Александр Невский
 

На правах рекламы:

www.motiva.ru сетчатые мобильные буклетницы.

Переяславль-Залесский. Детство

Князь Александр родился в городе Переяславле-Залесском 30 мая 1220 года. Он стал вторым ребенком в семье князя Ярослава Всеволодовича. Первым был Федор, родившийся в 1219 году, — сподвижник детских игр Невского героя.

Родина Александра Невского — город Переяславль-Залесский — расположен на равнине, полого спускающейся к озеру Плещеево, или Клещино, при впадении в озеро реки Трубеж. На Ярилиной плеши, где некогда стоял древний город Клещин, великий князь Юрий Долгорукий в 1152 году основал город Переяславль в подражание Переяславлю Южному (основанному в 993 году Владимиром Святым), который «переял», то есть «отнял» славу у других русских городов благодаря подвигу Яна Ушмовича, или Усмошвеца (кожемяки). Имя города, как победный клич, переходит с юга на север по мере продвижения на север русичей; название реки — «Трубеж» — тоже повторяет соответствующее южнорусское название. В 1157 году был построен четырехугольный Спасо-Преображенский собор с тяжелой главой на тонком барабане. Святой великий князь Андрей Боголюбский учредил при храме богатую библиотеку священных и четьих книг. К собору примыкал княжеский дворец, в котором родился и некоторое время жил князь Александр Ярославич. Впоследствии, в 1247 году, он со своими родителями переехал в ново-построенный княжеский терем на Александровой горе.

Древний Переяславль в каком-то смысле можно назвать типичным мысовым городищем. С севера, прямо за валом, протекала река Трубеж. С юга и запада город огибал искусственный ров, называемый Гребля. Он соединялся с естественным водным рубежом. Здесь были построены деревянные стены, окружающие «детинец» — переяславскую крепость. Переяславль был городом-крепостью на западе большого княжества — Владимиро-Суздальского. Близ города на холме стоял Никитский монастырь, где в XI веке подвизался благочестивый кузнец Никита. Он стяжал себе большое богатство, но затем раскаялся, молился и пошел спасаться на столпе, а потому прослыл святым Никитой Столпником. Неподалеку находилась древняя Ярилина плешь. Ее название связано с древним языческим почитанием солнца.

Переяславское княжество с городами Переяславлем, Тверью, Дмитровом, Зубцовом, Кснятином, Нерехтой, Кашином, Москвой было ядром будущей русской государственности. С запада оно граничило с Новгородской республикой, со Смоленским княжеством, с севера — тоже с Новгородской республикой, с юга — с Черниговским и Рязанским княжествами, с востока — с Рязанским и Владимирским княжествами. Переяславские князья владели частью бассейнов Волги и Москвы, самых важных рек в геополитическом аспекте будущего объединения русских земель вокруг одного центра, который образуется через 100 лет.

Переяславль находился на скрещении водных путей, которые вели в Ростовскую и Новгородскую земли, и потому играл заметную роль в торговле хлебом Низовских земель (так называли Северо-Восточную Русь) с Новгородской республикой. Переяславцы умели торговать с выгодой и тем самым приумножать богатство своей земли. С точки зрения природных ресурсов, Переяславское княжество было благословенным краем. Летописец пишет: «Старейшие люди, обходя окрестные страны, озера видеша, яко место то зело красно и мнозии бяху ту ловы в дебрях лесных и во озере, обильныя пажити, многочисленныя борти и бобровые боны, вельми им удобно селитися ту, и начаша жити ту собе».

Отец Александра — Ярослав II Всеволодович, в святом крещении Феодор, — был пятым из 11 детей великого князя Владимирского Всеволода III Юрьевича, прозванного Большим Гнездом по многочисленности своих детей (годы княжения 1176—1212). Ярослав родился 8 февраля 1191 года, также в Переяславле-Залесском; его мать Мария была, по одним сведениям, чешского, а по другим — осетинского происхождения. Он был вторым переяславским князем после своего отца и правил удельным княжеством с перерывами с 1212 по 1246 год, кроме тех лет, когда его замещал сын Александр. Воспитанный в духе владимиро-суздальского единодержавия, Ярослав был хорошим полководцем, доблестным защитником Руси. Дед же Александра, великий князь Всеволод, был настолько силен, что мог выставить войско из 50 тысяч воинов, а веслами ладей своих воинов мог «раскропить (то есть вычерпать. — Ю.Б.) Волгу», как говорится в знаменитом «Слове о полку Игореве».

Дед Ярослава — Юрий Владимирович, по прозванию Долгорукий (потому что руки свои тянул к Киеву), великий князь Суздальский, а в конце жизни — Киевский. Основатель Москвы (1147), он был могучим полководцем и всю жизнь воевал, мечтая о создании сильной державы Великорусской. Он и был, по сути, основателем Великороссии.

Прадед — Владимир Всеволодович Мономах (1053—1125), великий князь Киевский, Черниговский, удельный князь Переяславля Южного, гроза половцев и объединитель «всея Руси», полководец и писатель, автор знаменитого «Поучения к детям». Он создал целый кодекс междукняжеских взаимоотношений и правил государственного управления Русью, которую надо было хранить и лелеять как зеницу ока, чтобы Свеча Рода Русского не погасла, чтобы земля наша не досталась иноплеменникам в поругание, чтобы счастливо и богато жили русичи, хранители «Русской правды».

Мать Александра — Ростислава (в святом крещении — Феодосия) была дочерью знаменитого князя Мстислава Мстиславича Удатного, или Удалого (годы жизни 1170—1228). Она во всем под стать мужу: сильная, высокая, стройная, самоотверженная и добрая, тоже из Мономашичей; такие становились либо поляницами (богатыршами), либо хранительницами домашнего очага. Она была наполовину русского, наполовину половецкого (тюркского) происхождения1. Ее мать — княгиня Мария Котяновна — была дочерью одного из половецких ханов, Котяна, который крестился, вел дружбу с русскими князьями, пострадал от татар и увел свой народ из Половецкой степи в Венгрию. Ростислава приходилась правнучкой знаменитому хану Кончаку, антигерою «Слова о полку Игореве».

Дед князя Александра по матери заслуживает особой характеристики. Мстислав Мстиславич происходил из рода старших Мономашичей: его отец — князь Белгородский и Новгородский Мстислав Ростиславич (ум. 1180), дед — князь Киевский и Смоленский Ростислав Мстиславич (ум. 1168), прадед — князь Киевский и Новгородский святой Мстислав Владимирович (ум. 1132), прапрадед — князь Киевский, Переяславский и Черниговский Владимир Мономах.

Князь Мстислав Мстиславич был славным полководцем. Он всю жизнь воевал, понимая свои многочисленные княжения как служение людям, защиту от врагов. Он был удельным князем Трипольским (1193), Торческим (1203), Торопецким (1209), Новгородским (1210 — весна 1215, 11 февраля 1216 — осень 1218), Галицким южным (1218—1227), вновь Торческим (1228) и скончался по дороге из Торческа в Киев. Он защищал эстов от немецкой агрессии и ходил в Чудскую землю против крестоносцев, был у истоков кратковременного русско-эстонского союза 1216—1218 годов против Ордена меченосцев. Князь Мстислав часто защищал вольности Новгородской республики от поползновений со стороны других князей и, в частности, своего зятя, отца Александра, князя Ярослава Всеволодовича, также не раз занимавшего новгородский престол. Конфликты иногда переходили в жестокие войны. Так, 21 апреля 1216 года произошла битва на реке Липице между объединенным войском князя Мстислава Мстиславича с новгородцами и ростовского князя Константина Всеволодовича, с одной стороны, и войском суздальских князей Юрия и Ярослава Всеволодовичей, с другой. Суздальцы были разгромлены и потеряли около 10 тысяч человек2.

Тем не менее лично князья Ярослав и Мстислав дружили. После смерти своей первой супруги князь Ярослав в 1214 году взял в жены дочь Мстислава — красавицу Ростиславу. Но в 1216 году, после Липицкой битвы, Мстислав отобрал дочь у зятя и лишь спустя два года, с большой неохотой, вернул ее обратно мужу. За три года супружеской жизни, проживая то в Переяславле, то в Новгороде, Ростислава родила двоих сыновей — Федора и Александра, — а затем рожала почти каждый год по сыну. Стало быть, вся ее жизнь была заполнена заботами о муже и детях. Княгиня Ростислава жила только интересами семьи, и муж для нее был всем. В трудные минуты она утешала его, стремилась подбодрить, поддержать, найти для него ласковое, доброе слово. А это очень важно в условиях бурной княжеской жизни, нелегкого государственного служения Руси.

Раннее детство князя Александра — это мир песен, сказок, старин и преданий о Русской земле, великое множество которых хранилось в памяти людей того времени. Сперва мальчика учили читать, писать и считать. Житие святого Александра Невского свидетельствует о том, что будущий князь проявил незаурядные способности и быстро научился чтению и письму. Он был первым и на охоте, и на войне, и в детских играх, и за чтением Псалтыри. С малолетства Александр был серьезен и не велеречив, не любил пустых забав, но любил военные игры. Удивительна была его обращенность вовнутрь, «к совести», к правде, к Богу. Как и его родители, Александр был благочестив и богобоязнен. С помощью священника Иоакима он открыл для себя бездонный мир веры христианской, читая Библию. И в Переяславле, и в Новгороде в его распоряжении были великолепные библиотеки княжеского дворца, церквей, монастырей, а также библиотеки князей, бояр, духовенства и купцов. Большим книжником был его покойный дядя, князь Константин Ростовец; открыта для Александра была и библиотека другого его дяди, великого князя Владимирского Юрия. Александр охотно читал Четьи-Минеи, прологи, торжественники, изборники, отечечники, шестодневы, космографии, физиологи, апокрифы, и многое открылось ему из премудрости книжной, которая есть река бездонная, «напояющая всю вселенную». Герои житий были его героями, но более всего он полюбил царя Александра Македонского, о приключениях которого рассказывал роман «Александрия», переведенный на русский язык. Обязательным чтением юного князя стали летописи, и среди них «Летописец Переяславля Суздальского», написанный в 1219 году, «Повесть временных лет», владимирские, суздальские и ростовские летописцы, хроники и летовники, из которых можно было многое почерпнуть о мировой и русской истории.

Постепенно, не спеша его обучали праву княжескому, читали с ним «Русскую Правду» и Кормчие книги. Большой книжник, епископ Ростовский Кирилл читал князю свое «Поучение к попом» и «Сказание о 12 мытарствах души», познакомил с «Житием Василия Нового» и «Григорьевым видением». С наслаждением юный Александр читал «Поучение к детям» Владимира Мономаха, «Слово о полку Игореве».

Позднее познакомится он и с Даниилом, писателем с Лаче-озера, который специально для его отца напишет «Моление Даниила Заточника».

С детства юного князя пленили сказки, которые рассказывала ему мать, княгиня Ростислава. А она вычитывала их из сборника своего деверя, великого князя Владимирского Константина Всеволодовича. В Ростове и Угодичах у того было множество старинных книг не только на славянском, но и на греческом языках. Юный Александр рано выучился читать и пристрастился к чтению. Если бы не острый княжеский ум, не тяга к воинскому делу и сражениям — быть Александру книжником! Но жизнь распорядилась иначе: решающее слово в воспитании княжича было за отцом. А для князя Ярослава Всеволодовича главное было — служение Руси своим мечом.

Примечания

1. Согласно мнению Л.Н. Гумилева, половцы русских летописей, или «кыпчаки», как их называют восточные и западные источники, являются потомками индоевропейского племени динлинов, кочевавшего в степях Азии. Там они смешались с тюрками и заимствовали их язык. В VI—VII веках они населяли Тюркютский каганат, находившийся в нынешнем Казахстане. В IX—X веках откочевали к реке Джаик (Урал), а в XI веке перешли Волгу и заняли Причерноморские степи. Начались русско-половецкие войны, продолжавшиеся до начала XIII века. Затем часть половцев обрусела, их знать породнилась с русскими княжескими фамилиями, приняла крещение. Русские и половцы одинаково пострадали от татаро-монгольского нашествия. Позднее, после 1262 года, трехмиллионное население Дешт-и-Кыпчак (Половецкой степи) ассимилировалось с восточными завоевателями. Большая часть последних восприняла половецкий язык, и тот стал татарским. Русское название «половцы» происходит от слова «половый», то есть соломенный, желтый — по цвету кожи.

2. Князь Ярослав так быстро бежал с поля брани, что потерял свой шлем. Через сотни лет, в 1808 году, его нашли в лесу, под кочкой, на месте Липицкой битвы. Теперь он хранится в Оружейной палате в Москве. Можно прочитать надпись на ободе иконы святого Михаила, вделанной в шлем: «Великий архистратиже Господень Михаиле, помози рабу своему Феодору».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика