Александр Невский
 

На правах рекламы:

дипломы киев- Официальный сайт

Между Востоком и Европой. Последние годы жизни

Умудренный жизненным опытом Александр Невский не обольщался достигнутым на Руси миром, который дался ему большой ценой. Трудно было сказать, насколько хватит русскому народу сил терпеть золотоордынское иго? Не прекращались междоусобные распри между русскими князьями, которые словно забыли о необходимости крепить единство Руси. Такие раздоры умело поддерживались ханами Золотой Орды, не желавшими видеть Русь единой и сильной.

Среди удельных князей стала проявляться скрытая оппозиция власти великого князя владимирского, имевшего ярлык великого хана Монгольской империи на старшинство среди других правителей Руси. Тверские, рязанские, ярославские и прочие князья стали ездить в Сарай на поклон к хану Золотой Орды с целью обретения призрачной самостоятельности своих княжеств, каждое из которых в отдельности не представляло серьезной опасности для ордынского владычества.

Беспокоил великого князя Александра Ярославича и вольный город Новгород, самый богатый из городов русских благодаря процветающей торговле, обладавший немалой военной силой. Там продолжала существовать сильная боярская оппозиция великому князю. Да и простые новгородцы не желали усиления княжеской власти, которая ограничивала права народного веча.

На пограничных рубежах Руси внешне все было спокойно. Устрашились и шведы, и литовцы, и немецкие рыцари Ливонии. Золотая Орда, довольная богатым «выходом» с русских княжеств и Новгорода, пока не грозила набегами своего многотысячного конного войска.

Последние годы жизни великого князя Александра Невского начинались с мирных забот и событий. В 1261 году в великокняжеской семье родился сын Даниил, который положит начало ветви московских князей из рода Всеволода Большое Гнездо. В то же время в городе Угличе скончался младший брат великого полководца Андрей Ярославич, принесший столько забот и хлопот старшему брату.

Укреплялось положение Русской Православной Церкви, надежного помощника великого князя Александра в его помыслах и делах. Он расширил ее права, выделял немалые средства на строительство храмов и монастырей, заказал переписчикам немало религиозных книг, которые затем передавались духовным пастырям.

Александру Ярославичу и православным иерархам удалось свершить большое дело, которое затем сказалось на духовном состоянии русского народа. Православное духовенство канонизировало русских князей, погибших мученической смертью в стане ордынских ханов.

Великий князь Владимирский обновил культ святого князя Владимира, приурочив празднование памяти великого князя киевского к 15 июля — дню победы русского оружия в битве со шведскими рыцарями-крестоносцами на берегах Невы. Этим религиозным актом Александр Невский вдохновлял русский народ, его православное воинство, напоминая им о былом величии Руси, ее ратной славе и о том, с каким позором изгонялись враги земли Русской от ее пределов.

В религиозной, духовной политике великого князя владимирского был сделан и еще один важный шаг. Он умело использовал терпимость монголо-татар к иным верам, в том числе и к христианству. Это дало возможность в 1261 году учредить в столице Золотой Орды Сарайскую епископию. В тот год Митрополит Киевский и всея Руси Кирилл «постави в Сарай Митрофана епископом». Православное влияние в Орде, где было множество русских пленников, усиливалось. Многие монголы принимали православную веру, среди них оказался даже племянник золотоордынского хана Берке.

Великий князь Александр Ярославич и митрополит Кирилл, устраивая в Сарае православную епархию, ссылались на монгольских ханов, которые указывали: «Мы, монголы, веруем, что есть единый Бог, которым мы живем и умираем, и к нему мы имеем правое сердце; но как Бог дал руке многие пальцы, так дал людям многие пути (спасения)... Кто будет хулить веру русских или смеяться над нею, тот ничем не извинится, а умрет злою смертью».

Существование православной церкви в Золотой Орде значительно облегчило участь тысяч русских невольников. Обеспечивалась духовная связь с Отечеством. Часто русские князья находили в Сарае поддержку от людей, исповедовавших православие. Особенно важна была такая поддержка в трудные для Руси дни.

Мирные деяния великого князя Александра Невского то и дело прерывали дела военные, поскольку на западных рубежах вновь подняла голову воинственная Литва. Ее великий князь Миндовг сумел одержать победу над немецкими рыцарями ливонского ордена и заметно усилиться. Поскольку Литовское княжество, равно как и Русь, страдало от феодальных распрей и междоусобиц, то Миндовг нашел оригинальное решение этой государственной проблемы.

Действовал великий князь Литовский по способу, известному многим правителям средневековья на Западе и на Востоке. Чтобы избавиться от своих противников в собственном княжестве, он стал посылать их захватывать пограничные земли соседей, в том числе и русских княжеств.

Один из таких литовских князей — Товтивил (Таутивилас), вассал Миндовга, сумел закрепиться в Полоцке. Полочане приняли его в надежде на способности литвина из знатного рода успешно возглавить сопротивление золотоордынским ханам. Но ордынский поход на Литву показал тщетность таких надежд. После этого разорительного для литовских земель похода монголо-татар начал поднимать голову немецкий ливонский орден.

Расчетливый политик и полководец Миндовг, чтобы обезопасить свои владения, принял католическую веру, венчался на королевство и стал союзником немецкого ордена. Однако он, равно как и Александр Невский, не заблуждался в истинных намерениях римской католической церкви. И действительно, в 1260 году Римский Папа Александр IV призвал ливонских рыцарей силой насаждать католическую веру в русских землях и в Литве. Покоренные территории предполагалось разделить между орденскими братьями.

Миндовг сумел опередить крестовое вторжение в Литву. Он сбросил королевскую корону, отрекся от католичества и 13 июня 1260 года разбил немецких рыцарей-крестоносцев у озера Дурбе. Миндовгу стало ясно, что в противостоянии с агрессивно настроенным ливонским орденом он может найти себе союзника только в лице православной Руси.

В 1261 году полномочные послы великого князя Литовского Миндовга прибывают в вольный город Новгород. С ратоборцем земли Русской Александром Невским заключается военный союз, направленный против немецкого крестоносного рыцарства. По этому договору князь Товтивил и полоцкая дружина переходили на службу к Великому Новгороду. Договором предусматривалось провести совместный поход на земли ливонского ордена.

Такой поход состоялся в 1262 году. Литовские полки двинулись к городу-крепости Вендену (современному Цесису). Новгородское ополчение выступило на Дерпт (ныне Тарту). Однако цели совместного похода так и не удалось достигнуть. Союзные русским литовцы выступили преждевременно и, не дождавшись новгородцев, ушли из-под Вендена обратно в Литву.

Русская рать двинулась к укрепленному Дерпту, имея в своем составе полоцкую дружину князя Товтивила, усиленную 500 литовскими воинами. Новгородцы и их союзники сумели штурмом овладеть дерптскими укреплениями и самим городом. Однако немецким рыцарям удалось затвориться от нападавших в каменном замке на холме Тоомемяги. Началась его осада. Но когда вскоре пришло известие об отходе литовского войска из-под Вендена, новгородцы также возвратились домой.

Однако совместный поход новгородцев и литовцев во владения ливонского ордена сыграл свою роль. После его завершения в Великий Новгород прибыли послы от купеческих гильдий Гамбурга, Любека и других немецких городов, стоявших на Балтийском побережье, для подписания взаимовыгодного договора о торговле. Прибытие такого посольства подтверждало, что германское купечество отказалось от мысли блокировать морскую торговлю Руси при помощи ливонского ордена.

После этого немецкое купечество еще не раз заключало новые торговые договоры с вольным городом Новгородом. Тот не противился усилению торговых связей с Европой через немецкие города, хотя такие взаимовыгодные соглашения не раз нарушались агрессивными действиями со стороны ливонского ордена.

Великий князь владимирский, в силу своего положения, не принимал участия в новгородско-литовском походе против ливонского ордена. Он отправил на брань испытанные дружины под знаменами своего брата Ярослава Ярославича и сына, еще совсем юноши, Дмитрия, князя новгородского. Самому ему пришлось срочно возвратиться во владимирские земли, где началось народное восстание, вызванное ужесточением сбора дани Золотой Орде.

В русской истории 1262 год отмечен сильным антиордынским движением. Оно не было стихийным, ибо, как сообщает древнерусский летописец, «совет бысть на татаровей по всем градам руским, их же хан Берке посажа властели по всем градам руским... Князи рустии, согласившеся меж собою, изгнаша татар из градов своих».

Причины такого народного восстания хорошо известны: появление в русских землях откупщиков сбора «выхода», которые «корыстовались сами», деятельность немилосердных ростовщиков. Откупщики сбора дани появились на Руси не случайно. Хан Золотой Орды Берке, решив, и не без оснований.

что его баскаки оставляют себе большую часть поборов с русских земель, передал сбор с них дани хивинским купцам-ростовщикам.

«Бессермены», как их прозвали на Руси, вносили правителю Золотой Орды денежные суммы вперед, а затем собирали дань в русских княжествах в еще больших размерах, чем ханские баскаки. Тем русичам, кто не мог сразу выплатить деньги, хивинцы давали некоторую отсрочку, но под большие проценты. Собирая дань, «бессермены» опирались на монгольские воинские отряды.

О жадности ростовщиков-«бессерменов» на Руси слагались песни, дошедшие до наших дней:

Брали дани, невыходы,
Царски невыплаты
С князей по сту рублей,
С бояр по пятидесяти.
У которого денег нет,
У того дитя возьмут.
У кого дитяти нет,
У того жену возьмут.
У кого жены-то нет,
Того самого головою возьмут.

Восстание 1262 года против откупщиков-«бессерменов» началось под звон церковных колоколов одновременно в Ростове, Владимире, Суздале, Ярославле, Переяславле и других русских городах. Народ больше «не можаху бо терпети насилия от поганых». Наиболее ненавистных откупщиков избивали, других, менее «усердных» в незаконных поборах, «выгноша из городов».

Одним из центров народного выступления против ордынских сборщиков налогов был город Ростов Великий. Здесь душой восстания стали жена убитого в Сарае князя Василька Ростовского Мария, князья Борис и Глеб Васильковичи.

В городе Ярославле горожанами был убит бывший монах Изосима (Зосима), принявший мусульманство и особенно бесчинствовавший при сборе «выхода» от имени баскака Титяка. Разъяренные горожане прямо с веча двинулись на двор отступника и разгромили его. В городе Устюге, наоборот, русские люди поступили миролюбиво с местным баскаком Бугой, который принял православие, взял себе новое имя Иоанна и женился на дочери горожанина. Ханский баскак среди устюжан заслужил своим поведением при сборе дани «добрую славу». Но подобных примеров было немного.

Великий князь владимирский не противодействовал народному восстанию против «бессерменов». Те в своем большинстве были вынуждены бежать в Золотую Орду. Есть сведения, что Александр Ярославич рассылал по русским городам грамоты с призывами изгонять лихоимцев и их приспешников. Так, известна его грамота в город Устюг, в которой он писал устюжанам, чтобы те «татар били».

Великий князь понимал, что народное выступление против ханских сборщиков «выхода» не может пройти бесследно. Он желал покончить с системой бесконтрольного грабежа «бессерменами» русских земель. Поэтому Александр Невский стал готовиться к новой поездке в Сарай, «чтобы отмолить людей от беды». Другой целью этой поездки, не менее важной, стало прекращение принудительного набора русских воинов в монгольское войско.

Набор воинов из покоренных земель в состав ордынских войск, особенно в случае войны, был одним из законов Монгольской империи. В то время в ней сложилась сложная ситуация. Хан Золотой Орды Берке готовился к войне с монгольским правителем Персии ханом Хулагу. Поэтому золотоордынцы потребовали от подвластных им народов прислать боеспособные войска, в том числе дружины русских князей. Летописец писал: «Беше тогда велика нужа от поганых и гоняхуть люди, веляхнуть с собою воиньствовать».

В 1263 году великий князь владимирский Александр Ярославич последний раз посетил Золотую Орду. Хан Берке целый год удерживал у себя прославленного полководца Руси, не отпуская его домой. Пришлось князю зимовать в Орде, на ханских кочевьях за рекой Ахтубой.

По всей видимости, Александр Невский сумел убедить хана Берке, что не русские данники нарушали законы Монгольской империи. Что «бессермены»-хивинцы обманывали властелина Золотой Орды, лгали ему и не доплачивали в ханскую казну огромные суммы денег, утаивали, проще говоря, воровали значительную часть дани с русских княжеств. Бесконтрольные поборы озлобили народ и мздоимцы понесли заслуженное наказание, ибо сказано: «Не лги, не воруй».

Великий князь Владимирский добился того, что сбор «выхода» окончательно перешел в руки русских князей. Но самым главным итогом его годичного пребывания в Золотой Орде стало то, что он сумел добиться освобождения русских земель от воинской повинности. Это был настоящий подвиг великого князя Александра Ярославича Невского во имя Отечества. Именно эти два его деяния значительно ослабили золотоордынское иго на всей Руси.

Летописец довольно скупо изложил сведения о последней поездке Александра Ярославича в Золотую Орду. Ничего не известно о том, как он сумел добиться желаемого от хана Берке. Однако Русь была спасена от нового карательного набега и при его правлении «Неврюева рать» не повторилась. Может быть, еще и потому, что хан Берке, обращенный в мусульманство, самым серьезным образом готовился к схватке со своим двоюродным братом персидским ханом Хулагу. Однако решительной битвы между их войсками не произошло: на берегах Куры хан Берке внезапно заболел и умер, а его золотоордынцы возвратились восвояси.

Во время зимовки в ханских кочевьях за Ахтубой Александр Невский тяжело захворал и повелитель Золотой Орды наконец-то отпустил его в стольный град Владимир. Можно только догадываться, как спешил великий князь на Русскую землю, чтобы принести весть о том, что не будет больше на ней откутциков-«бессерменов» и что не будут воины-русичи сражаться под золотоордынскими знаменами за «поганого» хана.

Долгим был путь вверх по Волге. В ноябре 1263 года совершенно больной великий князь владимирский добрался до русских пределов, а вскоре «доиде до Новгорода Нижнего и пребыв ту мало и иде на Городец». В Городце Александр Ярославич остановился в Федоровском монастыре, том самом, где находилась копия особо почитаемой иконы Федоровской Божьей Матери. Она считается покровительницей семейства Ярославичей.

В Городце великий князь-ратоборец впал в еще больший недуг. Сопровождавшие его люди и монахи видели, как больного покидали последние силы. Все пришли в уныние. Александр Невский, чувствуя свою скорую кончину, сказал окружающим: «Удалитесь и не сокрушайте души моей жалостью».

По обычаю предков, великий князь призвал игумена монастыря и изъявил желание постричься в монахи: «Отче, се болен есмь вельми... Не чаю себе живота и прошу у тебя пострижения». Это была православная христианская традиция, когда люди перед кончиной уходили из светской жизни в «черные монахи».

Последня воля внука Всеволода Большое Гнездо была исполнена без промедления. В келье городецкого Федоровского монастыря великий князь владимирский Александр Ярославич Невский принял постриг и получил новое имя — инока Алексия.

В ночь после причастия, 14 ноября 1263 года Александр Невский умер при свете лампады, горевшей перед иконой Божьей Матери. Схимник Алексий тихо скончался в окружении скорбящих родных и сподвижников, молчаливых монахов.

На другой день в стольном граде Владимире в соборном храме служил обедню сподвижник Александра Ярославича митрополит Кирилл. Как говорится в древнерусской летописи, внезапно ему явился образ князя-ратоборца, окруженный неземным сиянием, и точно на крыльях унесся вверх. «Зашло солнце Земли Русской», — молвил сквозь слезы почитаемый в народе митрополит. Потом, набравшись сил, святитель Кирилл объявил верующим, собравшимся в соборе, что великий князь Александр Ярославич преставился. По свидетельству очевидца, ужас охватил город Владимир, и на его улицах были слышны крики: «Погибаем!»

Из Городца тело великого князя Александра Невского было перевезено во Владимир. В морозный день 23 ноября 1263 года у села Боголюбово толпы народа встречали гроб с прахом героя-победителя в Невской битве и Ледовом побоище. В тот же день состоялось отпевание усопшего во владимирском соборном храме. Погребение состоялось в монастыре Рождества Богородицы. Перед тем как закрыть гроб, в холодную длань инока Алексия монах Севастьян вложил духовную грамоту.

На великокняжеский престол вступил младший брат Александра Невского Ярослав Ярославич, новгородский князь. В истории государства Российского открылась новая страница. И открылась она благодаря поистине великим деяниям подвижника земли Русской, заложившего первый камень в дело освобождения Руси от владычества Золотой Орды.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика