Александр Невский
 

На правах рекламы:

Модульная картина печать модульной картины.

http://pack24.ru/ коробки посылочные. Обязательно покупать их коробку.

Изяслав II возвращается в Киев зимой 1150 г.

Киев торжественно встретил Изяслава II. Начались пиры и пышные службы в св. Софии. При этом не забыли переловить по городу ни о чем не ведавших дружинников Долгорукого. Оповестить их у Юрия не было времени.

Киевляне с удивлением рассматривали венгров, игравших на «фарехъ» и «скокохъ», сидя во множестве посреди Ярославова двора. Особое любопытство горожан вызвали «кметьства» (копья) и «комонемъ» (кони) венгров.

О происходящем в Киеве не знал галицкий князь, стоявший под стенами Мичска, на реке Тетерев. Наконец, от стражи узнали, что Долгорукий в Городце Остерском, а Изяслав II в Киеве. Владимир Володарьевич не смог скрыть гнева и обратился к Андрею: «Так с отцом правите».

Стали собираться в Галицию. Жителям Мичска сказали, что либо они дадут серебро, либо будут взяты на щит. Горожане собрали серебро из «оушью» и с «шии», слили в гривны и дали Владимиру Володарьевичу. Так галицкий князь и собирал серебро со всех волынских городов, пока не дошел до своих земель.

Андрей Юрьевич с сыном Владимиром поехал от Мичска к устью Припяти «на Двдву боженку», дабы объехать Киев. Оттуда князь пришел к отцу в Городец Остерский.

Из Вышгорода в Киев приехал старейший из Мономашевичей, бездетный дядя Вячеслав Владимирович, и сел рядом с племянником Изяславом II Мстиславовичем на стол дедов и прадедов.

В тот же год в Переяславле скончался старший сын Долгорукого Ростислав. Его положили в храме Михаила.

Тем закончился 1150 г. Началась весна, а вместе с ней и год 1151-й.

С венграми из Киева уехал сын Изяслава II Мстислав II. Дары на берега Дуная весной 1151 г. везли немалые.

Отправили гонца в Смоленск, к Ростиславу Мстиславовичу. Просили выступить в Киев. В Новгороде сидел сын Изяслава II Ярослав. Рассчитывали в столице и на его поддержку.

А Долгорукий слал гонцов в Чернигов и в Новгород Северский к Давыдовичам и Ольговичам. В один из дней пасхальной недели у Святослава Ольговича родился сын. В крещении его нарекли Георгием. Мирское его имя было Игорь. Это родился герой «Слова о полку Игореве», воспевшего неудачный поход в степь, состоявшийся в 1185 г.

Князья из Чернигова к устью Остра пришли в ладьях. Долгорукий всматривался в гладь набухшей от весеннего паводка Десны и, узрев стяги Владимира Давыдовича и Святослава Ольговича, вздохнул с облегчением. Это была твердая порука в борьбе с племянником.

Еще один черниговский князь — Изяслав Давыдович — предпочел поехать в Киев и стать у «Городка». Подошел к Киеву и Ростислав Мстиславович.

Скоро к Киеву выступил Долгорукий. Став в «Родоунии», Юрий дождался половцев и вышел на левый берег Днепра.

С обоих берегов в Днепр спустили лодки-насады и стали сражаться на воде. Изяслав II, препятствуя переправе Юрия, нарастил лодки досками, и гребцы в них оказались неуязвимы для стрел неприятеля.

Юрий понял, что следует идти к броду, под город Витачев. Вывести ладьи из устья Десны не решились, страшась киевских стрелков, и перетащили ладьи в озеро «Лубеиское» (очевидно, старица Днепра). Из озера ладьи волоком перетащили в «Золотчю» и по ней ввели в Днепр.

Изяслав II без труда разгадал замысел Юрия и стал под Витачевом у «Мирославьскаго села». Юрий решил идти далее на юг, к броду под город Заруб.

Тот брод охранял Шварно «съ сторожи». Первыми брод под Зарубом перешли половцы, а вслед за ними Юрий с союзниками.

Изяслав II стоял «оу Ивана», когда пришла весть о том, что Юрий перешел брод под Зарубом. Черные клобуки поспешили на Рось за детьми и женами, дабы те не попали в руки Долгорукого. С черными клобуками поехал брат Изяслава II Владимир. Черные клобуки — это тюрки, герои степной истории юга Восточной Европы раннего Средневековья — торки, печенеги, берендеи, «кооци».

Изяслав II с Ростиславом и дядей Вячеславом от Витачева отступил к Треполью, а наутро выехал к Киеву через «Брокъ» (бор).

Изяслав II в столицу не вошел, а расположился с «товары» перед Золотыми воротами «оу Язины». Изяслав Давыдович стал по правую руку между Золотыми и Жидовскими воротами Киева, против «Бориславлю двору». Ростислав Мстиславович с сыном Романом стал перед Жидовскими воротами. «Городеньскии Борись» (внук печально известного Давида Игоревича, выколовшего глаза Васильку) закрыл своим полком Лядские ворота Киева.

Между полками князей «на конехъ и пеши» стали тысячи киевлян. Когда столицу окружило вышеописанное войско, появились черные клобуки, двигавшиеся к Киеву от Роси подобно туче. Шли они «с вежами и съ стады и скоты их и мное множество». Тюркская конница опоясала Киев с юга и запада вторым полукольцом.

Объехав полки и установив порядки, Изяслав II так отозвался о шедшем от Заруба неприятеле: «То те не крилати соуть, а перелетевше за Днепръ сядуть же».

Вячеслав Владимирович снесся с братом Юрием Владимировичем гонцами. Долгорукий, стоявший у Василева на Стугне, отвечал на упрек упреком. Тем переговоры и кончились.

Миновала ночь, к утру Юрий подошел к берегу Лыбеди, и началась перестрелка. В урочище Сухая Лыбедь реку перешел Андрей Юрьевич с половцами. Но атака успеха не имела, и до вечера бились у Лыбеди стрелки.

Наконец Изяслав II двинул полки вперед и, побив перешедших Лыбедь, подошел к реке. Долгорукий отступил от Лыбеди и пошел прочь от Киева, поняв, что на сей раз легкой победы не будет. Стали уповать на галичского свата, верного союзника Долгорукого.

Всю ночь полки Юрия шли бором к Белгороду навстречу галичанам. Белгород ворот не открыл, и Юрий двинулся через бор к «Верневу» и далее «за валъ», пока не стал «оу Бьзянице».

Изяслав II шел за Юрием, следя, чтобы тот не соединился с галичанами. Стали на ночь у Звенигорода. На следующий день подошли к Василеву. Киевляне шли за дружиной Изяслава II кто пеший, кто конный, и все дороги, ведшие из Киева в Василев, были заполнены толпами вооруженных горожан.

Во время обеда в Василев к Изяславу II приехал посол из Венгрии. Гейза II и Мстислав II сообщали, что венгерское войско прошло Гору (Карпаты). Решили не ждать венгров и, перейдя Стугну у Василева, подошли к валу и стали на ночь у «Перепетовыхъ».

Наутро встали до восхода солнца. Прошли вал и выступили в чистое поле. Долгорукий отступил «за Руть ста».

На следующий день Изяслав II стал своими полками наседать на Юрия, тот отступал, ожидая помощи галичан. И опустилась на поле такая мгла, что не видно было конца копья. Пошел дождь. Неприятели стали по обе стороны озера. Бились крылья, и к вечеру Юрий пошел за «шоломя», на верх озера. Изяслав II двинулся за ним.

Юрий зашел за Малый «Роу тець», перешел грязь и стал на ночь. Изяслав II стал лагерем на полет стрелы от Юрия.

Утром забили бубны и запели трубы. Юрий отступил на верх «Рутьтуя». Изяслав II шел следом. Юрий стремился укрыться за «Роуть» и дождаться галичан. Его полки пошли к «Великому Рутови» и их преследовали стрелки и всадники Изяслава II. Стали отнимать у Долгорукого возы.

Когда Юрий увидел это и понял, что перейти за Руту трудно, князь развернул полки и стал против неприятеля.

Изяслав II по своим силам послал сказать, чтобы все смотрели на его полк — как он пойдет, следует начать сражение.

Андрей Юрьевич (Боголюбский) съехался с неприятелем и преломил копье. Шлем с Андрея сбили, щит отняли, а раненный в ноздрю конь «нача соватис под нимъ».

Изяслав II с копьем въехал «одинъ в полкы ратных». Копье сломал, был ранен в руку и в «стегно». И началась злая сеча — одна из множества на матушке-Руси.

Первыми побежали половцы, не успев выпустить и по стреле. Следом побежали Ольговичи. Последним бежал Юрий с сыновьями. Многие утонули в Руте, иные, увязнув в грязи, были избиты, иные пленены. Тут погиб черниговский князь Владимир Давыдович.

Изяслав II лежал на поле битвы раненый. Один пеший киевлянин собрался убить князя. Изяслав II воскликнул: «Кнзь есмь». Киевлянин ответил: «Такъ ны еси и надобе». Киевлянин вытащил меч и принялся сечь им по шлему князя «и тако вшибеся шеломъ до лба».

Изяслав II снял с головы шлем. Князь истекал кровью и скоро услышал плач. Это плакал Изяслав Давыдович, стоявший над телом брата Владимира. Изяслав II забыл о ране, подошел к Изяславу Давыдовичу и сказал: «Сего нама оуже не кресити... а ты брате сему оуже не стой, но нарядися возма же своего брата поеди же Чернигову, а яз ти помочь приряжю, буди же нын до вечера оу Вышегороде». В помощь дали Романа Ростиславовича.

Ночью переправились через Днепр и наутро выехали к Чернигову. Там Изяслав Давыдович сел на стол своего брата.

Юрий с детьми перешел Днепр у Треполя и поехал в Переяславль. Половцы ушли в степь.

Святослав Ольгович и его племянник Святослав Всеволодович перешли Днепр выше Заруба и поспешили в «Городець». Узнав, что Чернигов занят, князья поехали в Новгород-Северский.

Когда Владимир Володарьевич узнал о произошедшем, он развернул полк и пошел в Галицию.

А Изяслава II, Ростислава и Вячеслава на подъезде к Киеву встречал митрополит Клим (Смолятич из Заруба), верный спутник великого князя. Иконы, хоругви, стяги, пики, шлемы и белые холщовые рубахи в тот день смешались. Киев молился, веселился и плакал «и тако начата жити».

Скоро Ростислав уехал в Смоленск, а Изяслав II с дядей Вячеславом собрались в поход к Переяславлю.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика