорода. — МИА, № 117. М., 1963, с. 104—163; ее же. Стекло Киевской Руси. М., 1972.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика