Александр Невский
 

На правах рекламы:

Фабрика карт франшиза производства пластиковых карт http://www.card4u.ru/.

купить Аддералл -Объявление в разделе

§ 1. Территориально-административная и военная организация Новгорода

Существовавшая в Новгороде сотенная система управления первоначально была связана с функциями княжеской власти. В Новгородской летописи сотские упомянуты уже под 1118 г. Деление Новгородской земли на сотни, отраженное в Уставе Ярослава о мостех, представляется чем-то искусственно введенным, ибо в Новгороде существовала другая территориально-административная система — кончанская и уличанская, уходящая своими корнями в историческую топографию города. Наличие этих двух систем свидетельствует, что в Новгороде местное управление осуществляли две категории должностных лиц: кончанские и уличанские старосты и сотские. Княжескому тысяцкому (командующему городским ополчением, состоявшим из сотен) подчинялись сотские. С появлением республиканского тысяцкого, избираемого вечем, прежние тысяцкие постепенно утратили свое значение, хотя некоторое время продолжали существовать. До конца XII в. аппарат сотенной системы подчинялся князю и служил ему орудием борьбы с боярством. Но после учреждения республиканской должности тысяцких меняется и содержание деятельности сотских, которые становятся составной частью республиканской администрации, нижней ступенькой административной иерархии. Тысяцкие, как показывают источники, уже в середине XIII в. избираются из числа сотских. Именами двух тысяцких Кондрата и Ратибора, упомянутых в летописи под 1268 г. и в списках новгородских тысяцких, названы две сотни в Уставе Ярослава о мостех1. Однако в начале XIII в. существуют еще обе системы местного управления, причем новая уже активно теснит старую, княжескую.

Сотские подчинялись тысяцкому. В Новгороде было десять сотских, ибо известно десять городских сотен. Так же, как и тысяцкий, сотские принимали активное участие в политической жизни Новгорода. В своей сотне сотский, видимо, играл ту же роль, что и тысяцкий в масштабе всего Новгорода. Иногда он мог быть представителем тысяцкого в посольстве новгородцев к князю. Так, в состав посольства 1195 г. к великому князю Всеволоду III вместе с посадником Мирошкой Нездиничем и сыном бывшего посадника Борисом Жирославичем входил сотский Микифор2. Сотский Ларион был послом Мстислава Удалого к Юрию Всеволодовичу накануне Липицкой битвы 1216 г.3

Наряду с сотнями на протяжении всего периода независимости в Новгороде существовали концы. Кончанское устройство не было явлением чисто новгородским, его знали и другие древнерусские города как в самой Новгородской земле (Псков, Русса, Ладога), так и вне ее (в XII в. известен Копырев конец в Киеве, в XIV—XV вв. концы существовали в Ростове Великом, Смоленске, Серпухове, Москве и т. д.).

По определению А.В. Арциховского, концы представляли собой самоуправлявшиеся районы, из соединения которых состоял вечевой город4. Новгород может служить классическим примером кончанского устройства. Большинство источников XII—XV вв. характеризует Новгородскую республику как федерацию концов. Концы были не просто территориально-административными единицами. Они являлись также единицами политическими и имели свои собственные вечевые собрания и выборные республиканские органы. Каждый конец на вече избирал своего старосту, который ведал внутренними делами конца. Ему подчинялись уличанские старосты, которые по отношению к своим улицам играли ту же роль, что и кончанские старосты по отношению к концу. Уличанские старосты также были выборными и избирались на уличанском вече.

Политическая роль концов была велика. Под 1218—1220 гг. в летописи впервые встречаются сведения об их борьбе. В это время постоянно собирались кончанские веча: «...и възвониша у святого Николы ониполовицы церес ночь, а Неревьскыи коньць у Святых 40» (1218)5. Иногда несколько концов выступали в союзе против какого-либо одного. В том же 1218 г. на стороне посадника Твердислава были лишь один Людин конец и Прусская улица, остальные концы выступили против него. Боярские группировки, боровшиеся за власть, опирались на определенные концы. В последние десятилетия XII в. и в первой половине XIII в. борьба за посадничество велась в основном между боярами Неревского и Людина концов. Практически кончанские границы являлись в этот период и границами соперничавших политических группировок.

Концы были и единицами экономическими, они выступали даже в роли коллективных феодалов. В документах XV в., в грамотах Славенского конца Саввино-Вишерскому монастырю и Ивану Губареву содержатся сведения о пожертвовании этому монастырю «кончанской земли»6. Более ранних свидетельств о существовании кончанского зёмлевладения не сохранилось, но оно, очевидно, существовало и раньше. В.Л. Янин считает возможным отождествлять его с общинным землевладением, юридически подчиненным кончанскому управлению.

В процессе работы Новгородской археологической экспедиции установлено, что первоначально концы, которых в древности было три (Славенский, Неревский и Людин), представляли собой совокупность нескольких боярских родовых поселков. Именно в пределах этих трех концов раскопками обнаружены древнейшие слои X—XI вв. В первые периоды своего существования боярские поселки были отделены друг от друга незаселенными пространствами, которые позднее осваивались как боярами, так и частью свободного городского населения, жившего в сотнях7. Благодаря этому увеличивались не только территории, принадлежавшие концам и сотням, но и возрастало число самих сотен и концов. Судя по Уставу Ярослава о мостех, в XIII в. сотен в Новгороде было десять, а концов — четыре (прибавился Загородский конец). В XIV—XV вв. в источниках фигурирует пятый, Плотницкий конец.

Военная организация Новгорода издавна была связана с кончанским устройством. Каждый конец выставлял определенное количество воинов во время военных походов. Кроме того, концы, очевидно, имели и какую-то постоянную военную организацию. Иногда, как в 1218 г., политические распри бояр разрешались с помощью оружия: «...и поидоша ониполовици... в брънях, акы на рать, а неревляне такоже»8. В 1220 гг., когда князь пытался расправиться с неугодным ему посадником Твердиславом, на защиту последнего выступили «пруси и Людин коньць и загородци, и сташа около его пълком и урядивъше на 5 пълков»9.

Кончанская система в Новгороде была очень устойчивой. Она сохранялась в течение всего периода независимости и даже после падения Новгорода.

Примечания

1. См.: НПЛ, с. 87—88, 318—319, 507.

2. См.: НПЛ, с. 42, 235.

3. См.: НПЛ, с. 56, 256.

4. См.: Арциховский Л.В. Городские концы в Древней Руси. — «Исторические записки», т. 16. М., 1945, с. 4.

5. НПЛ, с. 58, 259.

6. ГВНиП, с. 148, 172.

7. См.: Янин В.Л. Возможности археологии в изучении древнего Новгорода. — «Вестник АН СССР», 1973, № 8, с. 65—75.

8. НПЛ, с. 58, 259.

9. НПЛ, с. 60, 262.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика