Александр Невский
 

На правах рекламы:

услуги ритуальные цена

Как найти приходящую сиделку?

• На http://knopkatransfer.com трансфер из милана в САНКТ-МОРИЦ.

• Ножничный подъемник 12 метров в аренду на удобных для Вас условиях.

Преобразование планировки и архитектуры во второй половине XVIII — первой половине XIX века

В 1763 году вышел указ «О сделании всем городам, их строению и улицам специальных планов по каждой губернии особо». Работы по планировке, реконструкции и благоустройству городов были сосредоточены в «Комиссии каменного строения Санкт-Петербурга и Москвы», которая разработала и генеральный план Новгорода. 16 июня 1778 года проект утвердили.

Ко второй половине XVIII века Новгород кроме древних пяти концов включал еще три: Неревский — за городом, Петровский, расположенный в северной части Софийской стороны, и Людин — за земляным валом, в южной части Софийской стороны. На Торговой стороне появилась застройка за земляным валом по дороге на Москву, а также по берегу Волхова, севернее вала.

О Новгороде того времени можно судить по сохранившемуся плану города 1756 года. На нем четко выделены радиально расходящиеся дороги на Москву, Санкт-Петербург и Псков. В некоторых частях города ряды узких кварталов вытянуты перпендикулярно береговой линии и направлены к реке. На Софийской стороне кварталы такого типа расположены в Неревском и Гончарском концах, на Торговой стороне они встречаются и в Плотницком, и в Славенском концах.

По генеральному плану 1778 года на Софийской стороне была выделена Большая Петербургская улица (ныне Ленинградская); на Торговой стороне — Большая Московская и Большая Ильинская улицы (ныне проспект В.И. Ленина и улица 1-го Мая), пересекающие друг друга под прямым углом. Их главенствующее значение подчеркивалось и каменной застройкой, и шириной. Исключительно удачно разместилась Большая Петербургская улица, как бы продолжавшая ось участка реки, замыкающегося Софийским собором.

Имеется несколько планов Новгорода XVIII века. В 1959 году А. Воробьев опубликовал «План Нову городу снимая в марте месяца в 1762 году». Это наиболее поздний план, предшествовавший радикальной перепланировке города по плану 1778 года. Он мало чем отличался от плана 1756 года. Сетка улиц почти не изменилась. Несомненный интерес представляет нанесенная на план улица, переходящая в перспективную дорогу к Царскому Селу (ныне город Пушкин). Она начиналась от малого земляного города, была прямолинейной и рассекала жилые кварталы, совпадая с направлением современной Ленинградской улицы. На плане показаны Большая, Легощая, Чудинцова, Прусская улицы на Софийской стороне (соответствовавшие современным улицам Дмитриевской, Советской, Льва Толстого, Желябова). Обозначены проложенные Г. Охлопковым улицы Торговой стороны. Значительные территории на Софийской стороне у внешнего оборонительного вала были свободны от застройки, а завальный ров соединялся с рекой Гзенью.

В экспликации к плану сообщалось о ветхости малого земляного города и внешнего оборонительного пояса: «Крепость земляная, которая состоит вся в ветхости. А по ветхости ее какова манеру признать не можно... Земляной вал около фарштата... водою совсем размыло до самого фундамента... которые развалились все и по самый фундамент...» Ценность плана в том, что на кем обозначены и названы улицы и церкви, многие из которых ныне не существуют. Из сохранившихся до наших дней храмов на плане показана церковь Входа в Иерусалим, находившаяся в кремле (ныне городской лекторий общества «Знание» РСФСР), сооруженная в 1758 году, как предполагается, по проекту В. Растрелли. На плане церковь расположена между Софийским собором и Софийской звонницей. Она построена на месте ранее существовавших двух небольших церквей. Церковь одноапсидная, колокольня в виде восьмигранной башни над алтарной частью. Фасады расчленены по вертикали двойными пилястрами, соответственно и карниз, который в двух средних членениях образует два фронтона, полукруглой формы. Архитектурное решение фасадов, определенный ритм пилястр, выступы карнизов, их полукруглая форма благоприятствовали взаимоувязке архитектуры церкви с архитектурой Софийского собора.

Здание в послевоенные годы восстановлено без башни по проекту архитектора Р. Шафрановского.

После разработки и утверждения плана переустройства Новгорода начался новый период его архитектурно-планировочного развития. В чем же особенности проекта перепланировки Новгорода 1778 года? Каково было архитектурно-художественное своеобразие города? Прежде всего необходимо отметить разный подход к планировке улиц обеих сторон. Торговая сторона еще в первой трети XVIII века в связи с наметившейся тенденцией прямоугольно-прямолинейной планировки состояла из сетки улиц, делившейся на прямоугольные кварталы. Но в отличие от проекта, с которым имел дело Охлопков, в данном плане был устранен существенный дефект. Если по первому плану улицы проектировались без учета основных архитектурных сооружений — церквей, то в плане 1778 года здания многих церквей включались в застройку, замыкая перспективы улиц, или примыкали к красной линии застройки. Таким образом удалось создать определенную преемственность новой и старой застройки, обогатить архитектурный облик улиц, площадей. Надо отметить, что подобный прием применялся при застройке древнего Новгорода.

О преимуществе преемственности в организации сети улиц можно судить и сегодня. Главные улицы города имеют четкие ориентиры, выразительные завершения. Так, улицу Большевиков (бывшая Рогатинская) замыкает Владимирская башня, Суворовскую (бывшая Николаевская) и Свердлова (бывшая Десятинная) — башня Кокуй, Софийский собор хорошо воспринимается с Ленинградской (бывшая Большая Санкт-Петербургская) и Комсомольской (бывшая Лукинская) улиц, церковь Спаса Преображения замыкает улицу 1-го Мая (бывшая Большая Ильинская), с улицы Красилова (бывшая Ильинская) открывается перспектива на Знаменский собор, церковь Федора Стратилата завершила Кировскую (бывшая Малая Михайловская) улицу, улицу Герцена (бывшая Предтеченская) замыкает Путевой дворец.

Софийская сторона имела иную планировку — радиально-полукольцевую. Ее особенность в том, что одни улицы сходились радиусами к кремлю, а другие как бы полукольцом окружали детинец, повторяя контур кремлевской стены. Такая система планировки лучше отвечала градостроительным потребностям и имела более интересное архитектурно-художественное решение по сравнению с планировкой Торговой стороны.

Но, несмотря на различие в планировке обеих сторон города, при более внимательном изучении плана видна конфигурация кварталов: она решена так, что улицы Торговой стороны при их выходе к реке как бы продолжались улицами Софийской стороны. Это достигалось тем, что к северу от кремля и Ярославова дворища улицы обеих сторон, прерванные рекой, имели общее направление.

В соответствии с генеральным планом застраивать улицы предлагалось по образцовым фасадам домами на каменных фундаментах. Деревянные дома должны были строиться на расстоянии не ближе 12 сажен друг от друга. Покрывать их дранью, хворостом и соломой не разрешалось. Рекомендовалось устраивать противопожарные стены — брандмауэры. Кожевенные фабрики, бойни, сальные заводы располагались на берегах по течению реки ниже города. Пивоварни, склады по генеральному плану размещались за пределами жилой застройки.

В проекте реконструкции Новгорода были отражены его градостроительные особенности — пространственная взаимосвязь частей города, наличие в композиции монументальных сооружений, формообразующая роль реки в плане, отдельные элементы радиально-полукольцевой планировки на Софийской стороне и ряд других. И хотя при этом в значительной степени нарушилась сложившаяся сетка улиц, было, однако, использовано все самое ценное в существовавшей планировке. На этой основе была развита новая система, связанная природными особенностями Новгорода с памятниками архитектуры.

Главной площадью Новгорода по-прежнему была площадь перед Софийским собором. Важную роль играла и Торговая площадь. Они получили вид более или менее правильных четырехугольников. Кремлевская площадь несколько вытянута по продольной оси кремля. Торговая площадь была застроена с трех сторон, а четвертая сторона, обращенная к Волхову, осталась открытой.

Было ограничено территориальное развитие города: на Торговой стороне — застройкой за пределами вала соответственно Никольской ямской слободе, севернее Антониева монастыря. На Софийской стороне, по дороге на Юрьево, размещалась Троицкая ямская слобода, а вдоль дороги на Петербург, за рекой Гзенью, — постройки парусной фабрики. Границы городских территорий, вышедших за пределы укреплений, на плане обозначены небольшими валом и рвом. На плане все три оборонительные сооружения — кремль, малый земляной город, внешний оборонительный пояс. Последний уже не имел башен. Он, как видно из экспликации к плану, выполнял только ограничительную роль.

Общая структура плана города утратила приметы демократичности вечевого Новгорода. Одной из характерных особенностей явилась концентрация в центре города административных зданий. Беднейшее население оказалось на окраинах города: строить каменные здания на главных улицах могли только состоятельные люди. Это отразилось на внешнем облике города — более ярко обозначился контраст между центром и окраинами, было частично утрачено единство силуэта городского комплекса. В то же время проект привел в стройную систему уличную сеть города в соответствие с новыми планировочными требованиями.

Кто был автором генерального плана? На его сохранившихся копиях подписей зодчих нет. Вполне возможно, что в составлении плана принимал участие П. Никитин, имевший большой опыт планировочных работ и в то время работавший над реконструкцией архиерейского дома — одного из основных зданий новгородского кремля.

В конце XVIII и первой половине XIX века началось осуществление генерального плана. Часть древних улиц была выпрямлена, многие заменили новыми. В некоторых случаях, однако, в проект вносили коррективы, вызванные потребностями жизни: так было, к примеру, с кварталами около Десятинного монастыря, где новые улицы прокладывали с отступлением от проекта генерального плана. В частности, Прусская улица (современная улица Желябова) была проложена ближе к уже существовавшим домам для удобства подъезда к ним и чтобы избежать сноса построек. В отличие от генплана параллельно Прусской появилась новая, Александровская улица (нынешняя улица Свердлова), перспектива которой замкнулась башней Кокуй с одной стороны и колокольней Десятинного монастыря с другой.

В копии чертежа, исполненной губернским землемером Куприяновым в 1801 году, эти изменения отражены. Были устроены квадратная площадь вокруг церкви Михаила-архангела и два выхода с площади на прилегающие улицы — Прусскую и Десятинную. Чертеж интересен тем, что это конкретный документ осуществления генерального плана 1778 года. На нем изображена значительная территория города — от Варварийской улицы (современная улица Чернышевского) до нынешней улицы Льва Толстого между малым земляным городом и городским валом. В то время большой земельный участок от центра города и до вала к югу от улицы Льва Толстого еще не был застроен и использовался как архиерейский сад.

Усиленно застраивалась поперечная ось города, проложенная с запада на восток по Знаменской улице. Она пересекала Вечевую площадь, мост через Волхов и Кремлевскую площадь, став главной магистралью города. На ней строились двухэтажные каменные здания. В архитектурно-пространственную композицию были включены уже существовавшие в то время значительные административно-общественные, торговые, культовые сооружения: присутственные места, Путевой дверец, архиерейский дом, Софийский и Знаменский соборы и церковь Спаса Преображения. Таким образом, на протяжении 1750 метров сконцентрировалось много интересных по своей архитектуре сооружений.

Такого же принципа придерживались при реконструкции восточной, площади, расположенной у Знаменского собора. Площади был придан регулярный характер с включением в ее композицию Знаменского собора и церкви Спаса Преображения. И. Дмитриев, автор проекта реконструкции площади, расширил ее, разобрав строения, выходившие за новые красные линии, стороны выпрямил, упорядочил окружавшую их застройку. В результате площадь была увязана с магистралью «запад — восток». Многие другие площади у церквей в то время благоустраивались и принимали прямоугольные очертания, открывая вид на церкви с прилегающих улиц.

Включение в новую архитектурно-планировочную структуру Новгорода уже построенных зданий было весьма актуально и с экономической, и с градостроительной точек зрения. На смену живописной застройке зданиями различных объемов и свободному размещению построек пришла регулярность. Фасады домов выравнивались по одной линии. Более или менее ровной стала и линия карнизов. Массовая жилая застройка стала как бы фоном для пластичных памятников древнерусского зодчества.

На плане города 1778 года был обозначен уже существовавший ансамбль Путевого дворца, построенного в 1771 году на правом берегу Волхова. Кроме дворца ансамбль включал сохранившиеся до нашего времени флигели, выходящие своими главными фасадами на улицу Герцена. Ансамбль занимал важное с градостроительной точки зрения место — напротив кремля и вблизи Вечевой площади с комплексом Ярославова дворища. Здесь был использован прием усадебной застройки второй половины XVIII века: сам дворец располагался в глубине участка и имел выход в сад, обращенный в сторону реки. Главный подъезд был со стороны Дворцовой улицы через ворота ограды, соединявшей боковые флигели.

Первоначальный проект дворца не найден, однако сохранились обмерные чертежи, они выполнены в начале XIX века, когда после наводнения 1807 года некоторые стены, построенные на деревянных лежнях, разрушились и потребовалось восстановление Путевого дворца.

Обмерные чертежи подписаны губернским архитектором И. Дмитриевым. Письменные и графические материалы об авторе сооружения до сих пор не обнаружены. Исследование обмерных чертежей, а также существующего ансамбля позволяет предполагать, что ансамбль Путевого дворца построен по проекту зодчего В. Баженова, — сооружение носит явные черты баженовских архитектурных приемов. Зодчий считал, что в архитектуре необходимо «гармоническое сочетание объемных масс, а не фасадов». Баженов «мыслил и творил сочетанием объемов, омываемых со всех сторон воздухом».

Ансамбль Путевого дворца состоит из трех зданий, объединенных общей композиционной идеей. Главному, большому объему самого дворца подчинены два флигеля. Углы здания дворца со стороны набережной получили характерные округления, образующие мягкий переход к просторам реки и предкремлевскому пространству. Первый этаж дворца имеет горизонтальный руст, часто встречающийся в баженовских постройках, отделен от второго этажа тягой, на которой покоятся пилястры излюбленного Баженовым ионического ордера с капителями, украшенными гирляндами. Боковые флигели и ограда оформлены проще, чем сам дворец. Внутри здания также явно видна баженовская манера: асимметричное расположение лестницы по отношению к входу, овальные комнаты с полукруглыми нишами. После постройки ансамбля Путевого дворца композиционный центр Торговой стороны несколько переместился к северу.

В начале XIX века составлялись проекты восстановления и реконструкции дворца и флигелей. Были разработаны два варианта: один — губернским архитектором И. Дмитриевым, второй — архитектором Г. Ткачевым. И. Дмитриев ограничился незначительными изменениями фасадов и планировки. По-иному подошел к проекту восстановления и реконструкции Путевого дворца Г. Ткачев. Он наметил ряд существенных реконструктивных переделок фасадов в архитектурных формах классицизма XIX века. Существующие ныне сооружения Путевого дворца он намечал дополнить хозяйственным комплексом со своим внутренним двориком. Прачечная, конюшня, кухонный флигель и другие постройки должны были войти в состав «хозяйственного» городка. Но проекты не были осуществлены.

В 1820-х годах над реконструкцией дворца работали А. Гамбурцев и Л. Пелли под руководством В. Стасова. Документов о существенной перестройке дворца в дальнейшем нет. Можно полагать, что Путевой дворец дошел до наших дней в том виде, какой был придан ему В. Стасовым.

Выявлено несколько рабочих чертежей по Путевому дворцу, подписанных Стасовым, среди них чертежи карниза, выполненного в дорическом ордере, усиления стропил, оконных переплетов и дверей, лестницы, перил и тамбура. Чертеж лестничной клетки и тамбура выполнен 26 июня 1827 года.

Выдающийся зодчий вникал, казалось бы, в маловажные детали. Так, например, на чертеже парадной лестницы даются указания на устройство против входной двери площадки. О тамбуре сказано, что он имел две одинакового размера остекленные двери.

Стасов сохранил объем дворца, но изменил архитектуру фасадов. Строгий вид дворца отвечал его новому назначению — он стал использоваться для военных нужд. По рисункам Стасова была сделана ограждавшая весь участок чугунная ограда, украшенная накладными венками.

В годы Великой Отечественной войны здание и флигели были разрушены фашистами. В 1952 году по проекту архитектора М. Шиловой дворец восстановили. Сейчас здесь размещается Дом культуры имени Героя Советского Союза Н.Г. Васильева.

В суровые дни августа 1941 года в здании бывшего Путевого дворца размещался штаб Северо-Западного фронта.

Зодчие XIX века стремились решать застройку улиц ансамблями. Пример тому — разработанный В. Стасовым проект застройки участка в Новгороде двухэтажными казармами. В этом проекте видны особенности застройки несложными приемами. Он предложил композиционно объединить три двухэтажных корпуса. Их фасады отличались удачными пропорциями. Несмотря на скромное архитектурное убранство, они красивы. Здания имеют одинаковую высоту, и все членения совпадают по вертикали. Идентичен прием в решении первого этажа чередованием прямоугольных окон с замковыми камнями с окнами, имеющими полукруглые наличники. Только окна второго этажа среднего дома выделены прямоугольными сандриками.

Известно, что Стасов проектировал образцовые, как теперь их называют, типовые дома, по которым велось строительство и в Новгороде. По своим архитектурно-композиционным приемам здания, построенные по проекту Стасова, напоминают двухэтажный дом № 3 по нынешней улице Большевиков, где также применен прием чередования прямоугольных окон с окнами, обрамленными полукруглыми наличниками.

По проектам Стасова велось строительство не только в Новгороде, но и в его окрестностях, в военных городках.

В Селищах, Муравьях, Кречевицах, Новоселицах, Медведе строились штабные комплексы — огромные манежи резмером в плане 151,5 на 34 метра и небольшие павильоны, беседки. Многие из тех построек сохранились. С 1820-х годов Стасов работал совместно с архитектором Л. Дюбю, что подтверждают чертежи, обнаруженные в архивах. По проектам Стасова в 1820-х годах был построен «дом для приезда начальства» в селе Коростыни, а в 1826—1832 годах появилась церковь на Бронницкой горе. Обе постройки сохранились. Здание церкви восстановлено по чертежам В. Стасова, обнаруженным в архивах профессором В. Пилявским.

Основные работы в ту пору развернулись в центре Новгорода, в кремле. В конце XVIII века на главной площади кремлевского комплекса было перестроено одно из образующих ее зданий — митрополичьи покои. Первоначально оно было построено, вероятно, в XVI или XVII веках, но в последующие годы неоднократно подвергалось переделкам.

Фрагмент первоначальной архитектуры открыт для обозрения на восточном фасаде, под штукатуркой обнаружена характерная для того времени кирпичная орнаментация. В остальном сохранились детали второй половины XVIII века.

В государственном архиве Новгородской области обнаружены два чертежа, относящиеся к этому зданию. Один из них датирован 1760 годом, но не имеет подписи архитектора и представляет собой план первого и второго этажей «вновь начинающему каменному зданию в два этажа в Архирейском доме Великого Новгорода». На чертеже 1760 года представлены планы корпуса, сооружавшегося на свободном участке между зданиями консистории и церкви Трех святителей. В первом этаже показаны жилые палаты, кладовые, сени, лестницы и другие помещения; во втором — жилые покои. Судя по плану, фасад по всей высоте здания расчленен лопатками, ритмично расположенными через три оконных проема.

Второй чертеж — «фасад и план верхнего этажа покоям как оныя строением исправить в Великом Новгороде в архирейском доме к площади корпус» — датирован 1775 годом. Он подписан «премьер-майором архитектором Петром Никитиным».

Петр Романович Никитин известен в истории русской архитектуры по градостроительным работам в Твери и Калуге.

Перестраивая старое здание, Никитин сохранил в плане прежние основные членения, но надстроил третий этаж и выделил выступом часть фасада в пределах пяти средних оконных проемов, придав главному фасаду новый единый художественный облик, отвечавший стилю парадных помещений, расположенных по фасаду. Здание завершалось балюстрадой на двухэтажной части и картушем в средней, трехэтажной. Окна обрамляли фигурные наличники. Между окнами первого и второго этажей на боковых частях здания имеются квадратные выступающие филенки.

Сопоставляя фасад на проекте с существующим ныне зданием, легко заметить, что оно в основном сохранило архитектурные черты, приданные ему архитектором Никитиным. Утрачены лишь некоторые детали и третий этаж.

Большое значение для облика всего комплекса, а следовательно, и кремлевского ансамбля, имела церковь Трех святителей, обозначенная на проекте Никитина. Ее монументальные формы — ордерный портик с фронтоном, карниз которого находится в одной линии с главным карнизом бывшего архиерейского дома, — хорошо сочетаются и с архитектурой здания, и с массивом Софийского собора. Здесь отразились черты архитектуры русского классицизма, характерные для периода работы Никитина в Новгороде.

В настоящее время в бывшем архиерейском доме размещаются Областной театр драмы, филармония, реставрационные мастерские Новгородского музея.

В Новгороде есть несколько зданий, детали архитектуры которых во многом напоминают творческие приемы Никитина. Они возведены в конце XVIII века. Это дома по улицам Красилова (№ 3), Славной (№ 12), дом в бывшем Десятинном монастыре. Постройки эти двухэтажные. Окна второго этажа обрамлены фигурными наличниками, почти такими же, как в архиерейском доме. Между окнами первого и второго этажей помещены выступающие прямоугольные филенки, в доме по улице Красилова филенки имеют фигурный рисунок.

Построенное в 1783 году на месте Приказной палаты XVII века здание присутственных мест было реконструировано после пожара 1809 года. Работы продолжались с 1817 по 1822 год.

Главный фасад двухэтажного здания значительной протяженности обращен в сторону Софийского собора. В плане постройка напоминает букву «ш», Чтобы не создавалось впечатления монотонности фасада, на нем устроены три ризолита в пределах пяти оконных проемов и два фланкирующих ризолита на три проема. Они усилены пилястрами, пространство между которыми занято неглубокой нишей на оба этажа. Между окнами первого и второго этажей существовали прямоугольные, слегка выступающие филенки. В ризолитах это пространство заполнялось фигурными филенками. Здание завершалось сплошным парапетом.

В строгой трактовке фасадов, определенном ритме пилястр угадывается стремление зодчего включить здание присутственных мест в единый ансамбль с расположенным напротив Софийским собором.

Было разработано три варианта восстановления здания присутственных мест: один — губернским архитектором И. Дмитриевым, другой — архитектором строительной комиссии И. Рогинским, третий — Г. Ткачевым. Наиболее близок к первоначальному виду здания вариант, разработанный И. Дмитриевым. Архитектор Г. Ткачев оформил фасады в духе своего времени, украсив их тремя портиками дорического ордера, завершенными фронтонами. И. Рогинский запроектировал фасад в строгих формах, соответствовавших простой и величавой архитектуре кремлевского комплекса. Его проект приняли к осуществлению. Архитектура фасадов при сохранении общего объемного решения была кардинально изменена. Вместо пяти раскреповок на главном фасаде осталось три. Средняя раскреповка была увеличена на два оконных проема. Срубили пилястры. Нижний этаж оформлен рустами, а окна первого этажа завершались замковыми камнями. Первый этаж отделялся от второго горизонтальной тягой, что подчеркивало стремление зодчего сделать здание протяженнее. Ось здания подчеркнута по сравнению с первоначальным вариантом более высоким и развитым парапетом над средним выступом. На ширину всех трех выступов сделали парадные лестницы. Окна второго этажа в пределах раскреповок обрамляли наличники, переходящие в прямоугольные сандрики. Завершал здание карниз с модульонами.

За зданием присутственных мест стоят три небольших двухэтажных дома, архитектура которых имеет черты русского классицизма начала XIX века. Домики были построены для священнослужителей Софийского собора.

После перестройки зданий митрополичьих покоев и присутственных мест завершилось оформление Кремлевской площади. Реконструкция зданий не уменьшила роли Софийского собора как ведущего архитектурного сооружения ансамбля кремля.

В присутственных местах располагались губернские учреждения. Здесь в 1841—1842 годах во время ссылки работал великий русский революционер-демократ и писатель А.И. Герцен, рабочая комната которого находилась на втором этаже. До Великой Отечественной войны в здании был автодорожный техникум. В настоящее время в бывших присутственных местах размещаются Новгородский государственный объединенный музей-заповедник и областная библиотека.

В 20-х годах XIX века укрепления малого земляного города были разрушены из-за ненадобности. Вокруг кремлевской стены устроили сад площадью около 22 гектаров. Ликвидация земляного вала и бастионов, появление на их месте сада имели существенное значение для дальнейшего развития центра Новгорода. Его комплекс получил новые функции, новое содержание. Зеленое кольцо, образовавшееся вокруг кремля, связало ансамбль с окружающей застройкой.

Было несколько вариантов проекта архитектурно-планировочной организации сада. Один из проектов планировки, выполненный коллежским советником И. Рогинским в 1821 году, предусматривал кольцеобразную форму сада, огибавшего кремлевскую стену и выходившего к берегам Волхова. За садом была свободная от застройки площадь (6,5 гектара), поэтому кремль хорошо просматривался с внешней стороны. В основу планировки сада был положен живописный прием: криволинейные дорожки примыкали к проезду, ведущему в кремль.

Кроме И. Рогинского над проектом сада работал член строительного комитета архитектор А. Мельников. Он спроектировал центральную аллею в виде ломаной зигзагообразной линии, огибавшей кремлевскую стену. Но нарочитый геометризм аллеи противоречил плавным формам кремлевской стены.

Ни тот, ни другой проект не были приняты. Впоследствии строительство сада проводилось по компромиссному решению — криволинейные формы дорожек сочетались с прямолинейными.

На одном из архивных чертежей 1832 года сад показан уже существующим, но только в своей северной половине, от проезда в кремль.

Для «собраний тамошней публики», как говорилось в наименовании чертежа, подписанного членом строительного комитета архитектором И. Шарлеманем, составлялся проект специального здания — кубовидного двухэтажного. Его со всех сторон окружали четырехколонные портики ионического ордера. Завершалось сооружение круглой в плане остекленной легкой башенкой, из которой можно было выйти на площадку и любоваться зеленым нарядом кремля. Здание — удачный пример паркового решения и по композиции, и по архитектурным формам. К сожалению, интересный замысел зодчего, по-видимому, не был осуществлен, как и проект решетки вокруг публичного сада, запроектированной в 1833 году архитектором Л. Руска.

Не был претворен в жизнь и другой проект чугунной решетки, как указано на чертеже, «по примеру таковой решетки, существующей в саду на Елагином острове» в Петербурге, предложенной генерал-майором Ф. Рербергом. Роль Рерберга в застройке Новгорода до настоящего времени была почти неизвестна, хотя ему принадлежит важное место в развитии архитектуры Новгорода первой половины XIX века.

Федор Иванович Рерберг родился в 1791 году. Образование получил в Петербурге, в институте корпуса инженеров путей сообщений. В мае 1815 года, будучи инженером 2-го класса, строил порты на Черном море, участвовал в изысканиях по соединению Волги с Доном. С 1817 года Рерберг проектировал мосты на дороге между Новгородом и Петербургом, составлял проекты и руководил сооружением церквей, манежей, госпиталей, казарм и других зданий в военных поселениях.

В 1825 году Рерберг вышел в отставку, но вскоре снова вернулся на службу, получив назначение на пост директора работ Главного штаба военных поселений. В 1860 году Рерберг стал заместителем председателя комиссии по постройке Исаакиевского собора в Петербурге. Умер Федор Иванович в 1871 году.

В 1832 году Рерберг составил план центральной части Новгорода, на котором изобразил кремль и его постройки, публичный сад. Вместо Воскресенской и Пречистенской башен на чертеже показаны арочные проезды в кремль, устроенные в 1820-х годах по проекту И. Лукини. Указаны также места расположения вновь построенной часовни и проектируемого домика для лиц, обслуживавших мост. Оба этих здания располагались при выезде из кремля на мост у берега Волхова, образуя своеобразные пропилеи. Остатки часовни, разрушенной фашистами в годы Великой Отечественной войны, были разобраны в послевоенное время, а постройка для обслуживающего персонала сохранилась доныне.

В условиях роста города, превращенного в центр военных поселений, Кремлевская площадь уже не удовлетворяла запросов военного ведомства. Единственным местом, которое могло быть использовано для устройства новой городской площади, являлась территория за пределами кремля, на месте бывшего малого земляного города, но часть той территории была занята садом.

Свободное пространство между садом и жилой застройкой использовалось для занятий и военных парадов. Новой площади, названной Софийской, по утвержденному в 1828 году проекту следовало придать изогнутую, удлиненную форму с овалообразным расширением напротив западного въезда в кремль. Поперечная ось площади совпадала с проездом в кремль и с основным зданием площади — съезжим домом. Но попытки придать части площади форму овала не дали результата — для этого нужно было снести некоторые строения. Новая площадь у западных стен кремля увязала новый центр с древним в еще более грандиозный единый комплекс. Это при составлении плана послевоенного восстановления Новгорода учел архитектор А. Щусев.

Проект устройства площади был предложен Ф. Рербергом. Благодаря ему сегодняшний Новгород имеет прекрасную площадь — площадь Победы.

На плане Софийской площади, на ее западной стороне, показан съезжий дом, в котором размещались полицейское управление и пожарная команда. Он занимал центральное место на площади и имел важное градостроительное значение, так как замыкал западную оконечность оси «запад — восток». Трехэтажная средняя часть при одноэтажных боковых корпусах и высокая каланча придавали зданию живописность, красивый силуэт, органически сливавшийся с окружающей застройкой. Круглая башня съезжего дома как бы перекликалась с куполом церкви Спаса Преображения, расположенной на противоположной оконечности оси «запад — восток». Вместе с Софийским собором и другими архитектурными вертикалями кремля башня придавала большую значительность композиционному центру Новгорода, что было важно в условиях территориального роста города и исчезновения многих сооружений, имевших высотную композицию.

Время постройки съезжего дома не установлено «за згоранием дел в присудственных местах 1809 года декабря 28 дня», но можно с уверенностью сказать, что оно было построено до 1809 года. Перестроен съезжий дом в 1828 году по проекту архитектора Троепольского.

В реконструированном виде здание представляло собой композицию из одноэтажных пристроек, примыкавших с двух сторон к трехэтажной центральной части. В одноэтажных частях размещались конюшня и пожарные принадлежности. Первый этаж центральной части был отведен под арестантскую и караульное помещение. Во втором этаже помещались канцелярия и пожарники. Третий этаж занимал пристав. Архитектура фасадов имела строгие классические формы. Первый этаж был украшен горизонтальным рустом. Окна второго этажа обрамляли наличники, над которыми были прямоугольные сандрики. Завершался третий этаж карнизом с модульонами. Архитектура каланчи отличалась хорошо прорисованными деталями и удачными пропорциями.

В годы Великой Отечественной войны съезжий дом был полностью разрушен фашистами, а на его месте в послевоенные годы построен Дом Советов.

После завершения перестройки съезжего дома частично реконструировалась Софийская площадь. В центре площади находилось здание городских весов (важня), которое ухудшало ее облик, поэтому важню было решено разобрать и построить новую, южнее существующей, за пределами основной части Софийской площади. Проект размещения здания весов, как и проект самой важни, были разработаны однофамильцем Ф. Рерберга — Рербергом-вторым в 1829 году. Восьмиугольная в плане небольшая постройка с четырех сторон прорезалась воротами. На других четырех гранях имелись полуциркульные окна. Заканчивалось здание богато украшенным карнизом дорического ордера. Постройка важни сохранилась до наших дней, но утрачены многие ее детали: заложены ворота, появились прямоугольные оконные проемы.

Итак, в первой трети XIX века Софийская площадь получила оригинальное архитектурное решение — она была застроена только с одной, западной стороны. Площадь заняла огромную территорию вокруг западных стен кремля между садом и жилой застройкой. Ее северная часть соединялась с проездом в кремль и далее с площадью внутри кремля.

В конце XVIII — первой половине XIX века улучшалась планировка Торговой площади, она приспосабливалась для возраставших нужд торговли, строились новые и реконструировались старые, расположенные на ней здания. Рост населения города несомненно оказывал существенное влияние на градостроительные мероприятия. Если в 1785 году в городе было 10534 жителя, то к концу следующего столетия численность новгородцев увеличилась до 25 тысяч человек.

Строительные работы прежде всего развернулись на территории Гостиного двора. Сохранившиеся остатки двора (аркада) относятся ко второй половине XVIII века, когда осуществлялась перестройка его зданий XVII века. В XIX веке часть здания Гостиного двора перешла в собственность магистрата, который размещался в его северном корпусе, в надстроенном над аркадой втором этаже. На чертеже, выполненном архитектором И. Соколовым в 1828 году, изображено здание магистрата вместе с северной стороной Гостиного двора. Фасад магистрата по вертикали расчленен пилястрами, а прямоугольные окна обрамлены наличниками. Фасад здания не гармонирует с архитектурой Гостиного двора, который в пониженной части Торговой площади наряду с аркадой, установленной на высоких столбах, дополнительно имел на уровне тех столбов еще одну аркаду с арками коробового начертания. Северо-западный угол Гостиного двора акцентировался выступом.

В связи с началом строительства нового моста через реку Волхов в 1829 году Рерберг-второй разработал «План торговой площади в Новгороде с показанием, как предполагается устроить сию площадь и въезд на вновь строящийся через реку Волхов мост».

С трех сторон площадь окружена строениями: с севера — ансамблем бывшего Путевого двора, с востока — торцами лавок (одно торговое помещение сохранилось), а с юга — Гостиным двором. Четвертая сторона, обращенная к реке, не имела строений. Площадь раскрывалась в сторону кремля, подчеркивая ее планировочную связь с главным городским центром — кремлем.

Предложение Рерберга-второго, по-видимому, не было принято.

В том же году Ф. Рерберг разработал проект реконструкции Торговой площади с подсыпкой ее до уровня насыпи моста, с тем чтобы устранить понижение центральной части площади, где в ненастную погоду скапливалась вода. А шесть лет спустя он же осуществил перестройку северного корпуса Гостиного двора под трехэтажное здание городской думы, в котором два первых этажа объединялись на всю высоту аркадой, а третий этаж, спроектированный в стиле классицизма, от первых двух отделял карниз.

Таким образом, к концу первой трети XIX века завершился еще один этап застройки Торговой площади. Площадь вместе с примыкавшими к ней постройками бывшего Путевого дворца, церквами Ивана на Опоках, Георгия на Торгу, Успения на Торгу, Параскевы Пятницы, Жен-мироносиц, Прокопия и Николо-Дворищенским собором стала вторым после кремля крупным архитектурным комплексом, объединившим окружавшую застройку Торговой стороны.

А ось «запад — восток» объединила все главные площади города — Софийскую, Кремлевскую, Торговую, Знаменскую.

В то время в соответствии с генеральным планом на территории Новгорода повсеместно велось строительство. В городе по образцовым проектам возводились жилые дома. Некоторые из них формируют облик многих улиц современного города. Это дома № 8, 10 по улице Герцена, дом № 7 по улице Большевиков, дома № 20, 32, 34, 46 по проспекту В.И. Ленина, дома № 12, 15, 18, 26, 30 по улице Суворовской и другие здания с типичными элементами русского классицизма: рустованный первый этаж, замковые камни, наличники вокруг оконных проемов, горизонтальные сандрики.

Возводились не только жилые дома, но и общественные здания. В 1811 году был составлен проект каменной галереи для хранения яхты Екатерины II, в 1785 году совершившей на ней путешествие по Мсте от Боровичей до Новгорода. Но только в 1827 году приступили к строительству здания на так называемой Екатерининской горке. Это было оригинальное сооружение. Прямоугольные проемы, расположенные в нишах, обрамлялись наличниками с арочным завершением вокруг окон, что придавало зданию монументальность, торжественность. Архивольты арок упирались в венчающий их карниз замковыми камнями. Со стороны главного фасада вход был оформлен выдвинутым вперед портиком с четырьмя спаренными колоннами и треугольным фронтоном, возвышавшимся над основным объемом.

В годы Великой Отечественной войны здание было разрушено, его остатки впоследствии разобраны. На этом месте в 1974 году воздвигнут монумент Победы.

К постройкам начала XIX века относится и бывшая часовня в Никольской слободе. Со стороны главного фасада — четырехколонный портик дорического ордера, завершенный фронтоном.

Губернский архитектор И. Дмитриев, ранее проектировавший здания на Знаменской площади, а также составивший многие другие проекты для Новгорода, участвовал в улучшении внешнего облика ряда важных в архитектурном отношении районов города. Он составил проект каменной ограды со стороны Десятинной улицы — главного входа в монастырь. Протяженность ограды подчеркивалась горизонтальным рустом, прерываемым столбами, между которыми находились арочные ниши, — такой прием обеспечивал парадный вход в монастырь. Северо-восточный угол ограды закреплялся двухъярусной башней с куполом и шпилем. Первый ярус башни оформлялся по типу ограды — аркой и рустовкой.

Архитектор И. Шарлемань в 1827 году разработал «Генеральный план части Новгорода, состоящей во 2-й торговой части в 3 квартале», по которому велась застройка.

В первой трети XIX века на Торговой стороне возвели два здания, существующие в настоящее время. Одно из них, расположенное ближе к проспекту В.И. Ленина, было домом губернатора. Сейчас здесь размещается исполком городского Совета народных депутатов. Здание — двухэтажное, средняя часть его подчеркнута фронтоном. Интересны наличники вокруг оконных проемов. Характерные черты провинциального русского классицизма присущи второму зданию, в котором сейчас находится Главпочтамт (бывший купеческий дом). Трехэтажное здание углового решения имеет акцент на углу в виде четырехколонного приставного портика дорического ордера, установленного на утолщенной стене первого этажа. Южный фасад подчеркивает двухколонный портик, по обеим сторонам которого расположены входы, обрамленные трехчетвертными колоннами тосканского ордера с небольшими фронтонами. Второй, более парадный этаж выделяется большими размерами окон с наличниками, завершенными треугольными сандриками. Окна первого этажа имеют полуциркульное очертание. Использование ордера как архитектурного приема отвечало местоположению здания, обращенного к комплексу Ярославова дворища и к ансамблю Путевого дворца.

Наряду с застройкой главных улиц и прилегающих площадей уделялось внимание оформлению въездов в город. Со стороны Москвы, Петербурга, Пскова возникали заставы, контролировавшие въезд в Новгород и выезд из него.

С архитектурно-планировочной точки зрения представляла интерес Санкт-Петербургская застава, одна из построек которой сохранилась до наших дней. Проект был исполнен Ф. Рербергом и утвержден в 1834 году. Перед автором стояла задача перестроить и улучшить фасады двух каменных караульных домов «при заставе у С.-Петербургского въезда в г. Новгород». С этой задачей архитектор справился. Не отличавшиеся выразительностью архитектуры караульные домики стали украшением города. Облик караульного домика — кордегардии — отвечает лучшим образцам классицизма. Со стороны Ленинградской улицы вход оформлен полуциркульной нишей с двумя колоннами дорического ордера, поддерживающими архитрав, на котором расположен барельеф. Арка обрамлена плоской архивольтой. На боковых фасадах использован такой же прием, но колонны заменены пилястрами, между которыми имеется оконный проем. Основной объем кордегардии несколько приподнят по отношению к боковым частям и заканчивается развитым карнизом дорического ордера с триглифами и метопами. Многочисленные барельефы, украшающие фасады, придают зданию нарядность. Между кордегардией и полотном дороги была установлена металлическая ограда.

Если у Санкт-Петербургской заставы были богато оформленные павильоны, то Московскую, с более скромными зданиями, украшали два обелиска. В этом проявилось стремление зодчих разнообразить въезды, решая их парадно, в монументальных архитектурных формах.

Рост города в XIX веке оказал влияние на развитие ближайших пригородов, в частности Юрьева монастыря. В 1838—1841 годах по проекту архитектора К. Росси в монастыре была сооружена высокая колокольня на месте бывших ворот. Расположение колокольни указывало на стремление зодчего упрочить пространственные архитектурно-композиционные связи Новгорода с монастырем, но в то же время колокольня нарушила цельность композиции ансамбля Юрьева монастыря.

Первый этаж колокольни образуется вытянутым в плане прямоугольником с проездной аркой, обрамленной перспективным порталом. Над проездом устроен фронтон. Второй этаж — собственно трехпролетная колокольня. Арочные проемы окантованы килевидными наличниками, а между ними выложены лопатки. Вся композиция завершается четырехугольным небольшим объемом со срезанными углами, переходящим в круглый барабан и главку. В 1847 году на колокольне в особом, самом верхнем ярусе были устроены часы с небольшими колоколами.

До колокольни Росси в Юрьеве была колокольня, стоявшая «на зимний восток за олтарем собора».

Одновременно с Росси над проектом колокольни трудился местный архитектор И. Соколов. В 1834 году он также разработал проект колокольни, но предполагал расположить ее не в стене, а на месте старой. Колокольня Соколова состояла из трех ярусов: двух восьмигранных и верхнего — круглого с куполом. Каждый ярус уменьшался по сравнению с нижележащим, что придавало всему сооружению легкость и стройность. Но проект Соколова не был принят.

Одновременно с колокольней, как предполагается, по проекту Росси, вблизи Юрьева монастыря был построен дом графини Орловой-Чесменской. Дом, ныне перестроенный под гостиницу, стоит на так называемой Пантелеймоновской горке. Интересно сохранившееся описание дома, в котором указывалось, что он был «лучшим образом снаружи и внутри отделан». При нем имелись двор, фруктовый сад, роща «новонасаженная» с западной стороны, пруд к северу от дома и аллея, идущая к церкви Пантелеймона.

В 1829 году Орлова-Чесменская подарила монастырю в вечное владение свой дом «с двором, сад и с землею 150 десятин Высочайшего утверждения».

В послевоенные годы при перестройке дома под гостиницу многие декоративные элементы, характерные для творчества Росси, были утрачены, однако основной объем, членения фасадов, проемы сохранены. Этажи двухэтажного здания на фасадах разделял междуэтажный карниз. Южный фасад имеет два выступа. В архитектуре фасадов использованы арочные проемы, рустовка. Постройка хорошо вписывается в окружающий пейзаж.

В начале XIX века производились другие реконструктивные работы в Юрьевом монастыре. В 1823 году перестроили западный настоятельский корпус, возведенный еще в 1768 году.

Несмотря на градостроительные мероприятия, многие улицы Новгорода были неблагоустроены. Не хватало средств для возведения каменных зданий даже на главных улицах. О плохом состоянии застройки Новгорода свидетельствовал правительственный указ от 16 мая 1808 года, где говорилось, что по главным улицам в Новгороде, по которым проходит Московский тракт, среди каменных построек находятся «развалившиеся хижины и пустые места, безобразят вид», и улицы остаются в «великом неустройстве», «новгородские жители не имеют средств производить везде каменные строения».

Неприглядный вид имели здания многих церквей. Член строительного комитета архитектор А. Мельников осмотрел здания и «в числе прочих нашел, что в Новгороде у церкви Успенья каменный придел полуразвалившийся делает безобразие городу».

Были серьезные отступления от генерального плана 1778 года — появление новой главной площади вне стен кремля, уничтожение второго оборонительного пояса, что стало причиной разработки нового проекта генерального плана, в котором, идя навстречу пожеланиям новгородцев, царское правительство решило «на улицах Ильинской, Большой Московской, Большой Санкт-Петербургской дозволить строить деревянные дома».

Однако проект, составленный архитектором В. Гесте, не удовлетворил штаб военных поселений, который в то время стал хозяином Новгорода. 17 ноября 1827 года было издано положение «Об устройстве губернского города Новгорода». В нем говорилось, что для «устройства Новгорода учреждается Строительный комитет, председателем которого назначается Гражданский Губернатор, а в число членов Инженерный или Артиллерийский штабс-офицер от Военного Поселения, Комитет состоит под непосредственным начальством Главного штаба Его Императорского Величества... Он вообще заботится: а) об украшении города красивыми и правильными зданиями и б) о содержании в исправности домов, заборов, мостов и мостовой на улицах и площадях... Всякое строение не может быть возведено вновь или старое исправлено без ведома Комитета...».

Регламентировался и порядок застройки территории города. После отвода земельного участка он мог пустовать только от трех до пяти лет, в зависимости от того, будет ли здание кирпичным или деревянным. После истечения срока владельца предупреждали об этом и оставляли участок за ним еще на один год. Если строительство и тогда не начиналось, участок отбирали и передавали другому лицу.

Строительный комитет просуществовал до 27 августа 1842 года. Позднее обязанности по застройке Новгорода были возложены на «Губернскую Строительную и Дорожную Комиссии ведомства Главного Управления Путей Сообщений и Публичных зданий».

В 1828 году «Комитет об устройстве губернского города Новгорода» в составе гражданского губернатора Денфера, губернского предводителя Белавина, артиллерийского подполковника Ватсона и архитектора Соколова приступил к составлению генерального плана Новгорода. Составление и корректировка плана продолжались до 1837 года. Генеральный план был утвержден еще в 1834 году, но в него внесли существенные коррективы, связанные с требованием штаба военных поселений: на Торговой площади запроектировали плац, предусмотрели новую дорогу к казармам, изменили планировку территории у тюремного замка.

Архитектор И. Соколов, состоявший в «Комитете», внес немалый вклад в улучшение архитектурного облика Новгорода. Соколову поручали составление многих проектов, например богадельни на Торговой стороне, казарм, в 1832 году он осуществлял надзор за перестройкой по его же проекту почтового дома в Новгороде, наблюдал за ремонтом Софийского собора, за строительством двадцати жилых домов. Из-за отсутствия «кондуктора» Соколов сам выполнял все чертежные работы. Некоторые из построек Соколова сохранились.

Сравнение нового плана с планом Новгорода 1778 года показывает, что радиальные улицы Софийской стороны были объединены новой Софийской площадью, огибавшей кремлевский сад. На генеральном плане между Софийской площадью, земляным валом, Прусской и Чудинцовской улицами вместо застройки, предусмотренной проектом 1778 года, показан архиерейский сад, запроектированы кварталы между Санкт-Петербургской улицей, рекой и кремлем. Дальнейшее расширение Новгорода предусматривалось за счет Никольской, Антониевской и Троицкой слобод. В генеральном плане отражены все изменения, о которых уже упоминалось: образование Софийской площади, реконструкция зданий в кремле, упорядочение Торговой и Знаменской площадей, устройство публичного сада.

Торговая сторона сохранила прямоугольно-прямолинейную планировку, а Софийская — радиально-полукольцевую. С учетом значения Новгорода как центра военных поселений в плане было уделено большое внимание размещению казарм, особенно вдоль Санкт-Петербургской улицы (современная Ленинградская). Зеленые насаждения публичного и архиерейского садов в соответствии с генеральным планом дополняли бульвар на валу — бывшем внешнем оборонительном поясе. Озеленялась Софийская площадь, на ней в 1848 году устраивали газоны и высаживали липы.

Предусмотренные в плане 1778 года ограничительные валы за пределами древней части города не были осуществлены, и на плане 1834 года они не показаны.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика