Александр Невский
 

I. Подготовка монголо-татарского нашествия на Русь (1223—1236 гг.)

1

Планы завоевания Восточной Европы складывались у монгольских феодалов задолго до похода Батыя. Еще в 1207 г. Чингиз-хан направил своего старшего сына Джучи на завоевание племен, обитавших к северу от реки Селенги и в долине Иртыша, причем в состав улуса Джучи были включены и земли Восточной Европы, которые предстояло завоевать в дальнейшем. Персидский историк Рашид-ад-Дин сообщал, что «Джучи на основании высочайшего повеления Чингиз-хана должен был отправиться с войском завоевать все области Севера, то есть земли Ибир-Сибир, Булар, Дешт-и-Кыпчак, Башкирд, Рус и Черкес до хазарского Дербента, и подчинить их своей власти»1.

Однако при жизни Чингиз-хана эта широкая завоевательная программа не была реализована: основные силы монгольских феодалов были заняты войнами в Китае, Центральной и Средней Азии. В 20-х годах XIII в. монголами были проведены только подготовительные мероприятия к будущему нашествию, к числу которых относились: завоевание Средней Азии и Закавказья, вплотную придвинувшее владения монголов к границам Восточной Европы; перенесение ханской ставки улуса Джучи с верховьев Иртыша на Яик; проведение рекогносцировочных походов на запад с целью стратегической разведки и сбора сведений о государствах Восточной Европы. Самым значительным походом такого рода был поход тридцатитысячного войска Субедея и Джебэ в Закавказье и Юго-Восточную Европу в 1222—1224 гг.

В исторической литературе поход Субедея и Джебэ иногда объясняется случайными причинами: преследованием хорезмшаха Мухаммеда, личным желанием Субедея продолжать поход, на что было позднее получено согласие Чингиз-хана и т. д.2. На самом деле замысел этого похода был гораздо шире. Рашид-ад-Дин пишет о походе войска Субедея и Джебэ как о большом, тщательно спланированном самим великим монгольским ханом предприятии: «С Чингиз-ханом было условлено, что они (Субедей и Джебэ) закончат это дело в продолжении 3-х лет; оно было завершено в два с половиной года»3.

30-тысячное конное войско Субедея и Джебэ, прорвавшись с юга через «Железные ворота» (Дербент), в 1222 г. разбило аланов (которых в решительный момент битвы покинули их союзники — половцы) и вышло в причерноморские степи. Половецкие кочевья в степях Северного Кавказа и низовьях Дона были быстро разгромлены монголами; часть половцев бежала в Крым, куда вслед за ними проникли монголы, другая — за Днепр, в русские земли. По свидетельствам летописцев, половецкий хан Котян обратился за помощью к русским князьям. После большого княжеского совета в Киеве было решено выступить против монголо-татар и сражаться с ними в половецких степях, за пределами русских земель. Объединенная русско-половецкая рать, в которую входило большинство русских князей (киевские, галицкие, черниговские, смоленские, новгород-северские и др.) и значительные силы половцев, спустилась от Киева вниз по Днепру, форсировала его у Олешья по мосту, построенному из составленных рядом лодок, и двинулась в глубь половецких степей. На левом берегу Днепра произошла первая стычка с монголами. Русские разбили татарский авангард, и монголо-татары начали поспешно отступать на восток. После восьмидневного преследования 31 мая 1223 г. русская рать близь реки Калки встретилась с главными силами Субедея и Джебэ. Русское княжеское войско показало полную неспособность к согласованным действиям крупными войсковыми массами. Княжеские дружины вступали в бой по частям, отдельными отрядами, и их сравнительно легко разбивала согласованными ударами монгольская конница. Даже бешеный натиск дружины Мстислава Удалого, который едва не прорвал боевые линии монголов, не был поддержан другими князьями и окончился неудачей. Очень нестойкими в бою оказались половецкие войска: половцы не выдержали удара монгольской конницы и бежали, расстроив боевые порядки русских дружин. Сильнейший из русских князей Мстислав Киевский так и не вступил в бой со своим многочисленным и хорошо вооруженным полком; он бесславно погиб, сдавшись в плен окружившим его монголам. Русские потери были очень велики: в битве погибло 6 князей, а из простых воинов, по свидетельству летописцев, вернулся лишь каждый десятый; одних киевлян погибло 10 тысяч человек. Монгольская конница преследовала остатки русских дружин до Днепра4.

Монголо-татарское войско Субедея и Джебэ прошло, таким образом, через все половецкие степи, хорошо изучив театр военных действий, в Дешт-и-Кыпчак, куда был направлен впоследствии первый удар Батыя, и вплотную подходило к границам Южной Руси. По свидетельству Лаврентьевской летописи, монголы «придоша близь Руси идеже зовется валъ Половечьскыи»5. При преследовании разбитых при Калке русских дружин монгольская конница заходила еще дальше и, по словам новгородского летописца, «татари же възвратишася от рекы Днепря»6. Ипатьевская летопись добавляет, что монголы доходили «до Новагорода Стополчьского»7. Во время похода 1222—1223 гг. монголы непосредственно познакомились с русскими войсками и укреплениями русских городов, а от многочисленных пленных могли получить сведения о внутреннем положении русских княжеств, об условиях ведения военных действий в Северо-Восточной и Южной Руси в различное время года, о возможных силах противника и т. д. Из Дешт-и-Кыпчак монголы проникли далеко в глубь Волжской Булгарии и после поражения от булгарских войск вернулись по степям Казахстана в Среднюю Азию, пройдя, таким образом, по пути будущего нашествия.

В конце 20-х годов XIII в. монголами были предприняты новые шаги по реализации плана завоевания Восточной Европы: на запад, в прикаспийские степи, был послан Субедей с 30-тысячным монгольским войском. Как сообщают персидские источники (Рашид-ад-Дин, «История Вассафа»), великий монгольский хан «отправил Кукдая и Субадая с 30 тысяч всадников в сторону Кыпчак, Саксин и Булгар»8. Появление этого монгольского отряда на Яике зафиксировано русскими летописями под 1229 г.

Второй поход Субедея на запад имел не только разведывательный характер: Субедей покорял народы по будущему пути монгольских полчищ и готовил плацдарм для нашествия на Восточную Европу. Монгольское войско потеснило саксин9 и половцев, занимавших прикаспийские степи, и сбило булгарские «сторожи» на Яике. Расширяя район завоевания, Субедей приступил к захвату башкирских земель. В 1229 г. монголы утвердились в юго-западной части Башкирии. Этим и ограничились успехи монголов в 1229 г.: для дальнейшего продвижения на запад требовались гораздо большие силы.

Следующий этап в монголо-татарском наступлении на Восточную Европу начался после курултая 1229 г. Новый великий князь хан Угедей направил на помощь отряду Субедея войска улуса Джучи. Рашид-ад-Дин сообщает, что Угедей «во исполнение указа, данного Чингиз-ханом на имя Джучи, поручил завоевание Северных стран членам его (Джучи. — В.К.) дома»10.

Намеченный курултаем 1229 г. поход на запад не был еще общемонгольским: осуществление его было поручено только военным силам улуса Джучи. Центральное место в плане завоеваний, намеченном курултаем, все еще занимала война в Китае, куда были направлены основные монгольские силы и даже отозван с Яика Субедей.

В начале 1230 г. войска улуса Джучи сконцентрировались в районе Яика, усилив действовавший здесь 30-тысячный монгольский отряд. Монголы перешли Яик и вторглись во владения половцев, в степи между Яиком и Нижней Волгой. По сообщению арабского историка «в 627 году (1230 г.) вспыхнуло пламя войны между татарами и кипчаками»11. Продолжались нападения монголов и на башкирские земли12. С 1232 г. монголо-татары усилили наступление на Волжскую Булгарию; русские летописцы сообщают под этим годом, что в булгарские земли «придоша Татарове и зимоваша, не дошедше Великого града Болгарьскаго»13. Военные действия в указанных направлениях продолжались и в 1233—1235 гг.

Наступление на Восточную Европу силами одного улуса Джучи не имело особого успеха. Башкирский народ продолжал сопротивление и подчинился монголам только после подхода к ним новых сил, в 1236 г. В Булгарии монголы были задержаны на оборонительных линиях булгар, на границе леса и степи, так и не сумев пробиться к богатым булгарским городам. Только в прикаспийских степях монгольские отряды довольно далеко продвинулись на запад, потеснив половцев, и их передовые отряды проникли на правобережье Волги, близко подходили к землям аланов. Венгерские монахи, проезжавшие летом 1235 г. по Алании, «не нашли попутчиков, чтобы идти дальше, из-за боязни татар, которые по слухам были близко»14.

Невозможность силами одного улуса Джучи завоевать Восточную Европу вызвала новое обсуждение вопроса о походе на запад на курултае 1235 г. По свидетельству персидского историка Джувейни, на курултае «состоялось решение завладеть странами Булгара, Асов и Руси, которые находились по соседству становища Бату, не были еще покорены и гордились своей многочисленностью»15. Курултай наметил общемонгольский поход на запад: «в помощь и подкрепление Бату» были посланы центрально-монгольские войска и большинство царевичей-«чингизидов» (Менгу-хан, Гуюк-хан, Бучек, Кулькан, Монкэ, Байдар, Тангут, Бюджик и др.). Для участия в походе был отозван из Китая Субедей, один из «четырех свирепых псов Чингиз-хана».

Всю зиму 1235—1236 гг. монголы в верховьях Иртыша и степях Северного Алтая готовились к большому походу на запад, а затем «все они двинулись весною бечиниля, т. е. года обезьяны, который приходится на месяц джумади II 633 г. (1236 г.), лето провели в пути, а осенью в пределах Булгара соединились с уругом Джучи» (Рашид-ад-Дин)16.

По дороге к Волге монголо-татарами были подчинены башкирские племена, которые после пятнадцатилетнего сопротивления были вынуждены как «друзья и союзники» выделить вооруженные отряды в состав монгольского войска. Осенью 1236 г. монгольские войска, предназначенные для вторжения в Восточную Европу, сосредоточились в прикаспийских степях.

2

Первый удар объединенных монгольских сил был направлен против Волжской Булгарии. Впервые монголы проникли в Булгарию еще в начале 20-х годов XIII в., когда в булгарские земли вторглись войска Субедея и Джебэ. Арабский историк Ибн-аль-Асир сообщает, что монголы от Калки «направились в Булгар в конце 620 года» (1223 г.), однако встретили там сильное сопротивление. «Жители Булгара» при приближении татар «в нескольких местах устроили им засады, выступили против них, и, заманив их до тех пор, пока они зашли за место засад, напали на них с тыла». Сравнительно немногочисленное монгольское войско, к тому же сильно ослабленное схватками с русскими дружинами, было разбито («поял их меч со всех сторон, и уцелели из них только немногие»); остатки монголов отступили17.

После этого неудачного похода монголы в течение нескольких лет не предпринимали против булгар активных военных действий. Только летом 1229 г., когда в прикаспийские степи было послано новое 30-тысячное монгольское войско во главе с Субедеем, они снова появились на булгарских рубежах и сбили булгарские «сторожи» на Яике («сторожеве Болгарьскыи прибегоша бьени от Татаръ близь рекы, еиже имя Яикъ»).

На этот раз опасность была вполне реальной, и булгары начали активно готовиться к отпору. Прежде всего необходимо было урегулировать отношения с Русью, так как булгары в начале XIII в. постоянно враждовали с владимиро-суздальскими князьями. Известны столкновения русских князей с булгарами из-за влияния на мордовские земли, походы булгар в глубь Северо-Восточной Руси с целью восстановления торгового пути на запад в 1207 и 1219 гг., во время которых булгары доходили до самого Устюга. В 1220 г. князь Святослав Всеволодович с муромскими князьями предпринял ответный поход на Булгары. Сильное русское войско проникло далеко в глубь булгарской территории, сожгло Ошел и несколько других булгарских городов. В 1221 г., как опорный пункт для выступления на Булгарию, был заложен Нижний Новгород. Отношения между русскими князьями и булгарами были весьма натянутыми. Частые стычки проходили в основном с перевесом русских.

В конце 20-х годов, в связи с ясно наметившейся опасностью монголо-татарского вторжения, правители Булгарии сделали ряд шагов к нормализации отношений с Русью. В 1229 г. «булгары, учиня мир, возили жита по Волге и Оке во все грады Руские и продавали и тем великую помочь сделали. Князь же болгарский прислал в дар великому князю Юрию 30 насадов с житами, которые князь великий принял с благодарением, а к нему послал сукна, парчи с золотом и сребром, кости рыбьи и другие изысчные весчи»18. В 1229 г. по инициативе булгар было заключено перемирие с Русью. Никоновская летопись сообщает, что «Болгаре, глаголемии Казанци, прислаша къ великому князю Юрью Всеволодичю о миру, бе бо перемирье промежи ихъ на шесть летъ, а люди пленныа быша во обеихъ странахъ. И тако умиришися, и плененыя люди разпустиша»19. В 1230 г. булгары сделали еще один шаг к нормализации отношений с Русью: во Владимир были с почестями перенесены останки русского монаха Авраамия, убитого год назад. Несомненно, такая политика булгарских князей была направлена на создание безопасного тыла для борьбы с новым опасным врагом — монголо-татарами, появившимся на Яике и реально угрожавшим булгарским границам.

Другим подготовительным мероприятием для отражения готовящегося нашествия была консолидация внутренних сил Булгарии, объединение булгарских феодалов для совместной борьбы с монголами; на факт консолидации сил булгарских феодалов для отражения монголо-татарского нашествия указывает исследователь истории Волжской Булгарии А.П. Смирнов20. Южная граница страны была укреплена. Археологические исследования А.П. Смирнова выявили целую систему оборонительных рубежей — валов, прикрывавших булгарские земли с юга и юго-востока. «Не имея сил оборонять далекую степную границу, — пишет А.П. Смирнов, — булгары решили создать укрепленные рубежи в лесах, где и выстроили вал, прикрывавший территорию Биляра и восточных районов государства»21. Были усилены укрепления и во многих булгарских городах. В Булгаре, например, накануне вторжения монголо-татар были выкопаны новые рвы, усилены и расширены крепостные сооружения, возведены стены и башни из дубового леса. Венгерский монах Юлиан, побывавший в Булгарии накануне монголо-татарского вторжения, сообщает, что у булгар тогда было «40 весьма укрепленных замков», причем «в одном большом городе» насчитывалось «пятьдесят тысяч бойцов»22.

В 1232 г. монголо-татары начали наступление на Волжскую Булгарию. Однако это наступление захлебнулось, натолкнувшись, на построенные булгарами оборонительные линии, и «объединенные силы булгарских князей» задержали на них монголо-татарское нашествие «на 3—4 года». Это был серьезный успех, но, как нам представляется, А.П. Смирнов несколько переоценивает силу сопротивления булгар и его роль в общей борьбе народов Восточной Европы против монголо-татарских завоевателей. Длительная задержка завоевателей «на границе леса и степи», на укрепленных линиях булгар объяснялась не столько особо «упорным» сопротивлением булгарских войск, сколько недостаточными силами самих монголо-татар в этот период нашествия. В 1230 г. началась война с половцами, которая отвлекла значительную часть сил завоевателей в другом направлении. На севере монголам продолжали оказывать успешное сопротивление башкирские племена. Против Булгарии могла быть выделена только часть и без того не особенно многочисленного монгольского войска: в начале 30-х годов XIII в. в прикаспийских степях действовали исключительно силы одного улуса Джучи (даже Субедей, один из лучших татарских полководцев, был в начале 30-х годов отозван в Китай). Когда же в 1236 г. на Булгарию были двинуты большие монгольские силы, она была молниеносно разгромлена. Восточные источники, довольно подробно сообщавшие о завоевании Булгарии, не упоминают ни о каких боях на оборонительных рубежах: видимо, они были прорваны без особого труда.

Осенью 1236 г. основные силы монголо-татар, пришедшие из Монголии, соединились с отрядами улуса Джучи «в пределах Булгара». Поздней осенью или в начале зимы 1236 г. («в ту зиму». — Рашид-ад-Дин) монголы начали завоевание Булгарии. «Тое же осени, — сообщает Лаврентьевская летопись, — придоша от восточные страны в Болгарьскую землю безбожнии Татари, и взяша славный Великыи город Болгарьскии и избиша оружьем от старца и до унаго и до сущаго младенца, и взяша товара множство, а город ихъ пожгоша огнем, и всю землю ихъ плениша»23. О полном разгроме Булгарии сообщают и восточные источники. Рашид-ад-Дин пишет, что монголы «дошли до града Булгара Великого и до других областей его, разбили тамошнее войско и заставили их покориться». Джувейни добавляет, что «сначала они силой и штурмом взяли город Булгар, который известен в мире неприступностью местности и большой населенностью; для примера подобных им, жителей его частью убили, а частью пленили»24.

Волжская Булгария была страшно опустошена. Почти все ее города были разрушены (Булгар, Булар, Кернек, Жуконин, Сувар). Массовому опустошению подверглись и сельские местности. В бассейне рек Берды и Актая почти все поселения (13 городищ и 60 селищ), судя по археологическим материалам, были разрушены в первой половине XIII в., т. е. во время татарского погрома25.

К весне 1237 г. завоевание Волжской Булгарии было закончено. Большое монгольское войско во главе с Субедеем двинулось в прикаспийские степи, где продолжалась начавшаяся еще в 1230 г. война с половцами. По данным венгерского путешественника Юлиана, передовые татарские отряды уже летом 1235 г. доходили до земель аланов на правобережье Волги. Правобережье Волги и являлось, вероятно, плацдармом для вторжения в Детш-и-Кыпчак.

Первый удар весной 1237 г. был нанесен монголами кыпчакам (половцам) и аланам. С Нижней Волги завоеватели двинулись «облавой, и страну, которая попалась в нее, захватили, идя строями». Левый фланг «облавы», который шел вдоль берега Каспийского моря и далее по степям Северного Кавказа к устью Дона, составляли отряды Монкэ-хана и Гуюк-хана. Правый фланг «облавы», двигавшийся севернее, по половецким степям, составляли войска Менгу-хана. Монголо-татары широким фронтом («идя строями») прошли прикаспийские степи и соединились где-то в районе Нижнего Дона. Половцам и аланам был нанесен сильный удар. Рашид-ад-Дин сообщает, что во время этого похода монголы убили «Бачмана, который был из храбрейших тамошних вождей из общества Кипчакского» и «Кагир-Укуле, из эмиров асов».

Война с аланами и половцами была затяжной и продолжалась до осени 1237 г. Во всяком случае, венгерский монах Юлиан, проезжавший осенью 1237 г. поблизости от границ Руси, застал войско, отправленное Батыем «к морю на всех команов» (половцев), еще в половецких степях.

Следующим этапом войны 1237 г. в Юго-Восточной Европе был удар на буртасов, мокшу и мордву. После описания похода на кыпчаков и аланов Рашид-ад-Дин сообщает, что «сыновья Джучи: Бату, Орда, Берке, внук Чегатая — Бури, и сын Чингиз-хана — Кулькан, занялись войной с Мокшей, Буртасами, Аржанами и в короткое время завладели ими»26. Судя по именам участвовавших в походе ханов, это была другая часть монгольского войска (на юге с аланами и половцами воевали Менгу, Гуюк и Монкэ).

Наступление на мокшу, буртасов и мордву могло происходить одновременно или несколько позднее похода в прикаспийские степи. Видимо, победу над этими народами имел в виду Юлиан, когда писал о разгроме монголами «пяти величайших языческих царств» — «Булгарии», «Меровии», «Фасхии» и «царства Морданов»27. Покорение мордовских земель, а также земли буртасов и арджанов закончилось осенью 1237 г.

Поход 1237 г. имел целью подготовить плацдарм для нашествия на Северо-Восточную Русь. Монголы нанесли сильный удар половцам и аланам, оттеснив половецкие кочевья на запад, за Дон, и завоевали земли буртасов, мокши и мордвы. Осенью 1237 г. монголо-татарские отряды начали концентрироваться для зимнего похода на Северо-Восточную Русь. Огромное монгольское войско стало на русских рубежах.

Примечания

1. В.Г. Тизенгаузен. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, т. II. Извлечения из персидских сочинений, 1941, стр. 48. (В дальнейшем — Тизенгаузен, II.)

2. См., например: Б. Греков, А. Якубовский. Золотая Орда. Л., 1937, стр. 37.

3. Тизенгаузен, II, 31.

4. См.: ПСРЛ, т. I, стб. 445—447; т. И, стб. 740—745.

5. Там же, стб. 446.

6. НПЛ, стр. 63.

7. ПСРЛ, т. II, стб. 745.

8. Тизенгаузен, II, 34, 84.

9. «Саксины» — хазарское население на Нижней Волге, сохранившееся после разгрома Хазарского каганата киевским князем Святославом.

10. Тизенгаузен, II, 65.

11. Тизенгаузен, I, 73.

12. См.: С.А. Аннинский. Известия венгерских миссионеров XIII века о татарах и Восточной Европе. «Исторический архив», т. 3, 1940, стр. 85. (В дальнейшем — Юлиан.)

13. ПСРЛ, т. I, стб. 459.

14. Юлиан, стр. 79.

15. Тизенгаузен, II, стр. 22.

16. Рашид-ад-Дин (Тизенгаузен, II, стр. 34).

17. Тизенгаузен, I, 24.

18. В.Н. Татищев. История Российская, т. III. М.—Л., 1964, стр. 225. (В дальнейшем — Татищев, III.)

19. ПСРЛ, т. 10. М, 1965, стр. 98.

20. См.: А.П. Смирнов. Волжские булгары. 1951, стр. 49, 102.

21. Там же, стр. 98—100, 102.

22. Юлиан, стр. 81, 86.

23. ПСРЛ, т. I, стб. 460.

24. Тизенгаузен, II, 35.

25. Подробнее о завоевании Волжской Булгарии см. работы А.П. Смирнова «Волжские булгары», КСИИМК, № 13, 1946; «Древняя история Чувашского народа», Чебоксары, 1948; «Волжские булгары». М., 1951; «Очерки древней и средневековой истории народов Среднего Поволжья и Прикамья». М., 1952, и др.

26. Тизенгаузен, II. 36.

27. Юлиан, стр. 86.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика