Александр Невский
 

Ярославово дворище1

...В сущности говоря, в нашей историографии вопрос о городах XII—XV вв., пожалуй, самый неосвещенный. По крайней мере, нельзя указать сколько-нибудь полную монографию по этому вопросу. Между тем известно, что в западноевропейской историографии вопрос о средневековых городах занимает очень видное место. У нас отсутствие таких монографий объясняется в значительной мере тем, что маши письменные источники по городам незначительны. Отсюда возникает необходимость использовать не только эти письменные источники, но и целый ряд материальных памятников. В этом смысле работа А.А. Строкова и представляет громадный интерес.

Тов. А.А. Строков рассматривает и изучает Ярославово дворище, с которым связано не только в новгородской, но и вообще в русской истории множество исторически важных моментов.

Мне думается, что самый выбор темы очень правильный. Пожалуй, в самом Новгороде, кроме Кремля, не найдешь другого, столь же интересного места. В некотором смысле изучение Ярославова дворища даже интереснее, чем изучение Кремля, потому что Ярославово дворище имело характер определенного правительственного центра в Новгороде, центра, не связанного прямым способом с церковью, тогда как подобные центры, связанные с церковью, с отдельным епископом, монастырем, нам известны больше, чем комплекс, подобный Ярославову дворищу.

Я считаю, что эта работа вносит очень много нового. Прямо надо сказать, что свойственная А.А. Строкову скромность даже мешает до некоторой степени попять важность этой работы.

Дело в том, что когда приезжаешь в Новгород, смотришь раскопки, которые там произведены, становится все яснее, что эти раскопки, это изучение ставят задачу очень большую: восстановление облика древнерусского города. Укажу, например, на то, что не далее, как в этом году в Кремле раскопан был целый древний город XVI в. и передо мною воочию предстал древний настил мостовой, расположенные по бокам улицы различные деревянные срубы, колодцы, т. е. то, о чем мы читаем обычно в описании города XVI в., но чрезвычайно плохо восстанавливаем в своем зрительном воображении.

Рассматривая работу А.А. Строкова, я укажу, что ему удалось доказать целый ряд интереснейших вещей. С одной стороны, конечно, несомненно, что самая территория Ярославова дворища становится для нас гораздо яснее после этого изучения. Становится несомненным и то, что здание Вечевой гридницы, которое все время было в забросе и сейчас незаслуженно плохо содержится, хотя это исключительное по своему историческому значению здание, стало для нас гораздо яснее по своему характеру и значению.

Для пас очень интересны наблюдения над самой площадью Ярославова дворища. Они, по-моему, приводят к самым серьезным результатам. Если действительно в X в. на месте Ярославова дворища, на месте Новгорода, пока не было еще большого поселения, для нас ясным становится существование более древнего поселения в районе Ладоги или Старой Руссы. Опять-таки вопрос чрезвычайно интересный и чрезвычайно важный.

Очень любопытными являются и наблюдения над внутренним обликом города. Ведь вопрос о мостовых представляется как будто бы очень небольшим, но в действительности он раскрывает нам интересные страницы в бытовой истории древнего города.

Дело в том, что уже «Русская Правда» знает об этой мостовой. Устав Ярослава говорит о мостовой определенно. Есть и еще памятники, не привлеченные А.А. Строковым, которые показывают, что эти мостовые существовали и в других городах. Например, в XIII в. существовали такие мостовые в Ярославле. В сказании о перенесении мощей [ярославских князей] говорится, что люди убивались от плача, ударялись о помост мостовой. Следовательно, там тоже есть подобное же замощение улиц.

Если принять во внимание все, что написано в этой диссертации, то ясно, что в ней мы имеем очень большое положительное серьезное явление. Но, как и во всякой работе, не обошлось, конечно, и без некоторых увлечений, несколько «новгородского характера», что и естественно для А.А. Строкова как человека, постоянно работающего в Новгороде...

Для меня остается непонятным, каким образом произошло переселение из Кремля в Ярославово дворище, из Ярославова дворища на Рюриково городище. По тезисам и по самой работе выходит так, что в Кремле сидели до конца XI в., потом переехали на Ярославово дворище, потом, после восстания 1136 г., переехали на Рюриково городище. Тогда возникает вопрос: с чем связаны эти переезды? Что было раньше на Ярославовом дворище? Все-таки оно носит имя Ярослава, но появилось тогда, когда приписать его название Ярославу Всеволодовичу (XIII в.) невозможно. Поэтому и замечание о том, что вечевые собрания в начале XV в. на поле созывались, может быть, на месте Ярославова дворища, где якобы было поле, представляется мне недоказанным.

Неясными остаются частные вопросы, которые требуют дальнейшего изучения. Например, взять вопрос о мостовой из челюстей. Это факт, против которого нельзя возражать. Мы имеем значительную площадь, замощенную этими челюстями, — свидетелями являются все присутствующие и целая армия студентов МГУ. Это, действительно, так, Но все-таки самый способ мощения изумительный: собирать челюсти и мостить ими определенный участок—это что-то странное, и как-то объяснить это нужно. Во всяком случае, это факт, выходящий из обычных наших представлений.

Далее, вопрос с водопроводом — очень серьезный вопрос. Ваше мнение все время колеблется между двумя моментами: не то это водопровод, который передает воду, не то это сточные трубы, по которым течет вода в болотистой местности. Когда я был в Новгороде, мне В.А. Богушевич говорил такую вещь, что подобные трубы устраивались в Новгороде для дренажа и ссылался на Веряжский монастырь, где в XVI в. построен был такой дренаж, ибо здания стали разрушаться. В связи с этим важно выяснить, что представлял собою этот водопровод.

Я считаю, что напрасно Вы так уж настаиваете на том, что Новгород по своей культуре был выше западноевропейских городов. Ведь все-таки города городам рознь. Например, насколько я знаю (я не специалист по [западному] средневековью), но мне представляется, что города, например, итальянские, сицилийские, некоторые византийские города имели прекрасные водопроводы. Я думаю, что на этом не стоило бы останавливаться, — отметить только высокую культуру и водопровод, отметить, что вопрос о водопроводе требует дополнительного разрешения.

Я видел эти знаменитые новгородские трубы. Я не археолог, но если бы меня спросили: двенадцатый это век или тринадцатый, я бы, вероятно, сказал, что это XVIII или XIX вв. — настолько хороши трубы. Может быть, там есть такие условия, что они так хорошо сохранились. Надо произвести анализ труб и как-то ответить и на этот вопрос научно, а не ограничиваться заявлением, что был водопровод, что в Киеве его не было, а в Новгороде был...

Эта работа по изучению древнего города сама по себе настолько ценна, что заставляет обращать на себя особенно большое внимание. Я высказываю пожелание, чтобы, как Вы и собираетесь это сделать и как некоторые москвичи на этом настаивали, часть раскопок была оставлена для того, чтобы этот древний город был перед глазами нашими, тогда многие вопросы станут нам более ясными...

Я считаю, что некоторые общеисторические вопросы при обработке диссертации Вам следует углубить. В частности, вопроса о происхождении веча не имело смысла касаться в такой категорической форме. Вы становитесь на определенную точку зрения, а вопрос о вече далеко не так прост и не так еще решен, как он представляется.

Все эти замечания мои ни в какой мере не лишают вашу работу того большого значения, какое она имеет...

Комментарии

Публикуемая работа представляет собой выступление М.Н. Тихомирова в качестве официального оппонента на защите кандидатской диссертации А.А. Строковым 25 декабря 1939 г. в Институте истории АН СССР. Публикуется с небольшими сокращениями по исправленному экземпляру стенограммы заседания Ученого совета (Архив АН СССР, ф. 1577, оп. 2, д. 32, лл. 14—19).

Как установлено сейчас, открытые в Новгороде колодцы с идущими к ним деревянными трубами являются не водопроводом, а дренажными сооружениями (См. А.Ф. Медведев. Водоотводные сооружения и их значение в благоустройстве Новгорода Великого. — «Материалы и исследования по археологии СССР», № 55. М., 1956, стр. 208—227).

В.А. Богушевич, на которого ссылается М.Н. Тихомиров, в то время работал зам. директора Новгородского музея.

Примечания

1. А.А. Строков. Ярославово дворище. Диссертация на соискание степени кандидата исторических паук. М., 1939.

Предыдущая страница К оглавлению  

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика