Александр Невский
 

Борьба русского народа с монголо-татарскими завоевателями. Дмитрий Донской

Редко переживала наша Родина более тяжелые времена, чем в период монгольского завоевания. Несчастье, павшее на голову русского народа, казалось современникам совершенно неожиданным. В летописях того времени говорится, что на окраинах Руси появились «языци незнаемые», которые обрушились на Русскую землю.

Татарское нашествие совпало с шведско-немецкой агрессией в Прибалтике, разгромленной Александром Невским.

Однако победа на Неве и Чудском озере, освободившая на долгое время русский народ от возможной угрозы со стороны Запада, не спасла его от другого страшного завоевателя на Востоке — монголов.

В 1237 г. татары внезапно появились на границе Рязанской земли, разорили ее и двинулись в глубь страны. Татары прошли сначала по Оке и Москва-реке в центр Суздальской Руси, взяли Москву и от нее повернули на восток, к Владимиру.

Невероятным ужасом дышат страницы, рассказывающие об осаде Владимира, когда владимирцы поняли, что «городу быть взяту и разорену». И действительно, Владимир был разорен татарами. Остатки жителей, пытавшихся спастись в Успенском соборе, были перебиты или задушены дымом от костров. Великий князь Юрий Всеволодович, решивший оказать отпор татарам, потерпел поражение на реке Сити и был убит.

В течение трех последующих лет были разорены остальные русские земли, в том числе Киев. Осада Киева была отмечена величайшим мужеством русских людей, стойко защищавшихся до последнего вздоха. Когда была взята основная твердыня, киевляне продолжали защищаться на стенах большой Десятинной церкви, построенной в конце X столетия. Своды церкви не выдержали тяжести, рухнули и увлекли за собой последних защитников Киева. Так началась пора, известная у нас под названием татаро-монгольского ига.

Попытаемся присмотреться к тому, что принесло с собой татарское иго, а также ответить на вопрос, почему русские не в состоянии были сопротивляться татарам.

Вся тяжесть татарского ига и все бедствия, которые свалились в то время на нашу Родину, станут понятными, если мы ознакомимся с условиями, при которых произошло завоевание Русской земли.

Русская земля до завоевания ее татарами была разбита на отдельные княжества, князья которых часто враждовали. Перед татарским нашествием феодальная раздробленность получила на Руси большое развитие. Достаточно привести такой пример. На территории междуречья Оки и Волги центрами отдельных княжеств были не только Владимир, Суздаль, Ростов, Переяславль и Ярославль, но даже такие небольшие города, как Дмитров, Коломна, Углич и пр.

Что же надвигалось с Востока против феодально-раздробленной Руси? Против нее шла одна из самых передовых армий того времени, поддерживаемая могущественной империей Чингисхана.

В державу Чингисхана входили Северная и Средняя Азия, часть Восточной Европы и Китай с его старинной техникой военного дела. Татары широко применяли осадные машины. Особенный ужас и смятение в войсках противника вызывали орудия, выбрасывавшие сосуды, наполненные горючей жидкостью, в состав которой входила нефть. Такая жидкость, попадая на деревянные постройки, вызывала пожары и казалась на Руси невиданным новшеством. Стенобитные машины долбили деревянные стены наших городов. К валам враги подвозили специальные осадные башни, а к стенам присыпали большое количество земли, чтобы облегчить штурмующим войскам подъем на стены. Чрезвычайно любопытны способы осады городов. Татары пускали впереди себя отряды, набранные в покоренных странах, а когда защитники города уставали, появлялись новые свежие полки, которые обрушивались на осажденный город. К этому присоединялось еще необыкновенное умение татар сеять раздоры среди своих врагов и систематический террор, который проводили татарские полчища. Террор вошел в обиход войск Чингисхана и был неотъемлемой частью его политики. Вот почему в русских летописях мы находим слова о том, что в том или другом городе сожжено и поругано все, чего коснулись татары. Эту тактику, которую татары успешно проводили в Средней Азии и других странах, они применяли и в русских землях. Однако нужно сказать, что на Руси татары впервые столкнулись с таким ожесточенным сопротивлением...

Мы не знаем русского города, который сдался бы на милость победителя. Даже незначительные города татарам приходилось брать силой, и дело доходило до того, что маленький Козельск задержал громадную рать Батыя под своими стенами на несколько недель. Защитники его нанесли татарам такой ущерб, что Батый назвал его «злым городом», запретив впредь называть Козельском.

Какие порядки приносили татары на Русские земли? Вот второй вопрос, который подлежит нашему рассмотрению. По этому поводу в нашей литературе были разные мнения. Например, у М.Н. Покровского мы находим замечание, что татары якобы способствовали развитию русской государственности. Это, конечно, не так. В действительности татарское нашествие было чрезвычайно тяжелым для России, что засвидетельствовано самыми различными источниками. Ярче всего тяжесть татарского ига отражена в русском эпосе. Можно обмануть какого угодно историка, но народную память не обманешь, а именно в народном эпосе мы встречаем указания на тяжесть татарского ига.

Монголы прежде всего стремились к тому, чтобы в Русской земле не существовало единства. С этой целью они сеяли раздоры между князьями. Один из князей получал так называемый «ярлык» на великое княжение. Центром великого княжения в XIII в. был Владимир. Позже, в XIV—XV вв., ярлык на великое княжение обычно получал московский князь.

Великий князь имел некоторые права. Главным его правом являлось собирание выхода, т. е. дани, за которую он отвечал. Это давало ему некоторые денежные выгоды и выделяло его из числа остальных князей. Сама дань была поголовной, от уплаты ее освобождалось только духовенство. Льготу духовенству татары давали со специальной целью — держать на своей стороне церковь, имевшую большое влияние на население.

Не так страшна была сама дань, как способы ее собирания. Дань обычно отдавалась на откуп, т. е. кто-либо покупал право вносить дань целиком, а потом уже собирать ее с населения. Ясно, какие громадные возможности открывались для злоупотребления. Недаром примерно через 20 лет после завоевания Русской земли, прокатывается волна восстаний в больших городах тогдашней Владимиро-Суздальской Руси.

Кроме дани, была еще одна из страшнейших повинностей — своего рода повинность кровью, так как русские должны были поставлять вспомогательные войска для участия в войнах, которые вели татары. В XIII в. русские войска участвовали в некоторых походах на Кавказ. Если вспомнить, что эти войска стояли во время сражения в передовой линии, то можно представить себе, насколько тяжела была обязанность помогать татарам во время войны. Недаром один летописец записывает, что Александр Невский сам ездил в Орду, чтобы «отмолить люден от беды», а беда заключалась в том, что татары требовали от русских вспомогательных отрядов.

Сказанное не исчерпывает всех бедствий, которые свалились на Русскую землю. Татары вели себя в России, как в завоеванной стране. Дань их не удовлетворяла, им нужны были пленники, которых они обращали в рабов и продавали на своих рынках. Поэтому малейший повод к неудовольствию приводил к тому, что какой-либо очередной царевич или князь нападал и разорял русские земли. И наша летопись пестрит такими выражениями: «Неьрюево пленение», т. е. поход Неврюя на Русь; «Дуденева рать», т. е. набег царевича Дуденея; «Туралыково пленение» и т. д.

Русская земля была только частью громадной Монгольской империи, которая начиналась на востоке, у берегов Тихого океана. В нее входили Китай, современная Монголия, Северная Азия, Средняя Азия, Иран, Кавказ, наконец, почти вся Восточная Европа до Карпатских гор. Естественно, что в XIII в. попытки свергнуть татарское иго остались безуспешными. Мы не знаем ни одной битвы того времени, которую бы русские выиграли у татар за пределами своей земли. Они только оборонялись от нападения татар, которые двигались на Русь с юго-востока.

В начале XIV в. обстоятельства несколько меняются. На Руси замечается стремление к объединению народа для борьбы с татарами. Во главе этого объединения становится вначале Тверское княжество. Оно ведет борьбу с татарами, но неудачно. Разорение Твери явилось ответом на попытки свергнуть татарское иго.

Теперь центром объединительных тенденций русского народа становится Москва и возглавляет его борьбу за независимость.

Московские князья ведут свой род от Александра Невского, внуком которого был Иван Данилович Калита, княживший с 1325 по 1341 г.

По отношению к татарам Калита продолжал политику, завещанную Александром Невским. Необыкновенно храбро и решительно сражавшийся против немцев, Александр вел по отношению к татарам примирительную политику, потому что знал, что с ними Русская земля еще не в состоянии справиться. Следуя его примеру, Калита старался создать условия, при которых татары как можно меньше разоряли бы русские земли и особенно московскую. Маркс писал, что Калита пользовался ханом, как послушным орудием для своих целей, а не целей татарской политики.

При князе Дмитрии Ивановиче Донском, внуке Калиты, русские, скопив достаточно сил, пошли в наступление против татар. Дмитрий Иванович стал князем девятилетним ребенком. Он княжил в Москве 30 лет (с 1359 по 1389 г.). Тем не менее, за 40 лет своей жизни он достиг того, чего не могли добиться другие князья за гораздо больший срок, показав себя и одаренным полководцем, и замечательным дипломатом.

Малолетством Дмитрия могли бы воспользоваться другие князья, но этого не произошло, потому что фактическим правителем государства в то время был московский митрополит Алексей. Этот митрополит, родом из московских бояр, обладал большим образованием, ездил в Константинополь и хорошо знал греческий язык (у нас остались некоторые рукописи, которые восходят к временам Алексея). Он крепко держал в руках бразды правления, и на первых порах молодой князь следовал его советам.

Одним из важных мероприятий Дмитрия были работы по укреплению Москвы. В Москве создается каменный Кремль, от которого теперь, впрочем, ничего не осталось. Он был построен из белого камня, отчего и Москву стали называть белокаменной.

Постройка каменного Кремля произвела большое впечатление в тогдашней Руси, где не знали ни одного каменного кремля, за исключением Новгородской и Псковской земель. Тверской летописец с неудовольствием пишет, что на Москве стали строить каменный город и под свою власть приводить других князей.

Каменный Кремль скоро понадобился, так как Дмитрий Донской стал решительно проводить политику объединения русских земель вокруг Москвы. Когда между Москвой и соседней Тверью началось междоусобие, на помощь Твери пришло Литовское великое княжество. Дважды литовский князь Ольгерд подступал к Москве, но потерпел поражение. Орда хана не вмешивалась в эту борьбу, потому что в ней самой происходило «замятие», т. е. мятежи. Но могущество Дмитрия Донского уже беспокоило золотоордынских ханов. В Орде в это время выделяется князь Мамай. Ханы Золотой орды были лишь игрушками в его руках, действительная же власть принадлежала Мамаю. В наших летописях его иногда называют «темником». Так назывались военачальники, командовавшие десятью тысячами или по-русски «тьмой».

Первое столкновение между Мамаем и Дмитрием произошло из-за Мордовской земли. Татары утвердились в Мордовской земле и пытались сделать ее опорным пунктом для нападения на Русь.

Со своей стороны русские князья понимали, что Мордовская земля является преддверием к Руси, и хотели держать ее крепко в своих руках. В 1377 г. татары совершили нападение на Русь под начальством царевича Арабшаха, которого русские называли Арапшой. Низкорослый татарский наездник, смелый и дерзкий в боях, Арабшах вторгся в Мордовскую землю, где в это время у реки Пьяны находилось русское войско. Русские были уверены в своей безопасности и ехали налегке, сняв оружие, которое везли за собой на возах. В результате внезапного татарского удара русское войско было уничтожено.

На следующий год татары попытались двинуться непосредственно на Москву, опираясь на помощь рязанского князя Олега. Дмитрий вышел им навстречу. В 1378 г. на реке Воже, в Рязанской земле, произошла битва, закончившаяся полным поражением татар. Татарские обозы попали в руки русских. Татары увидели, что с Русской землей, во главе которой стоит такой человек, как Дмитрий, справиться нелегко.

Тогда Мамай начал собирать силы, чтобы вторгнуться в Русскую землю. Он навербовал не только татар, но и иностранцев. В его войске участвовали и наемники из генуэзских колоний в Крыму. По тому времени Мамай вел огромное войско, насчитывавшее, вероятно, десятки тысяч человек.

Весть о наступлении татар пришла из поля, т. е. из степи, где в это время находились русские сторожевые станицы. Дмитрий немедленно отправил по Руси гонцов, которые должны были известить о сборе русского войска. В Москву стали прибывать отряды из различных городов и земель.

Однако в этом ополчении принимали участие не все русские земли. Так, рязанский князь Олег занял позицию нейтралитета. Татар он считал опасными, так как они могли разорить его землю, а усиление Москвы было ему также нежелательно. Новгород и Псков не успели прислать свое войско. Смоленск находился в то время под влиянием Литовского великого княжества.

Не вполне ясен вопрос об участии Твери. Остальные русские земли, объединенные вокруг Москвы, принимали участие в походе против татар.

Какой план борьбы с татарами сложился у Д, митрия Ивановича? До него наши предки обычно сражались с татарами на территории своей страны. Казалось, что такой план защиты должен был принять и Дмитрий. Это означало, что он должен был выступить со своими войсками куда-нибудь по направлению Коломны или Серпухова, чтобы помешать татарским полчищам перейти через Оку.

Дело в том, что татарская конница нуждалась в хороших бродах и всегда старалась оставить удобные пути отступления. Поэтому Ока стала естественным препятствием для татарских войск на пути к Москве.

Величие полководческого таланта Дмитрия Донского и заключалось в том, что он наметил иной план войны с татарами. Зная, что против русских шли не одни татары, а и литовское войско, и что соединение литовцев с татарами должно было произойти у верховьев Оки, Дмитрий решил предупредить это соединение и двинулся в степь.

Русское войско было довольно многочисленно. Оно не могло уместиться на одной дороге и, выходя из трех кремлевских ворот, шло по трем дорогам, чтобы соединиться под Коломной, недалеко от впадения реки Москвы в Оку. Поэтические памятники того времени с большой похвалой отзываются о русском войске. Особенно казались «урядными белозерские полки», а белозерских князей поэт того времени сравнивает с соколами, которые летят под небеса, чтобы бить там гусей, уток и лебедей.

Русское войско сошлось у Коломны, откуда двинулось дальше и, перейдя Оку, там, где в нее впадает река Лопасня, направилось по Рязанской земле.

Для характеристики действий Дмитрия Донского интересно одно обстоятельство, показывающее его дипломатический и политический талант. Не желая озлоблять население, он строжайше запретил трогать рязанцев. Такая заповедь была дана русскому войску, вопреки обычаям того времени.

Когда русские подошли к верховьям Дона, встал вопрос, на какой его стороне остановиться войску и ждать Мамая. Для боя было выбрано Куликово поле при впадении реки Непрядвы в Дон.

Присмотримся к выбору места для боя, сделанному Дмитрием Донским. Куликово поле расположено так, что позади русских находилась излучина реки Непрядвы. Недаром Дмитрий говорил своим воинам, что убегать некуда. Так с самого начала и был поставлен вопрос: умереть, либо победить.

Между тем, пришло известие о приближении Мамая. Татары остановились на другой стороне Куликова поля, и, таким образом, битва между обоими войсками стала неизбежной.

Наступило утро 8 сентября 1380 г., мглистое и туманное. Когда туман поднялся, перед русским войском показались бесчисленные полчища татар.

Расположение русского войска на месте боя было также не вполне обычным. В центре его стоял великокняжеский полк, над которым поднималось черное знамя. Здесь, около стяга, можно было видеть фигуру, которая напоминала собой великого князя. Однако это не был Дмитрий Иванович. Перед боем в броню великого князя был одет его любимый боярин Михаил Андреевич Бренко. Это было сделано по следующей причине: татары неизбежно должны были ударить на великокняжеский полк, и если бы великий князь был убит, то победа для татар оказалась бы обеспеченной.

Однако Дмитрий Донской вовсе не уклонялся от битвы: он сражался как простой воин.

Отдельный отряд из лучших воинов был отправлен князем в засаду в зеленой дубраве, сбоку от главного места битвы. Во главе этого отряда стоял Владимир Андреевич Серпуховской, двоюродный брат и почти однолетка князя Дмитрия. Он отличался большой храбростью, за что наша летопись наградила его прозвищем Храбрый. К нему был приставлен воевода Дмитрий Боброк-Волынский, обладавший большим опытом в сражениях.

Назначение Серпуховского и Боброка-Волынского начальниками засадного полка показывает, как самоотверженно относился Дмитрий к делу. Ясно было, что лавры победы достанутся засадному полку, а главная опасность и потери угрожали основному войску. Битва началась с единоборства богатырей. Со стороны татар выступил богатырь, который стал вызывать русских на единоборство. Тогда из русских войск выделился необычный всадник Пересвет — монах Троицкого монастыря, в юности известный наездник. Богатыри вступили в единоборство, и ожесточение схватки было настолько велико, что противники, сбросив копьями друг друга с коней, пали оба мертвыми на землю. Тогда татары устремились на русское войско, и началась страшная сеча. После нескольких часов битвы русские стали отступать. Сам великий князь был сброшен с трех коней и, будучи ранен, вынужден был уклониться в сторону дубравы.

Когда русские начали отступать, а некоторые обратились в бегство, засадный полк пришел в волнение. Однако Боброк-Волынский удерживался от преждевременного выступления. Наконец, наступил удобный момент, и засадный полк ударил в тыл татарам. Они не выдержали удара. Это был поворотный момент в битве. Куликовская битва кончилась решительной победой русских. Литовский князь Ягайло, узнав о победе русских, вынужден был повернуть обратно.

Итак, 8 сентября 1380 г. произошло великое событие: русские полки разбили на Куликовом поле полчища татар, положив этим начало освобождению Русской земли.

Впрочем, напрасно мы стали бы говорить, что Куликовская битва разрешила все трудности, связанные с татаро-монгольским нашествием. Спустя два года после знаменитого Мамаева побоища Москва была выжжена новым ханом Тохтамышем, после чего великий князь должен был возобновить уплату дани татарам. Только спустя столетие после Куликовской битвы, в 1480 г., татарское иго было окончательно сброшено. Тем не менее значение Куликовской битвы чрезвычайно велико. Она была поворотным моментом в той великой битве народов, которая резко изменила международное положение, она развеяла легенду о непобедимости татарских войск.

Интересно, что сведения об этой битве распространились во многих странах: и в генуэзских колониях в Крыму, и в Италии, и в Константинополе, столице Византийской империи, и даже в Тырнове, столице последнего Болгарского царства.

Куликовская битва произошла в тот момент, когда на Балканском полуострове наши братские народы, сербы и болгары, терпели великое бедствие — турецкое завоевание. В 1389 г. сербы были разбиты на Косовом поле. И как раз в это время происходило другое событие: Русская земля, порабощенная татарами, начала сбрасывать с себя иноземное иго.

Интересна и другая особенность Куликовской битвы. До последнего времени трудно было сказать, кто сражался на Кули-ковом поле: только ли дворянские полки, или всенародное ополчение. Не так давно удалось найти первую повесть о Куликовской битве. Из нее мы узнаем, что на Куликовом поле бились не только дружинники, не только бояре, не только военные люди того времени, но и московское ополчение. В ополчении участвовали все те, кто был заинтересован в избавлении Русской земли от татар.

Таким образом, на Куликовом поле было заложено начало освобождению русского народа от татарского ига и показана возможность объединения Русской земли. В этом величайшее значение Куликовской битвы. Дмитрия Донского мы находим в числе тех великих русских полководцев, образы которых всегда будут воодушевлять русских людей на новые победы.

Комментарии

На правах рукописи опубликована издательством «Московский большевик» отдельной брошюрой в 1944 г. Представляет собой обработанную стенограмму его лекции для пропагандистов. Ряд положений брошюры перекликается с характеристикой Дмитрия Донского и Куликовской битвы, которая была дана М.Н. Тихомировым в главе «Дмитрий Донской» книги «Великие русские полководцы», написанной им вместе с В.И. Лебедевым и В.К. Никольским и изданной Учпедгизом в. 1943 г. Эта книга, где им были написаны также главы «Александр Невский» и «Михаил Кутузов» (последняя совместно с В.К. Никольским), была переиздана в 1948 г. и в 1949 г. издана на украинском, а в 1950 г. на венгерском языке.

Куликовской битве посвящен ряд работ ученого, опубликованных в 1953—1959 гг.: в БСЭ, изд. 2, т. 24; журнале «Советский воин», 1953, № 14 и 1955, № 17; журнале «Вопросы истории», 1955, № 8 и в книге «Повести о Куликовой битве», изд. АН СССР. М., 1959. В последнем издании помещены также его переводы редакций «Сказания о Мамаевом побоище» и комментарии к ряду текстов.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика