Александр Невский
 

Разгром войск Ливонского ордена

Ледовое побоище

В 1241 году перед Александром Невским встала задача ещё более трудная, чем в самом начале борьбы с агрессией.

Правда, благодаря принятому Александром Невским стратегическому плану разгрома врага по частям шведы выпали из числа агрессоров после стремительного удара по основным их силам на Неве. Но сейчас выполнение принятого ранее плана значительно осложнилось. В 1241 году уже нельзя было покончить с агрессией одним таким же сокрушительным ударом по основным силам Ливонского ордена. Орденцы успели закрепиться на северном и южном подступах к Новгороду и устроить там укреплённые плацдармы. Отсюда ливонцы высылали мелкие отряды, которые рыскали по всей стране и разоряли её. Нельзя было нанести удар по основным силам ордена, не лишив его предварительно этих укреплений и не обеспечив порядка в своём тылу.

Главная задача — разгром основных сил ордена — по времени отдалялась, На первый план выступала необходимость изгнания ливонцев с северных и южных подступов к Новгороду и очищения новгородских владений от мелких шаек Захватчиков. Последовательное решение этих задач и составило сущность деятельности Александра Невского по его возвращении в Новгород.

Борьбу с Ливонским орденом Александр Невский открыл ударом по северному плацдарму захватчиков — Копорью.

Почему именно Копорье, а не Псков избрал Александр Невский для нанесения своего первого удара?

Летописи не дают ответа на этот вопрос. Но если разобраться в той обстановке, которая складывалась ко времени возвращения Александра Невского в Новгород, то можно увидеть, что в пользу нанесения первого удара на Копорье было очень много веских соображений.

Из Копорья прямым движением на восток агрессоры могли выйти к Ладоге, отрезать северные новгородские владения от Новгорода, а спустившись на юг, изолировать Новгород от Владимира и затем проникнуть в глубь Руси.

Далее, из Копорья агрессоры могли контролировать новгородские торговые пути с Западом, А торговля с Западом представляла интерес не только для новгородского боярства. Нормальные и удобные торговые сношения с Западом были нужны всей Руси для правильного развития её производительных сил. Копорье находилось вдали от Новгорода, на земле, населённой разрозненными финскими племенами. Ливонцы, раз захватив Копорье и укрепившись в нём, легко могли его удержать за собой.

Вместе с тем оставление Копорья на длительное время в руках ордена возбуждало опасность возобновления агрессии со стороны шведских феодалов. Битые на Неве во время самостоятельных действий, шведы могли снова пойти на агрессию в тесном единении с орденом. А Копорье и было таким пунктом, где в результате движения к Ладоге ливонцев из Копорья, а шведов по Неве силы агрессоров могли действовать во взаимной связи.

Необходимо было нанести первый удар по Копорью также и потому, что с падением Копорья сами собой прекратились бы набеги оттуда мелких шаек захватчиков на Новгород по рекам Плюссе и Луге; Копорье запирало эти реки, Взятие Копорья восстановило бы авторитет Новгорода среди проживавших там племён финского происхождения. Это было необходимо, так как некоторые из старейшин этих племён (водь) предались ливонцам и вместе с ними участвовали в нападениях на новгородские поселения.

Первоочередное возвращение Копорья было важно и для прочного обеспечения с севера новгородских владений на тот период, когда главная масса новгородских войск перенесла бы свои действия на юг, к Пскову.

В общем же, выбор первого удара на Копорье был далеко не случаен.

Ошибку делают те дореволюционные и советские историки, которые не оценивают достаточно всей глубины мысли Александра Невского при выборе им направления для нанесения первого удара, Выбирая это направление, Александр Невский проявил и зрелую политическую мысль, и любовь к родине, и большой военный талант.

В тактическом отношении взятие Копорья представляет также немалый интерес.

Копорье было расположено в 12—15 км от Финского залива на высокой (до 50 м) известковой скале и потому само по себе уже являлось естественным труднодоступным опорным пунктом. Помимо этого, Копорье было укреплено крепостью, срубленной из дерева и усиленной земляными сооружениями. Есть данные полагать, что во главе занимавшего крепость гарнизона стоял вассал ордена, некий Тидеман из рода Кивель, Несмотря на силу крепости и её гарнизона, она была взята штурмом и разрушена («извержена до основания»), часть гарнизона перебита, другая взята в плен и приведена в Новгород. Предатели — «переветы» — по приказанию Александра Невского были повешены. Взятие Копорья свидетельствует о высоком искусстве русских в области овладения крепостями.

Александр Невский выступил на Копорье с теми же силами и в том же составе, как и в походе 1240 года на Неву. С ним была его дружина, новгородское городское ополчение, ладожцы, ижорцы и карелы.

Небольшой состав отряда, с которым выступил Александр Невский на Копорье, — факт весьма интересный. Он свидетельствует о том, что на Копорском направлении Александр Невский не рассчитывал встретить значительных сил захватчиков.

Поход на Копорье произошёл в период полевых работ, когда ни Ливонский орден, ни новгородцы не могли выставить своих основных сил, не рискуя сорвать уборку урожая.

Эти обстоятельства являются лишним доводом в пользу Целесообразности нанесения Александром Невским первого удара именно на Копорье, а не на Псков.

Идти на Псков, где находились крупные силы врага, с небольшим отрядом было бы безрассудно.

После взятия Копорья Александру Невскому предстоял поход на Псков и выполнение последней части его стратегического плана — разгром основных сил Ливонского ордена. Следствием падения Копорья явилось очищение северо-западной и западной части новгородских владений от мелких шаек захватчиков.

Для Александра Невского было ясно, что в борьбе с Ливонским орденом победа русских должна быть обеспечена наверняка. Всякие половинчатые результаты давали бы агрессорам выигрыш времени для усиления своих войск и продолжения агрессии. Новгороду затяжная война была не под силу без помощи Руси. Русь же сама была разорена татарами.

Для обеспечения полной победы русским войскам нужно было мобилизовать все имевшиеся для этого возможности и все силы, пригодные для борьбы с орденом.

Александр Невский приступил к подготовке решительной схватки с орденом, которая могла произойти только зимой. В это время можно было, не рискуя разорением сельского хозяйства, собрать крупное ополчение. Необходимость же сбора крупного ополчения для предстоявшей борьбы была очевидна. Зимой многочисленные реки и болота возле Новгорода замерзали. По ним легко можно было подвести к месту военных действий значительные силы и развернуть их для боя.

Александр Невский вскоре после взятия Копорья уехал в Переяславль, во Владимирское княжество, или на «Низ», как тогда оно называлось в Новгороде. Целью этой поездки мог быть, между прочим, сбор ополчения во Владимирском княжестве. Задача эта не была так проста, как может показаться на первый взгляд.

Прежде всего для Владимирского княжества и после окончания полевых работ трудно было выделить несколько тысяч человек для военных целей. Зимой люди были нужны для отстраивания разорённых городов и укреплений, для подвоза строительных материалов, для занятия пушным промыслом, рыболовством и т. п.

Кроме того, как ни доброжелательно встречалась во Владимирском княжестве сама идея помощи попавшим в беду соотчичам, как ни велика была готовность широких масс населения идти на сопряжённые с войной неизбежные жертвы, всё же для обезлюдевшего Владимира людские потери в ту пору были крайне тяжки.

И, наконец, надо было так обеспечить сбор ополчения, чтобы ни в какой мере не возбудить подозрения татар в подготовке восстания против них. Задача Александра Невского облегчалась здесь тем, что собратья ливонцев, тевтонцы, уже являлись врагами татар и выступали против них в бою под Лигницем (9 апреля 1241 года).

Необходимость усиления новгородских войск владимирским ополчением была очевидна. «Низовые полки» не только увеличили бы количественно новгородские войска во время столкновения с Ливонским орденом, но и усилили бы их качественно.

В борьбе с половцами, а затем с татарами в этих войсках выработались такие приёмы и особенности ведения боя, к которым орденцы не успели привыкнуть, против которых ещё не выработали своих контрприёмов. Так, например, известно, что северо-восточные русские войска были много сильнее новгородских в отношении ведения массового стрелкового боя с коня. С таким боем орденские рыцари были мало знакомы.

И наконец, возможно, что Александр Невский в своём желании привести к Новгороду владимирские войска руководствовался не только военными соображениями. Наличие под рукой преданных ему владимирских войск было бы одной из гарантий прекращения боярских интриг.

Особо важную роль в этом отношении могло сыграть увеличение княжеской дружины Александра Невского за счёт преданных ему «молодших» дружинников его отца.

Об этом, так же как и о сборе владимирского ополчения, выборе для него начальника и других связанных с этим вопросов, Александру Невскому предстояло лично договориться с отцом.

Кроме указанных военных и политических вопросов, во Владимире Александр должен был решить вопрос о тыловом обеспечении предстоявшего решительного столкновения с Ливонским орденом.

Уже сам по себе почти тысячекилометровый переход нескольких тысяч «низовых» войск из Владимира в Новгород представлял сложную задачу. Необходимо было собрать продовольствие, погрузить обоз, организовать его движение. И за всем этим должен был лично проследить сам Александр Невский.

Но еще сложнее было обеспечить Новгород и новгородские войска хлебом.

Выше говорилось, что Новгороду своего хлеба часто не хватало и он нуждался в подвозе его с «низу». Тем большей была эта потребность в 1241 году после разорительных набегов захватчиков на новгородские земли. Но и во Владимире после татарского нашествия больших хлебных излишков не могло быть. Тем не менее, какие бы трудности в этом отношении во Владимире ни встречались, выделение хлеба для Новгорода было неизбежно. От этого в предстоявшей борьбе с ливонцами зависело как спокойствие новгородского населения, так и сама возможность военных действий против ордена.

Значительная подготовка к решительному столкновению с Ливонским орденом должна была проводиться и в Новгороде.

Главным вопросом такой подготовки являлся сбор новгородского ополчения. Борьба предстояла серьёзнее, чем на Неве и у Копорья, поэтому ополчение должно было достичь крупных размеров. Задача эта была не из легких, но её решение не требовало уже личного присутствия Александра. Александр мог быть уверен, что после ряда предыдущих неудач новгородские низы не допустят бояр сорвать военную подготовку Новгорода.

К подготовке предстоявшей борьбы необходимо отнести также и заключение Александром Невским союза с полоцким княжеством. Целью такого союза было обеспечение, тыла новгородских войск со стороны Литвы. Непосредственная военная помощь полоцкого княжества была оказана Новгороду только в виде присылки, в войска Александра Невского добровольцев-охотников.

Во время подготовки к борьбе с орденом зимой 1241 года были приняты меры для установления связи с жителями Пскова, оставшимися верными русскому делу. Для этого были использованы псковичи, бежавшие в Новгород после захвата Пскова орденцами и утверждения у власти предателя Твердилы Иванковича и орденцев.

Таковы те основные направления, по которым протекала возглавляемая Александром Невским подготовка к решительному столкновению с Ливонским орденам. Уже по характеру её было видно, что Александр Невский принял меры для использования всех имевшихся благоприятных возможностей. Подготовка вышла за пределы самого Новгорода и приняла общерусский характер. В этом большая заслуга Александра Невского.

Во время подготовки к борьбе с орденом сказались крупные организаторские способности Александра Невского.

Эта подготовка не могла остаться незамеченной Ливонским орденом. Несомненно, что орден в целях завершения своей агрессии также стал готовиться к решительному сражению.

В предвидении решительной схватки с русскими ордену было выгодно ещё более увеличить свои войска за счёт подкреплений с Запада. Но этого нельзя было сделать зимой, так как крупные подкрепления из западноевропейских стран прибывали к ордену морем. Осенью же и зимой на утлых судёнышках было крайне рискованно пускаться в море.

Следовательно, мероприятия ордена могли выразиться в сосредоточении наличных сил; в частности, есть данные полагать, что в это время был усилен гарнизон Пскова.

Кроме того, орден мог запросить помощь из датских владений в Эстонии (остров Эзель и Ревель) и из Тевтонского ордена; но эта помощь не давала такого многократного перевеса сил, который наверняка гарантировал бы ордену победу. Таким образом, не в интересах ордена было идти на решительную схватку с русскими до наступления лета, что являлось лишним доводом к тому, чтобы использовать зиму для разгрома ордена.

Зимой 1241—1242 года Александр прибыл в Новгород вместе с владимирскими, «низовыми» полками; последние находились под начальством младшего брата Александра Невского, Андрея. Соединив в Новгороде владимирские и новгородские войска, Александр Невский зимой же двинулся к Пскову.

Все дороги к Пскову были отрезаны войсками Александра Невского, и город оказался блокированным. Псков был взят штурмом, а сильный немецкий гарнизон уничтожен. Было убито 70 человек орденских рыцарей, много орденских слуг и ополченцев, шесть орденских рыцарей взято в плен и в оковах отведено в Новгород. В числе пленных находились и оба фохта, посаженных Ливонским орденом для управления захваченной областью.

Штурм и быстрое овладение такой сильной крепостью, каким являлся в то время Псков, ещё более, чем штурм Копорья, свидетельствовал о высокой степени развития у русских искусства овладения крепостями, о наличии в русских войсках усовершенствованной осадной боевой техники.

Со взятием Пскова была успешно и полностью решена ближайшая задача, стоявшая перед Александром Невским: новгородские владения в основном очищены от противника, а Ливонский орден лишён захваченной им территории севернее и южнее Новгорода.

Но с агрессией ещё не было покончено; основные военные силы ордена не были затронуты. Потерпевшие поражение в Копорье и в Пскове орденцы не думали отказываться от захвата русских земель и повели усиленную подготовку к решающим действиям.

Для выполнения своего стратегического плана Александру Невскому предстояло разгромить основные силы ордена. Этот разгром необходимо было произвести еще до прибытия к ордену летом новых подкреплений. Поэтому Александр принял решение не ждать врага, а самому перенести военные действия в занятую немцами Эстонию. Этим он рассчитывал выманить в открытое поле основные силы ордена из их укреплений, главным образом из Дерпта, и вынудить рыцарей дать сражение еще весной.

Расчёт этот, показывавший большую глубину и гибкость полководческого таланта Александра Невского, блестяще оправдался.

Русские летописи дают совершенно ясные указания на то, что Александр Невский ставил перед собой цель решительного избавления Руси от грозившей ей опасности завоевания со стороны западных захватчиков. Летопись писала: «Поиде князь Александр... на Чюдскую землю... да не похвалятся ркуще укорим Словеньский язык» (пусть не хвастаются враги, что они покорят славянский (русский) народ).

Александр Невский переносит военные действия во владения дерптского епископа. Русское войско двинулось в направлении к Дерпту по западному, так называемому Суболицкому, берегу Чудского озера (по-эстонски — Пейпси-ярви).

В целях достижения большей подвижности по начавшим уже портиться дорогам русские войска двигались налегке, без обозов. Для того чтобы иметь возможность прокормить людей и коней, Александр Невский разделил войска на мелкие отряды — «и пусти вся полки свои в зажития».

Как и рассчитывал Александр Невский, действия на территории епископских земель в высшей степени разъярили ливонских феодалов. Образовалась воинственная группа, сторонники которой требовали немедленного нападения на русские войска. Они хвастливо говорили: «Пойдем на Александра и победивше руками имем ею» (возьмём в плен).

В конце концов сторонники вывода ливонских войск из города и нападения на русские полки взяли верх.

Предварительно из Дерпта орденом была выслана разведка с целью прощупать силу русских войск. Как пишет летописец, «у моста» орденский разведывательный отряд разбил русский «разгон» под начальством Домаша Твердиславича и Керебета. Этот разгон был разведывательным отрядом, двигавшимся впереди войск Александра Невского в направлении на Дерпт. Поражение его произошло либо у деревни Хаммаст (Амаст), расположенной на реке Лутсне, в 18 км южнее Дерпта, либо у селения Мосте, расположенного несколько южнее. Можно полагать, что выражение летописи «у моста» представляет собой искажённое русское название той или иной эстонской деревни.

Часть разгона была перебита, часть взята в плен, часть вернулась к Александру и донесла о постигшей разгон судьбе.

Ливонская разведка, несомненно, имела также столкновения с мелкими русскими «зажитнями». Это обстоятельство, а также победа над разгоном Домаша Твердиславича окрылили орденское командование. У него возникла склонность к недооценке русских сил и родилось убеждение в возможности лёгкого их разгрома.

Ливонцы приняли решение дать русским сражение и для этого выступили из Дерпта на юг со своими основными силами. Русский летописец так пишет об этом: «Се же слышав (услышав о поражении разгона Домаша Твердиславича) местер (магистр) изыде противу их со всеми бискупы своими (с войсками епископов Дерптского, Рижского и Эзельского) и со всем множеством языка их (с городским ополчением, кнехтами) и власти их, что ни есть на сей стороне (с вспомогательными войсками «чуди» — ливов и эстов), и с помочью королевою» (войсками короля датского).

Из донесений разведки (в летописи — «стражие») Александру Невскому стало ясно, что против него выступили основные силы Ливонского ордена, его союзники и вспомогательные войска во главе с магистром ордена. Главная часть войска состояла из закованных в броню рыцарей.

Перед Александром Невским стояла задача — заставить командование ордена дать сражение в выгодных для русских войск условиях.

Для решения этой задачи Александр Невский использовал приём ложного отступления, хорошо известный русской тактике того времени. Состоял этот приём в том, что русский полководец, при приближении к нему противника, начинал отход и как бы заманивал за собой противника, чтобы затем подвести его под удар скрытой засады или навести на труднодоступную для него позицию. После этого отход прекращался, и противнику навязывался бой в невыгодных для него условиях.

Что именно такой отход был применён Александром Невским, свидетельствуют записи в русских летописях. В Первой Софийской летописи об этом сказано: «Великий же князь Александр вспятися назад, немцы же и чудь поидоша по нём»1. Несколько уточняется это сообщение четвертой Новгородской летописью. Вместо «вспятися назад» там сказано «воротися на озеро».

Александр Невский, действуя по задуманному плану, достигал ряда преимуществ над врагом: он увлекал ливонцев в невыгодном для них направлении, на выгодную для русских войск местность и навязывал противнику сражение в невыгодных для него условиях.

Несомненно, что при выборе направления надо было учитывать необходимость прикрытия Новгорода и Пскова. Даже если бы ливонцы передумали, не захотели давать сражение русским войскам и предпочли двинуться прямо на Новгород и Псков, русские войска должны были бы преградить им движение к новгородским центрам.

Какое же сражение навязал Александр Невский ливонцам?

Исходя из особенностей состава, организации и тактики войск противника и своих войск, а также имея в виду выполнение стратегической цели — полного и решительного разгрома захватчиков, Александр Невский считал нецелесообразным добиваться встречного сражения.

Если железная рыцарская «свинья» не была предварительно расстроена, то её начальный удар отличался значительной пробивной силой. Для русских войск, двигавшихся навстречу нерасстроенной рыцарской «свинье», такой удар мог представлять серьезную угрозу: рассечь и смешать русские полки.

Следовательно, прежде всего русскому полководцу необходимо было ослабить и расстроить силу первого удара «свиньи».

Сражение в форме активной обороны с переходом к контрудару больше отвечало особенностям русских войск, значительную часть которых составляла пехота. Известно, что пехотой нельзя с хода атаковать двигающуюся конницу. Но пехота может обороной остановить и измотать тяжёлую конницу, а затем контратаковать её.

Для того чтобы удар «железного полка» потерял свою силу, надо было расстроить, замедлить и приостановить движение составлявших «железный полк» рыцарей.

Массовым стрелковым боем стрельцы (вооружённая луками лёгкая конница) могли расстроить движение вершины «клина» еще до того, как он подойдёт к боевым порядкам русских войск. Находясь впереди этих боевых порядков стрельцы могли своими стрелами попасть в некоторых рыцарей и их коней. Это, несомненно, повлекло бы к расстройству «свиньи» и ослабило её удар по основным силам русских.

Дальнейшее расстройство «свиньи» можно было вызвать действиями владимирской пехоты.

Владимирская пехота была привычна к упорному оборонительному бою. Прикрытые стеной плотно сомкнутых щитов и расположенными впереди «твердями», владимирцы встречали приближавшегося противника метанием стрел и сулиц, затем дрались врукопашную копьями, оскепами и топорами. Такая оборона могла измотать, расстроить и сильно замедлить или приостановить движение «железного полка», а с ним и всей «свиньи».

С наступлением этого момента «свинья» теряла свою ударную силу. Этим необходимо было воспользоваться для нанесения контрудара остальными силами русских войск.

Уязвимыми местами «свиньи» были её фланги. Они прикрывались лишь жидким рыцарским обрамлением. Но фронт этого обрамления был большой, так как «свинья» имела значительную глубину.

Действовать по флангам «свиньи» русской конницей было нецелесообразно. Русские имели мало тяжёлой конницы, а лёгкая не смогла бы прорвать фронт рыцарей.

Целесообразно было нанести удар по флангам «свиньи» новгородским пешим ополчением. Оно составляло основную массу войск Александра Невского н, следовательно, могло нанести одновременный удар «стеной» по всему фронту рыцарского обрамления флангов «свиньи». К тому же новгородцы были привычны к бою с рыцарями. Сходясь с рыцарями вплотную, новгородская пехота стаскивала рыцарей с коней крючьями, рубила топорами или оглушала палицами и кистенями, доканчивала засапожниками.

Так зародилась идея выделения сильных флангов для нанесения мощного контрудара.

Что могло получиться в результате приостановки движения вершины «свиньи» и нанесения одновременного мощного контрудара обеим её флангам?

Можно было рассчитывать на то, что фланги «свиньи» под сильным напором русской «стены» стали бы сжиматься к середине «свиньи» и тем нарушили бы порядок в построении. В рядах рыцарей легко могла возникнуть паника, затем бегство. Это было тем более вероятно, что в середине «свиньи» находились либо малоприкрытые доспехами кнехты, либо насильно загнанные в войска эсты и ливы. Для бегства им оставалось одно свободное направление — тыл «свиньи».

Чтобы преградить бегущим дорогу и сделать ещё более решительным разгром «свиньи», надо было использовать всю русскую дружинную конницу, которая могла вовремя заскакать в тыл «свиньи» и оттуда ударить по врагу.

Зародилась идея полного окружения «свиньи».

Но конницы у русских вряд ли хватило бы для того, чтобы преградить дорогу всем бежавшим. Надо было считаться с тем, что значительной части бежавших удалось бы вырваться из окружения. Следовательно, необходимо было заранее предусмотреть преследование. Это легче всего могла выполнить конница, особенно лёгкая.

Такой план сражения, примерно, зародился у Александра Невского.

Этот же план определял собой и боевой порядок предстоящей битвы:

Центр (чело) — относительно небольшое по численности пешее владимирское ополчение. Сильные крылья (полки правой и левой руки) — значительное по численности новгородское пешее ополчение. Впереди — передовой полк («перед»), состоящий из легкой владимирской конницы, стрелков. К нему примыкает после выполнения своей задачи отходящая последней конная сторожа. В тылу или за флангом — засадный полк по конных княжеских дружин и дружин владимирских и новгородских бояр.

В условиях тактики того времени большое значение имело такое расположение боевого порядка, при котором солнце светило бы из-за спин своих сражавшихся воинов и било в лицо противника.

В данном случае, когда у Александра Невского имелась возможность создать для своих войск наиболее благоприятные условия, он должен был при расположении боевого порядка учесть и это.

Какие условия местности наиболее соответствовали избранному Александром Невским замыслу сражения?

Для удобства действия чела больше всего подходила местность открытая, но с некоторыми препятствиями перед фронтом — рытвинами, камнями, валунами. Позади чела выгодно было иметь укрытие, например лес. На открытой с фронта местности чело было бы видно издали, так что орденское командование могло принять его за главные силы русских войск и нацелить на него удар своей «свиньи». Небольшое количество воинов чела укрепило бы намерение орденского командования дать русским сражение.

Открытая местность допускала также удобство действий стрельцов передового полка перед фронтом чела. Небольшие естественные препятствия перед фронтом чела способствовали расстройству и замедлению движения рыцарской вершины «свиньи». Лес позади чела давал возможность воинам укрыться в том случае, если бы орденцам удалось вершиной «свиньи» прорвать чело, а также приостановил бы дальнейшее наступление рыцарей: к бою в лесу они не были приспособлены.

Для полков правой и левой руки наиболее выгодной являлась местность, на которой закрытия сочетались с открытыми пространствами. В закрытиях можно было бы расположить полки правой и левой руки до момента нанесения ими контрудара.

Расположение фланговых полков в закрытиях способствовало впоследствии внезапности их ударов. Сам контрудар удобнее было наносить на открытой местности.

Такая же примерно местность по тем же причинам была выгодна и для действий засадного полка. Разница состояла лишь в том, что для удобного ведения преследования засадному полку нужна была местность, открытая на значительно большем протяжении.

В условиях Чудского озера, куда отошёл Александр Невский после выхода основных сил ордена из Дерпта, такую местность нетрудно было подобрать.

Для этого можно было воспользоваться сочетанием естественных укрытий (рощицы, лес) непосредственно у кромки берега и в некотором удалении от него, со значительным открытым и ровным пространством замёрзшего озера впереди. До вскрытия Чудского озера оставалось еще некоторое время, и лёд должен был выдержать войска.

Так примерно складывалось решение Александра Невского в отношении предстоящего сражения.

Ход самой битвы, вошедшей в историю под именем Ледового побоища, сводится к следующему.

Александр Невский, подойдя к намеченному им для битвы месту, прекратил свой отход по Чудскому озеру и построил боевые порядки своих войск на узмени у Вороньего камня («князь же великы постави полкы на озери Чудьском, на узмени, у Ворония камени»).

Александр Невский, рассчитывая дать сражение утром, поставил свои войска в боевом порядке фронтом на запад. Летописи в один голос утверждают, что сражение началось на восходе солнца: «бе бо тогда день субботный, солнцу восходящу (на восходе солнца) и сступишася обое полцы» (сошлись войска обеих сторон).

Войск по тому времени у Александра Невского было много («множество вельми бе же ту со Александром и брат Андрей со множеством вои отца своего и бысть у Александра множество Храбрых и сильных и крепких»).

Боевой дух русских войск, готовившихся к битве за Родину, был очень высок («и исполнишася вси духа ратного бяху же сердца их аки львом, и ркоша (говорили): «О княже наш честный и драгий! Ныне приспе время положить главы своя за тя!» Александр Невский обратился к. русским войскам с призывом храбро биться за родную землю.

Битва началась 5 апреля 1242 года.

Первыми начали бой русские стрелки, расположенные впереди русских боевых порядков («у русских было много стрелков, которые первыми мужественно начали сражение, находясь перед княжескими полчищами»)2.

Стрелки расстраивали движение железного полка («было видно, как стрелки теснили там отряды братьев»)3.

Орденские войска наступали в клинообразном боевом порядке «свииьн», и им удалось прорвать русские оборонительные боевые порядки чела («немци же и чудь пробишася свиниею сквозе полкы»). Рукопашная схватка была ожесточённой («слышно было, как звучали мечи и видно было, как рубили шлемы»)4.

Схватка эта происходила на суше, то есть, очевидно, на кромке берега озера, где стояло чело («с обоих сторон много пало убитых на траву»)5.

Но вскоре сеча ещё более усилилась; по флангам «свиньи» — рыцарское обрамление, кнехты и чудь — уже по льду ударили русские («и бысть ту сеча зла и велика немцам и Чуди, и труск от копей ломления и звук от мечного сечения, яко же морю померзшу двигнутися и не бе видети лёду, покрыло бо есть всё кровию»).

Тут внезапно из-за закрытия ринулся в бой конный засадный полк.

Удары флангов (крыльев) и засадного полка решили победу русских. Летописец передаёт это в виде рассказа самовидца. Желая показать внезапность перелома битвы в пользу русских, он пишет: «Се же слышах от самовидца (очевидца), рече ми (который мне сказал): яко видех полки божия на воздусе, пришедше на помощь великому князю Александру». Такой стилистический приём очень часто используется летописцем, когда речь идёт о коннице. Удар русской конницы был всегда внезапен и эффектен, наносился он обычно знатью и поэтому привлекал внимание летописца. Естественно, что летописцы придавали удару конницы решающее значение и не замечали при этом менее блестящей, но решающей роли пехоты.

Ливонские войска дрогнули и побежали.

Первой побежала чудь. Всё ливонское войско было окружено («те, кто был в войсках братьев, были окружены все»)6. Это указание очень важно, так как многие историки — и буржуазные и даже советские — не признают в Ледовом побоище сражения на окружение.

За темн, кому удалось вырваться из окружения, было организовано преследование конницей («и сечахуть и гоняще аки по аэру» (воздуху). Преследование велось по льду озера до Суболицкого берега («и биша их на 7 верстах по леду до Суболичьского берега»). Это указание летописи важно для определения места Ледового побоища. Суболицкий берег — западный берег Чудского озера. Следовательно, Ледовое побоище происходило в месте, на 7 верст удалённом от западного берега Чудского озера. Это видно также и из того, что конница могла вести преследование только по льду озера. Доведя преследование до берега, она вынуждена была его прекратить — по заросшему лесом берегу действовать ей было трудно. Преследование велось очень энергично, многие из тех, кому удалось бежать, получили тяжёлые раны.

Ливонские войска понесли большие потерн. Рыцарей и кнехтов было убито 500 человек («и паде немець 500»)7, а из числа вспомогательных войск — еще больше («а Чуди бесчисленное множество»). Часть ливонцев потонула в озере.

В плен брали только крупных начальников и рыцарей. Спастись бегством удалось главным образом тем, кто был на коне и находился в тылу «свиньи». Этим объясняется то, что не были убиты и не попали в плен лица главного командования ливонских войск — магистр, командоры и епископы, следовавшие в «замке» «свиньи». Спаслись бегством и находившиеся там рыцари и конные кнехты.

Значительно более уточнились бы действия Александра Невского, если бы нам было определённо известно место, где произошло Ледовое побоище. К сожалению, первоисточники не дают на это никаких указаний, кроме приведённых выше. А указание «на озере Чюдьском, на узмени, у Ворония камени» можно понимать по-разному.

Чудское озеро велико. Узменей, то есть узких мест, на озере много. Много также на озере и по его берегам мест, которые в той или иной степени подходили бы под название «Вороньи камни».

До сих пор вопрос о месте Ледового побоища остаётся спорным. На этот счёт имеется несколько точек зрения.

Наиболее приемлемой является та, сторонники которой утверждают, что Ледовое побоище произошло у Вороньего острова, расположенного в южной, узкой части собственно Чудского озера. Название «Вороний» остров получил потому, что на нем всегда было множество ворон, которые, сидя на прибрежных камнях, ожидали, когда волны выбросят им на берег рыбу.

Само расположение острова очень выгодно с военной точки зрения. Он прикрывает направления от Дерпта и на Новгород и на Псков. Первое проходит от Дерпта через Воронин остров, а затем по реке Желче и ряду связанных с ней рек ведёт к Новгороду. Второе направление идёт от Дерпта на юг, берегом Чудского озера, затем по Тёплому озеру и далее Псковским озером выводит к Пскову. Первое направление Вороний остров прикрывает фронтально. По отношению ко второму — находится несколько в стороне, но не на таком удалении, чтобы войско Ливонского ордена, решив двинуться на Псков, могло бы пренебречь расположенными у Вороньего острова русскими войсками. Эти войска серьёзно грозили флангу ливонских войск, если бы те двинулись мимо острова на юг.

Ввиду этого ливонцы, прежде чем двинуться на Псков по льду Тёплого озера, должны были ликвидировать угрозу своему флангу со стороны Вороньего острова.

Таким образом, куда бы ни решили ливонцы двинуться — на Псков ли или на Новгород, они прежде всего сталкивались с необходимостью преодолеть сопротивление русских войск у Вороньего острова.

Лес, которым был покрыт Вороний остров, служил русским войскам хорошим укрытием для фланговых и засадного полков. Береговая песчано-валунная кромка и леса в глубине острова были удобны для расположения чела, а берег острова с ледовым пространством замерзшего озера — для действий фланговых русских полков. Расстояние от острова до западного Суболицкого берега Чудского озера составляло 7 км. На всём этом открытом пространстве удобно было вести преследование конным засадным полком той части неприятельского войска, которой удалось избежать окружения. Кроме того, расположение Вороньего острова в 7 км от Суболицкого берега в точности отвечает указаниям всех летописей, которые говорят, что преследование разбитых захватчиков велось по льду озера на протяжений 7 верст (7 км) до Суболицкого берега.

Следует подчеркнуть высокий уровень и передовой характер военного искусства Александра Невского. Ярким подтверждением этого было Ледовое побоище — одно из самых замечательных сражений того времени.

Ледовое побоище явилось классическим образцом тактического окружения. Необходимо особо отметить:

— целесообразное распределение сил между отдельными частями русского боевого порядка;

— умелое использование местности для расположения боевого порядка русских войск;

— правильное использование свойств родов войск, особенно пехоты;

— учёт слабых сторон противника при организации сражения;

— умелая организация взаимодействия отдельных частей русского боевого порядка в целях достижения окружения;

— хорошая организация тактического преследования;

— уничтожение большей части превосходящих сил противника.

* * *

После поражения «псов-рыцарей» на Чудском озере в ордене поднялась паника. Стали ожидать, что русские двинутся на Ригу. Магистр отправил посольство в Данию с просьбой о срочной помощи.

Одна ко Александр Невский не имел возможности двинуться в глубь Эстонии. Приближалась весна. Нельзя было задерживать в войсках ополчение — его ждали поля.

Александр Невский повернул к Пскову и вскоре вступил в него с многочисленными пленными и трофеями. С восторгом и ликованием, с пением славы встретили псковичи Александра Невского и его войска. Из Пскова Александр вскоре вернулся в Новгород.

Орден запросил, мира. Мир был заключён на условиях, продиктованных русскими. Орденские послы торжественно отреклись от всяких посягательств на те земли, которые были временно захвачены орденом. Они заявили: «Что есмя зашли мечом Псков, Водь, Лугу, Латыголу, и мы ся того всего отступаем».

Огромное значение имело Ледовое побоище для русского народа. Ещё глубже, ещё полнее, чем после Невской битвы, Поверил русский народ в свои силы. На примере Ледового побоища русский народ увидел, откуда бралась эта сила. Источником её были горячая любовь к Родине и единение.

Ледовое побоище являлось одним из этапов зарождения и оформления в русском народе мысли о создании единого централизованного русского государства.

Результатом Ледового побоища явилось также приостановление движения на Русь западных захватчиков. Западные рубежи Руси, установленные после Ледового побоища, незыблемо продержались целые столетия.

Велико было и международное значение Ледового побоища.

Знаменитая победоносная битва Александра Невского прославила его имя в большей части Европы и Азии. Русский летописец так писал об этом: «Нача же имя слыти великого князя Александра Ярославича по всем странам, от моря Варяжского (Балтийского) и до моря Понтесского (Чёрного), и до моря Хупожьского (Каспийского), и до страны Тивирейския, и до гор Араратских, иже об ону страну моря Варяжского и до гор Аравитских, даже и до Рима великого, распространи бо ся имя его перед тмы тмами и тысящами тысящь».

Возрос международный авторитет Руси.

После татаро-монгольского нашествия в Западной Европе считали, что с русским народом покончено, что ему уже не удастся восстановить своё былое могущество. И вдруг русский народ наносит поражение лучшим западноевропейским войскам того времени, сокрушает хитро задуманные и основательно обеспеченные планы, составленные самим папой римским!

Поражение агрессоров на Руси вызвало усиление движения против них в ряде стран.

В Куронию, где свирепствовал Тевтонский орден, вторгся князь литовский Миндовг с 30-тысячным войском. Славянский князь Святослав Поморский одновременно ввёл свои войска в Кульмскую область, входившую в состав завоёванной тем же Тевтонским орденом Пруссии и нанес тевтонам поражение у озера Рейзенского. В Финляндии подняло восстание финское племя тавастов.

Всё это являлось убедительным доказательством того, что Ледовое побоище было крупнейшим событием не только русского, но и мирового значения.

Примечания

1. Российская летопись по списку софийскому Великого Новгорода, ч. I, СПБ, 1795, стр. 217.

2. Рифмованная хроника, Рига, 1853, стр. 561.

3. Там же.

4. Рифмованная хроника, Рига. 1853, стр. 561.

5. Там же.

6. Там же.

7. По другим источникам, 900.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика