Александр Невский
 

Источники, пособия

I. Рукописные жития

Главным источником наших сведений о жизни и деятельности св. Александра служит сказание о нем, написанное современником, который называет себя «самовидцем возраста его». По исследованию проф. Ключевского, оно известно в пяти редакциях:

Начало: «Преставися великий князь Александр Ярославич в лето 6741. Скажем мужество его и житие его». В библ. Московской духовной академии. № 576, XVI века. В Моск. публ. музее № 1772, XVI—XVII века.

«Первоначальное житие св. князя Александра Невского составляет большую редкость в уцелевших древнерусских рукописях: по-видимому, отдельные списки его попадались редко и старинным нашим переписчикам1. Это можно отчасти объяснить тем, что в позднейшей письменности, наиболее сохранившейся, древнее житие было вытеснено из обращения несколькими редакциями его, составленными в XVI веке в духе позднейшего житейного стиля. При такой редкости списков первое сличение их может возбудить некоторые сомнения относительно первоначального состава жития. В списке, дополненном летописными известиями, есть подробности, не встречающиеся в других. Сличая этот список с древней новгородской летописью, легко видеть, что эти подробности не принадлежат автору жития: почти все они относятся к Невскому и Ледовому побоищу и заимствованы почти дословно из новгородской летописи, а автор жития — не новгородец и опускал многое, касавшееся собственно Новгорода2. С другой стороны есть черты, опущенные в списке псковской летописи и удержанные другими; самая крупная из них — рассказ о шести русских удальцах, отличавшихся в невском бою. Этот рассказ интересовал не исключительно одних новгородцев, ибо далеко не все эти удальцы вышли из их среды: четверо принадлежали к дружине князя, от которого и слышал этот рассказ автор, по его собственному показанию: "Си же вся слышах от господина своего кн. Александра Ярославича и от иных, иже обретошася в той сечи"».

Автор — не новгородец: у него нет обычных выражений новгородца о родном городе, даже есть, напротив, некоторое разногласие с новгородским летописцем в рассказе о невском бое: умалчивая о подробностях, которые могли занимать одних новгородцев и отмечены их летописцем, он не без ударения указывает, что Александр поспешил выступить против врагов «в мале дружине» и потому много новгородцев не успело присоединиться к нему, тогда как новгородский летописец выводит Александра в поход только с новгородцами и ладожанами, не упоминая о княжеской дружине. Автор и не пскович: последнего трудно предположить в жестких словах, с какими житие заставляет Александра обратиться к псковичам после ледового боя: «О невегласи псковичи! аще сего (избавления от немцев) забудете и до правнучат Александровых, и уподобитеся жидом» и проч.3 Эти слова, образ выражения о ливонских немцах и шведах и другие черты обличают в авторе жителя низовской земли, владимирца; на это указывает и обилие подробностей в рассказе о погребении Александра во Владимире, которых нет в новгородской летописи4. Но трудно определить общественное положение автора; из его рассказа видно только, что он был лицо, стоявшее близко к Александру. По его признанию, он слышал о князе от отцов своих и был «самовидец возраста его», о невском бое ему рассказывали сам Александр и другие участвовавшие в деле, очевидно, дружинники князя; о ледовом бое он также слышал от «самовидца»5.

Рассматриваемое житие далеко не составляет полной, обстоятельной биографии Александра; в нем не находим многого, что известно о князе из других источников. В нем нет даже связного рассказа; содержание его представляет недлинный ряд отрывочных воспоминаний, отдельных эпизодов из жизни Александра. Нетрудно заметить мысль, руководившую автором при выборе этих эпизодов: в его записке соединены именно такие черты, которые рисуют неисторическую деятельность знаменитого князя со всех сторон, а его личность и глубокое впечатление, произведенное им на современников, и эти черты переданы в том свежем, непотертом поздним преданием виде, в каком ходили они между современниками... Источник с такими чертами в северной письменности получает тем более цены, что их нет в современной северной летописи, вообще не любящей рисовать живо явления времени, и легко заметить, что позднейшие летописные сборники в рассказе об Александре воспроизводят эти живые черты именно по житию, без которого они погибли бы для них и для историка. Литературная сторона жития делает его явлением не менее любопытным для характеристики литературной деятельности XIII века на севере. Изложение его не чуждо книжной искусственности, хотя очень далеко от изысканного до невразумительности «добрословия» позднейших книжников. Автор знаком и с божественным и с человеческим писанием: он умеет кстати привести текст из ветхозаветного пророка; характеризуя своего героя, он сравнит его в храбрости с царем римским «Еуспесианом» и при этом расскажет случай, где последний явил свое мужество; рассказывая об избиении шведов ангелами в невском бою, не забудет упомянуть о подобном чуде в древние дни, при царе Езекии. Далее он знает, что пишет житие святого, которого и сам так называет. Несмотря на все это, он не выдерживает элементарных приемов жития, не хочет ни начать его приличным описанием благочестивого детства святого князя, ни закончить молитвенным обращением к новому ходатаю на небе. Вместо этого он набрасывает в начале повести краткую характеристику взрослого князя: ростом он выше других людей, голос его точно труба в народе, лицом он Иосиф Прекрасный, сила его — половина силы Самсоновой, и дал ему Бог премудрость Соломонову, храбростью он Веспасиан, царь римский, — и рядом с этими земными доблестями ни одной иноческой, чем любили с детства отличать даже князей позднейшие жития. Описание кончины святого автор начинает обращением к себе, которое по наивной изобразительности земной скорби столь же чуждо духу житий последующего времени: горе тебе, бедный человече! как опишешь ты кончину господина своего? как не выпадут у тебя зеницы вместе с слезами? как от тоски не разорвется у тебя сердце? оставить отца человек может, а доброго господина нельзя оставить, с ним бы и в гроб лег, если бы можно было. Житиеписатель, вышедший из школы Пахомия Логофета, сказал бы, что автор повести об Александре совсем не умеет писать жития; так, вероятно, и думали переделывавшие ее редакторы XVI века, сглаживая в ней именно эти оригинальные, вольные приемы. Этим вольным движением, не стесняющимся холодной торжественностью житейного языка, оживлен весь рассказ жития; заметно еще литературное веяние старого киевского или волынского юга под этим северным, суздальским пером, которое с гибкостью и изобразительностью южного летописца вставляет в рассказ и библейский пример или текст, и сжатую картину ледового боя или народной скорби при погребении Александра, не дает князю, его дружине и другим действующим лицам действовать молча, но постоянно выводит их с живою речью и при этом иногда мимоходом отмечает черту современного общественного взгляда или отношения к известному событию: жалостно было слышать, добавляет житие в рассказе о поспешном выступлении Александра против шведов, — жалостно было слышать, что отец его вел. кн. Ярослав не ведал такого нашествия на сына своего милого Александра, и ему было некогда досылать весть к отцу, ибо враги уже приближались». (Ключевский. Древнерусские жития святых, с. 65—71).

Сказание о св. Александре Невском, находящееся в сборнике Московской духовной академии (из библиотеки Троицкой Сергиевой Лавры), напечатано в изданиях Императорского Общества любителей древней письменности в 1882 г. Есть отдельный оттиск. «Сказание XIII века о подвигах и жизни святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского» (первоначальная редакция по отдельному списку). Сообщ. архимандритом Леонидом. СПб. 1882 года. Мы имели ее под руками, цит. «Сказание».

Другие редакции древнего жития св. Александра получили свое происхождение в XVI веке. Поводом к составлению их послужило следующее: «Церковь русская, — говорит в своей истории русской церкви преосвященный Макарий, — в продолжение пяти с лишком веков воспитала уже весьма много угодников Божиих. Но почти все они чествуемы были доселе только в тех местах, где подвизались и покоились по смерти, а не по всей России. Да и эти местные чествования, как неутвержденные высшею властию в русской Церкви, властию митрополита и собора, не могли иметь полной законности и полной обязательности для православных. Если же иногда учреждаемы были у нас церковною властию и общие или повсеместные празднества в честь того или другого святого, например, в XI веке в честь св. мучеников Бориса и Глеба, в начале XII — в честь преп. Феодосия Печерского, в XIV — в честь святителя Петра, митрополита Московского, XV — в честь св. митрополита Алексия: то подобные события были крайне редки и совершались отдельно одно от другого. Митрополиту Макарию пришла мысль собрать, по возможности, сведения о всех русских святых, о их подвигах и чудесах, рассмотреть эти сведения на соборе и затем определить, каким из угодников Божиих установить праздники во всей отечественной церкви, если таковые еще не были установлены, и каким установить или только утвердить праздники местные. И вот, по повелению великого князя Иоанна IV, в 1547 году состоялся в Москве собор, на котором, под председательством митрополита Макария, находилось семь святителей, кроме прочего духовенства... На этом соборе, после предварительных исследований и рассуждений, определено было — двенадцати святым петь и праздновать повсюду "в русской церкви, а девяти только местно"».

В числе первых стоит св. Александр Невский.

«По благословению этого же самого собора, семнадцатилетний государь Иоанн Васильевич обратился с просьбою ко всем святителям русской земли, чтобы они позаботились, каждый в пределах своей епархии, "известно пытати и обыскивати о великих новых чудотворцах" в городах, весях, монастырях и пустынях, пользуясь показаниями князей, бояр, иноков и вообще богобоязненных людей. Святители отозвались на предложение государя с сердечною радостию и вскоре, каждый в своем пределе, собрали "каноны, жития и чудеса" новых чудотворцев на самых местах, где каждый из них просиял добрыми делами и чудесами, по свидетельству местных жителей всякого рода и звания. В 1549 году, по воле государя и митрополита Макария, состоялся новый собор в Москве, пред которым святители и "положили" собранные ими сведения. Собор "свидетельствовал" все эти каноны, жития и чудеса и "предал Божиим церквам петь и славить и праздновать новым чудотворцам, как то совершалось прочим святым, Богу угодившим, во дни их преставления и открытия мощей их"» (Преосвящ. Макария. История русской церкви, т. VI, 215—218).

Из времени митрополита Макария известны следующие три редакции:

1) Начало: «Преблагий человеколюбивый Господь изрядно свою благостыню на согрешающих показует». В костромском Ипатьевском монастыре XVI века, начало: «Кыми похвалными венцы». См. в «Библиологическом Словаре» П.М. Строева. В Минеях-Чет., написанных старцем Германом Тулуповым и хранящихся в библиотеке Троицкой Сергиевой Лавры, № 671, 1629 года, под 23-м ноября. В московском Чудовском монастыре под 23 ноября. В рукописях Троицкой Сергиевой Лавры, № 199, 692, XVI века. О рукописях Свято-Троицкой Сергиевой Лавры см. в «Описании рукописей библиотеки Свято-Троицкой Сергиевой Лавры» Арсения. Москва. 1879 г. В Спасо-Прилуцком монастыре № 10/4, XVI века. Начало: «Кыми похвалными венцы». См. в «Библиолог. Слов.» Строева, с. 211. В рукописях И.Н. Царского, № 135, XVII века. Описаны П.М. Строевым. М., 1848 г.

2) Начало: «Св. благоверный и благородный Богом преудобренный и хвалами достойный великий князь Александр Ярославич, иже бысть осмый степень». В собрании рукописей кн. Павла Петр. Вяземского, XVII века. В собрании рукоп. кн. М.А. Оболенского, № 74, XVII века — в Московском главном архиве Министерства иностранных дел. В рукописях московской Синодальной библиотеки, № 277. В рукоп. П.М. Строева № 115, XVIII века, в Императорск. публ. библиотеке. В рукоп. гр. Ф.А. Толстого. № 183, XVII в. Описаны К.Ф. Калайдовичем и П.М. Строевым. М. 1825. В библиотеке СПб. духовной академии6.

Об этих двух редакциях проф. Ключевский говорит:

«Вскоре после собора 1547 года по поручению митрополита Макария написаны жития кн. Александра Невского и митр. Ионы. Имена обоих значатся в списке святых, канонизованных названным собором. В предисловии к житию кн. Александра биограф прямо говорит, что данное ему поручение было следствием соборного изыскания о чудесах князя7. Этими чудесами ограничивается все, что внесла редакция нового в фактическое содержание биографии; самое жизнеописание в ней — большею частью дословное повторение древней повести об Александре; только некоторые черты последней, не соответствующие приемам позднейшей агиобиографии, сглажены в новой редакции или разбавлены общими местами житий. Согласно с таким происхождением и характером новой редакции составитель дал ей заглавие "похвального слова", а не жития. По некоторым выражениям ее видно, что она составлена во Владимире; некоторые чудеса автор записал со слов очевидцев, монахов здешнего Рождественского монастыря, где покоились мощи святого8. В житии нет ближайших указаний на личность автора. Но между службами новым чудотворцам, канонизованным в 1547 г., находим канон кн. Александру, написанный Михаилом, иноком названного монастыря9. Очень вероятно, что этот инок Михаил был на соборе 1547 г. в числе представителей владимирского духовенства и получил от Макария поручение составить рассматриваемую редакцию жития... Догадка о происхождении этой редакции из Рождественской обители во Владимире подтверждается одним современным источником. Почти в одно время с этой редакцией, как увидим ниже, но независимо от нее, составлена была другая в Псковской области биографом местных святых Василием. Встречаем наконец третью обработку того же жития, сделанную также при митрополите Макарии10. Биограф суздальских святых Григорий, писавший около половины XVI в., в похвальном слове русским святым говорит о владимирских иноках, описавших добродетели Александра11. Если в форме этого известия видеть определенный намек на литературные факты, то мы вправе заключить, что эта третья редакция, подобно первой рассмотренной, написана в половине XVI в. иноком владимирской обители, где покоился князь. В нее вошла в сокращении, иногда дословно, выше описанная первая редакция с прибавлением некоторых опущенных там черт древней биографии. Но к этому присоединены многочисленные вставки из других источников: редактор старался, по-видимому, соединить в своем рассказе все известия об Александре, какие нашел в летописи... Зато из чудес, приложенных к первой макарьевской редакции, он взял Только два. Такой состав редакции показывает, что она написана специально для Степенной книги. К прочим двум редакциям она относится, как историческая повесть к церковному панегирику; по крайней мере такой характер хотел сообщить ей сам составитель»12. (Ключевский. Жития святых, с. 238—240.)

3) Начало: «Сей убо бысть благоверный и христолюбивый великий князь Александр сын Ярославич». В Минеях Четиих, хран. в рукоп. Московской синодальн. библиотеки (бывшей Патриаршей) под 23 ноября, также — Тулуп. В рукопис. Румянцевского Музеума, № 397, л. 348, XVI в. Описаны А.Х. Востоковым. СПб., 1842. В рукописях проф. Н.С. Тихонравова, XVII в. Начало: «Что реку». В рукописях В.М. Ундольского, № 274, XVII в. Описаны А.Е. Викторовым. М., 1870. В рукоп. И.Н. Царского, № 378, XVI в. Начало: «Что реку».

Ключевский: «Самым плодовитым биографом псковских и новгородских святых был пресвитер Василий, в иночестве Варлаам. Он рассеял в своих сочинениях скудные и неясные известия о себе... Сохранилась редакция жития кн. Александра Невского, в конце которой составитель называет себя Василием. При сходстве литературных приемов есть и другие основания видеть в этом Василии биографа псковских святых: в рассказе о ледовом бое вставлена чисто местная подробность, содействие кн. Всеволода Александру; в сборнике, написанном в Пскове в начале второй половины XVI века, находим краткое житие Александра, которое составлено по редакции Василия, очень мало распространенной в древнерусской письменности13. По некоторым выражениям этой редакции видно, что она явилась после 1547 года... Житие кн. Александра — риторическая переделка древней повести современника в том виде, как она помещалась в летописных сборниках XVI века, т. е. с добавками из летописей; Василий даже не приложил к своему труду позднейших чудес, описанных современным ему редактором жития; зато он смелее этого последнего изменял текст оригинала, внося в него свое обычное многословие». (Ключевский. Жития святых, с. 251, 258.)

Последняя, самая обширная редакция. Начало: «Яко же в чувственных видимое солнце, сице и жития святых свет суть и просвещение». В рукописях Антониеве Сийского монастыря. О них см. в «Библиолог. Слов.» П.М. Строева. В рукопис. кн. Вяземского, № CLXXXV, XVIII в. В рукоп. Макариева Унженского монастыря, см. «Библиолог. Слов» Строева. В Милют. Чет. Мин. под 23 ноября. В Московской Епархиальной Библиот. № 65, XVII в. В рукописях Царского, № 411, 614, 729, XVII в. В рукоп. Ундольского № 275, 1271, XVII в. В рукоп. Елп. В. Барсова, № 343, XVI в. В Библиотеке Владимирск. семинарии, № 266, 1672 года, см. «Библиолог. Слов.» В Московск. главном архиве Министерства иностранных дел мы видели два списка этой редакции: один за № 639/1150, XVII в. и другой, более позднего времени, портфель Миллера, № 150. В Библиотеке Александро-Невской лавры. — См. также «Источники русской Агиографии» Барсукова. СПб., 1882.

Ключевский: «По поручению того же патриарха (Иова) составлена была пятая, самая обширная и витиеватая редакция жития кн. Александра Невского. Из приписки к ней видно, что автор ее вологодский архиепископ Иона Думин. Его труд — компиляция, составленная по записке Александрова биографа-современника, по летописи и по двум редакциям жития, написанным по поручению митрополита Макария; новый редактор прибавил от себя новые риторические украшения, 4 чуда 1572 года и пространное похвальное слово. Сводя и переделывая сказания прежних биографов, Иона однакож ведет рассказ от их лица и приписывает им слова, которых мы не находим в их сочинениях: таким образом в биографии, написанной по благословению Иова, читаем, что автор беседует с пленными, взятыми Александром в ледовом бою, и получает от митрополита Макария приказание написать житие Александра, и слушает рассказ старца Рождественского монастыря во Владимире о чуде князя Александра в 1572 году»14. (Ключевский. Жития святых, 313—314.)

Позднейшие жизнеописания имеют для историка-биографа важное значение, потому что, по словам исследователя древнерусских житий святых, «памятники позднейшей письменности дают заметить, что более ранние вожди русской христианской жизни на северо-востоке сошли со сцены не бесследно: местная память сохранила о них устное предание, которое вместе с этой жизнью растет и осложняется, облекаясь наконец в литературную форму жития. Это предание почти все, что осталось для историка о деятельности этих вождей, и в сбережении его главное значение житий, на нем основанных». (Там же, 1—2.)

Сведения, заимствуемые из рукописных жизнеописаний св. Александра Невского, мы приводим по последней наиболее обширной редакции. Цитируемая рукопись принадлежит Московск. главному архиву Министерства иностран. дел, за № 639/1150.

II. Полное собрание русских летописей

Известия из Софийского Временника приводим по изданию Строева. М., 1820.

III. Новейшие жизнеописания святого Александра Невского

1) Созерцание славной жизни святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского. Посвящено Его Импер. Высоч. вел. кн. Александру Павловичу. Пис. Ф. Туманский. СПб., 1789, 42 с.

2) Филарета, архиепископа Черниговского в сочинении: «Русские святые, чтимые всею Россиею или местно». Ноябрь.

3) «Жизнь св. благоверного князя Александра Невского, в Христианск. Чтении за 1852 г. ч. II. Есть отд. издание, сокращ. СПб., 1853.

4) Житие св. благоверного вел. князя Александра Невского в «Житиях святых российской церкви также Иверских и Славянских». Ноябрь, 1856.

5) «Великий князь Александр Ярославич Невский» во «Времени.» IV. Есть оттиск. Ив. Беляева.

6) «Князь Александр Ярославич Невский» Костомарова в сочин. «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей». Вып. I.

7) «Жизнь и деятельность вел. князя Александра Ярославича Невского в связи с событиями на Руси в XIII столетия». Соч. Холодного. Тамбов, 1883. Подробное и обстоят. изложение.

8) «Жизнь св. благоверного великого князя Александра Невского» в описании открытия и освящения Зеленчукской пустыни, впрочем, целиком заимствованное из Христианского Чтения (см. выше).

9) «Александр Невский» в Энциклопедическом лексиконе Устрялова. Т. I. СПб., 1835, с. 465—466.

10) «Александр Невский» в Энциклопедическом словаре, составленном русскими учеными и литераторами. Т. III, 1861. С. 149—152.

11) «Александр Невский» в Энциклопедическом словаре, под ред. проф. И.Е. Андреевского. Т. I, 1890, с. 390—391.

12) «Александр Невский и Дмитрий Донской». В. Кельсиев. Нива. 1872. №№ 3 и 11 (с рисунком).

13) В рассказах из истории русской церкви графа М. Толстого. Кн. 2, гл. I, 1870.

14) В кратких жизнеописаниях русских святых, составленных архимандритом Игнатием. СПб., 1875.

15) «Святый Александр Невский». Нива. 1870. № 9.

16) «О святом благоверном и вел. князе Александре Невском». Сост. св. В. Гуляев. Мирск. слово, 1876, №№ 34, 35, 36.

17) «Сказание о подвигах св. благоверного и вел. князя Александра Невского». И.С. Ремезов. СПб., 1874.

18) «Жизнь и подвиги св. благоверного вел. кн. Александра Невского. Изд. В.Г. Шатаева, 1866.

19) «Великий князь Александр Ярославич Невский и великий князь Александр Александрович, наследник цесаревич». Грамотей, 1865, № 6, с. 13—14.

20) «Татарский погром и св. благоверный вел. кн. Александр Невский». П. Рогов, СПб., 1890.

21) «Сказание о св. благоверном вел. кн. Александре Невском». А. Петрушевский. Изд. СПб. ком. грам. СПб., 1885.

22) «Святый благоверный вел. князь Александр Ярославич Невский». Изд. Правосл. Бр. св. Ал. Невского во Владимире. Вязники, 1888.

23) «Житие св. благоверного вел. кн. Александра Невского с приложением стихов в честь благоверн. князя». СПб. Изд. иеродиак. Серафима, 1888.

24) «Св. благоверный кн. Александр Невский». М., Изд. Преснова, 1876.

25) «Александр Невский». СПб. Тип. Штауфа, 1876.

26) «Жизнеописание вел. кн. Александра и указ о перенесении мощей в СПб.» в статье «Владимирск. Рождественск. монастырь». (Материалы для истории и археологии). Влад. губ. вед. 1869 №№ 24, 26, 31, 32, 34, 39 и 40.

27) Святый благоверный великий князь Александр Невский. Бронзова. Странник. 1880. Июнь—июль.

IV. По истории России

1) Татищева (1686—1750): «История Российская с самых древнейших времен, неусыпным трудом через тридцать лет собранная и описанная». В 1769—1774 гг. изданы были, впрочем, не в полном составе первые три тома при Моск, университете. В 1784 г. в Петербурге был напечатан IV том. Пятый, случайно найденный Погодиным в его рукописях, издан в 1848 г. Моск. Общ. Ист. и Древн. в «Чтениях Общ. Ист. и Др», т. 3, кн. IV и IX.

2) Князя М.М. Щербатова (1733—1790) «История России» в 5 т. СПб., 1770—1792.

3) «Ядро Российской истории, соч. ближним стольником и бывшим в Швеции резидентом князем Андреем Яковл. Хилковым». М., 1784.

4) Карамзина «История государства Российского с древнейших времен». Изд. А. Смирдина. СПб., 1851.

5) «Русская история, сочиненная Сергеем Глинкою». Ч. III, М., 1823.

6) «История русского народа» Н. Полевого. Т. IV, 1833.

7) Арцыбашева «Повествование о России» в 2 т. М., 1837—43.

8) Соловьева «История России с древнейших времен».

9) Бестужева—Рюмина «Русская история». СПб., 1872.

10) Погодина «Древняя русская история до монгольского ига». М., 1872.

11) Беляева «Рассказы из русской истории». М., 1865.

12) Иловайского «История России». Ч. II. М., 1880.

13) Полевого «Очерки русской истории в памятниках быта», I, II, СПб., 1879—1880.

14) Экземплярского «Великие и удельные князья Северой Руси в татарский период», с. 1238—1505. Т. I. СПб., 1889.

V. По истории русской церкви

1) История русской церкви преосв. Макария.

2) История русской церкви проф. Е. Голубинского.

3) Le Catholicisme romain en Russie, par le Comte Dm. Tolstoy. Paris, 1863.

VI. По военной истории

1) Военно-историческая хрестоматия. Сост. К.К. Абаза. I, II. СПб., 1887.

2) Русская военная сила, под ред. г. м. А.К. Петрова. М., 1891.

Другие источники и пособия см. в примечаниях.

Примечания

1. Единственный нам известный отдельный список жития в рукоп. Моск. дух. акад. XVI в. № 576, л. 1—9, и тот, кажется, выписан из летописного сборника, судя по началу: «Преставися вел. кн. Александр Ярославич в лето 6771. Скажем мужество и житие его». Другие списки в летописных сборниках: во 2-й псковской летописи (П. С. Р. Л. V, 2—6) с пропусками, в лаврентьевской (там же 1, 204—206) без конца, в 1-й софийской и воскресенской (там же V, 176—181, 191; VII, 146—151): здесь житие подновлено и разбито на отдельные статьи, перемешанные с летописными известиями; точно так же и в тверской (там же XV, 375—384).

2. Эти вставки (см. II. С. Л. V, 177, 179 и след.; слич. с новгор. лет. там же III, 53 и 54): описание нашествия шведов в 1240 г., перечень павших в бою новгородцев, начало рассказа о Ледовом побоище и другие более мелкие.

3. Так по сп. 2-й псковской летописи (II. С. Л. IV, 180); по другим то говорит автор от своего лица.

4. Митрополит Евгений в Слов. пис. дух. чина II, 265, основываясь только на том, что в древнем новгородском, как и в других летописных сборниках, житие Александра помещено под 1240 г., признает автором его пономаря Тимофея, который будто бы составлял новгородскую летопись после «попа Иоанна» и по одному списку ее называет себя в ней под 1230 г. Впоследствии нашли подтверждение этому в одном новгородском прологе, писанном, как значится в приписке, Тимофеем, пономарем церкви св. Иакова, в Новгороде в 1282 г. Русск. Ист. СПб., т. III, кн. 3, с. 293, статья И.С. Обзор р. дух. лит. 1, 64. Но 1) сам автор статьи сознается, что год в приписке можно прочитать и 6705, как и читает архим. Филарет, и 6790, как находит более вероятным автор; 2) пономарь и составитель летописи в 1230 мог, положим, переписать пролог в 1282, но был, конечно, гораздо старше Невского, родившегося после 1219 г., а в житии обещает рассказать о нем и то, что слышал «от отец своих», чего как будто не помнил сам; 3) есть мнение, что Тимофей — только позднейший переписчик летописи, и упомянутый пролог служит скорее подтверждением этого. Не говорим об указанном разногласии автора жития и новгородск. летописца.

5. В сп. псковской лет. (II. С. V, 6), сохранилась, по-видимому, официальная форма выражения о хоронившем Александра митр. Кирилле (✝ 1280), могущая навести на мысль, что житие писано еще при нем: «Се же слышано бысть всем от господина митрополита». Так же и в рукоп. Московской духовной академии; в других просто: «От Кирилла митрополита».

6. По словам автора жизнеописания св. Александра Невского, в «Христианском Чтении» за 1852 год, в СПб. Духовной академии есть рукописи за №№ 273 и 277. Кроме того, краткое житие, внесенное в пролог под 23 ноября и в Чт. Мин. под 30 августа, в двух списках.

7. Эта редакция в Макар. ч. мин. ноябр., стр. 2233. Нач. «Преблагий человеколюбивый Господь изрядно свою благостыню на сгрешающих показует». Ниже читаем: «Правящу же престол русские митрополия преосвященному Макарию и повелением самодержца оному о сем подвигшуся вседушьне с всем священным сбором и изыскавше известно с всяцем испытанием о чудесех, бывающих от честные его ракы, сице же ему и мене убогого понудившу списати сие "восхваление"». Житие сопровождается 13 чудесами, бывшими «в последняя лета»; первое из них — явление святого во время Куликовского побоища, последствием чего было открытие мощей князя; остальные относятся к XVI в., наприм. 7-е помечено 1541 г. Макар, ч. мин. ноябр., 2242.

8. Там же, стр. 2242 и 2243.

9. Сб. Рум. полов. XVI в. № 397, л. 67. В сб. Тр. Серг. л. XVI—XVII в. № 624, л. 148 и в синод. сб. XVII в. № 447, л. 402 службе предпослана приписка с известием о смерти и погребении князя и здесь замечено об авторе службы: «сотворено смиренным иноком Михаилом тоя же обители, идеже блаженного тело лежит».

10. Степ. кн. 1, 358. Синод, рукоп. № 277, л. 541.

11. Сб. Тр. С. л. начала XVII в. № 337, л. 584: «Яков же кн. Александр Невский, отец преподобный, его же любомудрие владимирстии иноци слышавше и видевше почудишася и написаша достойно добродетели его».

12. Выписывая чудо 1541 года, он замечает о похвальном слове Александру: «Сия же различная чудеса довольно писана быша в торжественном словеси его, в сей же повести сокращено прочих ради деяний». Степ. кн. по синод. рук. № 277, л. 573.

13. Рукоп. Рум. № 397, л. 348.

14. Милют. ч. мин. ноябр. л. 1055, Унд. XVII в. №№ 275 и 1271: в последнем анаграмма, в шторой скрыто имя автора; она напечатана по рукоп. Царского в III т. Зал. Археол. Общ. и разобрана в т. IV стр. 140. Нач. Жития: «Яш же в чувственных видимое солнце». Иона, вероятно, прежде жил в Рождественском монастыре и не прекращал сношений с ним, став в 1589 г. епископом вологодским: о чуде 1572 г. рассказал ему монах этого монастыря Антоний; в 1600 г. он положил в ту же обитель список творений Максима Грека на помин души своей по смерти. Опис. рук. Царского, стр. 200.

Предыдущая страница К оглавлению  

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика