Александр Невский
 

На правах рекламы:

Где можно провести мальчишник в Москве?

Архитектура в период вечевой республики (XII—XV вв.)

В середине XII века в Новгороде сложилась феодальная вечевая республика. В 1136 году новгородцы, собравшись на вече, свергли князя Всеволода Мстиславича. Но князья вплоть до конца XIII века оказывали определенное влияние на политическую и экономическую жизнь Новгорода. Бурные события XII века отразились и на зодчестве Господина Великого Новгорода.

После изгнания князей, с 30-х годов XII столетия, княжеское строительство на самой территории Новгорода прекратилось. Вторая половина XII и начало XIII века были характерны усилением строительной деятельности боярства, купечества и различных городских корпораций.

Во второй половине XII века вместо грандиозных единичных сооружений возникло много небольших, скромных, но внушительных зданий. Появился кубический тип храма, почти квадратный в плане, трехапсидный, одноглавый, четырехстолпный с посводными покрытиями. Фасады храма по-прежнему членили лопатками.

Наиболее характерный памятник архитектуры конца XII века — церковь Спаса-Нередицы — последняя княжеская постройка, сооруженная в 1198 году. Это небольшое по размерам здание было возведено на горе Нередице, вблизи городища. В годы Великой Отечественной войны фашисты превратили церковь в руины. В 1956—1958 годах она была восстановлена.

Почти квадратный в плане, внутри храм имеет четыре столба, на которых покоится барабан, перекрытый куполом. На хоры теперь попадают не из башни, а по узкой лестнице в толще западной стены. Хоры открыты внутри церкви только в своей средней части, а в северо-западном и юго-западном углах имелись небольшие приделы. Хоры и приделы, являясь как бы вторым этажом, покоились не на сводах, как это было раньше, а на специальном деревянном перекрытии.

Несмотря на небольшие размеры здания, его внутреннее пространство кажется более свободным, что достигнуто заменой крестчатых столбов квадратными, сокращением их количества с шести до четырех, на стенах внутренние пилястры отсутствуют. Для церкви характерна чрезмерная толщина стен. Фасады храма предельно просты, они членятся лопатками в соответствии с его внутренней структурой, т. е. лопатки соответствуют внутренним столбам. Завершаются фасады полукружьем закомар.

Церковь Спаса-Нередицы была расписана в 1199 году. В годы Великой Отечественной войны фрески погибли. Реставраторам удалось воспроизвести лишь некоторые фрагменты росписи.

По дороге на Юрьево, вблизи аэропорта, находится здание церкви Благовещенья на Мячине, построенное в 1179 году. Верхняя его часть перестроена в более позднее время. План и общее композиционное решение храма аналогичны церкви Спаса Нередицы. Это наиболее ранний образец малых четырехстолпных храмов. Существующее восьмискатное покрытие появилось в XVI веке. Тогда же возвели и новый купол. В древности фасады завершались полуциркульными закомарами, а кровля была посводной, т. е. такой же, как и на церкви Спаса-Нередицы. Первоначальные оконные проемы растесаны (расширены) в XVII веке и украшены наличниками. Церковь была расписана в 1189 году. Фрагменты росписи сохранились в алтарной части.

На южной окраине города, по дороге в Юрьево, на Петровском кладбище стоит церковь Петра и Павла на Синичьей горе, построенная в 1185—1192 годах жителями Лукиной улицы. Церковь сохранила почти все свои древние формы, за исключением крыши, которая сейчас четырехскатная, а первоначально имела свинцовое покрытие по сводам (закомарам). Архитектура церкви соответствует местной, традиционной, но имеются и некоторые отличительные особенности. Если новгородские церкви обычно выкладывали чередуя ряды камня и плинфы, то церковь Петра и Павла выложена из плинфы — плоского кирпича, причем ряды плинф, уложенных в плоскости фасадов, чередуются с рядами, несколько углубленными внутрь, которые покрывались раствором из мелко толченного кирпича розоватого оттенка, затем поверхность гладко затиралась. Этот прием зародился в киевском зодчестве.

Как и другие постройки того времени, церковь Петра и Павла почти квадратная в плане, с тремя апсидами, четырьмя столбами. Столбы имеют крестчатую в плане форму. Внутренние пилястры сильно выдвинуты внутрь, что придает интерьерам стесненность. Но, как теперь стало известно, внутренние пилястры и выступы столбов имеют более позднее происхождение и, по-видимому, устроены для усиления конструкций.

Церковь Ильи на Славне размещается на южной оконечности Торговой стороны в Славенском конце. Построена она в 1198—1202 годах по заказу новгородца Еревши. В 1455 году перестроена заново «по старой основе», как сообщается в летописи, при этом строители как бы скопировали приемы древней постройки.

Южнее Юрьева монастыря находится так называемый Перунов холм с сосновой рощей. Здесь было древнейшее урочище, где до принятия христианства поклонялись языческому богу Перуну. В Перыни обнаружены остатки языческого капища. С принятием христианства статуя Перуна была сброшена в Волхов, и на этом месте основан монастырь Перынь-богородицы с церковью Рождества богородицы, построенной в начале XIII века. В настоящее время церковь реставрирована, восстановлено ее трехлопастное покрытие. Церковь очень мала: ее размеры 7,5 на 9,5 метра при высоте 12 метров. Стены, не разделенные лопатками, слегка сужаются кверху, что придает сооружению легкость. Эта церковь — типичный одноглавый кубического типа храм.

В трех одноэтажных кирпичных зданиях XIX века сейчас размещается туристская база.

После строительства церквей Спаса-Нередицы, Благовещенья на Мячине, Петра и Павла на Синичьей горе, Ильи на Славне, Кирилловского собора и других, размещенных близко к окраинам города или за пределами земляного вала, образовался большой архитектурно-художественный комплекс.

В начале XIII века силуэт Торговой стороны обогатился еще одним четырехстолпным одноглавым храмом — церковью Параскевы Пятницы (1207 г.), построенной «заморскими» купцами. По-видимому, в древности храм имел трехлопастное покрытие. За время своего существования церковь много раз горела, поновлялась, менялся ее первоначальный облик. Она состоит из собственно церкви и подклета. Храм отличался от существовавших в то время церквей. Эти различия прежде всего в апсидах. Если все церкви имели полукруглые апсиды, то здесь к сильно выдвинутой центральной апсиде примыкают боковые, прямоугольные снаружи. Фасады церкви декорированы лопатками в виде уступов, чего раньше в зодчестве не наблюдалось. Лопатки такой формы применялись в древних храмах Чернигова, Смоленска. Церковь Параскевы Пятницы напоминает смоленскую церковь Михаила-архангела и черниговскую Параскевы Пятницы.

К середине XIII века строительство в Новгороде почти прекратилось (с 1239 г. и до 90-х гг. XIII в. летопись упоминает о постройке всего лишь трех деревянных церквей). Это объяснялось угрозой монголотатарского нашествия и усилившейся военной опасностью с Запада.

Сокрушительные удары, которые русские войска нанесли шведским захватчикам, а затем и ливонским рыцарям, укрепили положение Новгорода. В конце XIII — начале XIV века он оставался одним из крупнейших центров торговли и ремесла Руси. Этому немало способствовала торговая связь города с Ганзейским союзом. Вновь расцвело и новгородское зодчество.

Среди безбрежной равнины, к юго-востоку от Юрьева, по другую сторону Волхова, в 1292 году была построена церковь Николы на Липне, сохранившаяся доныне. Здесь впервые была применена новая строительная технология, преобладавшая в строительстве до конца XV века — кладка из волховской плиты на растворе извести с песком. Кирпич стали делать более удлиненным. Строители окончательно отказались от посводного покрытия, излюбленным приемом стало трехлопастное завершение. Фасады церкви вверху заканчиваются трехлопастной декоративной аркой с пояском свисающих полуциркульных арочек. Лопатки на фасадах не применялись до второй половины XIV века. Исчезли боковые апсиды, а центральная понизилась до половины высоты фасада. Храм был расписан. В годы Великой Отечественной войны церковь Николы на Липне была до основания разрушена, фрески погибли. В настоящее время храм восстановлен в первоначальных формах.

На Липне теперь размещается база отдыха спортсменов.

По дороге на Москву, неподалеку от монумента у линии обороны в годы Великой Отечественной войны, восстановлена почти полностью разрушенная фашистами церковь Спаса на Ковалеве, построенная боярином Онцифором Жабиным в 1345 году. Как и церкви XII века, она имеет позакомарное покрытие, одну апсиду, но три притвора, как в церкви Параскевы Пятницы.

Расписана церковь в 1380 году. Фрески покрывали купол, алтарь, северную и южную стены, столбы, арки, западный притвор. В годы войны фашисты разрушили храм, погибла и роспись. Но умелые руки художников-реставраторов В. и А. Грековых из огромной массы мельчайших обломков и кусочков штукатурки с остатками росписи восстановили фрагменты древних фресок.

В последней четверти XIV века, после разгрома монголо-татарских орд, снова оживилась экономическая жизнь Новгорода. В городе усилилась строительная деятельность. В конце XIV — начале XV века границы города вышли за пределы земляного вала. Об этом свидетельствовала летопись, в которой упоминается о пожаре в Неревском конце, за валом. «В лето 6922 (1414 г. — И.К.) ...месяца августа в 3, погоре Неревский конец от святого Володимеря и до Гзени». Таким образом, границы Неревского конца вышли тогда за пределы вала и заняли территорию между валом и рекой Гзенью.

Много храмов строили в то время горожане. Во второй половине XIV века появились церкви Петра и Павла на Славне (1367 г.), Рождества богородицы на Молоткове (1379 г.) и др. Все это способствовало дальнейшему обогащению объемно-пространственной композиции города и пригородов.

Большим событием в архитектурной жизни Новгорода явилась постройка изумительных по пропорциям и формам церквей Федора Стратилата на Ручье и Спаса Преображения на Торговой стороне. Несколько большие по размерам, чем другие храмы, они стали местными архитектурными центрами, подчиненными единой идее создания цельного городского комплекса. Церковь Федора Стратилата, заложенная в 1360 году посадником Семеном Андреевичем на берегу Федоровского ручья (ныне на этом месте находится проспект Гагарина), была возведена в 1361 году. Храм — классический памятник новгородского зодчества XIV века. Кубического типа, четырехстолпный, одноглавый, по пропорциям, архитектурному решению, уровню мастерства он является высокохудожественным произведением. По-новому решена в нем пластика фасадов, имеющих трехлопастное завершение, — т. е. три арки соединены друг с другом и средняя из них возвышается над боковыми. Они опираются на лопатки, которые соответствуют столбам, расположенным в здании. В отличие от прежних строгих, лаконичных фасадов здесь на фасадах, барабане, апсиде появились многочисленные декоративные элементы — пояски треугольных впадинок, арочки, нишки, а апсида украшена и вертикальными тягами — валиками, стянутыми полуциркульными арками. По-новому оформлены окна и порталы — они имеют стрельчатое завершение, а над окнами появились так называемые бровки. Стрельчатые формы — результат влияния романского стиля. Раньше они были применены в архитектуре церкви Николы Белого, построенной в 1312 году.

Внутренние столбы приближены к стенам, что расширило подкупольное пространство. На полати ведет лестница не в толще стены, как это было раньше, а в северо-западной части церкви. В стенах несколько потайных камер. Они предназначались для хранения ценностей. Церковь Федора Стратилата была образцом для строителей многих поколений. Из-под поздней побелки храма расчищены фрагменты древней росписи, выполненной, как предполагают искусствоведы, Феофаном Греком. В них много общего с фресками другого храма — Спаса Преображения на Ильине улице (нынешняя улица 1-го Мая).

Церковь Спаса Преображения на Ильине улице, построенная в 1374 году, по планировке, общему объемному решению близка к предыдущей церкви, но полати здесь сделаны в виде двух замкнутых по углам камер, соединенных деревянным переходом. Отличительная черта храма в том, что все стены, барабан, апсида заполнены декоративными элементами. К украшениям, аналогичным церкви Федора Стратилата, здесь добавлены вставные каменные скульптурные кресты причудливых форм. Впервые применен декоративный прием из трех окон и двух ниш, объединенных многолопастной бровкой. В дальнейшем этот прием применили при украшении других церквей.

Церковь Спаса Преображения знаменита фресками, исполненными Феофаном Греком. Они производят неизгладимое впечатление и по прорисовке, и по цвету. Поражают смелость композиции, отточенность форм, монументальность фресок. Живопись монохромна: построена на сочетании различных оттенков красно-коричневых тонов, как и в церкви Федора Стратилата. Писал Феофан Грек короткими, энергичными мазками. Роспись сохранилась не полностью, в основном в северо-западной камере, на хорах, в куполе, в алтаре и в западной части церкви под хорами.

В 1381—1382 годах был построен храм Дмитрия Солунского, но, по сообщению летописца, «за мало дней рассыпался», и заново его отстроили в 1383 году. В 1462 году храм был разрушен и возобновлен на старой основе. Отличительная черта церкви — богатая декорировка кирпичом в средних частях южного и восточного фасадов. Этот храм не отличается по основным архитектурным приемам от церквей XII—XV веков. В годы Великой Отечественной войны он был разрушен и восстановлен в мирное время.

Церковь Рождества на Рождественском кладбище была построена в 1381—1382 годах. Предельно просты ее формы, скромна архитектура. Храм четырехстолпный с трехлопастным завершением, отсутствует декор. На западном фасаде сохранился древний портал со стрельчатым завершением. Церковь приземиста, кажется грубоватой. Внутри нее сохранилась древняя роспись.

На Торговой стороне, к северу от земляного вала, в парке «XXX лет Октября» находится церковь Иоанна Богослова в Радоковицах, построенная в 1383—1384 годах. Это один из наиболее хорошо сохранившихся памятников XIV века. В древности церковь имела трехлопастное завершение. При ее реставрации обнаружен первоначальный портал, над которым декоративная композиция из трех окон с двумя нишами между ними, а еще выше выложена декоративная пятилопастная бровка.

На Софийской стороне, сразу же за валом, на Дмитриевской улице, возвышается церковь Петра и Павла в Кожевниках, построенная в 1406 году. Это прекрасный образец зодчества XV века, отличающийся законченностью форм. Церковь кубического типа, одноглавая, фасады имеют трехлопастное завершение — сочетание перекрытия из среднего коробового свода с двумя полукоробовыми; сложена из крупных камней известняка, своды, главка, лопатки, декоративные элементы выполнены из кирпича. Фасады украшают орнаменты из кирпича, аналогичные ранее встречавшимся в новгородских церквах, — пояски из треугольных впадинок (бегунец), круглые и пятиугольные ниши розетки, аркатурный фриз, кресты и др. Апсида декорирована вертикальными тягами-валиками. Внутреннее пространство выдержано в традиционном стиле второй половины XIV века.

На перекрестке трех улиц — Чернышевского, Солецкой и Мерецкова — расположена церковь Власия, построенная в 1407 году. Свое название она получила по Волосовой улице (впоследствии Власьевской), на которой находилась. Предполагается, что в древности здесь стоял идол бога Волоса (Велеса) — покровителя скотоводов. Церковь Власия — типичный памятник начала XV века. Постройка квадратная в плане, однокупольная, фасады имеют трехлопастное завершение. Древние своды и купол не сохранились. При реставрации церкви в послевоенное время обнаружены и восстановлены древние перспективные порталы со стрельчатым завершением.

В Загородском конце древнего Новгорода было несколько церквей и монастырей. Одна из них — церковь Двенадцати апостолов, расположенная на улице Десятинной, — сохранилась до наших дней. Время ее постройки — 1454 год, хотя впервые церковь под таким названием упоминается в летописи под 1230 годом. Возле церкви была «скудельница» т. е. могила, куда свозили умерших во время эпидемий — мора. Церковь миниатюрна, с изящными пропорциями. Декоративные элементы сведены до минимума. Первоначальное трехлопастное завершение было потом заменено щипцовым, восьмискатным.

В XIV—XV веках кроме названных церквей были построены и сохранились до наших дней церкви Михаила-архангела (1300—1302 гг.), Успенья в Колмове (1310 г.), Николы Белого (1312—1313 гг.), Троицы (1365 г.), Рождества богородицы на Михалице (1379 г.), Покрова Зверина монастыря (1335—1339 гг.), Иоанна Милостивого (1422 г.), Уверения Фомы на Мячине (1365 г.), Симеона Зверина монастыря (1468 г.) и др.

Наряду с церквами возводились и гражданские постройки. В северо-западной части кремля с древнейших времен располагался владычный двор, где жил новгородский архиепископ. Двор включал многочисленные постройки хозяйственного и жилого назначения. Особенно большое строительство велось в XV веке при архиепископе Евфимии — яром противнике централизации русских земель.

Одним из важнейших сооружений владычного двора была Грановитая палата, построенная в 1433 году и сохранившаяся до наших дней. Первоначально здание было трехэтажным. Нижний этаж в результате наслоений грунта стал подвальным. В верхнем этаже находится парадный зал, перекрытый сводами на нервюрах, опирающимися на единственный столб посередине. Архитектура Грановитой палаты имеет элементы готики, что подтверждает участие в ее строительстве немецких мастеров. Здание неоднократно перестраивалось. С южной стороны сооружения в XIX веке был пристроен вестибюль. На древней стене у входа в главный зал сохранились фрески XV века.

В настоящее время в Грановитой палате размещается выставка изделий русского декоративно-прикладного искусства XI—XIX веков. Здесь можно увидеть уникальные изделия из перегородчатых эмалей, софийские кратиры (сосуды) XII века, церковную утварь, одежду и др.

Наряду со строительством культовых сооружений и жилищ новгородцы заботились и об укреплении своего города, прежде всего детинца.

В 1331—1334 годах на участке между Владимирской и Борисоглебской башнями построили каменную стену. В 1400 году деревянную стену заменили каменной — от Борисоглебской башни к югу. В то же время были возведены каменные Дворцовая, Княжая и Златоустовская башни, раскат на месте современной башни Кокуй и прясла стен между ними. В 1430-х годах сооружение каменного детинца завершилось.

Уже на ранней стадии строительства основных оборонительных сооружений башни были проездными. К Спасской башне вела Добрыня улица, к Покровской — Прусская, к Воскресенской — Легоща, к Федоровской — Великая. Через Пречистенскую башню можно было выехать на мост и проехать дальше — на Торговую сторону.

Над проездными башнями нередко устраивались надвратные церкви.

Кроме центральной крепости — детинца — со временем появились оборонительные сооружения вокруг всего города. Последние исследования ученых относят возникновение внешнего оборонительного пояса к XIV — началу XV века. До этого существовали отдельные укрепления у трех первоначальных концов — Славенского, Неревского, Людина.

Наружный оборонительный пояс охватывал весь город — в этом одна из характерных особенностей Новгорода. В определении его границ важную роль играли водные рубежи. Общая длина укреплений превышала 11 километров. До сих пор сохранился земляной вал, с внешней стороны которого был вырыт глубокий ров.

Были укрепления и по берегу Волхова. А в 1478 году новгородцы, предвидя военный поход Ивана III на Новгород, соорудили деревянные стены на «судах» через Волхов. Сухопутные и речные оборонительные сооружения составили единую замкнутую систему, защищавшую город.

На высоком валу, перед которым был глубокий ров, наполненный водой, находилась деревянная стена с многочисленными башнями, некоторые из них были сложены из камня. От башен острога сохранилась лишь Белая, или Алексеевская, башня. Ее диаметр 15 метров. Толщина стен доходит до 2,2 метра. Она была трехъярусной. Лестница располагалась в толще стены.

На Торговой стороне, на линии земляного вала Окольного города, обнаружены остатки двадцати одной башни. В них упирались многие улицы. Так, Никитина улица замыкалась Никитинской башней, Федорова улица — Федоровской, Рогатица улица — Рогатицкой, Лубяница — Лубяницкой. На Софийской стороне таких башен было двадцать три. Их возвели в створе Воздвиженской, Рядитинской, Прусской, Чудинцевой, Легощей, Яниной, Щирковой и других древних улиц этой части города. Многочисленные башни формировали не только внешний силуэт Новгорода, но и перспективы основных улиц.

Итак, строительство соборов, церквей, монастырей, гражданских и жилых построек, оборонительных сооружений в XV веке превратило Новгород в обширный архитектурный комплекс. Выразительность его архитектуры усиливалась по мере приближения к центру.

Новгород окружали три кольца монастырей. В первое из них, в 2—3 километрах от города, входили Успенский — в Колмове, Никольский — в Мостищах, Успенский и Благовещенский — в Аркажах, Пантелеймонов, Нередицкий, Лятский, Ситецкий, Малокирилловский и др. Второе кольцо, простиравшееся в 5—6 километрах от города, включало Никитский, Сырков, Перынский, Шилов, Сковородский, Ковалевский, Болотовский, Липецкий, Деревяницкий монастыри. Третье кольцо (в 10—12 километрах от города) составляли Вяжищский, Троицкий, Коломенский, Николо-Липенский, Кунинский, Хутынский монастыри.

Архитектурная выразительность застройки Новгорода с его деревянными зданиями, их причудливыми крыльцами, затейливой резьбой наличников, столбов, величавыми и стройными церквами подчеркивалась зелеными насаждениями.

Писцовые книги повествуют о наличии в средневековом Новгороде больших незастроенных площадей, использовавшихся под сады и огороды. Для них были отведены участки, примыкавшие к внешним укреплениям. Систему зеленых насаждений составляли довольно значительные массивы отдельных садов в центральных районах города и почти непрерывный кольцеобразный пояс вдоль внутренней стороны вала. Озеленялись и улицы. Так, летопись сообщала, что в 1469 году сажали «топольцы на Славкове улице».

Немаловажную роль в местном зодчестве играли цвет и фактура материала, из которого возводились сооружения древнего Новгорода. Церкви, как правило, строились из камня или из камня в сочетании с кирпичом. В ранних постройках XI века кладка из серого волховского плитняка разнообразилась плоским кирпичом (плинфой). Кирпич применялся для устройства перемычек окон, ниш, для выравнивания рядов камней. В XII и начале XIII века тип кладки оставался тем же, но размер плинфы уменьшился. В последующие столетия ранний прием чередования каменной и кирпичной кладки исчез. В конце XV века применялась кирпичная кладка, а к началу XVI века камень как стеновой материал уже почти не использовали.

Вместе с золотистым лемехом покрытий живописная кладка стен из камня или в чередовании камня с кирпичом представляла красочное зрелище. Стены культовых сооружений обмазывались специальным раствором иногда десятилетия спустя после окончания строительства. Грубая отеска камней создавала неровную поверхность стен, придавая им скульптурную пластичность.

Анализируя основные этапы формирования архитектурно-планировочной структуры города, можно определить характерные для древнего Новгорода композиционные особенности, своеобразные и вместе с тем основанные на принципах, присущих всему русскому зодчеству.

Прежде всего это живописность панорамы Новгорода как результат взаимодействия всех факторов, выявляющих его внутреннюю структуру и планировку. Внешний облик Новгорода определялся двумя рядами оборонительных укреплений на Софийской стороне с детинцем — главным композиционным элементом — и стенами и башнями Торговой стороны, где размещался второй центр, подчиненный главному. Панорама города благодаря многочисленным храмам и монастырям, окружавшим Новгород, как бы сливалась с пригородным ландшафтом.

Река Волхов, общественные и торговые центры, монументальные сооружения, зелень садов придавали Новгороду неповторимый колорит.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика