Александр Невский
 

3.3. «Московский» образ Александра Невского в новгородской литературе

Наряду с дискурсом об Александре Невском как защитнике и охранителе новгородских вольностей и фигуре идентификации оборонительного новгородского регионального самосознания, в новгородских летописях XV в. уже можно проследить и черты специфического «московского дискурса». В этой линии памяти Александр Невский больше не служит символом борьбы Новгорода с внешним врагом, но, будучи родоначальником московской ветви Рюриковичей, подчеркивает достоинство и историческую легитимность становящейся династии. Как родоначальник Даниловичей Александр упомянут в краткой генеалогии «А се князи русьстии», включенной наряду с «приложением вторым» в Комиссионный список Новгородской первой летописи1. Весь пассаж о генеалогии, предположительно вписанный между 1417 и 1425 гг., вероятно московского происхождения. Александр Ярославич упомянут здесь как основатель московской династии, генеалогия которой описана от Даниила Александровича до Василия Дмитриевича (ум. 1425): «И от сего князя Александра пошло Великое княжение Московское»2.

В цепочке «православных великих князей, заступников наших всея Русская земля»3 Александр награжден эпитетами «великий», «храбрый», «Невский»4. Он прославился военными подвигами против «немцев» и был признан русскими князьями, поэтому Батый и пожаловал ему титул великого князя5.

Жизнеописание Александра Невского и в Первой Софийской летописи также несет эти «общерусские черты» и более ориентировано на институт великокняжеской власти6. Эта «редакция Жития» по причине ее широкого распространения наиболее интересна для исследователя, она была написана в 40—50-х гг. XV в. в кругах, близких к Софийскому собору в Новгороде. Бегунов полагает, что летопись вышла из-под пера московского книжника7. По сравнению со «второй редакцией» Жития (Новгородской первой летописи младшего извода) здесь усилен «общерусский элемент»8. Показательна в этом отношении, во-первых, речь митрополита у смертного одра Александра, в которой церковный глава оплакивает уже не «солнце земли Суздальской», а «солнце земли Русской»9. Во-вторых, согласно Софийской летописи, главными заслугами Александра оказываются защита Великого княжения и православной веры10. В-третьих, Александр, как и его родители, постоянно упоминается в Первой Софийской летописи в своей великокняжеской функции, с полным титулом «великий князь Александр Ярославич», а не «великий князь Новгородский», как раньше. Поскольку в этой летописи все московские князья называются «великими», можно говорить о наметившейся здесь связи, позднее весьма распространенной, между Александром и московским правителем соответствующего периода11.

По всей вероятности, эти изменения в жизнеописании Александра предприняты не из стилистических соображений. Уже здесь отразилось стремление представить его общерусским святым и предшественником великого князя Московского12. Существование в новгородской литературе «промосковского» образа Александра может быть объяснено или наличием в городе промосковской партии, выступавшей за сближение с усиливающимся великим княжеством, или присутствием в Новгороде московских книжников. Однако эта группировка не могла доминировать в новгородской литературе до подчинения города Иваном III. Только в XVI в. определяющей характеристикой новгородских источников можно назвать приспосабливание к общерусскому дискурсу13. Тот факт, что Александр уже в XV в., всего через два года после капитуляции Новгорода, рассматривался московскими правящими слоями как важный святой, находит подтверждение в послании митрополита Геронтия и архиепископа Ростовского Вассиана Ивану III, написанном осенью 1480 г. В этом письме церковные иерархи выражают надежду, что Господь и «великий князь Александр Невский» придут на помощь московским великим князьям в битве на реке Угре. Верные образу князя, который встречается и на самой древней сохранившейся иконе с изображением Александра (XVI в.), они называют князя «святым старцем»14.

Примечания

1. А се князи русьстии // Новгородская первая летопись (младший извод). Приложение второе. С. 468 и далее. См. об этом: Begunov. Die Vita des Fürsten Aleksandr Nevskij in der Novgoroder Literatur. S. 88—89.

2. А се князи русьстии. С. 468.

3. Там же. С. 469.

4. Там же. С. 468.

5. Неизвестно, кто имеется в виду под понятием «немци» — шведы или Тевтонский орден.

6. См.: Охотникова. Повесть... С. 359; Begunov. Die Vita des Fürsten Aleksandr Nevskij in der Novgoroder Literatur. S. 89ff. Жизнеописание Александра в Софийской летописи называется в научной литературе «вторым вариантом второй редакции Жития». О третьем варианте см.: Бегунов Ю.К. Житие Александра Невского в сборнике из собрания Н.П. Лихачева // ТОДРЛ. 1976. Т. 30. С. 60—72.

7. Бегунов. Житие Александра Невского в составе Новгородской 1-й и Софийской 1-й летописей. С. 234. Как и «вторая редакция» в Новгородской первой летописи (младшего извода), жизнеописание в Софийской хронике составлено из элементов Новгородской первой летописи (старшего извода) и текста первой редакции Жития («Повести»).

8. См.: Охотникова. Повесть... С. 359.

9. «Заиде солнце земли Русской». Цит по: Begunov. Die Vita des Fürsten Aleksandr Nevskij in der Novgoroder Literatur. S. 235. Cp: Новгородская первая летопись (младшего извода). С. 306.

10. «...и за все великое княжение, отдавая живот за правоверную веру». Цит. по: Бегунов. Житие Александра Невского в составе Новгородской 1-й и Софийской 1-й летописей. С. 235. В Новгородской первой летописи (младшего извода) это добавление отсутствует. Там сказано лишь, что «много трудися за Новьград и за Пьсков и за всю землю Рускую живот свои отдавая» (Новгородская первая летопись. С. 306).

11. См.: Бегунов. Житие Александра Невского в составе Новгородской 1-й и Софийской 1-й летописей. С. 235. Лихачев отвергает интерпретацию Бегунова, полагая, что Софийская летопись в целом помещает в центр русской истории Новгород, а не Москву. См.: Лихачев. Борьба. С. 48.

12. См.: Бегунов. Житие Александра Невского в составе Новгородской 1-й и Софийской 1-й летописей. С. 236.

13. См., например, редакцию Жития под названием «Месяца ноября 23 день преставление святого и великого князя Александра Ярославича Невского», переработку «первой редакции», созданную в Новгороде между 1559 и 1575 гг. Она вышла из-под пера верного московского книжника, постоянно называющего Александра «великим князем». Новгород как территориальное единство здесь уступает место представлению о нераздельной «Русской земле». Именование Александра «вторым Владимиром» сближает этот текст с московскими редакциями Жития того же времени. Эти редакции опубликованы — см.: Бегунов. К вопросу... С. 353—357. Вообще об этом см.: Länge. Bild. S. 69ff.

14. См.: Преображенский А. Солнце земли русской. К 750-летию победы на Неве // Литературная Россия. № 28. 1990. 13 июля С. 19.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика