Александр Невский
 

Глава V

Германо-романский мир в XII и XIII столетиях. — Объединение западных наций под властью пап. — Движение крестоносцев на православный Восток. — Крестоносное движение Запада против России и монгольское иго

  Глас Божий: «Сбирайтесь на праведный суд.
Сбирайтесь к Востоку, народы!»
И, слепо свершая назначенный труд,
Народы земными путями текут.
Спешат через бурные воды.

А.С. Хомяков «Суд Божий»

Одновременно с нашествием азиатских полчищ надвигалась на наше отечество не менее, если не более, страшная и опасная гроза с Запада.

Прошло около трех столетий с того замечательного исторического момента, когда главным образом под ударами германцев пала Западная Римская империя. Германцы успели войти в теснейшее соединение с побежденными римлянами. Образовались новые германо-романские народности, и могучий Карл соединил их в одно огромное государственное тело. С того времени начинается великая борьба между миром германо-романским и миром греко-славянским. Противоположность между ними еще более усилилась со времени отпадения западной церкви от единения с восточною, и особенно когда во главе германо-романского мира стал папа. Западные европейские нации составили единое светско-духовное государство, под верховным главенством не императоров и королей, а именно римских пап. «Весь Запад считает нас за земного бога!» — горделиво заявляет один из них. Под руководством пап и их именем западные нации, как единый народ, разливаются всюду огромными колониями и стремятся покорить весь мир — во имя чего? — Во имя христианского Бога — на словах, а на самом деле с целью порабощения всех других народов.

Особенно же папы стремились поработить восточных христиан, не признававших их главенства над вселенскою церковью. Стремления пап совпали с дикими хищническими наклонностями германцев — и вот мы видим, как вся Западная Европа в XII и XIII веках превращается в огромный вооруженный лагерь, посылающий на православный Восток многочисленные армии.

То была эпоха всеобщего энтузиазма! О чем пели певцы в древних песнях? Что было предметом старинных сказаний? Не то ли, как Сигфрид убил ядовитого дракона, как Дитрих умертвил великана, как Гаген раздавил язычников-гуннов? О чем говорили земледелец у пылающего очага, ремесленник в своей мастерской? Не о том ли, как удалым военным подвигом можно достать несметные богатства, золотые клады? Теперь же Сам Бог, вещал папа, вместо покаяния и истинно христианских подвигов, звал будто бы на бой, Сам Великий Царь Небесный требовал трудов, которые более всего по сердцу германцев, — требовал сильных ударов, земного геройства и битв, и сердца народов радостно забились от восхищения, от восторга. Это был непреодолимый зов для многих тысяч людей. Воинственное одушевление, подобно молнии, разом охватило целые нации. Мало смущались тем, что христианство неминуемо должно было принять языческий характер, когда христианский Бог, в глазах западных христиан, сделался богом брани, как некогда языческий бог германцев... Не было недостатка в разного рода знамениях, указывавших будто бы на небесное призвание. На небе видели кометы; с востока и запада подымались огненные облака и сражались между собою; целые полчища двигались в небесных высях; во тьме ночной носились пылающие факелы и освещали легионы рыцарей, сражавшихся в воздухе, на севере блестело сияние; огромный меч подымался от земли до неба; на площадях и улицах городов, в деревнях под сенью ветвистых дубов и лип являлись люди и указывали на знак креста, будто бы чудесно напечатлевшийся у них на лбу или на платье. А клирики спешили воспользоваться возбуждением народных масс, раздавали и освящали мечи, посохи и сумки пилигримов, папы спешили возвестить отпущение грехов всем, возложившим на себя крест...

Правда, первоначально крестоносцы направились против неверных — против арабов и турок с целью освобождения Святой земли и Иерусалима. Этой цели они не достигли. Святая земля и Иерусалим, лишь ненадолго освобожденные от ига неверных, скоро обратно были завоеваны турками. В сущности движение крестоносцев направлялось против православного Востока. Восточные христиане скоро почувствовали, что власть латинян для них несравненно более тягостна, чем иго турецкое. Распространяя свою власть в православных странах Востока, крестоносцы старались всюду утвердить владычество папы и прибегали к кровавым мерам там, где встречали сопротивление. Достаточно припомнить, как, например, на острове Кипре латинский клир жег на кострах и распинал на крестах православных христиан и особенно священников, не хотевших подчиниться папе.

Утвердив власть папы в Сирии и Палестине, крестоносцы, наконец, в самом начале XIII столетия покорили и тогдашнюю Византию. Ужасны были неистовства латинян при взятии в 1204 году Константинополя! Православных греков избивали беспощадно, не разбирая ни звания, ни пола, ни возраста. Благородные женщины, монахини, девы подвергались бесчестию. Имущество граждан было разграблено. В храмах разыгрывались неистовые оргии. В Софийском соборе крестоносцы пировали и кощунствовали с распутными женщинами, пили вино из священных сосудов, плясали в священных одеждах, ругались над. св. Тайнами. Великие святыни Царьграда и мощи святых были отправлены в Рим в дар папе или западным государям. Не было пощады и памятникам наук и искусств: дорогие рукописи, книги, художественные произведения подверглись порче и уничтожению. Таково было первое проявление открытой братоубийственной вражды Запада к Востоку! Между тем папа, внешне порицая крестоносцев за совершенные ими неистовства, в то же время внутренне радовался, что Бог руками верных чад его смирил упрямство греков и привел их в послушание апостольскому престолу. Латинские епископы по строгому наказу из Рима должны были немедленно занять греческие церкви и водворить всюду латинские обряды...

За покорением Византии, та же участь готовилась и нашему отечеству. Здесь на помощь папе, кроме инстинктов хищничества и религиозного фанатизма, присоединилась вековая племенная вражда германского племени к славянскому. Эта вражда — одно из тех всемирно-исторических явлений, начало которых малодоступно историческому исследованию, скрываясь в глубоком мраке доисторических времен. Из седой старины доносятся до нас отголоски борьбы и утеснения славянских племен германцами. С IX века, со времен Карла Великого, как сказано выше, мы наблюдаем уже непрерывное многовековое преследование славян германцами, которые теснят их к Востоку, неуклонно двигаясь за ними и порабощая их. Прежде всего подпали игу великой франкской монархии иллирийские славяне, обитатели восточных склонов Альп и северного Адриатического побережья. С ожесточенным упорством в течение целого ряда веков идет борьба на севере, по берегам Балтийского моря. Зато эта борьба и оканчивается не только подчинением игу германцев, но полным истреблением и онемечением многочисленных славянских племен — полабских и поморских. В средине некоторое время мужественно отстаивает независимость славянства Святополк моравский и проницательно противопоставляет вооруженному латинству духовное оружие, которое приносится ему славянскими первоучителями из православной Византии. Немцы призывают мадьяр и при помощи их сокрушают могущество славянского государя. Чехи за своими горами успешнее защищаются от напора немцев, но в конце концов и они подчиняются Германской империи и латинству. Поляки без борьбы принимают католицизм и являются слепым орудием в руках пап. Таким образом на всем обширном пространстве от Адриатики до берегов Балтийского моря разгорелась борьба германского и славянского мира, православия и латинства. В начале XIII века эта борьба принимает особенно решительный характер. Никогда папство не было более могущественно, никогда не располагало более грозными и более сосредоточенными средствами. Папою был в то время знаменитый Иннокентий III. Распоряжаясь по своему произволу царскими венцами почти во всей Европе, он с полным правом мог считать себя верховным владыкою Запада. Утвердив после падения Константинополя свою власть на православном Востоке, он мог надеяться, что теперь Самария, как они называли всю греческую церковь, обратится к Господу, т. е. подчинится папе, и имя Господне будет призываться одинаково в Дане и Вефиле, т. е. на Востоке и Западе.

В самый год взятия и разграбления Константинополя латинянами Иннокентий спешит отправить в Россию посольство к знаменитейшему из тогдашних русских князей Роману Галицкому, причем в награду за вероотступничество предлагает ему королевский венец и материальную помощь против врагов. Посольство это не имело никакого успеха. Чрез три года, все еще обольщенный сокрушением православной Византии, папа отправляет новое торжественное посольство ко всем русским архипастырям, клиру и народу.

«Вот теперь, — писал папа, — Греческая империя и церковь почти вся покорилась апостольскому седалищу и униженно приемлет от него повеления, — ужели ж не будет несообразным, если часть (то есть церковь русская) не станет сообразоваться с своим целым и не последует ему?.. Посему, любезнейшие братья и чада, желая вам избежать временных и вечных бед, посылаем к вам возлюбленного сына нашего кардинала-пресвитера Виталиса, мужа благородного и просвещенного, да возвратит он дщерь к матери, и убеждаем вас принять его как посла апостольского седалища, даже как нас самих, и беспрекословно повиноваться его спасительным советам и наставлениям».

Однако все посольства и увещания оставались тщетными. Тогда по мановению владыки Запада являются многочисленные полчища монахов и рыцарей, готовых ревностно подвизаться за власть папы. В то же время русскую землю постигает страшное несчастие — нашествие татар, и для папской политики открываются новые виды на Востоке1...

Не знаменательно ли такое совпадение событий, как одновременный грозный натиск на наше отечество с Востока и с Запада! Притом — какое сходство в конечных целях!

— Миром обладает один Бог, на небе сияет одно солнце, на земле должен быть один властелин. Все сопротивляющиеся ему оскорбляют небо и должны быть истреблены! — говорил восточный деспот.

— На небе Господь, на земле — Его наместник! Одно солнце озаряет вселенную и сообщает свой свет другим светилам, один верховный властелин должен быть на земле! — восклицал в то же время владыка Запада.

— Все, что не крещено, избито! — говорили с похвальбой его служители.

Теряясь в бесконечно-разнообразных и сложных явлениях всемирной истории, наш разум стремится в многообразии отыскать единство, в частностях — общие законы, стремится найти руководящую нить при объяснении событий, открыть производящие их причины. В самом деле, какая сила возбудила алтайских дикарей в XII веке и двинула их из глубины Азии на наше отечество в то самое время, когда и Запад, собравшись с силами и придвинувшись к нашим границам, грозно ополчился на нас с светским и духовным оружием? «Причины синхронистической связи столь разнородных событий, скажем словами знаменитого писателя, нельзя, конечно, отыскать ближе, чем в том самом плане миродержавного Промысла, по которому развивается историческая жизнь человечества»2. В грозном могуществе монголов не противопоставил ли Он твердый оплот против разлива западного могущества? Монгольским игом не отделил ли Он нас надолго от всяких сношений с Западом, не приковал ли нас надолго к Востоку с целью охранить нашу народную самобытность, нашу духовную самостоятельность в такое время, когда мы еще не в силах были сами успешно защитить ее?

Вечная похвала князю, который с изумительной, истинно гениальной проницательностью вовремя разгадал страшную опасность, угрожавшую нам с Запада, предпочел татарскую неволю, всевозможные унижения и тяжелые материальные жертвы, но в то же время мужественно стал на страже русской народности.

Примечания

1. Автор сочинения: «Le calholicisme Remain en Russie» характеризует отношение папства к России в это время следующим образом: «Les grands efforts de la cour de Rome pour repandre Ie latinisme dans ce pays se rapportent a la premiere moilie du treizieme siede. Les circonstances politiques de temps et les progres du catholicisme en d'autres contrees semblaient presager un succes certain a sa propagande. En 1204, Constantinople etait prise par les croises, el un patriarche latin remplacait le palriarche grec; en 1201, l'ordre des Porte Glaives elail fonde en Livonie, non loin des possessions russes, et, au commencement du mente siede, les Tatares commencaient a ravager la Russie. Le catholicisme troimphait, et la Russie etait sur Ie penchant de sa mine. Les papes profitereni de ces circonstances, si avantageuses pour eux», 6. Приведем в подлиннике вышеуказанное место папского послания: «Cum Graecorum imperium et ecclesia pene tola ad devotionem Apostolicae sedis redierit et obediat jussioni, nonne absonum videtur, ut pars toti suo non conguat et singularitas a suo discrepet universe?» Hist. Russiae Monument. I, № 3. Перевод см.: «История русской церкви», пр. Макария, III, 281.

2. Данилевский. Россия и Европа. СПб., 1889, 337.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика