Александр Невский
 

IV. Экономические и политические последствия татаро-монгольского нашествия на Русь (XIII в.)

Монголо-татарское нашествие XIII в., сопровождавшееся колоссальным разрушением производительных сил и завершившееся установлением над русскими землями тяжкого иноземного ига, оказало глубоко регрессивное воздействие на экономическое и политическое развитие Руси.

Опустошение русских земель татарскими погромами и систематическое ограбление русского народа ордынскими данями имели крайне тяжелые последствия для страны. Городское ремесло было подорвано разрушением городов и уводом в плен ремесленников, крестьянское хозяйство разорялось татарскими «ратями» и тяжелыми выплатами в Орду, экономические связи города с деревней оказались нарушенными, ухудшились условия внешней торговли.

Народное хозяйство русских княжеств, подорванное татарскими погромами и постоянно истощавшееся данями и поборами, переживало во второй половине XIII в. период упадка. Монголо-татарское завоевание надолго искусственно задержало экономическое развитие Руси.

К. Маркс и Ф. Энгельс в «Немецкой идеологии» указывают еще на одну важную сторону тяжелых последствий вторжений кочевых народов для экономического развития оседлых стран. В период феодальной раздробленности, когда сношения ограничиваются простым соседством, каждое изобретение в области производства приходится делать заново в каждой отдельной местности, и при этих условиях «достаточно простых случайностей, вроде вторжений варварских народов или даже обыкновенных войн, чтобы довести какую-нибудь страну с развитыми производительными силами и потребностями до необходимости начинать все сначала»1. Это замечание целиком можно отнести и к феодальной Руси.

Однако последствия монголо-татарского нашествия были, как нам представляется, гораздо тяжелее, чем просто временная задержка экономического развития Руси. Монголо-татары не могли, конечно, разрушить основы феодального строя на Руси, но условия экономического развития русских княжеств претерпели значительные изменения. Завоевание страны кочевниками искусственно задерживало развитие товарно-денежных отношений, законсервировало на длительное время натуральный характер хозяйства. Этому способствовало прежде всего разрушение завоевателями центров ремесла и торговли — городов, будущих потенциальных очагов буржуазного развития. Русские города были не только разрушены монголо-татарами, но и лишены в результате избиения и увода в плен ремесленников основного условия для восстановления экономической жизни — ремесленного производства. «Русское городское ремесло было совершенно уничтожено, — пишет Б.А. Рыбаков, — Русь была отброшена назад на несколько столетий, и в те века, когда цеховая промышленность Запада переходила к эпохе первоначального накопления, русская ремесленная промышленность должна была вторично проходить часть того исторического пути, который был проделан до Батыя»2. Дело было не только в том, что сами города были разрушены нашествием Батыя и в дальнейшем разорялись новыми и новыми татарскими походами — «политика Золотой Орды была вообще враждебна городам»3. Монголо-татары, которые «установили режим массового террора, причем разорения и массовые убийства стали его постоянными институтами» (К. Маркс)4, подрывали экономическую основу, на которой вообще было возможно развитие средневековых городов — феодальное сельское хозяйство Руси. Как показали исследования М.Н. Тихомирова, непременным условием возникновения и развития русского средневекового города является развитое сельское хозяйство, и города, как правило, были центрами сельскохозяйственной округи5. Монголо-татарские завоеватели, разоряя набегами и данями сельское хозяйство Руси, подрывали таким образом экономическую основу развития русских городов. Большая часть прибавочного продукта, которая могла пойти на дальнейшее развитие производства, безвозмездно уходила в виде ордынских даней и добычи при грабежах татарских отрядов за пределы страны. Это тормозило развитие производства и обмена, подрывало торговые связи города с деревней и общественное разделение труда. «Зарождавшиеся в XII—XIII вв. связи города с деревней, широкая торговля некоторых крупных центров с далекой периферией, а, следовательно, и организация массового производства в городах — все это было уничтожено татарами почти повсеместно»6.

Разрушение городов, нарушение связей города с деревней, обеднение непосредственных производителей и огромная утечка в Орду серебра, основного денежного металла древней Руси, усилили натурализацию хозяйства, препятствовали развитию товарно-денежных отношений.

Экономика деревни, более примитивная и простая, восстанавливалась после татарских погромов быстрее, чем сложная, основанная на опыте многих поколений ремесленников экономика города. Экономический упадок и политическая слабость городов имели своим следствием крайнее усиление чисто феодальных элементов в общественном строе.

Русские города как политическая сила, способная в какой-то степени противостоять феодалам, погибли в огне татарских погромов. В этих условиях феодальная зависимость крестьян развивалась в своих наиболее грубых и неприкрытых формах. Ряды феодально-зависимого населения быстро пополнялись за счет разоряемого татарскими «ратями» и ордынскими данями крестьянства. Дальнейшему закрепощению крестьян способствовали и татарские переписи. Обязанность регулярно выплачивать ордынскую дань, которая проходила через руки собственных феодалов, усиливала зависимость крестьян и прикрепление их к земле.

Монголо-татарское завоевание привело к усилению феодального гнета. Вынужденные отдавать ордынским ханам часть феодальной ренты в виде дани, русские феодалы старались возместить ее усиленной эксплуатацией крестьян. Антифеодальные классовые выступления крепостного крестьянства в условиях иноземного ига были почти невозможны. Князья выступали как проводники ордынской политики (во всяком случае, во второй половине XIII столетия) и могли рассчитывать на поддержку хана, тем более, что в условиях ига антифеодальные выступления зачастую принимали антитатарский характер7. Препятствовала антифеодальной борьбе крестьян и политическая слабость русских городов, разгромленных монголо-татарами: «городской воздух» на Руси не делал феодально-зависимого крестьянина свободным.

Монголо-татарские завоеватели, опустошавшие русские земли и систематически грабившие их данями и другими «ордынскими тягостями», ничего не могли дать взамен русскому народу: ни о каком положительном влиянии завоевателей на экономику Руси говорить не приходится. Как показали исследования М.Г. Сафаргалиева, Золотая Орда была основана «на примитивном кочевом, скотоводческом натуральном хозяйстве, где только что стало возникать земледелие, ремесло же не вышло из рамок домашних промыслов, а товарно-денежные отношения не вошли в быт основной массы кочевого населения»8. Монголо-татарское завоевание явилось тормозом для развития производительных сил Руси, находившейся на более высоком уровне экономического и культурного развития.

В политическом плане отрицательные последствия монголо-татарского завоевания проявились прежде всего в нарушении процесса постепенной политической консолидации русских земель, в усугублении феодальной раздробленности страны. Если для домонгольской Руси, по наблюдениям А.Н. Насонова, были характерны признаки борьбы великого князя с местными боярами-феодалами, попытки великокняжеской власти опереться в своей централизаторской деятельности на горожан и другие слои населения, некоторые признаки тяготения элементов, недовольных феодальным беспорядком, к князю, — то монголо-татарское нашествие насильственно прервало, или, по крайней мере, затормозило эти подспудные процессы. Непосредственным следствием «татарского погрома» было ослабление великокняжеской власти. Нашествие Батыя расшатало административный аппарат, серьезно ослабило великокняжеское войско. Разгром владимирских земель и бегство населения из бассейна реки Клязьмы подорвали экономическую основу великокняжеской власти, а разгром городов, потенциальных союзников великого князя в борьбе за политическое объединение страны, сузил ее социальную базу. В последней четверти XIII в. наблюдается, по образному выражению А.Е. Преснякова, «агония великокняжеской власти»9. Другой стороной этого процесса было усиление децентрализаторских стремлений отдельных феодальных княжеств и местного боярства10.

Нарушение монголо-татарскими завоевателями наметившегося в первой половине XIII в. процесса постепенной государственной концентрации русских земель — одно из самых тяжких последствий «татарщины». Татарские погромы, нанесшие страшный удар экономике феодальной Руси, разрушили объективные предпосылки будущего государственного объединения русских земель. Были нарушены минимальные экономические связи между феодальными центрами и серьезно ослаблены города, потенциальные очаги будущего развития и естественные союзники великокняжеской власти в борьбе за политическое объединение страны.

Советская историческая наука полностью опровергла бытовавшее в дореволюционной историографии (и до сих пор проповедуемое некоторыми зарубежными историками) мнение о «положительном» влиянии монголо-татар на формирование русской государственности. Как показывают исследования А.Н. Насонова, «политика монголов на Руси заключалась в стремлении всячески препятствовать консолидации, поддерживать взаимную рознь отдельных политических групп и княжеств»11. Русское централизованное государство с центром в Москве создавалось не в результате содействия ордынских ханов, а «вопреки их интересам и помимо их воли»12. Слабость русских городов, вызванная монголо-татарским завоеванием, отрицательно сказалась на процессе образования русского централизованного государства13.

Иноземное завоевание на долгое время искусственно законсервировало феодальную раздробленность. По словам К. Маркса, «натравливать русских князей друг на друга, поддерживать несогласие между ними, уравновешивать их силы, никому не давать усиливаться, — все это было традиционной политикой татар»14. Только после свержения монголо-татарского ига создались условия для окончательного оформления русского централизованного государства. На связь процесса складывания русского централизованного государства со свержением иноземного ига указывал Ф. Энгельс: «В России покорение удельных князей шло рука об руку с освобождением от татарского ига»15.

Отрицательное воздействие оказало монголо-татарское нашествие и на процесс формирования русской народности. Создание в результате процесса феодализации предпосылок формирования трех восточно-славянских народностей — великорусской (русской), белорусской и украинской — было объективно прогрессивным явлением, однако монголо-татарское завоевание отрицательно сказалось на дальнейших судьбах этих народностей. Л.В. Черепнин в своем исследовании об условиях формирования русской народности до конца XV столетия выделяет несколько аспектов отрицательного влияния иноземного завоевания на этот процесс: разрушение производительных сил; консервация феодальной раздробленности; отрыв от Северо-Восточной Руси южных и юго-западных земель и возникновение условий, благоприятствующих их захвату польскими, литовскими и венгерскими феодалами. Монголо-татарское нашествие чрезвычайно усложнило международную обстановку, в которой происходило образование русской (а также украинской и белорусской) народности. Складывающиеся братские народности были вынуждены вести борьбу за свою независимость16.

* * *

Исследование истории Руси после монголо-татарского нашествия неизбежно приводит к выводу об отрицательном, глубоко регрессивном влиянии иноземного завоевания на экономическое, политическое и культурное развитие страны. Последствия монголо-татарского ига сказывались в течение нескольких столетий. Именно оно явилось основной причиной отставания Руси от развитых европейских стран, для ликвидации которого потребовались титанические усилия трудолюбивого и талантливого русского народа.

Примечания

1. К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 54.

2. Б.А. Рыбаков. Ремесло древней Руси, 1948, стр. 780—781.

3. К. Базилевич. Опыт периодизации истории СССР феодального периода. «Вопросы истории», № 11, 1949, стр. 76.

4. К. Маркс. Секретная дипломатия XVIII века.

5. См.: М.Н. Тихомиров. Древнерусские города. М., 1956, стр. 64, 393—394 и др.

6. Б.А. Рыбаков. Ремесло древней Руси, 1948, стр. 535.

7. На эту особенность народных движений времени монгольского ига указывает Л.В. Черепнин, который пишет, что «особенностью ряда городских движений XIV—XV веков, так же как и движений второй половины XIII века, является то, что они были одновременно проявлением борьбы против ига со стороны Золотой Орды и феодального гнета со стороны господствующих классов Северо-Восточной Руси» («Вестник МГУ», 1952, № 4, вып. 2. Серия общ. наук, стр. 121).

8. М.Г. Сафаргалиев. Распад Золотой Орды. Саранск, 1960, стр. 273.

9. А.Е. Пресняков. Образование великорусского государства. Пг., 1918, стр. 49.

10. Усиление местного феодального боярства после нашествия Батыя и борьбу с ним во второй половине XIII века княжеской власти показывает на материале Галицко-Волынской Руси В.Т. Пашуто (В.Т. Пашуто. Очерки истории Галицко-Волынской Руси. М.—Л., 1960, стр. 224, 228 и др.).

11. А.Н. Насонов. Монголы и Русь. М.—Л., 1940, стр. 5.

12. Б. Греков. Татарское нашествие (XIII—XV вв.). «Исторический журнал», № 6, 1937, стр. 62.

13. См.: Л.В. Черепнин. Образование русского централизованного государства в XIV—XV вв. М., 1960, стр. 10.

14. К. Маркс. Секретная дипломатия XVIII в.

15. Ф. Энгельс. О разложении феодализма и развитии буржуазии. «Пролетарская революция», № 6, 1935, стр. 160.

16. См.: Л.В. Черепнин. Условия формирования русской народности до конца XV в. Сб. «Вопросы формирования русской народности и нации». М., 1958, стр. 57, 79.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика