Александр Невский
 

§ 1. Антикняжеская и внутрибоярская борьба в Новгороде в XII в.

Для XII столетия характерна поддержка князей той или иной княжеской ветви определенными боярскими группировками. Изгнание Всеволода Мстиславича ознаменовалось разрывом со старшими Мономаховичами и установлением союза с черниговскими князьями. В конце 30-х — 40-х годах XII в. борьба внутри новгородского боярства свелась к борьбе между собой сторонников и противников черниговских князей. В состав античерниговской группировки входили как сторонники суздальских князей, так и сторонники Мстиславичей. Когда эта группировка одерживала верх, на новгородском столе появлялся князь из суздальской ветви, враждовавшей с Черниговом. Но когда суздальские князья становились союзниками Чернигова, античерниговская группировка выступала против них.

Смена князей и посадников с 30-х до 70-х годов XII в.

После изгнания в 1136 г. Всеволода Мстиславича из Новгорода бежал и посадник Констянтин Микульчич и на его место был избран Якун Мирославич. Посадничество Якуна продолжалось до 17 апреля 1138 г., когда был изгнан Святослав Ольгович, брат черниговского князя. В конце 1139 г., вскоре после того, как его брат Всеволод стал великим киевским князем, Святослав вторично получил новгородское княжение. Якун, хотя и бежал с князем, посадничества лишен не был и с возвращением Святослава утвердился на своем посту. В 1141 г.

великий князь отозвал своего брата из Новгорода. После бегства Святослава был свергнут и его сторонник посадник Якун.

В феврале 1141 г. новгородцы пригласили сына Юрия Долгорукого Ростислава, который уже княжил в Новгороде в 1138—1139 гг. во время изгнания Святослава Ольговича. Еще до приглашения князя посадничество получил Судило Иванкович, который оставался посадником во время короткого княжения Ростислава (до марта 1142 г.) и в первые годы княжения брата изгнанного в 1136 г. Всеволода Мстиславича — Святополка. По-видимому, Судило принадлежал к античерниговской группировке. В 1144 г. посадником стал ставленник той же группировки Нежата, в 1146 г. — Констянтин Микульчич, посадничавший в 1136—1137 гг., а в 1147 г., после его смерти, — снова Судило.

Мстиславичи оставались на новгородском столе до 1155 г.: до 1150 г. — Святополк, в 1150—1154 гг. — его племянник и сын великого князя Ярослав Изяславич, а с марта по ноябрь 1154 г. — Ростислав Мстиславич, брат Святополка.

В 1155 г. после падения Мстиславичей и поражения их сторонников в Новгороде утвердился сын Юрия Долгорукого Мстислав и посадничество во второй раз получил Якун Мирославич. Это означало, что он принадлежал к той боярской группировке, которая поддерживала Юрия, когда он выступал? в союзе с Черниговом, т. е. к сторонникам черниговских князей.

Проанализировав сообщения летописи о событиях середины XII в., можно заметить, что в этот период на политической арене оказываются две основные группы новгородского боярства: прочерниговская и античерниговская, между которыми ведется ожесточенная борьба. Первая, выразителем интересов которой был Якун Мирославич, стремилась к союзу с черниговскими князьями, периодически заключала союз то с Суздалем, то с Мстиславичами. Вторая группировка, которую представляли Судило, Нежата и Констянтин Микульчич, выступала против. Чернигова и так же последовательно вступала в соглашения и с Суздалем, и с Мстиславичами.

Под 1157 г. в летописи впервые сообщается о территориальной принадлежности боярских группировок. Из этого сообщения следует, что опорой черниговской группировки была Софийская сторона, их противников поддерживали жители Торговой стороны.

В конце 50-х годов XII в., когда ушедший из Новгорода Ростислав Мстиславич стал великим князем, черниговские князья практически сходят с политической арены. Отныне главную роль в политической жизни Руси стали играть смоленские Ростиславичи и суздальские Юрьевичи.

Зимой 1160 г. произошла смена посадников. Вместо Якуна Мирославича посадником вновь стал Нежата. В июне этого же года на новгородский стол был приглашен внук Юрия Долгорукого Мстислав Ростиславич. Это означало, что к власти пришла группировка сторонников суздальских князей. Но вскоре новгородское княжение вновь получил Святослав, сын великого князя Ростислава. Посадничество было отдано Захарии, который был сторонником Святослава. В 1167 г. произошел серьезный конфликт между новгородцами и Святославом Ростиславичем, который окончился поражением князя. Посадник Захария был убит. Новый посадник Якун был избран в отсутствие князя в сентябре 1167 г. Князь Роман Мстиславич, сын нового великого князя Мстислава Изяславича, появился в Новгороде лишь через 7 месяцев.

В 1170 г. на новгородском столе вновь оказался Ростиславич — князь Рюрик, который изгнал посадника Жирослава, пришедшего к власти, вероятно, после смерти Якуна. Посадником стал сторонник Ростиславичей Иванко Захарьинич. Но в 1171 г. после разрыва с Андреем Боголюбским Рюрик Ростиславич был вынужден уйти из Новгорода и посадничество было возвращено Жирославу. В 1172 г. новый князь Юрий Андреевич, сын Боголюбского, рассорился с новгородцами. Тогда же посадником вновь стал Иванко Захарьинич, второе посадничество которого длилось более трех лет. В 1175 г. он умер, и после его смерти в течение нескольких месяцев снова посадничал Жирослав.

Итак, с 1136 г. до середины 70-х годов XII в. посадники в Новгороде сменялись более 10 раз, что свидетельствовало об острой внутрибоярской борьбе. В этот период в Новгороде шла борьба между несколькими боярскими группировками, ни одна из которых не была достаточно сильна. Это вынуждало их идти на соглашения друг с другом и с представителями различных княжеских ветвей. В борьбе друг с другом они прибегали к помощи князя, что приводило к усилению княжеской власти.

На основании летописи В.Л. Янин установил, к каким территориальным боярским группировкам принадлежали посадники 30—70-х годов XII в.: Якун Мирославич, Захария и Иванко Захарьинич были представителями боярства Софийской стороны, остальные посадники представляли Торговую сторону.

В 1175 г. посадником впервые стал Завид Неревинич. Он принадлежал к группировке, которая поддерживала смоленских Ростиславичей, но порой принимала сторону других князей. Об этом свидетельствует и само избрание Завида Неревинича, которое произошло во время второго княжения Мстислава Ростиславича, внука Юрия Долгорукого. Объяснялось это тем, что сам Мстислав изменил свою ориентацию, женившись на дочери бывшего посадника Якуна Мирославича, принадлежавшего к той же боярской группировке, что и Завид Неревинич. Ранее этот князь опирался на другую группировку бояр. Однако уже в 1176 г., после неудачной попытки Мстислава Ростиславича получить владимирский стол, новгородцы прогнали его.

Начало политической деятельности Михалковичей и Мирошкиничей

После изгнания князя, очевидно, произошли изменения и в посадничестве. Прямых указаний на эти изменения в летописи нет, но под 1176—1177 гг. упоминается имя Михалки Степановича в связи со строительством церкви св. Михаила, Возможно, Михалко Степанович в 1176 г. сменил Завида на посадничестве, правда, ненадолго. Зимой 1177/78 г. Завид Неревинич вновь стал посадником. В это же время новгородским князем в третий раз становится Мстислав Ростиславич. Весной 1178 г. он умер. Некоторое время в Новгороде княжил его брат Ярополк. Но уже в том же 1178 г. на новгородский стол были приглашены Ростиславичи: сначала Мстислав Романович (1178), потом его отец Роман Мстиславич (весна — осень 1179 г.), а затем Мстислав Ростиславич Храбрый (осень 1179 г. — 14 июня 1180 г.).

В течение этих трех княжений посадником оставался Завид Неревинич. После смерти Мстислава Храброго около двух лет новгородский стол занимают вновь появившиеся на политической арене черниговские князья Владимир Святославич и его отец Святослав Всеволодович. До этого времени они не выступали против великого князя Всеволода III, поэтому их, очевидно, поддерживали сторонники суздальской ориентации. Как раз с началом княжения черниговских князей совпадает смена посадников: «Тъгда же отяша посадницьство у Завида и въдаша Михалеви Степаницю»1. Отсюда следует, что Михалко был выразителем интересов той боярской группировки, которая поддерживала Всеволода. Это подтверждается дальнейшим ходом событий.

Заняв новгородский стол, черниговские князья повели настоящую войну с Всеволодом III, но в своей борьбе с ним они не получили должной поддержки в Новгороде. Зимой 1181/82 г. новгородцы «указали путь» Владимиру Святославичу и пригласили свояка Всеволода — Ярослава Владимировича. Михалко Степанович по-прежнему остается посадником. С падением Ярослава теряет свою власть и Михалко.

Вновь на новгородском столе оказывается представитель. Ростиславичей Мстислав Давыдович, и снова посадником становится Завид Неревинич. Последнее, третье его посадничество длилось до 1186 г. Под этим годом в летописи читаем: «Иде Завид к Давыду Смольньску; и въдаша посадничьство Михалеви Степаницю»2. Это произошло при князе Мстиславе Давидовиче и было необычным событием, так как посадником оказался противник князя. Последнее обстоятельство свидетельствует, что группировка Михалки, т. е. сторонников Всеволода, в тот момент оказалась сильнее и сумела провести в посадники своего кандидата. Здесь, очевидно, имело место вооруженное столкновение. Вскоре после бегства в Смоленск Завида Неревинича, зимой 1186 г., новгородцы убили его брата Гаврилу Неревинича, а также его сторонника Ивана Свеневича и сбросили их с моста.

Можно предположить, что на этот раз не приход нового князя вызвал избрание нового посадника из соответствующей боярской группировки, а, наоборот, смена посадников повлекла за собой смену князей: уже в следующем 1187 г. Мстиславу Давыдовичу был «указан путь», а в Новгороде вновь, и на этот раз прочно, сел Ярослав Владимирович. Политическое равновесие восстановилось, но ненадолго.

В 1189 г. противникам Михалки удалось одержать верх, и на его место был избран Мирошка Нездинич. Создавалось своеобразное двоевластие. В отличие от предыдущего периода, когда налицо был относительно прочный союз посадника с князем определенной ветви, теперь посадничество решительно противостоит княжеской власти. Снова на передний план выдвигается антикняжеская борьба, оттеснив боярские распри.

Происходит это не потому, что Ярослав Владимирович посягает на новгородскую независимость, а потому, что у Новгорода оказывается действительно сильный противник, стремящийся вмешиваться в его внутренние дела, — великий князь Всеволод III Большое Гнездо. Это хорошо понимал посадник Мирошка Нездинич, который повел умную и осторожную политику и показал себя достойным противником великого князя. Против Мирошки выступала боярская группировка во главе с Михалкой Степановичем, т. е. боярство Прусской улицы и Людина конца.

Мирошка Нездинич, судя по отчеству, был сыном боярина Незды, имя которого упоминается вместе с именем Неревина и посадника Захарии, убитых в 1167 г. В.Н. Вернадский предположил, что имя Неревина может служить доказательством принадлежности к Неревскому концу3, что вполне вероятно. До Мирошки противником Михалки выступал Завид Неревинич, очевидно, сын убитого Неревина. Таким образом, отчества Завида и Мирошки указывают на принадлежность их к одной группировке, а именно к боярству Неревского конца той же Софийской стороны. Если это так, то можно утверждать, что в конце XII в. борьба за посадничество велась между боярами Людина и Неревского концов Софийской стороны, а боярство Торговой стороны активного участия в ней до определенного момента не принимало.

События этих лет показывают, что далеко не всегда борьба игла между Софийской и Торговой сторонами, хотя летописец часто противопоставляет их друг другу. Это можно проследить и в дальнейшем: после смерти Мирошки его сменил Михалко Степанович, затем посадником стал сын Мирошки Дмитр, после восстания 1207 г. и смерти Дмитра на его место был избран сын Михалки Твердислав. Следовательно, борьба за посадничество в конце XII—начале XIII в. велась между двумя могущественными боярскими семьями Михалковичей и Мирошкиничей, поддерживаемых Людиным и Неревским концами Софийской стороны. При Твердиславе Торговая сторона выступала в союзе с Неревским концом.

Основной чертой внутренней политики Мирошки Нездинича был переход к активной антикняжеской борьбе. Посадничество Мирошки в течение пятнадцати лет свидетельствует об известном сплочении боярства в этот период. Внутрибоярская вражда временно отступила на второй план. Для отстаивания независимости боярской власти необходимо было забыть о внутренних раздорах и сплотиться вокруг посадника. Мирошка Нездинич постарался привлечь на свою сторону своих недавних противников. Первый республиканский тысяцкий Миронег, судя по его церковному строительству (церковь Вознесения на Прусской улице), не принадлежал к группировке посадника, опорой которого был Неревский конец. Очевидно, он был сторонником Михалки Степановича, опиравшегося на Прусскую улицу и Людин конец.

Возможно, избрание на пост тысяцкого представителя враждебной посаднику группировки явилось одним из способов установить временное согласие между враждующими сторонами. Устанавливалось политическое равновесие: с одной стороны, группировка посадника, с другой — группировка, поддерживающая князя и тысяцкого.

С 1195 г. временный союз боярских группировок становится более прочным. Недовольство князем Ярославом Владимировичем возросло настолько, что новгородцы направили к Всеволоду III посольство с просьбой заменить Ярослава сыном Всеволода. В состав посольства входили посадник Мирошка Нездинич, сотский Микифор (очевидно, представитель тысяцкого Миронега) и боярин Борис Жирославич. Территориальная принадлежность двух первых к Софийской стороне ясна, а Борис Жирославич, так же как и его отец, бывший посадник Жирослав, был жителем Торговой стороны. Таким образом, состав посольства также свидетельствует о несомненном сплочении боярства во время посадничества Мирошки Нездинича. Об этом же говорит тот факт, что в 1199 г., когда Всеволод вывел наконец из Новгорода Ярослава Владимировича и согласился дать своего сына Святослава, за новым князем поехали посадник и его политический противник Михалко.

Примечания

1. НПЛ, с. 36, 226.

2. НПЛ, с. 38, 228.

3. См.: Вернадский В.Н. Новгородский посадник Степан Твердиславич. — «Ученые записки Ленинградского государственного университета», № 95, серия исторических наук, вып. 15. Л., 1947, с. 31.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика