Александр Невский
 

3.3. Восточная и черноморская торговля

Основными торговыми контрагентами России на Юге и Востоке являлись Турция, Азербайджан, Иран, Средняя Азия, Ногайская Орда, а также Казанское и Астраханское ханства (до середины XVI в.).

После захвата турками Кафы «путь на юг стал путем не столько русско-европейской, сколько русско-турецкой торговли». В этих условиях правительство продолжало поощрять русских купцов, которые по-прежнему участвовали в южной торговле, добиваясь от властей Османской империи соблюдения старых правил торговли.1

В начале XVI в. отношения России с Турцией вполне определились, в Москве появились первые турецкие купцы. Василий III и турецкий султан Селим I проявили обоюдное стремление к укреплению добрососедских отношений.2 В 1515 г. они подписали мирный договор, благоприятствующий свободной торговле двух стран. «А торговым людем нашим и вашим торгом и без торгу, — говорилось в их договорной грамоте, — слободно ходили и ходят без всяких зацепок и обидах в береженьи и в оборони и да торгуют по своей воли как хотят, а им не будет ни которая досада, или сила».3 Договор 1515 г. был подтвержден в 1520 г. Торговые отношения России и Турции продолжались при Иване IV, Федоре Ивановиче, а затем перешли в XVII в.4 О заинтересованности турецкой стороны в развитии политических и торговых отношений с Россией говорит уже тот факт, что ею были предприняты некоторые меры по охране Донского пути. В Кафе были снаряжены три военных корабля («каюка»), вооруженных пищалями, которые весной 1521 г. вышли для противодействия речным разбойникам к Переволоке.5

Основной торговый путь в Азов, Кафу, Турцию и другие мусульманские страны пролегал через Данков, расположенный в верховьях Дона. Погрузка судов обыкновенно производилась осенью по причине мелководья Дона в летний период. До Азова плыли 20 дней. Здесь находилась ярмарка, где русские меха, кожи, металлические изделия выменивались на шелковые и шерстяные материи и драгоценные камни, пряности турецких и татарских купцов. Затем русские купцы направлялись к Кафе — главной пристани Крыма, где встречались с турецкими, татарскими, армянскими, персидскими, бухарскими купцами. Они также систематически посещали турецкие центры шелкоткачества — Токат, Бруссу и Константинополь.6

Помимо Донского пути, торговые люди ездили в Турцию степными дорогами через территорию Крымского ханства, а также через литовские земли и Киев. Опасаясь разбойничьих нападений, купцы нередко присоединялись к дипломатическим посольствам, а иногда даже входили в их состав. По свидетельству Контарини, в Киев съезжалось множество московских купцов, торговавших в Кафе мехами. Несмотря на необходимость платить «литовскую пошлину» за транзит, торговые люди предпочитали ездить именно этой дорогой, так как маршрут через Путивль был небезопасным.7

Основную массу турецкого импорта составляли дорогие шелковые ткани: камка «мисюрская» (из Египта), «бурская» (из г. Брусса), «шамская» (из Сирии), «адамашка» (из Дамаска) и «царегородское дело», атлас «бурский», бархат и опояски «бурские», тафта8 «шамская», «такатцкая» (из г. Токат), производившиеся в ремесленных центрах Оттоманской империи; в привозе также были: зуфь9 «ангурская» (из г. Анкара), «костоманка» (из Малой Азии) и «турская», бумажные ткани: бязь «халяпская» (из г. Халеб, или Алеппо, в Сирии), пестрядь,10 кушаки «турские» и «мисюрские», тесьма «турская», краска бакан, мыло «халяпское» и «грецкое» и др.11 К середине XVI в. турецкие купцы освоили посредничество в торговых связях России с Южной Европой, с которым до конца XV в. успешно справлялись итальянцы.12

После завоевания Казани (1552) и Астрахани (1556) установились прямые и систематические торговые связи России с ханствами Средней Азии, Азербайджаном и Персией. Русские купцы стали постоянно бывать в Дербенте и Шемахе — столице Ширванского ханства, откуда вывозили шелк-сырец, шелковые и хлопчатобумажные ткани, москательные товары, пряности, транзитную нефть и т. д. Затем их путь лежал в Тебриз, Казвин, Кашан — самые оживленные города Персии и даже в. Ормуз, где добывался самый крупный в мире жемчуг («гурмыжские зерна»). Маршрут в Среднюю Азию пролегал вдоль северо-восточного берега Каспия до Мангышлака, затем вел к озеру Сара-Камыш, через г. Селлизгор или Везир в Ургенч — столицу Хивинского ханства.13

Астрахань в рассматриваемый период сделалась главным пунктом восточной торговли России, где постоянно гостили купцы бухарские, юргенские (хивинские), кизылбашские (иранские), гилянские, шемахинские, ногайские, армянские, турецкие и др. Русская казна содержала для них два гостиных двора — Гилянский и Бухарский. Имеются также сведения о существовании здесь третьего двора — Русского.14 Агенты Английской компании сообщали, что каждое лето к низовьям Волги ходило до 500 больших и малых судов за солью и рыбой.15

Русские купцы привозили в Астрахань и отпускали в восточные страны сырые и обработанные кожи (красную юфть), меха, воск, мед, деревянные ларцы и посуду, седла и конскую сбрую, хлеб и другие съестные припасы, водку, зеркала, кошельки, моржовую кость, музыкальные инструменты (накры, зурны, бубны), гвозди, ножи, топоры, сабли, рогатины, железные наконечники и древки стрел, кольчуги, серебряные московские кубки, стопы, ковши, золотые перстни, позолоченные рукомойники и лохани и др. Как можно заметить, в экспорте на Восток преобладали товары отечественного ремесленного производства. Однако оружие и железо можно было привозить либо тайком, либо по специальному разрешению правительства (обычно в виде подарков — «поминков»). К числу второстепенных экспортных товаров относились холст, полотно, крашенина, шерстяные и полотняные одежды (однорядки, кафтаны, тегиляи), слюда, зерно (пшеница, греча), мука, сало, масло. В режиме реэкспорта в незначительных размерах вывозились европейские сукна, цветные металлы (олово, свинец, медь), ртуть, стекло, писчая бумага и др.16

В восточном импорте преобладали шелковые и хлопчатобумажные ткани, кожи, свалянные шерстяные материи белого цвета, из которых делались красивые и хорошо защищавшие от дождя епанчи, ковры, предметы вооружения и конского снаряжения, керамика, благородные металлы, самоцветы, пряные коренья, мускус, серая амбра, ревень. Бухарские, хивинские и изюрские (из г. Везир) купцы привозили хлопчатобумажные (бязи, миткали, зендени, киндяки, кисеи), полушелковые (чары), шелковые (дороги) и льняные (мелли) ткани, седла, краски и др. Персидские купцы — шелк-сырец, камку «иесскую» или «ездинскую» (из г. Иезд) и «кизылбашскую», объяри, байберек, бархат, атлас, тафту, нитки, сафьян, холодное оружие (сабли в ценной оправе, топоры, кинжалы, ножи) и другие предметы вооружения, музыкальные инструменты (тулумбасы и небольшие бубны), роскошные седла, ковры, драгоценные камни, пряности, сухофрукты, нефть и т. д. Еще при Василии III ногайские мурзы выхлопотали себе право поставок в Москву большого количества лошадей. Их и пригоняли табунами по 30—40 тыс. голов ежегодно.17

Приезд восточных купцов в Московское государство был обеспечен особым указом государя, когда он в ответ на просьбу около 1558 г. Бухары и Хивы «дорогу гостем дати» разрешил приезжать в Астрахань бухарским и хивинским купцам, а вслед за этим отправил как в Бухару и Хиву, так и в Шемаху и Ташкент грамоты о купечестве, разрешившие восточным купцам торговлю не только в Астрахани, но и в других русских городах.18 По мнению же М.В. Фехнер, восточным купцам не разрешалось торговать дальше Казани. (Главным объектом казанской торговли были привозные ткани и ногайские лошади; на вывоз продавались местные товары — кожи, воск, мед и меха.) В Москву они могли приезжать лишь при наличии жалованных и проезжих грамот или в случае привоза казенных товаров от своих государей.19 В целом же деятельность восточных купцов была территориально ограничена Астраханью, Казанью, Путивлем, Великим Новгородом, Тарой и Тобольском, т. е. пограничными русскими городами. Это делалось для того, чтобы плотнее охватить торговлю пошлинным обложением и увеличить таможенный доход государства.20

Примечания

1. Черепнин Л.В. Образование... С. 401; Хорошкевич А.Л. Русское государство... С. 50, 67.

2. СГГиД. Ч. 5. № 61, 64.

3. Там же. № 70. С. 69.

4. Там же. № 93; Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 173, 182—183.

5. Сыроечковский В.Е. Пути и условия сношений Москвы с Крымом на рубеже XVI века // ИАН СССР. Отделение обществ, наук. 1932. № 3. С. 232.

6. Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 198—199; Фехнер М.В. Торговля... С. 12—14. Все перевозки по Черному морю осуществлялись исключительно турецкими судами. За проезд от Кафы до Константинополя на рубеже XVI в. брали по 120—200 д. с человека и до 100 д. с «рухляди» (Там же. С. 14).

7. Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 199—200; Сыроечковский В.Е. Пути... С. 217; Фехнер М.В. Торговля... С. 10—11, 15—18. В числе товаров, которые вывозились из Крыма в Москву, автор середины XVI в. Михалон Литвин называл драгоценные камни, шелковые и золотом шитые ткани, ладан, фимиам, шафран, перец и др. (Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 208).

8. Обычно одноцветная ткань без узоров.

9. Шерстяная ткань.

10. Грубая льняная или бумажная ткань из белых и цветных ниток типа холста.

11. Бахрушин С.В. Научные труды. Т. 1. С. 182; Фехнер М.В. Торговля... С. 66—71.

12. Хорошкевич А.Л. Русское государство... С. 50.

13. Фехнер М.В. Торговля... С. 22—40. С середины XVII в. столицей Хивинского ханства становится Хива.

14. Фехнер М.В. Торговля... С. 42; Гусарова Е.В. Об астраханской торговле и ее роли в формировании градостроительной структуры центра Астрахани // Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI—XVII вв.: Сб. материалов международной научной конференции / Отв. ред. А.П. Павлов. СПб., 2001. С. 113—115.

15. Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 195; Хлебников П.Х. Астрахань в старые годы: Вторая половина XVI века. СПб., 1907. С. 60. В устьях Волги производился лов рыбы для внутреннего потребления. В больших количествах она доставлялась в Москву и другие города. Рыбная ловля давала еще один экспортный товар — паюсную, или «мятую», икру, которая в больших количествах вывозилась за границу через Архангельский порт (Русская история... Т. 3. С. 314—315).

16. Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 207; Бахрушин С.В. Научные труды. Т. 1. С. 181; Фехнер М.В. Торговля... С. 6, 43—44, 51—66. В меньшей степени кожи и реэкспортные товары вывозились в Турцию (Там же. С. 52, 65—66). Волжский путь (особенно от Казани до Астрахани) был небезопасен. Поэтому вблизи Переволоки и ниже по течению создавались сторожевые посты. Так возникли Самара (1586), Царицын (1588) и Саратов (1590) (Там же. С. 19—21).

17. Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 207—208; Герберштейн С. Записки... С. 91; Курц Б.Г. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Киев, 1915. С. 353; Бахрушин С.В. Научные труды. Т. 1. С. 181—182; Фехнер М.В. Торговля... С. 43—44, 66, 72—97. Персидские ткани отличались отсутствием геометрической правильности и однообразия орнаментации, присущих турецким тканям; они украшались не только растительным орнаментом, но и узором, изображавшим людей и животных (Там же. С. 72).

18. Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 196.

19. Фехнер М.В. Торговля... С. 44—46.

20. Там же. С. 50.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика