Александр Невский
 

На правах рекламы:

Апк витус обзор многолетних газонных трав mir-gazonov.ru.

§ 2. Внутрифеодальная борьба в Новгороде в XIII в.

В 1204 г. умер посадник Мирошка Нездинич и вновь на его место был избран Михалко Степанович. Четвертое его посадничество длилось около года. В марте 1205 г. Всеволод отозвал из Новгорода Святослава, заменив его Константином. Посадничество было отнято у Михалки Степановича и отдано сыну Мирошки — Дмитру. Это объяснялось, очевидно, тем, что при совершеннолетнем князе, послушном Всеволоду, опасно было иметь в качестве посадника активного сторонника великого князя. Вновь в Новгороде нарушается политическое равновесие, посадник и князь оказываются во враждующих лагерях. Тысяцкий в летописи не упоминается.

За время своего посадничества Дмитр Мирошкинич сумел свести на нет все те достижения, которых добился его отец. Он получил посадничество в условиях боярской консолидации, когда основные усилия новгородцев были направлены на борьбу с князем. Политика Дмитра Мирошкинича вновь привела к усилению вражды между боярскими группировками и к ослаблению позиций республики по отношению к князю.

В 1207 г. вспыхнуло мощное народное восстание, в результате которого Дмитр Мирошкинич был свергнут. К власти пришла группировка бояр во главе с Твердиславом Михалковичем, с именем которого связаны яркие страницы новгородской истории1.

Деятельность посадника Твердислава Михалковича

Впервые имя Твердислава упоминается в летописи под 1205 г. в связи с постройкой церкви св. Симеона Столпника в Аркаже монастыре в год смерти его отца Михалки Степановича2. Затем следует сообщение о получении Твердиславом посадничества после восстания 1207 г. В конце 1208 г. новгородским князем стал Мстислав Удалой, принадлежавший к княжеской ветви Ростиславичей. С его княжением в Новгороде совпадают два посадничества Твердислава.

В 1209 г. произошло интересное событие, подобных которому Новгород еще не знал: Твердислав Михалкович добровольно отказался от посадничества в пользу «старейшю себе» Дмитра Якунича, отец которого был посадником в 1167—1170 гг., т. е. раньше, чем отец Твердислава. Смена посадников произошла мирным путем. Очевидно, с этого времени появился новый порядок избрания посадников, который по существу являлся компромиссом между боярскими группировками (Твердислав опирался на боярство Прусской улицы, Дмитр же был сыном Якуна, связанного со Славенским концом). По-видимому, в 1209 г. обстановка сложилась таким образом, что Твердислав счел необходимым добровольно отказаться от посадничества, положив начало новому порядку.

Под 1212 г. летописец вновь называет Твердислава посадником. На этот раз его посадничество длилось более двух лет.

В 1215 г. в летописи упоминается посадник Юрий Иванкович. После того как весной этого года из Новгорода ушел Мстислав Удалой, был приглашен Ярослав Всеволодович. Политика суздальского князя, направленная на укрепление княжеской власти, вновь пришлась не по душе боярам. Действия Ярослава, имевшие целью разжечь борьбу между боярскими группировками, вызвали обратную реакцию. Расправа князя над несколькими боярами вначале обострила внутрибоярскую борьбу. В этой ситуации Твердислав, по-видимому, активно не выступал против князя, ибо летописец называет его имя в числе бояр, которых князь взял с собой в Торжок, «и одарив приела в Новгород». Дальнейшая политика князя объективно содействовала сплочению боярства.

В связи с неурожаем в Новгороде начались голод и эпидемии. В такой обстановке внутрибоярские разногласия вновь временно отступили на второй план. Перед лицом нависшей опасности взрыва народного недовольства прежние распри между враждующими боярскими группировками были на короткое время прекращены. Произошло новое сплочение боярства, о чем свидетельствовал состав новгородского посольства к Ярославу Всеволодовичу, в которое входили представители различных боярских группировок.

После поражения Ярослава Всеволодовича в Липицкой битве весной 1216 г. на новгородском столе вновь утвердился Мстислав Удалой. Посадничество было отдано Твердиславу Михалковичу, несмотря на то что его предшественник Юрий Иванкович был сторонником Мстислава. Избрание Твердислава, очевидно, было связано с тем, что Юрий Иванкович скомпрометировал себя временным союзом с суздальским князем.

Во время третьего посадничества Твердислава произошло немало важных событий. Твердислав начал свою деятельность в условиях сплочения боярства, которому он активно содействовал с целью укрепления посадничьей власти. Это сплочение должно было неизбежно привести к некоторому ослаблению власти князя. Мстислав Удалой старался ладить с боярами и посадником. В продолжение третьего посадничества Твердислава сменились три новгородских князя. В 1217 г. окончательно покинул Новгород Мстислав Удалой. Князем стал приглашенный из Смоленска Святослав Мстиславич. Княжение Святослава длилось меньше года, но за это время в Новгороде произошло крупное восстание, в результате которого Святослав был заменен его младшим братом Всеволодом. Летописец не объясняет истинной причины смещения Святослава, но сообщение об этом идет вслед за рассказом о восстании 1218 г., поэтому есть основания связывать эти события между собой.

Под 1218—1219 гг. впервые в летописи появляются сведения о борьбе концов. Поводом к восстанию послужила выдача князю Святославу бежавшего из города жителя Торговой стороны Матвея Душиловца. По городу пополз слух, что беглеца выдал посадник Твердислав. Летописец, сторонник Михалковичей, уверяет, что слух этот был ложным. И хотя события описываются им отнюдь не беспристрастно, в данном случае ему следует поверить. Со Святославом Твердислав не очень ладил, поэтому ему просто незачем было выдавать князю беглеца. Скорее всего слух был пущен противниками Твердислава, стремившимися поставить своего посадника.

В Неревском конце и на Торговой стороне собрались два веча. На другой день князь отпустил Матвея, но восстание все-таки началось. «Ониполовцы», вооружившись, двинулись на Софийскую сторону. К ним примкнули неревляне, а загородцы остались нейтральными. На стороне Твердислава оказались лишь один Людин конец и Прусская улица, и тем не менее победу одержали сторонники Твердислава.

Едва новгородцы успели помириться, Святослав прислал на вече своего тысяцкого, заявившего, что князь отнимает посадничество у Твердислава. На вопрос веча, в чем вина посадника, Святослав ответил: «Без вины». В этой обстановке Твердислав повел себя очень умно, заявив: «Тому есмь рад, яко вины моея нету; а вы, братье, в посадницьстве и во князех вольне есте»3. Если до вмешательства князя положение Твердислава было весьма шатким, то теперь вече единодушно встало на его защиту. Усмотрев в княжеском заявлении нарушение обязательства князя по отношению к республике, новгородцы предпочли объединиться и поддержать Твердислава, открыто противопоставившего себя князю. Святославу пришлось уступить место своему младшему брату Всеволоду.

Но вскоре пришлось расстаться с посадничеством и Твердиславу. В конце зимы 1218 г. его обвинили в том, что он якобы вступил в тайные сношения с суздальскими князьями. Видимо, Твердиславу не удалось отвести это обвинение, и он был смещен. Посадником был избран славенский боярин Семен Борисович. Есть основания предполагать, что он принадлежал к той же боярской группировке, что и Мирошкиничи (Семен Борисович похоронен в Юрьевом монастыре, там же, где Мирошка и Дмитр Мирошкинич)4.

Избрание Семена Борисовича означало победу противников Твердислава, но очень скоро, осенью того же 1218 г., Твердислав в четвертый раз был избран посадником. Сторонники его, очевидно, были еще сильны. Последнее посадничество Твердислава было коротким. Его политика по-прежнему не нравилась князю, теперь уже Всеволоду Мстиславичу. Вновь произошло открытое столкновение князя с посадником. Будучи больным, Твердислав отказался от посадничества. 8 февраля 1220 г. он постригся в Аркаже монастыре, где вскоре умер. Посадником был избран Иванко Дмитрович.

Несмотря на добровольный отказ от посадничества, уход Твердислава с политической арены следует рассматривать как результат поражения прусского боярства. Отказ Твердислава летописец объясняет его болезнью, но кроме этой причины были и другие. Скорее всего, неревское боярство и бояре Торговой стороны поддержали князя в его стремлении избавиться от Твердислава, и, он, по-видимому, понимал, что удержать власть в такой обстановке будет очень трудно. Поэтому после официального примирения с князем Твердислав предпочел уйти сам, чтобы не быть свергнутым.

Внутрифеодальная борьба в Новгороде после смерти Твердислава

Сменивший Твердислава посадник Иванко Дмитрович, опиравшийся на боярство Неревского конца и Торговой стороны, явился продолжателем политики своего предшественника. Группировка противников Твердислава также не желала усиления княжеской власти. Князь в свою очередь стремился отвоевать потерянные позиции. Это подтверждается Уставом Всеволода. Уступки князя в пользу купечества говорят о том, что он не имел прочной поддержки ни у одной из боярских группировок. Стремление боярства укрепить независимость республиканской власти оказалось сильнее внутренних распрей. Боярские группировки охотнее шли на уступки друг другу, чем на уступки князю. Поэтому князь в борьбе против боярства пытался опереться на купечество.

О сплочении боярства свидетельствует длительное посадничество Иванки Дмитровича — с 1220 до 1229 г. В 1222 г., вскоре после того, как был «указан путь» Всеволоду Мстиславичу, великий князь Юрий Всеволодович по просьбе новгородцев дал им в князья своего семилетнего сына Всеволода. Однако через несколько месяцев после своего вокняжения юный князь ночью тайно бежал из Новгорода со своим двором. Тогда был приглашен Ярослав Всеволодович, который уже княжил в Новгороде в 1215 г. Но и он вскоре ушел в Переяславль.

Снова на новгородском столе оказался Всеволод Юрьевич. На этот раз его княжение продолжалось меньше года и вторично окончилось побегом из Новгорода в 1224 г. Под этим годом находим в летописи сообщение о сплочении боярства перед лицом военной коалиции князей, пришедших на помощь бежавшему из Новгорода Всеволоду Юрьевичу. В Торжок, где остановился Всеволод, «приеха к нему отечь Гюрги с пълкы и брат его Ярослав и Василко Косгянтиновиць с ростовци, Михаил с церниговьци»5. Конфликт окончился компромиссом: Юрий Всеволодович дал Новгороду своего шурина, черниговского князя Михаила, а сам получил от новгородцев большой выкуп. Но и Михаил княжил недолго, и опять на новгородский стол был приглашен Ярослав Всеволодович, который не порвал со своей вотчиной Переяславлем и в основном находился там, изредка приезжая в Новгород для проведения военных походов. Он оставался новгородским князем до восстания 1229 г.

И в эти годы сплочение боярства по-прежнему не было постоянным явлением. Как и прежде, между боярскими группировками шла борьба за посадничество. После изгнания Всеволода Мстиславича в 1221 г. князья в Новгороде сменялись ежегодно, причем каждый раз они уходили сами, иногда даже тайком, без ведома веча. Новгород перестал привлекать к себе князей. В такой неустойчивой обстановке, усугубившейся брожением народных масс, сплочение боярства было необходимо, и это, очевидно, понимали враждующие боярские группировки, временно прекращавшие свои распри. Но когда в 1226 г. на новгородском столе относительно прочно сел Ярослав Всеволодович, разногласия среди боярства вспыхнули вновь. Подняла голову боярская оппозиция, которая использовала в своих интересах народное недовольство, вылившееся в восстание 1228—1229 гг. В ходе восстания были смещены сторонники Ярослава: посадник Иванко Дмитрович, тысяцкий Вячеслав и владыка Арсений. На новгородский стол вторично был приглашен черниговский князь Михаил Всеволодович.

За сменой князей последовала смена посадников. Посадничество получил Внезд Водовик, выразитель интересов той части боярства, которая придерживалась антивладимирской ориентации. Союз с сильным Владимирским княжеством был прерван, что было опасно для Новгорода, ибо в случае немецкой агрессии слабое Черниговское княжество вряд ли смогло бы оказать Новгороду необходимую военную помощь. Кроме того, разрыв союза с Владимиром был опасен и с экономической точки зрения: в неурожайные годы своего хлеба Новгороду часто не хватало, и привозной хлеб был необходим, а его дешевле и легче было подвозить из Владимиро-Суздальской земли.

Сторонники союза с владимирскими князьями вскоре начали борьбу с Внездом Водовиком. Теперь во главе оппозиции стоял сын посадника Твердислава — Степан Твердиславич. Этому выдающемуся политическому деятелю Новгородской республики принадлежит главная заслуга в создании нового, на этот раз более прочного боярского союза6.

Сплочение боярства при посаднике Степане Твердиславиче

Степан Твердиславич пришел к власти в сложной обстановке. Новый новгородский князь Михаил сразу же после вокняжения вернулся в Чернигов, оставив в Новгороде своего юного сына Ростислава. Неурожай 1228 г. и последовавший за ним голод усилили недовольство в Новгороде. И вновь, как во время восстания 1207 г., недовольство народных масс было использовано боярской группировкой во главе со Степаном Твердиславичем и направлено против посадника. Князю Ростиславу Михайловичу был «указан путь». Вместе с ним бежали в Чернигов Внезд Водовик, тысяцкий Борис Негочевич и ряд их сторонников. Посадником был избран Степан Твердиславич. Его посадничество продолжалось с декабря 1230 г. до августа 1243 г. Со времени Мирошки Нездинича это было первое длительное посадничество, окончившееся смертью посадника. За эти тринадцать лет не было попыток свержения Степана Твердиславича, во всяком случае летописец ничего об этом не сообщает. Вспышка внутрибоярской борьбы произошла лишь однажды, в 1232 г.

Бежавшие в Чернигов сторонники Внезда Водовика во главе с Борисом Негочевичем (Водовик умер в 1231 г.) попытались вернуться в Новгород с новым кандидатом в князья Святославом Трубчевским. Однако они потерпели неудачу. «Борисова чадь» не нашла поддержки в Новгородской земле и ушла в Псков. Там ими был схвачен и избит бывший новгородский тысяцкий Вячеслав. Князь Ярослав Всеволодович потребовал освобождения Вячеслава и, получив отказ, задержал находившихся в Новгороде псковских купцов с товарами. Заговорщики («Борисова чадь») обратились к князю с требованием отпустить из Новгорода их семьи и снять арест с псковских товаров; на этих условиях они соглашались освободить Вячеслава. Переговоры длились все лето. Только после того, как в Пскове резко поднялась цена на соль, псковичи «указали путь» «Борисовой чади» и отпустили Вячеслава. Ярослав Всеволодович в свою очередь отпустил из Новгорода семьи заговорщиков.

Изгнанная из Пскова «Борисова чадь» отправилась на Одэнпе (Медвежью голову), занятую в то время немцами, и заключила с ними союз против Изборска и Пскова, совершив тем самым прямую измену. После 1233 г. никаких выступлений сторонников «Борисовой чади» в Новгороде уже не наблюдалось.

Нельзя не обратить внимание на то, что в части летописи в которой описываются события 1230—1243 гг., уже нет противопоставления одного конца другому и сведений об их борьбе. Очевидно, теперь уже не приходится говорить о территориальных группировках бояр. Сторонники Внезда Водовика и его противники могли принадлежать к какому-нибудь одному концу (сторонником Водовика, например, был славенский боярин Семен Борисович, а сторонником Ярослава Всеволодовича и, следовательно, противником Водовика — «Судимир в Славне»). Проблема военного союза Новгорода в сложной обстановке первой половины XIII в. перерастает проблемы территориального соперничества боярских группировок.

Позиции Степана Твердиславича в Новгороде были весьма прочными. Вслед за его избранием последовало приглашение на новгородский стол Ярослава Всеволодовича, четвертое княжение которого было самым длительным и продолжалось до его ухода в Киев в 1236 г. Таким образом, в Новгороде одержали верх сторонники активного союза с Владимирским княжеством. В союзе были заинтересованы обе стороны, и главной причиной этой заинтересованности была внешняя опасность.

В такой обстановке прекращение распрей и установление единства среди боярства были совершенно необходимы. На создание прочного боярского союза и союза с князем и была направлена деятельность посадника. Но это не означало отступления республики перед князем. Князь принял условия веча и поклялся «на всех грамотах Ярославлих» не вмешиваться во внутренние новгородские дела. Мы не найдем в летописи ни одного упоминания о конфликтах новгородцев с Ярославом Всеволодовичем за время его четвертого княжения. Правда, у преемника Ярослава, его сына Александра Невского, были серьезные столкновения с новгородцами, очевидно, по вопросу о правах князя в Новгороде. По-видимому, Александр Ярославич нарушал свои обязательства, что вызывало недовольство новгородцев.

Немалая заслуга в создании прочного боярского союза в 30-х — начале 40-х годов XIII столетия принадлежала Степану Твердиславичу. Следует отметить, что, несмотря на длительное посадничество, имя Степана Твердиславича упоминается в летописи не часто. Объясняется это прежде всего отсутствием в эти годы сколько-нибудь острых проявлений внутрибоярской борьбы, в центре которых в моменты конфликтов всегда стояла фигура посадника.

Степан Твердиславич умер в 1243 г. Авторитет его был настолько велик, что его похоронили не в родовой усыпальнице сеуьи Михалковичей — Аркаже монастыре, где были погребены его отец и дед, а в Софийском соборе, рядом с архиепископами Аркадием и Мартирием7. Со смертью Степана Твердиславича не прекратились посадничья династия Михалковичей: в 1255—1256 гг. посадником был его сын Михалко Степанович, активный сторонник Александра Невского.

Обострение внутрифеодальной борьбы при Александре Невском

В 1252 г. Александр Ярославич стал великим князем и ушел во Владимир, оставив в Новгороде в качестве наместника своего сына Василия. Через три года новгородцы изгнали Василия и пригласили брата Александра — Ярослава Ярославича, выступавшего на стороне Андрея Ярославича в его борьбе с Невским за великое княжение. Александр предпринял поход на Новгород.

Описывая события 1255 г., летописец впервые сообщает о борьбе «вятших», которых он связывает с Софийской стороной, и «меньших», выступавших от имени Торговой стороны. Посадник Онания, стоявший на стороне «меньших», поддерживал Ярослава Ярославича, его противником был внук Твердислава— Михалко Степанович. Победу одержали сторонники великого князя Александра Невского. Посадничество было отобрано у Онания и отдано Михалке Степановичу.

В конце 1256 г. Михалко был убит и посадничество получил Михаил Федорович, который пробыл на этом посту 12 лет. Несмотря на то что посадник, связанный с боярством Славенского конца, пришел к власти после убийства ставленника Александра Невского Михалки, его политика была направлена на поддержку великого князя и «вятшего» боярства. Признание великокняжеского суверенитета в этот период имело большое значение для Новгорода. Это способствовало консолидации всех сил (как в самом Новгороде, так и вне его) для защиты государства от внешнего нападения.

Внутрифеодальная борьба в последней трети XIII в.

Создание в середине XIII в. территориально-представительного органа при посадничестве явилось закономерным следствием сплочения «вятших» бояр, которое возникло в процессе борьбы против черного люда и «меньших» и укрепления идеи великокняжеского суверенитета над Новгородом, поддержанной всем «вятшим» боярством.

При посаднике Михаиле Федоровиче происходит дальнейшее упрочение власти боярства, о чем свидетельствуют докончальные грамоты с Ярославом Ярославичем, занявшим новгородский стол в январе 1264 г. (вскоре после смерти Александра Невского, последовавшей 14 ноября 1263 г.). Стремление боярства добиться возможности проведения независимой от князя военной политики привело к тому, что в 1267 г., отказавшись участвовать в княжеском походе на Литву, новгородцы предприняли самостоятельный поход на немцев. В Раковорской битве новгородское войско потерпело поражение. В бою погибло много людей, в том числе и посадник Михаил Федорович. После его гибели посадником стал Павша Онаньинич, связанный с Плотницким концом.

В 1269 г. произошло новое столкновение Новгорода с князем, в результате которого он был изгнан. Ярослав Ярославич обвинялся в многочисленных злоупотреблениях, которые он признал: «...того всего лишюся, а крест целую на всеи воли вашеи»8. Но новгородцы не захотели принять его и пригласили переяславского князя Дмитрия Александровича, который не согласился на это предложение.

События 1269 г. свидетельствуют об укреплении позиций противников признания великокняжеского суверенитета над Новгородом. Этим объясняется тот факт, что Ярослава Ярославича сначала изгнали, а потом предъявили ему обвинения в злоупотреблениях. Поэтому новгородцы призвали переяславского князя, возглавлявшего новгородское войско во время Раковорской битвы. Но даже после отказа Дмитрия новгородцы не приняли Ярослава.

Добившись независимости военной политики от князя, Новгород перестал нуждаться в союзе с великим князем. Напомним, что ранее необходимость иметь сильного союзника в случае военной опасности была одной из важнейших причин признания великокняжеского суверенитета над Новгородом. Попытка Ярослава призвать на помощь татар еще более настроила против него новгородцев. Теперь они готовы были ликвидировать княжеский стол: «У нас князя нетуть»9. Лишь вмешательство митрополита помогло великому князю вернуть новгородское княжение на условиях признания «всеи воли новгородьскои». В конце 1269 г. был заключен новый договор Новгорода с Ярославом Ярославичем.

В 1271 г. великий князь Ярослав умер, а в 1272 г. после короткого княжения Дмитрия Александровича, сына Невского, на новгородском столе оказался Василий Ярославич, сын Ярослава Ярославича. Это привело к смене посадников. После смещения Павши Онаньинича посадничество было отдано Михаилу Мишиничу, представителю Неревского конца. Правда, в этом же году Павша вернул себе посадничество, но в 1273 г. он умер и посадником вновь стал Михаил Мишинич, остававшийся на этом посту до 1280 г.

В 1276 г. умер великий князь Василий Ярославич, и ярлык на великое княжение получил Дмитрий Александрович. По инициативе князя в 1280 г. Михаил Мишинич был лишен посадничества, которое получил славенский боярин Семен Михайлович. Его посадничество продолжалось 6 лет. При нем новгородский стол принадлежал сначала Дмитрию Александровичу, затем его брату Андрею и, наконец, снова Дмитрию. Посадник при этом не менялся, что свидетельствует о его умной дальновидной политике. Семен Михайлович в зависимости от обстоятельств поддерживал то одного, то другого князя. Новгородское боярство в этот период шло на сделку с тем князем, который особенно нуждался в поддержке. Боярам было выгодно иметь на новгородском столе князя, который был бы им обязан. Это позволило бы боярству еще более ограничить власть князя и укрепить республиканские органы власти, на что указывают докончания с князем Андреем Александровичем.

Конец 80-х годов XIII в. ознаменовался новым обострением внутрибоярской борьбы за посадничество. В 1286 г. произошла смена посадников и тысяцких: вместо Семена Михайловича посадником стал прусский боярин Андрей Климович, а тысяцкое получил Андреян Олферьевич. Через год против бывшего посадника Семена Михайловича выступили все концы Новгорода и был «мятеж велик». В последнее десятилетие XIII в. борьба за посадничество велась в основном между прусским и неревским боярством. В этот период был создан государственный совет, в который входили представители всех новгородских концов, и возник годичный срок посадничества. Все это свидетельствовало о серьезном сплочении боярства в борьбе с князем, но не означало прекращения борьбы между боярскими группировками. В 1291 —1305 гг. преимущество было на стороне боярства Прусской улицы, представители которой были посадниками десять раз. Дважды посадничество получал неревский боярин Юрий Мишинич. Представителей Торговой стороны в это время среди посадников не было. Плотницкий боярин Михаил Павшинич получил посадничество лишь в 1310 г., хотя в состав государственного совета входил с конца XIII в.

* * *

Итак, внутрифеодальная борьба в Новгороде в XII—XIII вв. порой достигала большой остроты. В определенные моменты она отступала на задний план, временами прекращалась в силу обстоятельств, побуждавших новгородское боярство сплачиваться перед лицом общего противника, в частности, сильного князя. Существенным фактором, вызывавшим консолидацию господствующего класса, являлось обострение классовой борьбы, народные волнения, представлявшие серьезную потенциальную угрозу для феодальных устоев республики. В этих условиях боярским группировкам приходилось оставлять взаимные претензии и вражду и объединять свои силы, либо же мириться с властью враждебных боярских групп. С другой стороны, и сами народные волнения, а также соперничество различных княжеских ветвей нередко использовались теми или иными группировками бояр в их борьбе за власть.

Примечания

1. Подробнее см.: Подвигина Н. Л, Новгородский посадник Твердислав Михалкович. — ВМУ, история, 1966, № 5, с. 67—75.

2. См.: НПЛ, с. 50, 246—247.

3. НПЛ, с. 59, 260.

4. См.: Каргер М.К. Раскопки и реставрационные работы в Георгиевском соборе Юрьева монастыря в Новгороде (1933—1935 гг.). — СА, т. VIII, 1946, с. 220—222.

5. НПЛ, с. 64, 268.

6. Подробнее см.: Вернадский В.Я. Новгородский посадник Степан Твердиславич, с. 27—42.

7. См.: НПЛ, с. 79, 297—298.

8. НПЛ, с. 88, 320.

9. НПЛ, с. 89, 320.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика