Александр Невский
 

На правах рекламы:

http://atlantadv.com/ запасные части для shantui sd16 запчасти шантуй.

• Behringer x32 тут.

• По вашему желанию увеличение члена по низкой цене.

Выбор Александра Невского

 

Не в силе Бог, а в правде!

Св. Александр Невский

Александр Невский — ключевая фигура русской истории: победитель шведских и немецких рыцарей, остановивший крестовый поход на Русь, строитель Русского национального государства с городом Владимиром как центром, сберегатель Русской вольницы — Новгорода Великого и Пскова, заступник Русского народа от ордынских нашествий, создатель династии московских великих князей и т. п.

Про таких говорят: герой с тысячью лиц, человек многих достоинств и добродетелей, отмеченный Богом. Неудивительно, что Русская Православная Церковь причислила его к лику святых: вначале — местно в Рождественском монастыре во Владимире, где он был похоронен как схимник Алексий (1263), с написанием в его честь благочестивого Жития (1280-е годы); затем — также местно — с открытием мощей святым митрополитом Киприаном (1381), с написанием «Чуда о Доньской победе», еще позже — соборно — с общерусской канонизацией в Москве в 1547 году, с написанием владимирскими иноками «Слова похвального благоверному великому князю Александру, иже Невский именуется, новому чюдотворцу, в нем же и о чюдесех его споведася».

В дальнейшем, на протяжении веков, святого князя Александра Невского прославляли как «Второго Константина» и «Нового Владимира»; ему посвящали храмы, изографы писали иконы. Из-под пера древних книжников явился идеальный образ князя-святого, сына благочестивых и благородных родителей, потомков Владимира Мономаха.

Вся короткая многострадальная жизнь князя Александра — всего 43 года! — пример беззаветного служения Отечеству. С его именем связана Русская идея мира, свободы и справедливости. Говорят, что героями становятся по воле Божьей. Святой Александр Невский и был таким героем, у которого нельзя отделить героическое от человеческого, ангельское подобие от человеческого служения миру, небесное от земного, вечное от временного.

Историки, с легкой руки Г.В. Вернадского, говорят о двух подвигах Невского: во-первых, о подвиге земном, воинском, так как князь и его сподвижники спасли Русскую землю от иноземного порабощения, и, во-вторых, о подвиге духовном, так как земной воитель, ведомый Святой Софией и Святой Троицей, отстоял родную землю, народ и веру православную: не согласился на унию с Римской католической церковью, стойко защищал христиан от «поганых», установивших жесточайшее иго на Руси.

В тяжелейших условиях двойного натиска — с Запада и с Востока — произошел его Выбор. Это был княжеский Выбор, к которому он готовился постепенно, всем житием своим, всем княжеским и бескорыстным служением Руси: в Новгороде (первое посажение наместником в восемь лет на Новгородском столе; он новгородский князь постоянно с 1236 года), в Переяславле-Залесском (с 1237 года), в Киеве (1249—1250), во Владимире и Суздале (1252—1263). Княжеское печалование о Земле и Роде было главным содержанием его служения. Княжеским печалованием были и пять его поездок в Орду и в Империю монголов.

Там, на чужбине, искусно лавируя между различными группировками ханов и беков, он мог пить кумыс с ханами Бату, Мункэ, Сартаком, Улагчи, Берке и другими, мог исполнять обряд прохождения между двух огней, мог кланяться изображению хана, но при всем том оставался православным, русским, преданным Роду Рюриковичей и Русской земле, заботящимся о спасении людей, не щадящим «живота своего». Потому летописец храма Святой Софии — Премудрости Божией записал в свою летопись по поводу кончины святого князя Александра следующее: «Дай, Господи милостивый, видети ему лице Твое в будущей век, иже потрудися за Новъгород и за всю Русьскую землю!»

Беспросветна и темна жизнь народа без своего заступника и спасителя, на которого он уповал в трудный час и к кому он возносил мольбу о помощи. Святой князь Александр и был таким заступником, твердо опиравшимся на свой Выбор. А Выбор этот покоился на нравственности народного вождя, глубоко ощущавшего необходимость строжайшей ответственности перед народом.

Когда он в последний раз приезжал в Сарай-Берке осенью 1262 года, чтобы отмолить русских людей от беды, от монгольской рекрутчины, то «удержа его Берке, не пустя в Русь». И пришлось князю Александру мыкаться по зимовьям, давая время от времени богатые дары хану, багатурам и бекам. «И зимова в Татарех и разболеся», пишет летописец. Больного князя хан Берке отпустил домой. Только не доехал князь до дома: умер в Фёдоровском монастыре в Городце на Волге 14 ноября 1263 года, приняв перед смертью великий постриг — схиму — под именем Алексия.

Когда во Владимире-на-Клязьме узнали об этом, то горю людей не было предела. «Митрополит же Кирил, — пишет автор Жития Александра Невского, — глаголаше: "Чада моя, разумейте, яко уже заиде солнце земли Сужьдальской! Уже бо не обрящется таковой князь ни един в земли Сужьдальстей!". Иереи и диаконы, черноризцы, нищии и богатии, и вси людие глаголаху: "Уже погыбаем!"». Так кончина святого князя Александра воспринималась всеми как погибель Русской земли, как крушение надежды на обретение сильной государственности на Руси и как упадок этногосударственной Идеи Руси. Это происходило потому, что в самосознании Русского народа изначально жила мечта о светло-светлой и Святой Руси и о светлом житии русичей, свободных и счастливых. Праведный вождь — заступник спасает по воле Божественного Провидения, думали они, и потому надеялись на своего святого князя Александра, сильного и славного своим Выбором.

Его почитали и как заступника, и как идеального князя, и как небесного покровителя, и как представителя «доблего корени благородных Российских самодержцев», и как основателя династии Московских великих князей и царей, и, самое главное, как основоположника альтернативной политики Московского государства XIV—XVII веков, сущность которой состояла в следующем: меч — Западу, мир — Востоку. Это была сущность ВЫБОРА АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО, и одновременно земное продолжение его Выбора. Последствия этого Выбора ощущались и в последующие века и даже доднесь.

Святой Князь Александр Невский всей своей праведной жизнью завещал своим потомкам и прежде всего младшему сыну Даниилу, свою политику, свой Выбор, который был воплощен в жизни и делах великих князей из дома Ивана Калиты. Этот Выбор привел Русь на поле Куликово (1380) и затем к стоянию на реке Угре (1480), после чего пало ненавистное татаро-монгольское иго.

В XVII веке при царях из дома Романовых, когда наступил расцвет Российского абсолютизма, святой благоверный великий князь Александр Невский стал по праву символом и эмблемой национальной государственности, воплощением Русской Национальной Идеи.

С гением Петра Первого корабль Российской государственности вошел в международные воды. Многое переменилось в стране, ставшей на путь европеизации. Однако «Идея Александра Невского» была воспринята из прошлого, укрупнена, модернизирована так, чтобы долговременно служить Российской империи в качестве государственной эмблемы и символа, надежды на спасение.

Все это было следствием Выбора Александра Невского, сделанного им самим при жизни.

Подражая своему сроднику, святому Александру Невскому, Петр Великий вел двадцатилетнюю Северную войну со шведами за обладание балтийскими берегами, бассейнами Невы и Ладоги, бывшими старыми вотчинами Новгородскими, — и победил! На отвоеванных землях в устье Невы он основал город Санкт-Питербурх и назвал его так в честь своего небесного покровителя первоверховного святого апостола Петра. На укрепление града была основана и святая обитель — Троицкий Александро-Невский монастырь у впадения Черной речки в Неву (1710). Тогда же Петр Первый решил перенести мощи святого князя из Владимира в Петербург. И это совершилось 30 августа 1724 года, в третью годовщину Ништадтского мира со Швецией. Эти мощи были поставлены в новоосвященной церкви Святого Александра Невского, находившейся наверху Благовещенского храма упомянутой обители. С тех пор святой Александр Невский стал третьим после апостолов Петра и Павла святым покровителем города. День 30 августа (12 сентября по новому стилю) был объявлен днем его церковного поминовения и пышного государственного празднования, проводившегося с тех пор ежегодно до 1916 года включительно. Сподвижник царя Петра, обер-иеромонах флота и придворный проповедник Гавриил Бужинский написал специальные Житие и Службу святому князю Александру, изданные вскоре большими тиражами. Было также запрещено писать в старой манере иконное изображение святого: только в воинской и великокняжеской одежде с атрибутами верховной власти, а не в монашеском куколе. Это означало дальнейшую секуляризацию образа идеального героя и его приближение к светской политической истории, так как именно «по нем же подражатель Вторы Невский и Мореваряжски Александр — Петр Великий, Всероссийский Император, вседостойнейшую жизнь свою победительною рукою отечественныя грады от свеев возвратил, к тому ж многия грады под державу покорил»...

Императрица Екатерина I по завету Петра учредила в 1725 году орден Святого Александра Невского, которым награждались видные военные и гражданские сановники государства за труды на благо России.

Увековечивание памяти Невского героя видно во всем в нашей Северной Пальмире: в монументальных постройках Александро-Невской лавры, и в названиях улиц и площадей, и в названиях церквей, и в «Невской першпективе», соединившей Лавру с Адмиралтейством. Последняя символизирует вечность и неразрывность славных государственных деяний Александра Невского и его продолжателя Петра Великого, прорубившего здесь окно в Европу и твердо ставшего при море. В этой метаморфозе через века чудесно претворился Выбор Александра Невского.

Но в чем же тогда, в XIII веке, состоял этот чудесный Выбор?

Окинем мысленным взором исторический путь России за две цивилизации до Александра Невского. Это были Первая, Восточно-славянская, языческая, и Вторая, христианская, цивилизация Киевской Руси. Оценим их как Европейский Выбор, так как предки восточных славян, образовавшие зарубинецкую и отчасти Черняховскую археологические культуры на Днепре, Десне, Припяти, Южном Буге, Днестре и других реках южной Руси, — европейцы. Это русичи, гордые предки русского, украинского и белорусского народов. На грани старой и новой эры они пришли на Восточно-Европейскую равнину (запад и юг современной Украины) с Карпат, с Вислы и образовали свои земледельческие родоплеменные общины (так называемые верви). Возникли первые посады с кремлем посредине города. Так начиналась Русь — страна городов, Гардарики, как прозвали ее впоследствии норманны. Так возникла Первая восточно-славянская земледельческо-торгово-ремесленная цивилизация высокоодаренных тружеников и умельцев, обладавших ведическим знанием. Начатки восточно-славянской государственности связаны с двумя формами: во-первых, с народно-вечевой республикой (в Новгороде и Пскове), во-вторых, с княжеским старейшинством, перераставшим в феодальное княжение, опиравшимся на городскую общину (князь Бож у антов, IV век; князь Кий и его потомки в Киеве, с V века), и, в-третьих, с феодальной княжеской авторитарной властью, опиравшейся на право и на дружину (с 862 года в Новгороде и с 882 года в Киеве — Рюриковичи).

Во Второй восточно-славянской цивилизации, цивилизации Киевской Руси (882—1240) — после расцвета и мощного взлета государственности и культуры при Крестителе Руси равноапостольном святом князе Владимире I Святославиче и при его сыне великом князе Ярославе Мудром — начался (особенно интенсивно после 1132 года) распад единого государства на удельные княжества.

Тогда же на Северо-Востоке Руси, в междуречье Волги и Оки, стараниями младшего сына Владимира Мономаха Юрия Долгорукого (годы жизни ок. 1095—1157) образовалось сильное Владимиро-Суздальское княжество, где наметились тенденции к экономическому и культурному процветанию. Политический центр Руси переместился в середине XII века во Владимир, Суздаль и Ростов. При сыне Юрия Долгорукого великом князе Владимирском Андрее Боголюбском (годы княжения 1157—1174) изменилась структура княжеской власти по сравнению с властью киевской. Полностью порвав связи с общиной и вечем, она стала исключительно авторитарной, предтечей московского единодержавия. Появились первые служилые дворяне из дружинников и бояре великого князя Владимирского, подчинявшиеся только своему господину, причем местное боярство трех главных княжеских городов соперничало между собой. Эта же тенденция усилилась и развилась при великом князе Владимирском Всеволоде III Юрьевиче Большое Гнездо (годы княжения 1176—1212) и при его сыновьях, среди которых был и князь Переяславский Ярослав, отец Александра Невского.

При том удельные княжества Киевской Руси продолжали свое политическое развитие в состоянии экономического и культурного расцвета и оставались в рамках старого Европейского Выбора пути, изначального для всего восточного славянства. Международные европейские связи династии князей Рюриковичей в то время были весьма интенсивными и подтверждали их Выбор. До татаро-монгольского нашествия торговля Руси с Западом процветала, при сохранении также и торговли с Востоком, пережившей подъем после уничтожения Хазарского каганата (966 год). Русь того времени значительно превосходила по своему богатству многие народы Европы. О «золоте Руси» слагались легенды (во французском эпосе, например). Тюркские кочевники азиатских и южнорусских степей и крестоносная агрессия (XI — начала XIII века) нанесли удары по левантийской торговле Руси с Востоком, что поневоле упрочило Европейский Выбор властителей Руси.

Когда князь Александр Ярославич начинал свой путь княжеского служения Руси в Новгороде и Переяславле-Залесском, то он вел себя в Новгороде как авторитарный князь, не соблюдавший ни общинных принципов, ни установлений «Русской правды» Ярослава Мудрого (1016). Эта авторитарность упрочилась, когда он стал полновластным великим князем Владимирским и Суздальским в 1252 году. И им был принят новый Азиатский Выбор Руси после побед на Неве и на Чудском озере, после первого путешествия с дипломатической целью в Орду (1246—1247).

Этот Выбор проявился в 1252 году, когда римский папа Иннокентий IV послал князю Александру Ярославичу во Владимир из Лиона двух своих кардиналов с предложением присоединиться вместе со своим народом к Римской Апостолической церкви и вместе с братьями Тевтонского ордена сражаться с татаро-монголами.

Святой князь Александр гордо отверг это предложение. «Здумав с мудреци своими, всъписа к нему и рече: "От Адама до потопа, от потопа до разделения язык... от первого собора до седмаго — сии вся добре съведаем, а от вас учения не приемлем"», — говорится в Житии Александра Невского.

В поздних редакциях Жития сохранилось и «Исповедание веры святого князя Александра», начинающееся словами: «Вера наша се есть — Отец, Сын и Святой Дух, Троица во единстве и единство в Троице...»

Вера в заступничество Святой Троицы красной нитью проходит через всю жизнь святого Александра Невского. Помощь Святой Софии и Святой Троицы предопределила победы Александра над врагами Руси — людьми веры Римской и веры «поганьской», то есть языческой. Заступничество Святого Духа предопределило благополучие его княжения и державы Русской, православной, стоявшей на пороге новой цивилизации — Третьей, Московской. Эта цивилизация пошла по пути нового Выбора.

Этот новый Выбор Азиатского пути был, с одной стороны, вынужденным: другого не оставалось, так как Русь не могла тогда воевать с татаро-монголами. С другой стороны, этот Выбор был целиком осознанным как временный, мучительный, но обоснованный и в конечном итоге благотворный. Тогда святой князь Александр проявил себя как прозорливый практик-концептуалист. Строя Русскую государственность на Северо-Востоке Руси с центром во Владимире, а позднее — в Москве, великие князья неуклонно копили силы Руси, набирались опыта медленной, но неуклонной борьбы с азиатскими поработителями.

Так Александр Невский стал предтечей и основоположником внутренней и внешней политики московских великих князей, которая привела Русь на поле Куликово. Все это было результатом нового Выбора, соответствующего Русской Идее справедливого и счастливого царства светло-светлой и Святой Руси. На дрожжах этого Выбора вырастает единение великокняжеской, а потом и царской власти с народом. Создается идеальный прототип Народной социальной монархии, который, однако, не выдержал испытания временем и сошел на нет в XVII веке, в канун появления на авансцене политической борьбы реформатора России Петра Великого. Последний сменил Азиатский Выбор на Европейский.

Эта перемена не прошла бесследно, она чувствуется и сегодня, «после Империи».

Английский историк Джон Феннел в монографии «Кризис Средневековой Руси. 1200—1304» поставил следующие вопросы по существу жизни и деятельности Александра Невского:

«Какие выводы можно сделать из всего того, что мы знаем об Александре, его жизни и правлении? Был ли он великим героем, защитником русских границ от западной агрессии? Спас ли он Русь от тевтонских рыцарей и шведских завоевателей? Стоял ли он непоколебимо на страже интересов православия против посягательств папства? Спасла ли проводимая им политика уступок Северную Русь от полного разорения татарами? Диктовалось ли его самоуничижение, даже унижения перед татарами в Золотой Орде самоотверженным стремлением к спасению Отчизны и обеспечению ее устойчивого будущего?»

И сам себе он отвечает: «Мы, конечно, никогда не узнаем истинных ответов на эти вопросы».

«Нет, узнаем!» — отвечаем мы, соотечественники великого князя. Частично мы уже дали ответы и сможем дать их и на другие вопросы еще не написанной энциклопедической «Истории святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского».

Казалось бы, что исторические события в России и бурный XX век отнюдь не способствовали одухотворению «Идеи Александра Невского» и осознанию справедливости его вынужденного Выбора. Забвение исторической памяти тогда и сейчас было следствием бездуховного отношения к наследию предков, случившегося из-за великого предательства по отношению к России. Лишь незадолго до начала Великой Отечественной войны о нем вспомнили как о великом русском полководце. Все началось с патриотического фильма Эйзенштейна «Александр Невский», с вдохновенной кантаты Прокофьева, с взволнованной поэмы Симонова, с триптиха художника Корина «Русь уходящая», с романа Югова «Ратоборцы».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июля 1942 года был учрежден боевой орден Александра Невского, которым в Великую Отечественную войну было награждено 41 685 офицеров Советской армии за личную отвагу, мужество и храбрость, умелое командование. Только в 1990 году 400 кавалеров ордена, приехавшие летом в Ленинград на празднование 750-летия Невской битвы, учредили клуб ордена Александра Невского при Совете ветеранов Ленинграда.

Не это ли залог бессмертия Невского героя?

Историческая функция «Идеи Александра Невского» сегодня — объединить все здоровые силы нации ради Возрождения России. Нам сегодня нужны Александры Невские, с мечом и в броне, то есть такие, каким при жизни был сам святой князь, бескорыстный заступник народа от бездуховности и нигилизма, возводимых порой в принцип государственной политики.

Возродится русская история — возродится и город на Неве, а вместе с ним и Москва, и Новгород, и Владимир, и Нижний Новгород, и другие наши города только вместе с Россией, вобравшей в себя великое достояние всех живших на этой земле русичей. Сегодня историческая память немыслима без святого Александра Невского, его Идеи, его Выбора! Нет, не погибнут страна и народ, если в нас осталась хотя бы одна животворная частица его вечной памяти. Мы все пойдем за тобой, святой и благоверный великий князь наш Александр Невский, надежда духовного Возрождения России и ее прадедовой славы!

Радуйся, безопасности всея Северныя земли Российския охранителю! Радуйся, общего мира во днех своих устроителю! Радуйся, Петрова града благонадежное утверждение! Радуйся, Северныя столицы неоцененное украшение!

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика