Александр Невский
 

На правах рекламы:

Интернет магазин профессиональных моющих средств klin-servis.ru.

Обучение

Сам-то боярин Фёдор Данилович в науках не очень был силён, но, когда княжич занимался с учителями, часто захаживал в небольшую, но светлую комнату, где шёл урок. Прислушивался к тому, что рассказывал или спрашивал учитель, приглядывал, как ведёт себя княжич — усерден ли, внимателен ли.

Перво-наперво Александра учили грамоте.

— Аз, буки, веди, глагол... — твердил он старательно, глядя на дощечку, где был вырезан алфавит.

Потом нетвёрдой рукой выводил, он буквы на другой дощечке, залитой воском.

Как надобно себя вести, узнавал мальчик из «Поучения», которое составил его предок — князь Владимир Мономах.

Были в том «Поучении» и такие строки: «Еде и питью быть без шума великого... мудрых слушать, старшим повиноваться, с равными себе и младшими в любви пребывать... ни во что ставить всеобщее почитание в надежде на воздаяние от Бога».

Читать и писать Александр научился быстро. Наставник Фёдор Данилович был доволен.

— Голова у княжича ясная, — докладывал он князю Ярославу, — охватывает премудрость книжную на лету. К учёным книгам припадает, как жаждущий к источнику. Умён не по летам.

— Добро, — коротко отвечал князь. — Ты, боярин, следи, дабы усердия в нём не убавилось. На благо княжичам — познать книжное слово с малых лет.

Самой главной книгой учитель считал Библию. Княжич успешно изучил её, свободно пересказывал. С интересом вчитывался он в старые летописи, рассматривал удивительные рисунки, что были в них. Какие же там сияли краски — то алые, как маков цвет, то ярко-голубые, словно небеса по весне, то золотые, будто горящие на солнце купола.

Иной раз, не находясь на уроке, Александр спрашивал наставника Фёдора Даниловича:

— Почему княгиня Ольга приняла крещение не в Киеве, а ехала за тем в Византию?

Или:

— Почему князь Владимир Красное Солнышко не захотел выбрать римскую веру, она ведь тоже чтит Христа?

Рассказывали на уроках Александру и о соседних землях, и о далёких странах, к которым лежит путь долгий-предолгий.

— А в какой они стороне, где они, те далёкие страны? — спрашивал княжич.

— В Европии, Азии, Африкии, — отвечал учитель и начинал столь диковинные рассказы, от которых у Александра глаза разгорались.

Александр усердно обучался и ратному делу. Надо было и конём хорошо владеть, и уметь биться на мечах или с копьём в руке, прикрываясь щитом и уворачиваясь от ударов противника. Из маленького княжича растили будущего начальника над войском.

Пушек и ружей в ту пору ещё не имелось, не изобрели. Поэтому сражения были особенно яростными, велись врукопашную — с холодным оружием. Всё решало личное умение воинов, их смелость, находчивость.

Учителя на занятиях с Александром не жалели сил своих. А княжичу тем паче нелегко приходилось. Иной раз кричали на него вгорячах:

— Ты что, княжич, как варёный! Живей двигайся... Меч крепче держи. Да что же ты, сокол наш... Вот так бей... Ещё! Ещё!

И снова заставляли работать мечом и копьём. На полном скаку рубил Александр обвязанные лоскутом сучья. Уже без промаха стрелял по доске из лука. Храбрым он стал, ловким, умелым, как и старший его брат Фёдор. Про таких говорили: «С конца копья вскормлен».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика