Александр Невский
 

4.3. Торговые связи со странами Востока

Уже в 1614 г. правительству Михаила Федоровича удалось восстановить и нормализовать торговые отношения с Персией.1 В 1628 г. товары от шаха, привозимые в Астрахань персидскими купцами, были освобождены от пошлин.2 Персы, армяне, бухарцы, крымские и ногайские татары, индийцы возобновили поставку в южный русский порт шелковых, хлопчатобумажных, золотых и серебряных парчовых тканей, ковров, шелка-сырца разных цветов, рубинов, бирюзы, жемчуга, ревеня, широких сабель персидской закалки и других товаров. В 1616—1617 гг. Михаил Федорович в переписке с хивинским ханом выражал свое согласие на то, чтобы хивинцы по-прежнему приезжали в Астрахань и другие русские города. В 1620 г. он писал о том же в Бухару.3

Из Персии привозились крашеный шелк-сырец, камки, выбойки, бархаты, зендени и дороги, вышитые золотом и серебром, киндяки, сатин, другие хлопчатобумажные и шерстяные ткани, шелковые платки, ковры, одеяла, сафьян, краска индиго, ладан, нефть, сорочинское пшено (рис) и т. д.4 Стремление русского правительства монополизировать торговлю с этой страной, главным образом шелком-сырцом, послужило причиной выдачи 31 мая 1667 г. жалованной грамоты Армянской торговой компании, находившейся в Персии. С этого времени компания могла привозить в Россию шелк-сырец, торговать им, уплачивая пошлины в Астрахани, Москве, порубежных городах и Архангельске, а также вывозить его нераспроданную часть в европейские страны. Русские купцы, лишившись права транзитной шелковой торговли с Европой, стремились вернуть себе все утраченные выгоды и торговые привилегии. Вскоре они добились своего. По царскому указу 1673 г. Армянской компании вновь разрешалось продавать шелк и ткани только русским купцам.5 Особенностью торговых сношений с Персией было и то, что русское правительство препятствовало вывозу из страны металлов. Так, по указу от 28 февраля 1677 г. русским торговым людям запрещалось продавать кизылбашским купцам золото в монете и серебро в изделиях; сделки же по олову и меди допускались в пределах до 20 пудов.6

Бухарские купцы, которые держали под контролем всю среднеазиатскую торговлю, привозили хлопчатобумажные, льняные, пеньковые и шерстяные материи, кушаки, халаты и, возможно, ревень. С Турцией развивалась сухопутная торговля через Бессарабию: «Турецкие купцы привозили в Москву драгоценные камни и разные ткани и вывозили отсюда кожи и меха, белый моржовый зуб, из которого в Турции искусно делали рукоятки кинжалов».7 Из тканей особенно ценился турецкий бархат малинового цвета с золотыми, серебряными или разноцветными шелковыми узорами и малиновые атласы с золотыми узорами, шелковые кушаки, пояски.8

Во второй половине XVII в. получили развитие прямые торговые контакты с Китаем. «Русско-китайская торговля, — отмечает А.Н. Копылов, — осуществлявшаяся в первой половине XVII в. из пределов Западной Сибири и главным образом через посредничество среднеазиатских купцов, во второй половине века стала перемещаться из Западной Сибири в Восточную, и в ней стало быстро возрастать участие русского купечества».9 Самая старая дорога в Цинскую империю, по которой можно было доехать до Пекина за 4—5 месяцев, вела через Туркестан и Бухару; другой путь пролегал через города Тобольск и Тара, далее вдоль Иртыша к его верховьям, затем через калмыцкие и монгольские степи, но он предполагал путешествие продолжительностью 9—10 месяцев в один конец; в 70-е гг. XVII в. был открыт третий путь, который шел из Селенгинска через р. Кяхта, монгольские степи и пустыню Гоби и позволял купцам обернуться за четыре месяца; наконец, был открыт маршрут от Иркутска, через Байкал, вдоль р. Уда, по рекам Чита, Ингода и Шипка к Нерчинску, а от него водой по рекам Шилка и Аргунь к Цурухайтую и через Маньчжурию в Пекин. Путь от Нерчинска до Пекина можно было преодолеть за полтора месяца. К 1680-м гг. он сделался главным в прямой торговле России с Китаем.

В Китай вывозились в основном сибирские меха, а также разные «русские товары» (сукна, полотно, юфти, кожи цветные, моржовая кость) и отдельные товары из Западной Европы. Однако запрещалось продавать иноземцам и вывозить из страны огнестрельное оружие, свинец и порох. В привозе были: шелковые ткани (камка, атлас, лаудан, фанза, байберек), шелк-сырец и шелковые нитки, хлопчатобумажные ткани (китайка, самца, даба, стамедь), драгоценные камни (рубины, топазы, лалы), серебряная и фарфоровая посуда, мускус («кабардин»), бобровая струя, чай, бадьян и др.10 При этом очевидность факта наводнения «китайским» товаром рынков сибирских городов позволила О.Н. Вилкову сделать вывод о том, что «в XVII в. Сибирь была экономической колонией не только для "родного" русского центра, но и для китайского соседа, открывшего широкую торговую экспансию на сибирский рынок».11

В 1689 г. между Россией и маньчжурской Цинской империей был подписан Нерчинский договор, который формально узаконил существовавшую торговлю. Однако договор «ни фактически, ни юридически не определил русско-китайскую границу в Приамурье».12 После его подписания «цинское правительство по-прежнему чинило препятствия и ограничения торговым делам и не разрешало китайским купцам выезжать в Россию».13 В 1693 г. цинское правительство издало «Правила сношений с русскими», касавшиеся торговых, политических и пограничных вопросов. «Относительно торговли, — отмечает Е.Л. Беспрозванных, — в "Правилах" говорилось: "Когда русские купцы будут приходить в Пекин для торговли, их число не должно превышать 200 человек, и они должны приходить только 1 раз в 3 года. Они должны пользоваться собственными лошадьми и верблюдами. Их товары не должны облагаться пошлиной, но и они не должны торговать контрабандными товарами. По прибытии в Пекин они должны селиться в "русском доме" и могут оставаться в Пекине 80 дней. Провианта от казны они получать не будут"».14 В 1698 г. Петр I повелел отправлять караван из Москвы в Нерчинск не ежегодно, а через год, чтобы избежать наплыва в восточный острог русских товаров и падения на них цены.15

В связи с перемещением центра тяжести крупной сибирской торговли в конце XVII в. произошло резкое падение доходов внутренних таможен Сибири (Тобольской, Енисейской и др.) при одновременном увеличении поступлений от деятельности других таможен — Иркутской и Нерчинском основанных в 1682 и 1684 гг. соответственно.16 В значительной степени этим было обусловлено появление «пошлинных статей» для Сибири 1693 г., а затем «новых таможенных статей» 1698 г., подробно регламентировавших не только внутреннюю, но и внешнюю торговлю с Китаем.17

Примечания

1. Новосельцев А.П. Русско-иранские отношения в первой половине XVII в. // Международные связи России в XVII—XVIII вв. (Экономика, политика, культура): Сб. статей / Отв. ред. Л.Г. Бескровный. М., 1966. С. 113.

2. Костомаров Н. Очерк торговли... С. 46.

3. Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 196. Право торговли бухарских и хивинских купцов в России затем неоднократно подтверждалось московским правительством (Там же. С. 196—197).

4. См.: Курц Б.Г. Состояние России... С. 155.

5. ПСЗ I. Т. 1. № 409, 514, 539; Восканян В. Новоторговый устав и договор с Армянской торговой компанией // Известия АН Арм. ССР. Обществ, науки. 1947. № 6. С. 29—43. В 1673 г. Армянской компании была выдана новая жалованная грамота, согласно которой ее представители могли привозить из Персии шелк-сырец в Россию «и продавать русским купецким людем повольную ценою; а если чего русские купецкие люди не покупят, и те товары имать в государеву казну по договорной цене» (ПСЗ I. Т. 1. № 539).

6. ПСЗ I. Т. 2. № 678.

7. Олеарий А. Описание путешествия... С. VIII; Курц Б.Г. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Киев, 1915. С. 354, 361—362; Трусевич Х. Посольские и торговые сношения России с Китаем до XIX в. М., 1882. С. 12—14; Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 207—208; Кулишер И.М. История... С. 133—134.

8. Костомаров Н. Очерк торговли... С. 294, 297, 298.

9. Копылов А.Н. Таможенная политика в Сибири в XVII в. // Русское государство в XVII в.: Сб. статей / Отв. ред. Н.В. Устюгов. М., 1961. С. 359.

10. ПСЗ I. Т. 3. № 1474, 1654; Курц Б.Г. Сочинение Кильбургера... С. 153; Яковлева П.Т. Русско-китайская торговля через Нерчинск накануне и после заключения Нерчинского договора (1689 г.) // Международные связи России в XVII—XVIII вв. (Экономика, политика, культура): Сб. статей / Отв. ред. Л.Г. Бескровный. М., 1966. С. 125—126, 132, 135—136. В 50—60-е гг. XVII в. «камки китайские» и другие шелковые материи составляли примерно 90% в русском импорте из Китая (Трусевич Х. Посольские и торговые сношения... С. 268).

11. Таможенные книги сибирских городов XVII века: Сургут и Тара / Гл. ред. Д.Я. Резун. Новосибирск, 1997. Вып. 1. С. 16.

12. Беспрозванных Е.Л. Приамурье в системе русско-китайских отношений. XVII — середина XIX в. М., 1983. С. 57.

13. Яковлева П.Т. Русско-китайская торговля... С. 133.

14. Беспрозванных Е.Л. Приамурье... С. 65.

15. ПСЗ I. Т. 3. № 1654. Всего за время с 1693 по 1718 г. в Китае побывало 10 русских казенных караванов, причем частные торговцы до 1706 г. могли провозить свои товары вместе с казенными (Беспрозванных Е.Л. Приамурье... С. 72).

16. Яковлева П.Т. Русско-китайская торговля... С. 124, 138; Копылов А.Н. Таможенная политика... С. 359.

17. ПСЗ I. Т. 3. № 1474, 1654.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика