Александр Невский
 

На правах рекламы:

Септики виды септиков septik123.ru.

• Продажа экипировка экипировка для снегоходов http://www.redlaika.ru/.

• Автобус в хельсинки смотрите на http://rostransfer.ru.

6.4. Церковный дискурс

Тот факт, что Уваров объявил православие одним из трех столпов российской имперской идеологии, уже указывает на усиление роли православной церкви как опоры консервативной государственной политики во времена правления Николая I1. Кроме того, во второй половине столетия можно заметить прогрессирующую конвергенцию национального, имперского и религиозного дискурсов коллективной идентичности. Этот процесс сказался и на совмещении образов Александра Невского. Однако церковно-религиозный дискурс о Невском в XIX в. имеет ряд особенностей2. В национальном и имперском дискурсах 30 августа считалось центральным днем культа Александра Невского и с 1743 г. ежегодно отмечалось в Санкт-Петербурге большим шествием по Невскому проспекту, а кроме того, за исключением времени правления Николая I и Николая II (1894—1917), совпадало с днем тезоименитства императора (см. гл. 5.2). Православная церковь, однако, наряду с этим днем отмечала как день памяти святого и 23 ноября3.

Существенное отличие образа Александра Невского в текстах церковного дискурса от его прочтения в национально-имперском дискурсе состояло в самом упоминании о его статусе святого и о его чудотворствах. Если в национальном и имперском дискурсах Александра помнили как исторического деятеля, которого давным-давно нет в живых, то представители церковно-религиозного дискурса почитали его как живого святого и чудотворца и молились ему4. «Церковь российская причла Александра к лику святых, за его христианские добродетели и чудеса», — подчеркивают церковные источники5. Если в рассказах об Александре в государственных учебниках по истории уцелела лишь легенда о появлении святых Бориса и Глеба перед Невской битвой, в соответствующих церковных текстах передавались и сообщения о самовоспламенившейся свече и исцелениях на его могиле, а также о поддержке им Дмитрия Донского в битве с монголами в 1380 г.6. В земной жизни Александр был «благоверный», «блаженный», «кроткий» «князь-христианин», «очистивший» «отечество наше» от «папизма» или «слуг папы», он отразил «крестовый поход» Швеции в «священной войне» и так защитил «чистую веру»7. Теперь он стал «небесным покровителем своей родины» и «православного русского народа»8.

В церковном дискурсе образ врага католицизма заслонял собой образ «азиатских варваров»9. Благодаря уступчивой монгольской политике Александра

у русских остались своя вера, свои законы, свой язык, своя народность, свое правительство. Россия впоследствии окрепнет, откажется платить дань Орде и все древнее русское окажется у нее в неприкосновенной целости10.

В отличие от «папских слуг», «страшный азиатский враг»11 был религиозно терпимым. Великодушные монголы позволили даже учредить православную епархию в Сарае12. Образ католического Запада как врага в церковном дискурсе был результатом взрывоопасной смеси народных представлений с религиозным рессентиментом. Александр Невский в 1240 и 1242 гг. смог предотвратить «движение западного латино-германского мира на православно-русский восток»13. Папы, «конечно, очень желали подчинить себе и могучий, выдвигавшийся на историческую сцену многочисленный русский народ»14. Оттого папа Григорий IX в специальной булле призвал шведов к крестовому походу против «схизматиков» (Филарет). «В провождении честных бискупов и множества духовенства с крестом вместо знамени и пением свящ. гимнов»15, шведы напали на «русский народ». С «небесной помощью» Бориса и Глеба Александр, однако, отразил атаку «крестоносного флота». Россия выполнила свое предназначение:

К тому времени уже вполне определилось мировое положение России как страны, которой предназначено было остаться навсегда могучей хранительницей православия от все усиливавшихся посягательств римских пап подчинить весь христианский мир своей незаконной власти16.

В церковно-сакральном дискурсе Александр Невский во второй половине XIX в. стал антикатолическим и антизападным символом. Неудивительно поэтому, что многие построенные на западной окраине империи во времена расцвета политики «русификации» Александра III (1881—1894) православные храмы освящались именем этого святого17. Именем Александра Невского были освящены православная церковь в центре Лодзи (1879—1884), а также собор на площади Саской (сегодня площадь Пилсудского) в центре Варшавы (1894—1912)18. Оба здания можно интерпретировать как воплотившиеся в камне свидетельства политики русификации в последней трети XIX в. Польским населением оба воспринимались как знак российской имперской власти. И освящение православной церкви на площади Домберг в Ревеле (Таллине) (1895—1900)19 во имя Александра Невского однозначно стало выражением символической церковной политики с антизападническим или даже «антинемецким» направлением.

Однако было бы неверно считать, что «антикатолицизмом» и «антизападничеством» можно объяснить и основания всех прочих церквей, освященных именем Александра Невского в XIX в. (в Риге, Потсдаме, Копенгагене, Софии, Минске или Париже). Покровительство Александра Невского над православной церковью в Риге (1820—1825)20, Потсдаме (1826—1829)21, Париже (1859—1861)22 и Копенгагене (1881—1883)23, вероятно, следует понимать как знак почитания одного из трех нареченных именем святого князя императоров24. Показательным примером тому, что в начале XIX в. Александр Невский еще не был символом антинемецкого или антизападного направления, может служить маленькая церковь в резиденции прусского короля. Более того, храм в Потсдаме, освященный именем победителя Тевтонского ордена, был совместным русско-прусским проектом, в котором вместе с архитектором В.П. Стасовым принимал участие Карл Фридрих Шинкель. Церковь, построенная по инициативе Фридриха-Вильгельма III, была задумана как «вечный памятник... искренней привязанности и дружбы»25 между российским императором и прусским королем26. Церковь Александра Невского в датской столице Копенгагене также не является памятником антизападного направления, а должна рассматриваться в контексте династической связи между семьями датских королей и русских императоров и как знак почтения по отношению к Александру III27. По-другому обстояло дело и в случае Александро-Невского собора в Софии (1882—1912). Монументальное здание, построенное на самом высоком месте в центре города и вмещавшее до 5000 человек, стало выражением прорусских настроений в Болгарии после освобождения страны от «османского ига» в 1878 г.28. Но невозможно судить однозначно, отчего этот храм был освящен именем именно Александра Невского. Возможно, в благодарность за вновь обретенную независимость болгары хотели поставить в своей столице памятник Александру II (1855—1881)29. По поводу церкви Александра Невского на военном кладбище в Минске, сооруженной в 1898 г. в честь павших в Русско-турецкой войне, также можно предположить, что Александр Невский в этой войне сыграл особую роль как защитник императорских войск30. Несомненно, Александр Невский был в России XIX в. весьма популярным небесным покровителем31. Во второй половине столетия его именем были освящены по меньшей мере пять новых монастырей32. Однако судить об общем росте интереса к святому в эту эпоху или о связи большого числа новых церквей Александра Невского с волной нового строительства можно будет лишь после сравнительного исследования церковного строительства и патроната того времени.

Примечания

1. См.: Kappeler. Vielvölkerreich. S. 206.

2. См., например: Жизнь святого благоверного великого князя Александра Невского, в иночестве Алексия. СПб., 1853; Словарь исторический о святых православных в российской церкви и о некоторых подвижниках благочестия местно чтимых. СПб., 1862 (Репринт: М., 1990); Филарет, архиепископ Черниговский. Русские святые, чтимые церковью или местно. Опыт описания жизни их. Чернигов, 1865; Святой благоверный князь Александр Ярославич Невский. Вязники, 1888; Жизнь и подвиги святого благоверного великого князя Александра Невского. СПб., 1881; Святой благоверный великий князь Александр Невский. Издано отделом распространения духовно-нравственных книг. М., 1885; Хитрое. Святой благоверный великий князь Александр Ярославич Невский; Поселянин Е. Сказание о святых вождях земли Русской. М., 1900. С. 106—130; Столп-воитель земли и церкви русской: Святой великий князь Александр Невский. Житие, подвиги и чудеса благоверного князя и его багрянородных сподвижников. М., 1901; Пономарев А. Александр Невский // Православная богословская энциклопедия. СПб., 1904. Т. 1. Стб. 437—448; Святой благоверный великий князь Александр Невский и Свято-Троицкая Александро-Невская лавра на память двухсотлетия обители (1713—1913). СПб., 1913.

3. См.: Словарь исторический о святых. С. 12.

4. Молитва святому присутствует, например, в: Святой благоверный великий князь Александр Невский. М., 1885. С. 44; Святой благоверный великий князь Александр Невский и Свято-Троицкая Александро-Невская лавра. С. 16.

5. Словарь исторический о святых. С. 11.

6. Наиболее подробно в: Хитрое. Александр Невский. С. 187—193. См. также: Столп-воитель земли и церкви русской. С. 32—41; Святой благоверный великий князь Александр Невский. М., 1885. С. 41.

7. Филарет. Русские святые. С. 384 и далее.

8. Святой благоверный великий князь Александр Невский и Свято-Троицкая Александро-Невская лавра. С. 8—9.

9. См., например: Столп-воитель земли и церкви русской. С. 11. Здесь католические рыцари Тевтонского ордена названы «врагом более опасным, нежели орды татарские».

10. Филарет. Русские святые. С. 400—401.

11. Пономарев. Александр Невский. С. 440.

12. Словарь исторический о святых. С. 10.

13. Пономарев. Александр Невский. С. 439.

14. Там же. С. 438.

15. Там же.

16. Там же. С. 437. См. также: Хитрое. Александр Невский. С. 231.

17. См. об этом, в частности: Салей. Александро-Невский собор. О политике русификации Александра III в западных провинциях империи и о национализации или фольклоризации имперского самоописания при его власти см.: Weeks. Nation and State in Late Imperial Russia; Уортман P. Сценарии власти. Т. 2. С. 225—416; Bartlett R., Edmondson L. Collapse and Creation: Issues of Identity and the Russian Fin de Siecle // Constructing Russian Culture in the Age of Revolution 1881—1940 / Ed. C. Kelly, D. Shepherd. Oxford, 1998. P. 165—193.

18. О Лодзи см.: Lódź, Dzieje miasta Т. 1 (do 1918). Warzsawą Lódź, 1980; о Варшаве см.: Encyklopedia Warszawy. Warszawą 1994. C. 638, s.v. «Piłsudskiego Jósefą plac» и С. 742ff., s.v. «Rusyfikacija oblicza Warszawy w okresie zaborów»; Paszkiewicz P. Pod berłem Romanowów. Sztuka rosyjska w Warszawie 1815—1915. Warszawą 1991 (многочисл. ил.); Paszkiewicz P. The Russian Orthodox Cathedral of Saint Alexander Nevsky in Warsaw // Polish Art Studies. 1992. Vol. 14. P. 64—67; Papierszyńska-Turek M. Między tradycją a rzeczywistością. Państwo i kościół prawosławny w Polsce w latach 1918—1939. Warszawą 1986. C. 353ff.; Уортман Р. Сценарии власти. Т. 2. С. 344—349. Собор архитектора Л.Н. Бенуа был снесен в 1921—1926 гг.

19. См.: Baedeker К. Rußland. Leipzig, 1904. S. 67; Kluge u. Stroms illustrierter Führer durch Reval und seine Umgebung. Reval, 1926. Салей полагает, что церковь была возведена специально, как шаг в политике русификации, в старой части города рядом с католическим собором (Салей. Александро-Невский собор. С. 4). О церкви Александра Невского в Ревеле см. также: Уортман. Сценарии власти. Т. 2. С. 344—347. Уортман полагает, что высшие чины петербургского правительства, включая министров внутренних и иностранных дел, а также лично Александр III выступили за строительство расположенного на горе храма, который должен был доминировать в городе и быть выше всех лютеранских церквей.

20. Классицистический собор Александра Невского в Риге был построен на частные средства как памятник победе над Наполеоном. (Доска информации в самой церкви, по состоянию на лето 1998 г.) К сожалению, нам не удалось выяснить, когда была построена освященная именем святого церковь в Лиепае.

21. О церкви Александра Невского в Потсдаме см.: Thon N. Deutschlands älteste orthodoxe Gemeindekirche neu geweiht // Hermeneia 1993. Bd. 9. H. 3. S. 171—175; Dietrich H. Ch. Die russisch-orthodoxe Aleksandr-Nevskij-Kirche in Potsdam. «Denkmal Russisch-Preußischer Freundschaft» oder Mahnerin zur Versöhnung // Tausend Jahre Christentum in Rußland. Zum Millenium der Taufe der Kiever Rus' / Hg. K.C. Felmy, G. Kretschmar. Göttingen, 1988. S. 940—951; Otto K.-H.; Koljada A. Alexandrowka Alexander-Newski-Gedächtniskirche. Potsdam, 1997. Особ. S. 51ff. Освящение церкви последовало 30 августа (12 сент.) 1993 г.; Altendorf В. Die russischen Sänger des Königs und die Kolonie Alexandrowka in Potsdam. Berlin, 2004.

22. Церковь Александра Невского в Париже была построена для российского посольства и русских эмигрантов во Франции. В финансировании принимал участие российский император Александр II, пожертвовавший 200 000 франков. Такую же сумму выделил Святейший синод. Церковь была освящена 30 августа 1861 г. в «имперский» день памяти св. Александра. См.: Description de l'église russe de Paris. Paris, 1861.

23. См.: ZeitlerR. Dänemark. Kunstdenkmälerund Museen. Stuttgart, 1978. S. 208; Pagensteiner U., Schröder D. Kopenhagen. Köln, 1995. S. 136.

24. См.: Климов. Святой Александр Невский. С. 94. Эти церкви, посвященные императору, были в прямом смысле слова «базиликами», т.е. посвящены правителю (василевсу). Я благодарю за это указание Этьена Франсуа.

25. Thon. Gemeindekirche. S. 172.

26. Дитрих, напротив, усматривает в выборе Александра в качестве небесного покровителя потсдамской церкви сознательный политический знак. Патронат напоминал Пруссии, ставшей «историческим наследником Ордена», о том, что «заветы святого Александра и в Российской империи XIX века имели политическую силу и были актуальны» (Dietrich. Aleksandr-Nevskij-Kirche. S. 944). Эта интерпретация вызывает возражения по двум причинам. Во-первых, прусское государство в начале века еще не помещало себя в традицию Тевтонского ордена, история которого в это время еще воспринималась критически. Во-вторых, Александр Невский в первой четверти XIX в. в России еще не был антинемецким символом. Его патронат над церквями в Потсдаме и Копенгагене, задумывавшийся как выражение дружбы и родства династий, как раз подчеркивает это. Построенная в 1830—1834 гг. по проекту К.Ф. Шинкеля готическая часовня в петергофской Александрии, освященная именем Александра Невского, также может считаться признаком того, что святой в это время (еще) не считался антизападным или антинемецким героем.

27. Александр III, принявший основное участие в финансировании церкви, в 1866 г. женился на дочери датского короля Христиана IX Дагмар (в православном крещении Марии Федоровне).

28. См.: Stökl. Russische Geschichte. S. 524; Салей. Александро-Невский собор. С. 5.

29. Построенная в Белграде в 1909—1929 гг. церковь Александра Невского также стоит на месте более ранней постройки XIX в.; шатровая церковь была построена на добровольные пожертвования в 1876—1877 гг. после восстания в Герцеговине.

30. См.: Минск. Энциклопедический справочник. Минск, 1983. С. 77.

31. Хитров пишет в 1893 г., что в каждом российском городе есть часовня или церковь, освященная его именем. Кроме того, в каждой церкви страны есть икона этого святого. См.: Хитров. Александр Невский. СПб., 1992. С. 247. О церкви Александра Невского во Пскове, основанной в 1907/1908 гг., см.: Василенко А., Василенко Н. Не в силе Бог, а в правде. История храма во имя святого благоверного великого князя Александра Невского. Псков, 1991. О церкви в Ярославле 1892 г. см.: http:// cnit2.uniyar.ac.ru/yaros/wwe01299.htm; Салей указывает, кроме того, на церкви Александра Невского в Ижевске (1823), Саратове (1824), Вятке (1839), Нижнем Новгороде (1881) и Кургане (1902). См.: Салей. Александро-Невский собор.

В конце XIX в. Александр Невский был не только популярным церковным покровителем. Его именем было названо и церковное братство, основанное в Петербурге в конце века и в 1905—1906 гг. насчитывавшее уже почти 76 000 членов. См.: Dixon S. The Church's Social Role in St. Petersburg 1880—1914// Church, Nation and State in Russia and Ukraine / Ed. G.A Hosking. London, 1991. P. 167—192. Реннер называет братства, которых в 1893 г. в России насчитывалось 159, «формами церковно организованного милосердия» (Renner. Russischer Nationalismus. S. 277ff.). Братство «Александр Невский» стремилось, в частности, к повышению уровня общественной морали как собственным воздержанием, так и организуя паломнические поездки на Валаам. Кроме того, братство поддерживало издание журнала «Отдых христианина».

32. См.: Православные монастыри российской империи / Сост. Л.И. Денисов. М., 1908. С. 201, 245, 651, 729, 800.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика