Александр Невский
 

На правах рекламы:

Купить хоккейные коньки в спб proskating.ru/market/skates.

• Вакуумный упаковщик предлагаю посмотреть на этом сайте spb.ros-vakuum.ru, мы покупали у них ручную модель месяца три назад. Нам помогли и выбор сделать, и цены у них приятные.

Русские вооружённые силы

С 1236 года в Новгороде княжил Александр Ярославич, сын Ярослава Всеволодовича, в то время великого князя киевского, а впоследствии великого князя владимирского.

Тяжёлую задачу пришлось решать молодому князю. В 1240 году, когда началась агрессия против Новгорода, Александру Ярославичу не было еще и 20 лет. Он участвовал в походах своего отца, был очень начитан и имел представление о войне и военном искусстве. Но большого собственного опыта у него еще не было.

Теперь же ему предстояло самостоятельно руководить действиями своих войск против крупных объединённых сил крестоносного воинства.

Чтобы правильно понять в дальнейшем, как решил эту задачу юный князь, надо прежде всего познакомиться с тем, каковы были русские вооружённые силы того времени и войска, которые мог выставить против агрессоров Александр Ярославич.

Сам Александр Ярославич имел дружину, которая постоянно находилась при князе и составляла его «двор»; поэтому дружинников называли еще «дворянами». Дружина Александра Ярославича набиралась в основном из мелкого и среднего служилого боярства — «мужей» — и потому называлась «молодшей», в отличие от «старейшей», куда входило крупное боярство со своими вассалами. В состав дружины входили также слуги князя и дружинников («отроки» или «детские»).

Эту дружину Александр Ярославич привёл с собой в Новгород из княжества Владимирского. Молодшие дружинники посвящали всю свою жизнь военному делу, прекрасно его знали и являлись опытными воинами-профессионалами.

Дружинники молодшей дружины были тесно связаны с князем, полностью от него зависели и были ему глубоко преданы.

Дли князя дружина являлась не только боевой единицей, но и источником кадров. В случае больших походов, когда нельзя было обойтись одной дружиной и собиралось ополчение, дружинниками замещались должности начальников ополченческих частей.

Кроме воинов, в дружине были и обозники, составлявшие так называемую «кошевую» часть.

По своей численности княжеская дружина была относительно невелика и не превышала нескольких сотен человек, колеблясь в пределах 300—800 человек.

В борьбе с захватчиками можно было рассчитывать и на дружины новгородского боярства и подвластных Новгороду городов («пригородов»).

Все новгородские боярские дружины в целом носили название «передней дружины». Дружинники были хорошо обучены военному делу, но в отличие от княжеских дружинников не находились все время в составе дружины, а жили на землях, получаемых ими в пользование от своего боярина. В случае похода дружинники по вызову боярина являлись к нему со своими слугами и все вместе составляли боярскую дружину.

Содержать дружину в то время стоило очень дорого, и потому постоянно при боярине, даже очень богатом, могло находиться лишь небольшое число дружинников. Обычно боярские дружины состояли из опытных воинов, главным образом бояр с их отрядами.

Можно полагать, что численность всей «передней дружины» не уступала численности княжеской дружины.

К борьбе с захватчиками могло быть привлечено также ополчение Новгорода и его пригородов.

Чаще всего такое ополчение комплектовалось из числа городского населения, в основной массе состоявшего из ремесленников, «чёрных людей». Это было одной из особенностей новгородских вооружённых сил. Но иногда в особо важных случаях в ополчение привлекалось также и сельское население — крестьяне. Такие ополчения назывались «разрубными», так как собирались «по разрубу» — по развёрстке, или «посошными», так как ратники брались по одному от нескольких «сох». Городское ополчение собирали «градские мужи», сельское — бояре.

Все ратники ополчения назывались в отличие от дружинников «воями». Вои не являлись военными профессионалами, но были достаточно опытными в военном деле людьми. Опыт они приобретали в частых походах и боях, которые Новгород вёл с агрессорами уже с начала XIII века.

По некоторым данным, Новгород с пригородами мог выставить до 30 тысяч ополченцев, но в поле можно было вывести немногим более половины этого количества. Городское ополчение собиралось часто, сельское же — только в особо важных случаях; обычно сельское население ограничивалось поставкой лошадей.

В борьбе с агрессией Александр Невский рассчитывал на военную помощь своего отца Ярослава Всеволодовича, великого князя владимирского.

Военные силы Владимира после нашествия татар были сильно подорваны, но Ярослав Всеволодович смог всё же оказать сыну достаточно реальную военную поддержку. Возможно было выслать к Новгороду часть великокняжеской дружины и феодальное ополчение из городов Владимирского княжества и с земель владимирского боярства.

Состав владимирской великокняжеской дружины и владимирского ополчения был в основном такой же, как и у Александра Ярославича. Однако по численности и владимирская дружина, и владимирское ополчение были значительно меньше дружины Александра Ярославича и новгородского ополчения. Кроме того, во владимирском ополчении городской элемент, в результате татарского нашествия, был представлен слабее, чем в Новгороде. Зато владимирские войска обладали опытом борьбы с татарами, чего у новгородских войск не было.

Общую численность владимирских войск, которые могли быть направлены на помощь Новгороду, точно определить нельзя; предполагается, что эти войска составляли несколько тысяч человек.

Наконец, некоторую помощь могли оказать в борьбе с захватчиками и отряды войск из числа финских племён, союзных Новгороду или зависевших от него и еще не попавших в кабалу к ордену. В состав войск Александра Невского могли войти также отдельные добровольцы-охотники из соседних княжеств.

Общая численность русских войск, которые могли быть противопоставлены войскам захватчиков в поле, не превышала 20—25 тысяч человек.

Каким же было в ту пору вооружение русских войск?

Наилучшим образом вооружены были княжеские дружинники, дружинники крупного боярства и городская аристократия. Они имели длинные копья, булатные («харалужные») мечи в 70—90 см длины, лёгкие топорики из стали, висевшие на темляке, кистени и палицы. Палицами дружинники ударом по шлему ошеломляли противника (отсюда и слово «ошеломить» — ударить по шлему, оглушить).

Более тяжёлые виды этого вооружения имели дружинники-«мужи», более лёгкие — «отроки» и «детские»; у последних часто на вооружении были самострелы и сабли.

В большинстве случаев почти все воины участвовали в бою на коне; лишь часть слуг князя и слуг дружинников сражались пешими. Конь был отчасти защищён доспехами. Доспехи имели и сами всадники.

Головы прикрывались прекрасными металлическими шлемами («шеломы», «шишаки») с забралом («нос»), защищавшим лицо от удара меча или сабли. Некоторые шлемы выковывались из одного куска, что придавало им особую прочность и лёгкость. Княжеские шлемы и шлемы других начальников покрывались серебром и золотом. В бою такие блестящие шлемы служили одним из средств управления; воины, видя в горячке боя блеск шлема, узнавали своего начальника и определяли, где им надо группироваться.

Тело прикрывалось прочными кольчугами-рубахами, спускавшимися до колен и состоявшими из многих тысяч плотно соединённых между собой мелких железных колечек. Кольчуга хорошо прикрывала тело от стрел и ударов мечей. Она не стесняла движения воина и была сравнительно легка — весила около 8 кг. Кольчуги применялись у русских лет за двести до того, как они стали известны в Западной Европе. Но у русских, кроме кольчуг, использовались также, хотя и редко, жёсткие металлические доспехи — панцырь и латы. Кроме этого, дружинники имели на вооружении ещё массивные металлические щиты.

Таким образом, по своему вооружению русские дружинники нисколько не уступали западноевропейским рыцарям. У русских воинов было даже существенное преимущество: легкие доспехи всадника и коня делали их на поле боя более поворотливыми и манёвренными.

Вооружение конного и пешего феодального ополчения значительно различалось между собой.

Воины конного ополчения («стрельцы»), особенно во владимирском ополчении, были вооружены луками со стрелами, саблями или лёгкими топориками. В большинстве случаев тяжёлое защитное вооружение у стрельцов отсутствовало и заменялось лёгкими кожаными доспехами, иногда с металлическими полосами и бляхами; на голове были деревянные шлемы с оковкой или кожаная шапка. Такие доспехи прикрывали лишь наиболее уязвимые части тела. Были на вооружении также и лёгкие щиты.

Пешее ополчение («пешци») было вооружено довольно разнообразно. В большинстве случаев «пешци» имели короткое (1,5—2 м) копьё или рогатину (оскеп), меч, топор или саблю и «засапожник» — длинный кривой нож, который носили за голенищем. Значительная часть ополченцев была вооружена деревянными щитами овальной формы с оковкой. Щиты были почти в рост человека и снаружи раскрашивались в розово-красный («червлёный») цвет. Часть пешцев действовала как стрелки. Для этого они вооружались либо короткими копьями для метания — «сулицами», либо луком со стрелами.

Совершенно несостоятельны утверждения буржуазных историков, что новгородские войска не имели на вооружении луков. Следует отметить, что новгородские войска умели владеть луком и вести стрелковый бой. Это подтверждается данными археологических находок.

Надо упомянуть, что у русских войск и военно-инженерное искусство стояло на высоком для того времени уровне. В стране, богатой лесом, естественно, крепости строились из дерева и земли. Но важнейшие свои крепости русские уже задолго до XIII века строили из камня. Так, в Новгороде уже в середине XI века был построен «детинец» (кремль) с каменными стенами и башнями, а в XII—XIII веках возведены каменные кремли в Пскове, Ладоге и Владимире.

Русские искусно применяли в бою и полевые укрепления. Так войска Владимирского княжества использовали в бою укрепления из кольев и плетней («тверди»).

Для штурма крепостей русские располагали машинами и приспособлениями, ничуть не уступавшими тем, которые были в войсках захватчиков.

Какие же боевые порядки и способы ведения боя применяли русские войска?

Русские дружинники сражались иначе, чем немецкие рыцари. В отличие от рыцарства, не знавшего определённой низшей тактической единицы (если не считать такой самого рыцаря), русские дружины вели бой в составе «копий». «Копье» состояло из «мужа» — дружинника и из его оруженосцев и слуг — «седельников» и «кощеев». Каждое такое копьё сражалось в тесном взаимодействии друг с другом и с дружинником, прикрывало последнего и активно вело вместе с ним бой от его начала до конца.

Таким образом, «копьё» — это ярко выраженная низшая тактическая единица для ведения боя. По замечанию профессора Рыбакова1, термин «копьё» в западноевропейских летописях появился лишь в XIV веке; следовательно, немецкие рыцари в XIII веке еще не были знакомы с «копьём».

Способ ведения боя «копьями» является значительно более совершенным, нежели тот, который был принят тогда рыцарством.

Для ведения боя войска делились на «полки».

Эти полки, конечно, не были полками в современном понимании слова. Полки были не одинаковы по численности, возможно даже состояли из отрядов нескольких феодалов или городов. Из полков составлялся боевой порядок. То или иное построение боевого порядка зависело от количества полков.

Количество это в разных сражениях было различно. Ипатьевская летопись при описании сражения князя Игоря С половцами в 1185 году говорит о боевом порядке, состоявшем из шести полков: одного среднего, двух, стоявших по его флангам, и двух, расположенных перед ними. Кроме того, был еще свободный полк, состоявший из стрелков, собранных от всего войска; он также располагался" впереди.

При описании других сражений летописи упоминают иное число полков.

В целом можно считать, что основой боевого порядка у русских были три полка: «чело» — полк, находящийся в центре, и полки «правой и левой руки», расположенные по флангам «чела» уступами назад или в особых условиях обстановки вперёд.

Все три полка составляли одну, главную линию. Кроме того, впереди находились лёгкие полки: «сторожа» или «сторожевой» — полк, выполнявший роль разведки и выбрасываемый далеко к противнику, и «перед» (перед центром) — передовой полк, вероятно игравший роль охранения. В его составе, или отдельно, но вместе с ним, действовали, очевидно, и «стрельцы».

Эти расположенные впереди полки играли роль передней линии.

Кроме того, имеются данные полагать, что где-то позади или на флангах главной линии в некоторых случаях находился еще «засадный» полк, игравший роль резерва; чаще всего он состоял из конных дружин.

Следовательно, в целом весь боевой порядок русских войск был расчленён по фронту и в глубину. В этом отношении русский боевой порядок значительно превосходил как однолинейный боевой порядок обычного западноевропейского рыцарства, так и построение клином, применявшееся в Ливонском ордене. Если рыцарский однолинейный боевой порядок не имел глубины, то клин не имел расчленения по фронту. Оба боевых порядка рыцарства были неповоротливы и маломанёвренны.

Сражение русские войска начинали обычно боем передового полка и «стрельцов». Они изматывали врага и облегчали наступление или оборону чела и полков правой и левой руки.

Наступление русские полки вели «стеной», развернувшись каждый в одну сомкнутую линию. В тех случаях, когда выделялся засадный полк, он завершал исход боя ударом свежих сил.

На марше русские войска высылали охранение и разведку («сторожи» и «разгоны»). Доспехи и тяжёлое оружие везлись в обозе при своих отрядах, у луков спускалась тетива.

Для фуражировок выделялись мелкие отряды — «зажития», которые одновременно вели и разведку.

В бою управление войском осуществлялось движением полковых и отрядных знамён — «стягов». Куда двигались стяги, туда устремлялись и воины.

При описании состава и действий русских войск надо особо подчеркнуть два обстоятельства.

Во-первых, у русских войск налицо были все возможности для создания тесного внутреннего единства на прочной основе. Такой основой была любовь к Родине и готовность защищать её от наглых происков захватчиков. В этом отношении у русских войск было крупнейшее преимущество перед войсками агрессоров.

Во-вторых, по своему составу и характеру действий русская конница и пехота одинаково могли решать самостоятельные задачи и при этом взаимодействовать между собой. Огромное большинство русских войск составляла пехота, которая являлась главным и основным родом новгородских войск. Лишь позднее возросло значение конницы в бою. В XIII же веке пехота составляла в русских войсках во время сражения основу боевого порядка.

Русское пешее ополчение занимало в боевых порядках определённые участки и вело на них самостоятельные активные действия. Оно имело значительный опыт группового и индивидуального боя врукопашную. У рыцарей пехота не играла самостоятельной роли. Энгельс писал о западноевропейской пехоте того времени, что она «являлась не чем иным, как плохо вооружённой толпой, организовать которую почти не делалось никаких попыток. Пехотинец даже не считался воином»2. Пеший западноевропейский ополченец, кнехт, способен был в бою с сильным противником действовать лишь из-под брюха рыцарскою коня.

Русская тяжёлая конница была значительно поворотливее и гибче рыцарской тяжёлой конницы. Русская конница с успехам применяла групповые формы боя. Выражалось это не только в стремлении к одновременности первого удара, но и в сохранении сплочённости удара на протяжении всего боя, а также в применении в бою различных форм взаимодействия и взаимопомощи.

Русская лёгкая конница в то время не имела равной себе не только в войсках ливонцев и шведов, но и во всей Западной Европе. В Германии и Франции, например, лёгкая конница стала применяться в бою только в XIV веке3.

Примечания

1. История культуры древней Руси. Домонгольский период, ч. 1, М.—Л., 1948, стр. 404.

2. Ф. Энгельс, Избранные военные произведения, т. I, М., 1941, стр. 201.

3. История культуры древней Руси, ч. 1, М.—Л., 1948. стр. 404.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика