Александр Невский
 

Архитектурно-планировочное развитие после присоединения к Московскому государству (до второй половины XVIII в.)

С середины XV века ведущую роль на Руси стала играть Москва. Часть новгородского боярства, стараясь сохранить свои феодальные привилегии, начала борьбу против прогрессивного стремления объединения с Москвой. Правящая новгородская верхушка пригласила великого князя литовского и короля польского Казимира IV княжить в Новгород. Это привело к вооруженному столкновению между Москвой и новгородским боярством и к обострению противоречий между боярством и ремесленно-торговым населением города.

Московский князь Иван III в 1478 году совершил поход на Новгород, объявил указ о его присоединении к Московскому государству. Как символ своей победы 15 января 1478 года он увез новгородский вечевой колокол в Москву. Начался новый период в истории Новгорода в составе Московского государства.

На первых порах Москва вела борьбу с оппозицией новгородских бояр, стремившихся к возвращению былой независимости. В 1484, а затем в 1488 году из Новгорода были высланы тысячи бояр. На их место переселились жители Московской земли. В 1499 году отобранные у церквей и монастырей земельные владения были переданы представителям московского служилого сословия. Все это сказалось на развитии новгородского зодчества.

С образованием централизованного Русского государства наряду с укреплением государственности происходило экономическое укрепление русских городов, рост их культуры. Новгород в начале XVI века по-прежнему был крупнейшим центром русской торговли, ремесла и мелкотоварного промышленного производства. Создание единого Русского государства значительно расширило экономические связи города.

Известный русский историк В. Ключевский в книге «Сказание иностранцев о Московском государстве» писал:

«Первое место между городами Московского государства после столицы в XVI в. принадлежало Новгороду Великому... Несмотря на страшные бури, которые пронеслись над Новгородом во второй половине XV в., в XVI его продолжают называть знаменитейшим и богатейшим городом Московского государства после столицы... англичане не без основания называли его лучшим торговым городом в государстве: хотя государь, пишет Ченслер (английский мореплаватель, побывавший в Московском государстве. — И.К.), утвердил свой стол в Москве, но положение при реке, открывающей путь к Балтийскому морю, дает Новгороду первенство перед столицей в торговле».

Основными занятиями горожан по-прежнему были ремесло и торговля Новгородский Торг был самым большим в Русском государстве.

Польская и шведская интервенции непосредственно затронули Новгород и его земли. В челобитной новгородцев московскому царю ярко показана картина опустошенного города: «...в Великом Новеграде Софийская сторона вся пуста и разорена до основания, а на Торговой, государь, стороне также многие улицы и ряды пусты; а в которых, государь, улицах и есть жильчишки, и тех осталося немного: в улице человек по осьми и по десяти, а и те бедны и должны».

Во второй половине XVI века Новгород потерял около 80 процентов своего населения. О трагическом положении Новгорода свидетельствовали в своем отчете о поездке в Швецию и Россию в 1615—1616 годах нидерландские посланники Рейноут Фан-Бредероде, Дидерих Басс, Альберт Иоахим: «Город сей ныне находится в сильном упадке, ибо более половины домов и других строений сгорело и число жителей весьма уменьшилось в сравнении с прежним, многие из них разбежались, другие погибли от чумы, от меча и голода».

Разгром интервентов, дальнейший рост экономических, торговых и культурных внутренних и внешних связей укрепили международное и внутреннее положение Русского государства, что способствовало усилению в нем строительной деятельности. Иностранный путешественник Адам Олеарий в своем «Описании путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно» отмечал, что в XVII веке «город Новгород — довольно велик... ранее он был, однако, еще больше, как видно по старым стенам церквей и монастырей, расположенных снаружи (кремля. — И.К.) и пришедших там и сям уже в разрушение. Из-за многих монастырей, церквей и куполов город извне великолепен, но дома, а равно валы и укрепления города, как и в большинстве городов всей России, сложены и выстроены из елового леса и балок».

В начале XVIII века строительство в Новгороде приостановилось: все силы были сосредоточены на застройке новой столицы — Петербурга. Опыт ее строительства применялся и в других русских городах. Раньше всего градостроительные новшества были восприняты в Новгороде. Этому в немалой степени способствовало внимание, которое Петр I уделял Новгороду как льноводческому центру России и важнейшей водной пристани — через нее проходил торговый путь, по которому доставляли хлеб с юга и разнообразные товары с Волги.

В 1707 году Петр I исследовал реки Тверцу, Цну и Мсту, пройдя пешком пространство между ними, и распорядился начать работы по соединению их каналами. Он лично следил за пропускной способностью Волхова, вел переписку с новгородскими воеводами, принимал меры реконструкции в Новгороде торговых помещений. Для удовлетворения потребностей российского флота была создана парусная фабрика.

Экономическое и политическое положение Новгорода в условиях централизованного Русского государства, несомненно, оказало влияние на архитектуру города и его застройку.

Одним из крупнейших мероприятий правительства Московского государства явилась перестройка стен кремля «по старой основе», начавшаяся в 1484 году по указанию Ивана III в связи с коренным переворотом в военном деле, вызванным развитием артиллерии. Завершилась перестройка в 1490 году.

Первая новгородская летопись сообщала: «В лето 6998 (1490 г. — И.К.) поставлен бысть град каменный в Великом Новеграде повелением великого князя Иоанна Васильевича». Вполне вероятно, что в перестройке новгородского кремля принимал участие известный по работам в Московском Кремле Аристотель Фиораванте, бывший в то время в Новгороде. Это подтверждает летописная запись: «Того же месяца... велел князь велики мост чинити на реце Волхове своему мастеру Аристотелю Фрязину (Фиораванте. — И.К.) под Городищем». Аристотель Фиораванте, выходец из Италии, был известен как крупный мастер архитектуры. Знаменитый зодчий принимал участие в строительстве Успенского собора Московского Кремля. Но он был не только архитектором. Одна из летописей сообщала: «...глаголят о нем: „яко в тои всеи земли не быст ин таков не токмо на сие каменное дело, но и на иноя всякое, и колоколы и пушки лити и всякое устроение и грады имати и бити их”».

Сохранившиеся до нашего времени стены и башни детинца — в основном памятники московской фортификационной техники. Стены и башни (из 13 их осталось 9) выстроены из камня и кирпича. Длина стен составляет 1385 метров, высота — от 8,5 до 10,6 метра, а толщина — 2,7—3,3 метра. Площадь, заключенная внутри стен, — более 12 гектаров.

Реконструкция стен и башен имела большое градостроительное значение для Новгорода. Окончательно определилось положение детинца в плане города, а увеличение высоты стен и башен, их большая монументальность и величественность способствовали развитию живописного силуэта городского ансамбля.

Многие годы по проекту архитектора А. Воробьева реставрируются стены и башни кремля. Будет воссоздан тот облик, какой они имели в XV столетии.

В настоящее время в кремль ведет широкая проездная арка, устроенная в 1820 году на месте разобранной в конце XVIII века Воскресенской башни. Другая проездная арка, на месте бывшей Пречистенской башни, открывает доступ внутрь кремля со стороны Волхова.

К югу от Пречистенской стояла Борисоглебская башня, остатки которой были обнаружены у кремлевской стены при археологических раскопках. Следующая башня — Дворцовая. Название ее связано с находившимся поблизости государевым двором. Она была глухой — через нее нельзя было попасть в кремль, а расположенная рядом с ней Спасская башня — проездной (соединяла кремль с Людным концом города). В башне было шесть ярусов. Проезд закрывали опускные решетки и дубовые ворота.

С огибающей кремль аллеи открывается прясло стены и Княжая башня. Здесь стена имеет двурогие зубцы или зубцы в форме так называемого ласточкина хвоста, на манер московских. С Княжой, как и с Дворцовой, башни можно выйти на кремлевскую стену. Реставрацию Княжой башни закончили в 1962 году.

За Княжой башней следует самая высокая (32 метра) башня кремля — Кокуй, перестроенная при Петре I. Реставрация (1962—1963 гг.) придала ей первоначальный облик. Любопытно ее название. Очевидно, оно происходит от голландского слова «коке», т. е. «смотри». С нее действительно хорошо обозреваются окрестности Новгорода. Далее расположена сильно выступающая за линию стены Покровская, построенная в конце XV века. Навесные бойницы предназначались для стрельбы по противнику сверху. Имевшиеся в ней проездные ворота были заделаны в XVII веке.

Первоначальный облик очередной башни — Златоустовской — трудно представить, так как она была полностью перестроена в 1880 году для нужд новгородского музея.

За этой башней находятся круглые башни — Митрополичья и Федоровская. В древности Федоровская башня была проездной — через нее можно было попасть в Неревский конец города. В 1950 году башням вернули их первоначальный облик.

И наконец, последняя ныне существующая башня — Владимирская, через которую можно было проехать в Неревский конец. В 1311 году к ней пристроили надвратную церковь. Фасад башни, обращенный внутрь кремля, в настоящее время имеет высокую арку, появившуюся после сноса церкви.

За Владимирской башней находятся водяные ворота, служившие для обеспечения водой защитников кремля при осаде. Воду брали из расположенных вблизи реки колодцев. Таких водяных ворот в кремлевской стене было несколько.

С XVI и до середины XVII века кремлевские стены приспосабливались к новым видам оружия: пробивались подошвенные бойницы, появились узкие щелевидные отверстия. Двурогие зубцы стены, остатки которых были найдены около Митрополичьей башни, переделывались на прямоугольные, за которыми можно было укрыть пушки.

Новгородский кремль — памятник не только военно-инженерного искусства XV—XVII веков, но и цельный архитектурно-художественный комплекс. Несмотря на московский характер своих форм, он имеет черты и новгородского зодчества — живописные формы и органичное сочетание с ландшафтом.

Обороноспособность кремля усиливал окружавший его глубокий ров, наполненный водой, длиной более 1 километра и шириной от 40 до 50 метров. Сейчас глубина рва не превышает 8—10 метров.

XV век для Новгорода был знаменателен развитием строительства на территории кремля, связанного с деятельностью архиепископа Евфимия, противника централизации Русского государства.

Особенно значительной по своим масштабам была перестройка сооружений владычного двора, располагавшегося в северо-западной части детинца, за Софийским собором. Вместо деревянных построек там появились каменные сооружения.

За Грановитой палатой расположено двухэтажное здание, известное под названием архиепископского дворца (1442 г.). К нему примыкает Лихудов корпус, построенный в XV веке и перестроенный в начале XVIII века. Здесь в XVIII веке размещалась Новгородская славяно-греческая школа, в которой в то время преподавали братья Иоанникий и Софроний Лихуды.

Напротив Грановитой палаты — длинное двухэтажное здание. Это так называемый Никитский корпус — комплекс бывших хозяйственных построек на территории владычного двора. Собственно Никитский корпус, построенный в конце XI — начале XII века, не сохранился. Верхний этаж и наиболее протяженная часть здания (от выступа на юге до поворота на севере) относятся к XVII веку.

На протяжении XVI века укреплялся внешний оборонительный пояс. В 1502—1504 годах была заново перестроена деревянная стена по старому валу. В 1534 году снова поставили деревянную стену на Софийской стороне. В 1537 году такая же стена была выстроена на Торговой стороне.

В конце XVI века появились дополнительные укрепления вокруг кремля — малый земляной город, полукольцом окружавший детинец.

От укреплений 1582 года сохранились так называемые горки — Веселая, к северу от кремля, и Екатерининская, к югу от него. Название горки Веселой связано с использованием ее для отдыха, а Екатерининской — с находившимся здесь зданием, в котором некогда хранилась лодка Екатерины II, подаренная ею новгородцам. Остатки здания были разобраны в послевоенные годы. На Веселой горке ныне танцевальная площадка, а на Екатерининской воздвигнут монумент Победы. Кроме этих горок было еще четыре земляные насыпи — быки. В результате археологических исследований установлено, что между ними находились земляные валы. С внешней стороны укрепления был ров.

Во время шведской оккупации Новгорода малый земляной город был частично разрушен, но после изгнания врагов снова восстановлен. При этом изменился профиль рва: его ширина достигла 20—30 метров, а глубина — 6—8 метров. Края рва ограждались сваями из бревен. По земляному валу и по бастионам протянулась бревенчатая стена типа городни, внутри засыпанная землей. Стена высотой 4 метра имела длину 2100 метров. В стене находилось 11 деревянных башен высотой 8 и 10 метров. Некоторые из них были проездными.

При Петре I деревянные части укреплений были уничтожены. Остатки малого земляного города просуществовали до XIX века. В начале XIX века часть бастионов и вал были срыты, а на их месте устроен кремлевский сад.

С устройством малого земляного города изменилась планировка центральной части Софийской стороны. Уменьшилось пространственное взаимодействие окружающей жилой застройки с кремлем.

В начале XVI века возобновилось церковное строительство. На средства московского гостя Ивана Сыркова в 1508—1511 годах была построена церковь Жен-мироносиц — трехэтажный, четырехстолпный кубического типа одноглавый храм. В 1960-х годах церкви возвращен первоначальный вид. Строительство такого довольно большого сооружения усилило значение Ярославова дворища как композиционного центра Торговой стороны.

После реставрационно-восстановительных работ в 1955 году приобрела свои начальные формы церковь Климента. Храм четырехстолпный, одноглавый, одноапсидный, с двумя приделами на хорах. Возведен в 1520 году москвичом Василием Таракановым.

Вблизи Суворовской улицы расположена церковь Прокопия с подцерковьем и подвалом, построенная Дмитрием Сырковым в 1529 году. Этажность на фасадах не выражена. Влияние традиций московского зодчества заметно в килевидном завершении средних членений фасадов, в килевидных арочках на западной пристройке, в декорировке барабана, вместо одной апсиды — три. С новгородским зодчеством этот храм роднит лишь пощипцовое восьмискатное покрытие и общая композиция объема.

В 1557 году на месте древнего сооружения, неподалеку от Федоровского ручья, была построена церковь Никиты-мученика. Она стояла возле государева двора Ивана Грозного. Крупную шестистолпную, трехнефную постройку завершали, как предполагают, пять глав. С трех сторон к ней примыкала галерея — гульбище. К основному объему была пристроена небольшая церковь — придел Николы. В композицию церкви входила крытая шатром колокольня в виде башни. В нижнем этаже размещалась еще одна небольшая церковь под названием Феодосий под колоколы.

Церковь Бориса и Глеба, расположенная в северной части Плотницкого конца Торговой стороны, была построена в 1536 году всего за пять месяцев. По плану она близка к новгородским памятникам XIV века. Возможно, церковь строилась на древнем основании. Она четырехстолпная, одноапсидная, имеет пять глав. Каждое членение фасада завершается щипцом. Эта церковь образовала еще одно звено в цепи архитектурных доминант, протянувшихся вдоль Волхова от центра города к Антониеву монастырю.

У берега реки Волхова, в южной части Торговой стороны, реставрирован живописный комплекс XVI века — церкви Михаила-архангела и Благовещенья. Оба храма соединены галереями, хотя они не служили переходом. Видимо, строители хотели объединить их в единый архитектурный объем.

В 1533—1536 годах в Антониевом монастыре возвели оригинальное для Новгорода сооружение — трапезную церковь Сретенья. В отличие от всех новгородских церквей эта церковь — бесстолпное здание (внутри помещения нет столбов), перекрытое сферическим сводом, опирающимся по углам на уступчатые арочки (тромпы). С западной стороны церкви находится трапезная с восьмигранным столбом в центре. Лопатки делят фасады на три части, причем среднее членение выше боковых.

В XVI веке церкви строили не только в самом городе, но и в пригородах. Севернее Новгорода, в Хутынском монастыре, на месте разобранного древнего храма в 1515 году по распоряжению великого князя Василия Ивановича был построен новый соборный храм Преображения. Хутынский монастырь пользовался покровительством московских великих князей. Собор был огромным трехнефным шестистолпным сооружением, завершавшимся пятью куполами. С восточного фасада находились три апсиды. Фасады по вертикали членились пилястрами и заканчивались позакомарным покрытием, впоследствии замененным на четырехскатную кровлю.

Особенно примечательна западная паперть собора с крыльцом, декорированная изразцами. В северном приделе был похоронен известный русский поэт Г.Р. Державин, останки которого перенесены в кремль из разрушенного фашистами в годы Великой Отечественной войны Хутынского монастыря.

Преображенский собор Хутынского монастыря несколько напоминал Успенский собор Московского Кремля. В 1941—1943 годах Преображенский собор был сильно разрушен фашистами, В настоящее время здесь ведутся восстановительные работы.

В 1552 году рядом с Преображенским собором возвели трапезную церковь Варлаама. Это бесстолпная постройка, к которой с западной стороны примыкает двухстолпная палата — трапезная. Церковь и трапезная имеют два этажа. Фасады храма членятся пилястрами на три части, каждая из которых завершается килевидной аркой. Килевидные арочки использованы как декоративный элемент в фризе над верхней тягой, в оформлении ниш на фасадах.

К XVI веку относится также собор Владимирской богоматери в Сырковом монастыре. Собор построен в 1554 году и представляет собой пятикупольное сооружение на подклете. Фасады, как и в соборе Хутынского монастыря, членятся лопатками, стянутыми вверху килевидными арками. В его архитектуре заметно влияние московского зодчества. Собор был разрушен фашистами в 1941—1943 годах.

В жизни Новгорода большую роль по-прежнему играло Ярославово дворище. Во время войны с Ливонией при Иване Грозном там формировались воинские части, в XVI веке на Ярославовом дворище находился Денежный двор, где чеканились монеты. В 1570 году Иван Грозный распорядился на значительной площади снести строения, примыкавшие к Ярославову дворищу, и соорудить на их месте государев двор. Об этом есть запись в Новгородской летописи: «В лето 7073 (1570 г. — И.К.)... месяца марта в 13 день... в Великом Новгороде на Торговой стороне, от Волхова все дворы очистили, нарядили площадию, а ставити на том месте двор государев». В 1572 году началось его строительство.

Государев двор сгорел недостроенным в 1580 году. О его огромных размерах можно судить по отведенной для строительства площади в 14 гектаров. Впоследствии большую часть двора занял государев сад.

После смерти Грозного его сын царь Федор продолжал работы по улучшению сада. Часть участка была отведена под государев огород. Отсюда в Москву поступали яблоки и овощи. Деревья для сада брались из Богословского монастыря. Лавочные книги Новгорода Великого сообщают: «...иное деревьев взяли к новому двору в государьский сад».

Ярославово дворище окружал Торг, достигший расцвета в середине XVI века. На Торгу размещалось около 1500 лавок, образовывавших девять параллельных двусторонних рядов перпендикулярно реке Волхову. С восточной стороны ряды примыкали к Коневей площадке, где торговали лошадьми и домашним скотом. Там же находилась Хлебная горка. Рыбные ряды размещались по берегу Волхова, на территории современной Суворовской улицы.

На Торгу располагались иностранные дворы. Кроме старых торговых дворов в первой половине XVI века появились новые — Датский на берегу Волхова, рядом с Псковским двором, и Шведский. В 1560-х годах в Новгороде открыли свое подворье англичане.

В 1541 году Торг сгорел, но вскоре был восстановлен.

Во второй половине XVI века в связи с походами Ивана Грозного жизнь на Торгу замерла. И лишь в конце XVII века Торг снова оживился.

К середине XVI века по численности населения Новгород занимал третье место после Москвы и Пскова. В 1546 году в городе было около 35 тысяч жителей и 5159 дворов.

С начала XVI столетия городская застройка упорядочивалась, расширялись некоторые улицы. На Софийской и частично на Торговой сторонах была создана система параллельных проездов, направленных к Волхову, более или менее прямолинейных. О планировочных мероприятиях той поры говорилось в летописи 1508 года: «...присла князь великы и Василий Ивановичь в Новгород Васильа Бобра оулиц мерити, больше старого оучиниша: 4 сажени ширина, и дворы великы давати людем, и ряды торговые переведе по своему обычаю, не яко прежде было, а от стены не быти двором 40 сажен».

В 1531 году летописец сообщал, что присланные в Новгород дьяки начали «мерити Великую улицу от Володимерских ворот прямо в конец, и все улицы из Поля в берег прямо».

В XVI веке в Новгороде прошел сложный процесс формирования «рядовой застройки», реконструкции стихийно сложившейся старой сети улиц. Это была первая в истории города попытка упорядочить жилую застройку, внести в нее четкое градостроительное начало.

Несмотря на огромные масштабы археологических раскопок в Новгороде, собранный археологами богатейший материал по застройке отдельных усадеб и комплексов древнего города, историческая наука не располагает графическими материалами о планировочной структуре Новгорода в XVI веке. К сожалению, и характер застройки в XVI веке невозможно определить по данным археологических раскопок. Обнаруженные экспедициями, возглавлявшимися А. Арциховским и В. Яниным, древние мостовые, постройки, за исключением раскопа 1979 года в южной части Славенского конца, датируются не позднее середины XV века. В XVIII веке в связи с сооружением в городе дренажной сети уровень грунтовых вод понизился, и древесина конца XV века и более позднего периода сгнила. Но сохранились подробные записи XVI века по земельным участкам, так называемые писцовые книги, и в частности «Книга писцовая по Новгороду Великому конца XVI века». Это наиболее древнее подробное описание застройки города. В описи перечисляются дворы, их принадлежность, участки, отводившиеся под улицы, церкви, род занятий владельца, т. е. дается словесная характеристика застройки города после проведения планировочных работ. На примере Неревского конца удалось воссоздать детальную планировочную структуру целого жилого района и определить то ценное, что было внесено московскими дьяками в складывавшуюся веками стихийную планировку улиц.

Главным образом по данным анализа писцовой книги, а также археологических исследований был составлен детальный план застройки конца XVI века в пределах Неревского конца (в границах земляного вала), занимавшего северо-западную часть города. Прежде всего было необходимо уточнить чередование и направление улиц. Первой шла улица Боркова. В писцовой книге она называется еще Большой, видимо по ее длине. Улица брала начало от Волхова по направлению к «деревянному городу». При пересечении ее с Большой Пробойной, на правой стороне, находилась каменная церковь Егорея Страстотерпца. Участки на левой стороне упоминаются на всем протяжении улицы, в то время как застройка правой стороны шла только от Большой Пробойной. «А у тое улицы учинен переулок по Дмитриеву письму... на проезд уличаном Боркове улицы», — сообщалось в писцовой книге. Переулок, видимо, вел на Яковлеву улицу.

Следующая улица — Драгунова — доходила до Большой Пробойной. Ее перспективу замыкала церковь Георгия. При переписи дворовых участков направление улицы определялось так: «от реки от Волхова на гору идучи к Егорью Святому». Она была застроена с обеих сторон, причем правая (от Волхова) сторона имела застройку меньшей протяженности, чем левая.

Затем следовала Яковлева улица. Ее направление установлено по Николо-Кочановской церкви, кладбищу у Яковлевской церкви, а также упоминанию в писцовой книге участков размером 13 на 8 сажен, «припущенного к церкви Егорью Страстотерпцу» и размером 12,5 на 12 сажен, который отошел под церковную меру «Пантолимона святаго». Улица имела двустороннюю застройку и была одной из самых протяженных в Неревском конце.

Улица Новая Романовна находилась между рекой Волховом и Большой Пробойной.

Следующая группа улиц — Дослана, Корилская, Воронья и Водяной переулок. Направление улицы Дослана определено по церкви Мины и Виктора, а также порядком переписи Водяного переулка. Остатки церкви Мины и Виктора обнаружены на северной стороне Мининской улицы (ныне улица Шлыкова), в 120 метрах к востоку от Ленинградской улицы. Она была застроена с двух сторон и соединялась с Яковлевой улицей, а дальше шла к деревянному городу, сливаясь с Вороньей улицей, обнаруженной на прибрежной территории по церкви Дмитрия (остатки храма найдены на восточной стороне Дмитриевской улицы, в 100 метрах к югу от земляного вала).

Вторая улица от Большой Пробойной до деревянного города имела одностороннюю застройку, была самой протяженной — достигала острога.

К северу от Вороньей улицы были Чедерская и Щурова.

Корилская улица, с односторонней застройкой, проходила севернее Вороньей. На ней был двор «Дмитриевского попа», поэтому, возможно, улица смыкалась с территорией, прилегавшей к церкви Дмитрия. Все три улицы находились между Большой Пробойной улицей и рекой Волховом. Часть Большой Пробойной также была застроена в северной половине, между Новой Романовской улицей и земляным валом. Первоначально она служила лишь для связи между улицами в параллельном Волхову направлении, постепенно на ней появились жилые постройки.

Неревский конец, занимавший северную часть Софийской стороны, выходил за внешний оборонительный пояс, в так называемое Кузьмодемьянское заполье, и простирался до Колмова.

Неревский конец был своеобразным жилым районом ремесленников. Общественными центрами района являлись названные церкви.

Необходимость удобного подъезда к каждому двору вызвала рядовую систему планировки. Улицы ограничились рядами дворов, примыкавших друг к другу с соседних улиц. В этом первая особенность планировки района.

Вторая особенность — направление улиц. Они шли к реке перпендикулярно ее береговой полосе, что объяснялось важным хозяйственным и транспортным значением реки Волхова, поэтому сеть улиц в прибрежной полосе, т. е. к востоку от Большой Пробойной улицы, была более густой.

Третья особенность в том, что в прибрежной полосе застройка была более плотной, а дворовые участки имели меньшие размеры по сравнению с участками, расположенными к западу от Большой Пробойной улицы, из-за ограниченных размеров прибрежной территории и наличия свободных участков вдали от реки.

Четвертая особенность планировки — живописность застройки, ее силуэтная структура. Основная масса строений состояла из комплекса жилых и хозяйственных зданий, среди которых возвышались церкви. Об облике построек можно судить по исследованиям археолога П. Засурцева. Храмы замыкали перспективу улиц, как, например, Драгунова улица, завершавшаяся у церкви Георгия, и улица Воронья — у церкви Дмитрия. Церкви окружали свободные от застройки участки — своеобразные площади, на которых собирались горожане. В жилую застройку вклинивались садовые участки, что обогащало архитектурный облик Неревского конца. Так, например, при переписи дворовых участков в Вороньей улице упоминался «садок Злобинский Скрипецына» размером 15 на 5 сажен. Были в жилой застройке и пашни. В писцовой книге говорилось: «...а в заулке к Мины Святому» на церковной земле «пашут всем городом».

Пятая особенность района — соответствие размеров дворовых участков социальному положению хозяина. Нередко ремесленники, живя даже по нескольку семей вместе, имели участки в 350—400 квадратных метров. Значительно большие участки принадлежали помещикам — 900 — 1200 квадратных метров. Самые большие дворы были у духовенства. Так, например, «за игуменом Деонисием с братьею», жившим на Вороньей улице, числился земельный участок 1650 квадратных метров.

И наконец, последняя, самая важная особенность. Многие земельные участки, расположенные друг за другом, имели одинаковые размеры и в длину и в ширину. Это могло быть только при определенном законоположении и предельных площадях для одного двора и преднамеренной планировке, что дает основание для вывода о том, что на смену улицам криволинейного начертания пришла прямолинейность — то было зарождение регулярной системы планировки, получившей распространение в Новгороде в начале XVIII века.

Тот факт, что в XVI веке упорядочивалась сеть улиц, подтверждает план Новгорода 1611 года, находящийся в Королевском военном архиве в Стокгольме. На Софийской стороне, в Неревском конце, как видно из плана, улицы имели прямолинейное начертание, в то время как в остальной части города они показаны с многочисленными изломами. Спрямлены также многие улицы Торговой стороны, идущие, как и на Софийской стороне, к Волхову. В пределах вала на Торговой стороне, параллельно реке, пересекая все остальные, шла всего лишь одна улица. На плане четко прослеживается Вечевая площадь с Ярославовым дворищем, а также строения за пределами внешних укреплений Софийской стороны, которую с Торговой стороной соединял мост от Пречистенской башни кремля. На сохранившихся планах города XVIII века мост показан с изломом, угол которого направлен к югу, т. е. против течения реки. Такая конструкция была необходима для большей устойчивости против напора вод Волхова.

Вскоре после изгнания шведов из Новгорода, в 20-х годах XVII века, в кремле началось восстановление стен и башен. Двурогие зубцы стен заменялись прямыми, появились бойницы подошвенного боя. Напротив Софии, с внешней стороны кремля, построили так называемый тайничный городок, внутри которого для снабжения водой защитников кремля был колодец, деревянными трубами соединявшийся с рекой. Из кремля удалили пожароопасные предприятия — кузницы, мастерские по производству селитры. Был реконструирован Кривой мост, соединявший северную и южную части города, минуя кремль.

В кремль переместили правительственные учреждения, продовольственные и военные склады. В нем, по описи 1623 года, находилось 152 двора, 36 лавок и 26 церквей.

В XVII веке полновластными хозяевами города стали воеводы. Они обосновались в кремле, сосредоточив там правительственные учреждения, оружие и запасы продовольствия. Новгородский воевода имел даже свой Денежный двор. Его резиденцией стал так называемый воеводский двор. Раньше на территории южной части кремля были два наместничьих, два дьячьих и три государевых двора. Наместничьи дворы располагались у западной стены кремля. В районе Дворцовой башни был Житный двор. К востоку от Приказной палаты (на месте современного здания музея) возник Пушечный двор, недалеко от него поставили Ситный двор. По-видимому, воеводский двор в XVII веке занимал главным образом территорию наместничьих дворов.

В 70-х годах XVII века воеводский двор состоял из усадьбы с постройками жилого и хозяйственного назначения, огороженными высоким деревянным тыном. Основным служебным помещением воеводы была Приказная палата, построенная еще в XVI веке. В ней хранились печать и боевое знамя. Из дошедших до нас письменных источников известно, что двухэтажная Приказная палата имела на первом этаже большую одностолпную палату.

В 1686 году постройки воеводского двора сгорели, но вскоре на пепелище возник новый двор. Как сообщал новгородский воевода Шереметьев московским «государям царям и великим князьям Иоанну Алексеевичу и Петру Алексеевичу», деньги на строительство нового сооружения были собраны с крестьянских дворов, а строили двор плотники «из найму и из корму».

Двор, занимавший юго-западную территорию кремля, был деревянным, небольшим. Главное сооружение состояло из двух просторных комнат с сенями между ними, печи были облицованы изразцами. Комнаты — хоромы — освещали двадцать четыре окна. Из того сооружения — «тройни» — через переход можно было попасть и на кремлевскую стену, и в мыльню (баню).

Кроме «тройни» строили «двойни» — помещения из двух комнат с печами и подклетами. Известно также, что в состав двора входили «черная» горница, ледник, поварня, две горницы (людские), четыре избы, конюшня.

Воеводский деревянный двор быстро пришел в негодность, и из Москвы поступило указание строить новый, каменный: «...чтоб впредь то строенье было твердо и прочно и мочно б было боярам и воеводам жить в тех каменных житьих без утеснения и без нужды». В Новгород послали «каменных дел подмастерье» Семена Ефимова, в то время служившего в Приказе каменных дел. В 1696 году воеводский двор был построен. Он занял участок от Покровской до Спасской башни. Это был обширный гражданский комплекс. Основное его здание — двухэтажные Большие палаты, расположившиеся вдоль западной стены кремля, — предназначалось для жилья. Другие постройки примыкали к ограде двора, а внутреннее пространство между Большими палатами и постройками оставалось свободным.

В Больших палатах жили воевода, московские гости. В каждом этаже было по пять палат. Второй этаж соединялся переходом со стеной и башней Кокуй. Фасад членили пилястры, соответствовавшие внутреннему устройству, который заканчивался вверху фигурным карнизом, его остатки найдены при раскопках. В здание вели два каменных крыльца, полы в помещениях были кирпичными, потолки имели сводчатое очертание. Верхние палаты отличались более богатой отделкой, изразцовыми печами, большими оконными проемами, двери и оконные переплеты были расписаны орнаментом.

Внутри воеводского двора находился сад. На стыке северной и восточной стен ограды была восьмигранная башня. Остатки башни и Больших палат обнаружены во время раскопок в 1956—1957 годах. Часть из них можно увидеть у южной стены кремля.

Творчеству Семена Ефимова принадлежит другое сооружение — башня Кокуй, перестроенная из раската. Она имеет пять ярусов. В нижнем находился винный погреб, во втором — казенная палата, третий ярус занимали две палаты. Над ними были две восьмигранные надстройки—восьмерки, последняя из которых называлась «осмотрительной всего города палатой». Башня завершалась высоким шатром с изображением герба Новгорода на прапоре.

В конце XVII века была реконструирована Пречистенская башня кремля, сгоревшая в 1686 году. На месте трех деревянных шатров башни возвели большой каменный шатер с дозорной башенкой, а вокруг него по углам четыре шатра меньших размеров. По своему виду она напоминала Спасскую башню Московского Кремля.

Одновременно с Пречистенской башней по проекту Ефимова перестроили мост через реку Волхов, который был одним из первых каменных мостов на Руси. На другой стороне Волхова, у входа на мост, возвели здание Проездных ворот.

В 90-х годах XVII века по сметам и расчетам С. Ефимова подмастерье каменных дел Гурий Вахромеев на Торговой стороне построил Гостиный двор. От него сохранилась так называемая Вечевая башня — архитектурное повторение башни над главными воротами воеводского двора. Через эту башню въезжали в Гостиный двор.

Изображение Гостиного и воеводского дворов, Проездных ворот, Пречистенской башни можно видеть на Знаменской иконе. На ней показан весь Новгород с тремя оборонительными укреплениями. Довольно четко вырисовывается общая планировочно-объемная структура города, состоящая из концов и свободных пространств между ними, а также локальных подцентров вокруг церковных сооружений.

С. Ефимову принадлежала ведущая роль в развитии архитектуры Новгорода конца XVII века. Благодаря единому архитектурному стилю возведенных по его проекту сооружений в центральной части города развилась грандиозная пространственная композиция. А башни Кокуй и Пречистенская вместе с построенной в XVII веке башней, известной как Евфимьевская часозвоня, звонницей и Софийским собором образовали красивую панораму города, его ядро.

Евфимьевскую часозвоню правильнее называть просто часозвоней. Длительное время ее считали постройкой XV века. Архитектор А. Воробьев и археолог М. Алешковский доказали, что постройка Евфимия разрушилась в 1671 году, а через два года на другом месте была построена новая часозвоня. В 1969 — 1970 годах часозвоня реконструирована в соответствии с сооружениями XVII века. Часозвоня служила дозорной башней.

Это высокая, восьмигранная в плане башня. Ее стройность усиливает сужающийся кверху силуэт. Глухие грани башни оформлены высоким арочным уступом. Лишь в верхней части имеются небольшие арочные проемы. Завершается башня двумя рядами кокошников, переходящих в легкий барабан и небольшую главку. На часозвоне после реставрации вновь установлены часы.

В XVII столетии перестроена и Софийская звонница, возведенная в 1437 году. Первоначально она была трехпролетной и имела четыре столба, на которые опирались три арки.

В XVII веке звонницу перестроили — разобрали арки, заложили промежутки между столбами, вместо четырех возвели шесть столбов, над ними устроили арки. Над каждым из пяти пролетов появился шатер. Сооружение украсили декоративным фризом из пятиугольных ниш с трехлопастными декоративными арочками. В XVII веке шатры заменили щипцами-фронтонами, к звоннице пристроили красивое крыльцо, а с южной стороны здания — двухэтажный домик с декоративными элементами.

В конце XVII века в различных частях города и пригороде возводились церкви. На Торгу, например, перестроили церковь Георгия. Ее архитектурные формы отличны от церквей раннего периода. На основном кубовидном объеме покоится восьмерик с восьмискатной кровлей. Композиция завершается барабаном и небольшой главкой. Все углы фасадов оформлены пилястрами. Восьмерик и апсида имеют фигурные наличники вокруг проемов. Нижняя часть церкви была поглощена напластованием культурного слоя. В настоящее время произведены раскопки, для обозрения оставлены обнаруженные первоначальные конструкции. Церковь реставрирована в 1956 году.

Своеобразен архитектурный облик Знаменского собора, построенного в 1682—1688 годах на месте древней церкви. Собор вместе с расположенной напротив церковью Спаса Преображения образовал местный акцент, увязанный с другими архитектурными сооружениями города.

Знаменский собор с трех сторон охвачен галереями — папертями, с четвертой, восточной, к нему примыкают три пониженные апсиды. Фасады заканчиваются закомарами, как бы отделенными от основной плоскости фасада карнизом. Пространство закомар покрыто фресковой живописью. Окна украшены фигурными наличниками. Завершает собор четырехскатная кровля с пятью главами: в центре — основная, а по углам — четыре меньших размеров. Апсиды и барабаны декорированы нишами арочной формы в виде аркатурных поясов. Это типичная московская постройка.

В 1702 году Знаменский собор внутри был расписан артелью костромских иконописцев во главе с Иваном Бахматовым.

Интересна восьмигранная в плане колокольня на прямоугольном основании и суженная кверху. В верхней части колокольни имеются арочные проемы, перекрытые фронтончиками по количеству граней. Колокольня переходит в восьмигранный шатер и заканчивается маленькой главкой. Кровля шатра имеет постепенно уменьшающиеся проемы с фигурными наличниками, поэтому колокольня легко вписывается в окружающее пространство.

В 1700 году в Деревяницком монастыре, на месте церкви XIV века, построили Воскресенский собор. Как и Знаменский, Воскресенский собор имеет большой объем и пять глав. Фасады его богато декорированы. Необычна конструкция собора: центральный купол опирается не на четыре, как это было ранее, а на два столба. Такой тип решения характерен для памятников Сольвычегодска, городов Поволжья, Вологды и других мест.

В XVII веке новгородская архитектурная школа утратила свое значение, она стала составной частью русского зодчества. Но в городе по-прежнему воздвигались красивые, величественные здания. Шведский путешественник Э. Пальмквист, побывавший в Новгороде в 1674 году, писал:

«Город раскинулся по большому и ровному полю, прорезаемому рядом рек, которые обтекают валы. Это большой частью притоки реки Волхова, протекающей через город, что представляет жителям большие удобства для торговли и бытовых надобностей... Новгород мог бы держать в руках всю русскую торговлю лучше, чем какой-либо другой (город — И.К.)... Река Волхов делит город на две части, причем западная часть, кроме дворца, состоит из двух разных частей, со своими валами и башнями... Самая укрепленная часть Новгорода — замок, окруженный прекрасной высокой и чрезвычайно толстой стеной с сухим рвом... Вид на город с его монастырями, церквями замечательно красив».

Наглядное представление о городе того времени дает гравюра с изображением осады Новгорода суздальской ратью: восточная, или Торговая, сторона окружена стеной с многими башнями, а западная, Софийская, имеет три ряда укреплений — кремль, малый земляной город и острог.

О плане кремля XVII века можно судить по вышивке на одеянии (омофоре) патриарха Никона, хранящемся в Новгородском музее. На этом плане изображены ныне не существующие церкви — Пречистенская и Борисоглебская.

В XVI—XVII столетиях, после присоединения Новгорода к Москве, специфический облик города не только не был утрачен, но внешнюю панораму Новгорода обогатили гражданские сооружения. Изменился силуэт центральной части кремля.

Созданные к концу XVII века в кремле и на Торгу крупные архитектурные комплексы способствовали цельности архитектурно-пространственного облика Новгорода. Новые сооружения, органично вписанные в сложившиеся ансамбли, еще ярче раскрывали монументальность и величие древних построек.

Менялась планировочная структура города. Усиление роли кремля, как административно-общественного центра города, развитие сухопутных связей с другими городами по дорогам, расходившимся от кремля, создали условия для радиальной планировки Софийской стороны. На Торговой же стороне появились условия для развития прямоугольно-прямолинейной планировки.

Некоторое представление о планировке города в конце XVII века дает «План части Новгорода конца XVII века», опубликованный Б. Грековым. На нем показана территория с Розважским монастырем к северу от кремля. Любопытно появление того уникального чертежа. Он связан с жалобой монастыря на полковника Захария Вестова по поводу антисанитарного состояния усадьбы Вестова и прилегающей к ней территории. В жалобе «старца Маркела з братьею», в частности, указывалось: «А против, государь, того монастыря святых ворот, в которые бывает по вся годы ход, стоят ныне иноземцовы три хоромины: конюшня, поварня, баня; и ис тех ево хоромин люди ево в тот переулок мечют ис конюшни пометы скотские, а ис поварни и ис бани пометы же всякие и льют воды смрадные... а от мясного жаренья ис поварни от духов же соблазны, и от той же поварни и от бани и... опасно тому монастырю и пожогу для того, что промеж того монастыря и тех хоромин только переулок двухсаженный».

К монастырю примыкали жилые кварталы удлиненной формы, что было вызвано рядовой системой застройки — кварталы как бы образовывали ряды, а участки домов примыкали друг к другу с соседних улиц, чем создавался удобный подъезд к домам. Как видно из плана, дома располагались по красной линии застройки. Данное обстоятельство, а также нарезка одинаковых дворовых участков наводят на мысль о преднамеренной планировке в застройке Новгорода на основе регулярности. На чертеже изображен участок южной части Неревского конца, примыкающего к внешнему оборонительному поясу. Отчетливо видны стена и башни, постройки монастыря с башней над проездными воротами. Башня двухъярусная, на ее прямоугольной нижней части покоится восьмерик, перекрытый высоким шатром с главкой.

В 1701 году, после сражения под Нарвой, новгородские укрепления были вновь усилены. Пожароопасные деревянные верхи башен и стен были сломаны. Дошедшие до нас письменные источники сообщали: «А в Новгороде и Пскове в том же году делали, рвы копали и церкви ломали, полисады ставили с бойницами, а около полисад обкладывали с обеих сторон дерном, также и раскаты делали, а кругом обкладывали дерном... а башни насыпали землей, а сверху дерн клали; работа была насыпная, а верхи с башен деревянные и с города кровлю деревянную всю сломали».

В укрепленные бастионы превратились Росткинский бык малого земляного города (он находился примерно напротив Ленинградской улицы) и Введенский бык (существовал напротив нынешней площади Победы).

Но вскоре Новгород утратил свое значение как крепость, хотя по-прежнему играл значительную роль в жизни Русского государства прежде всего благодаря своему положению на торговых путях из внутренних районов России к ее столице — Петербургу. По Волхову, Ладожскому каналу можно было попасть в Неву, а следовательно, в Петербург и далее в Финский залив. Из Новгорода через озеро Ильмень и по реке Мсте продвигались на Волгу.

Развитие строительства в Новгороде в первой половине XVIII века способствовало образованию по указу от 29 апреля 1727 года Новгородской губернии и превращению Новгорода в ее центр. Новгородская губерния в то время занимала огромную территорию: в длину простиралась на 1,5 тысячи верст, а в ширину — на 600 верст.

В начале XVIII века при застройке Новгорода стали применять градостроительные принципы, внедренные Петром I в Петербурге. 14 мая 1723 года последовал указ: «В Новгороде на погорелых местах хоромное деревянное строение строить регулярно, как в Санкт-Петербурге строятся в одно жилье, а улицы по учиненному плану; а как на пожарных местах построятся, тогда в оставшемся старом жилье, где пожару не было, одну или две из больших улиц расширить и прямо сделать».

Для исполнения указа в Новгород был направлен «архитекторский ученик» Григорий Охлопков, которому поручили расширить и выпрямить улицы по новому плану. Для этого необходимо было нарезать участки взамен прежних, выходивших дворами и огородами за новые красные линии. Охлопков должен был построить одному из новгородских жителей образцовый дом. Купцам приказали строиться на больших улицах.

К тому времени на прибрежной полосе Торговой стороны города сгорели многие постройки. Пожар охватил территорию от реки до современного проспекта В.И. Ленина в его южной части. К северу погорелые места распространялись до улицы Молотковской.

В начале 20-х годов XVIII века, как предполагает В. Янин, был составлен план перепланировки Торговой стороны, которым должен был руководствоваться Г. Охлопков. Новая планировка представляла разграфленную сетку улиц на прямоугольные кварталы. Улицы шли от реки к валу и пересекались рядом улиц, параллельных берегу Волхова. В результате у вала и к югу от моста вдоль берега образовывались случайные, разнообразной формы небольшие кварталы, что отрицательно отразилось бы на застройке этого участка.

Полностью нарушались исторически сложившаяся планировка, преемственность в застройке города. В результате большинство церквей — памятников архитектуры — сказалось внутри кварталов, тем самым» умалялась их градостроительная роль как архитектурно-композиционных центров.

О результатах деятельности Охлопкова можно судить по его отчету, составленному в 1733 году: кроме жилых домов были построены деревянный дворец и торговые помещения. Всего было сооружено 227 дворов, а 226 дворов строилось. В отчете указывалось, что они возводились в линию, т. е. налицо регулярная система планировки, ранее применявшаяся при строительстве Петербурга. Достоверность отчета подтверждает дошедший до нас градостроительный документ — план под названием «Новгород с ситуациею». На нем показаны дома, расположенные по красной линии застройки по границам кварталов. Наиболее интенсивно застраивались центральные кварталы, примыкавшие к Торгу. Гостиный двор выделен примыкающей к нему прямоугольной площадью. Она обращена к набережной Волхова. Ее размеры — в длину около 290 метров и в ширину более 270 метров.

Охлопков много лет занимался строительством в Новгороде и оставил заметный след в его архитектуре. При нем появились новые улицы, существующие в настоящее время, — проспект В.И. Ленина (бывшая Большая Московская) — на участке от улицы 1-го Мая (бывшая Знаменская) до улицы Герасименко (бывшая Никитинская), улицы Герцена (бывшая Предтеченская) и Тимура Фрунзе (бывшая Большая Дворцовая) — от улицы 1-го Мая до улицы Герасименко, улица Большевиков (бывшая Буяновская) — от набережной до Кировской улицы (бывшая Малая Михайловская).

Известен план части Новгорода, выполненный Охлопковым в 1732 году. На нем изображен детальный план застройки центра Торговой стороны в районе Гостиного двора, показаны древние и вновь запроектированные улицы, пересекавшиеся друг с другом под прямым углом и не совпадавшие с ранее существовавшими улицами. Главная улица Торговой стороны (современный проспект В.И. Ленина) имела более 30 метров в ширину.

В основе градостроительной композиции плана была площадь с Гостиным двором, примыкавшим к церкви Жен-мироносиц. Гостиный двор состоял из помещений, образовавших замкнутый четырехугольник с двором, посредине которого находились весы. Площадь с трех сторон ограничивалась улицами одинаковой ширины с бульварами, а четвертая сторона площади примыкала к набережной реки, на которой были выстроены торговые помещения мучного ряда.

Вместо прежних торговых помещений на плане показаны строившиеся в виде укрупненных павильонов лавки, часть из которых размещалась вдоль современного проспекта В.И. Ленина — от улицы Суворовской до улицы Большевиков. К северу от Гостиного двора, через улицу, изображен «новопостроенный деревянный ея императорского величества дворец длиною 44 сажени, шириной 32 сажени, от Гостина двора расстоянием 45 сажен».

Главным фасадом дворец обращен к Волхову. Дворец был одноэтажным, но в средней его части имелся второй этаж, завершенный фронтоном. На противоположной дворцу стороне участка были ворота, к которым примыкали небольшие одноэтажные постройки. По боковым сторонам участка стояли служебные и хозяйственные постройки в виде одноэтажных сооружений с высокими крышами и с внутренними помещениями. Перед дворцом был разбит сквер, граничивший с небольшой гаванью для стоянки лодок.

Охлопков в первой трети XVIII столетия способствовал дальнейшему развитию центрального ансамбля города на Торговой стороне, что имело важное градостроительное значение. Развитие такого грандиозного и взаимосвязанного комплекса сооружений как бы уравновесило ансамбль кремля. Образовался мощный архитектурно-художественный монолит, завершивший пространственную композицию города. Закрепилось образование главной архитектурной оси города «запад — восток» (по ее направлению), зародившейся еще в древнем Новгороде. Ось «запад — восток» мостом через реку соединила центральную площадь кремля с Торговой площадью.

Эта ось наглядно представлена на плане центральной части Новгорода, хранящемся в Центральном государственном военно-историческом архиве. На плане показан кремль с его сооружениями, малый земляной город, жилые кварталы, примыкавшие к кремлю. На Торговой стороне виден Гостиный двор и часть прилегающей к нему территории.

Кремлевская площадь имела более или менее прямоугольную форму, вытянутую с севера на юг. С севера она ограничивалась Софийским собором, с востока — постройками артиллерийского цейхгауза, губернской канцелярией и церквами Иоанна Предтечи и Николая Чудотворца. В западной стороне площади стоял архиерейский дом. К южной границе примыкал овраг, через который был перекинут мост. В северной и южной частях кремля были сады.

Строительством в кремле и в центральной части Торговой стороны завершился период архитектурного развития Новгорода в первой половине XVIII века.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика