Александр Невский
 

Место древнерусских групп скандинавского облика среди населения Восточной, Западной и Северной Европы

Для определения места серий из Старой Ладоги и Куреванихи-2 среди населения Восточной, Западной и Северной Европы были привлечены данные о 10 признаках в 38 группах (табл. 38). В число сравнительных краниологических материалов вошли группы с близких к Старой Ладоге территорий Приладожья, Полужья, Ижорского плато (№ 3—19), некоторые другие восточнославянские сельские и городские серии (№ 20—23), материал из могильника со скандинавским обрядом погребения у д. Шестовицы Черниговской области (№ 24), западнославянские группы из Польши и Германии (№ 25—27), серии из Латвии и Эстонии (№ 28—30), а также Северной и Западной Европы, в основном германские (№ 31—39).

Таблица 36. Средние размеры и указатели мужских черепов из могильника Куреваниха-2

Признак n x s
1. Продольный диаметр 4 183.0 2.7
8. Поперечный диаметр 5 137.4 1.3
8:1. Черепной указатель 4 75.0 2.1
17. Высотный диаметр 5 132.2 4.0
17:1. Высотно-продольный указатель 4 72.8 2.4
17:8. Высотно-поперечный указатель 4 97.0 2.9
5. Длина основания черепа 4 100.5 3.3
9. Наименьшая ширина лба 2 90.5
10. Наибольшая ширина лба 2 118.5
45. Скуловой диаметр 1 130?
48. Верхняя высота лица 3 73.0 1.7
48:17. Вертикальный черепно-лицевой указатель 3 54.9 1.3
55. Высота носа 4 51.6 0.8
54. Ширина носа 4 24.5 1.7
54:55. Носовой указатель 4 47.5 3.6
51. Ширина орбиты 4 42.0 0.8
52. Высота орбиты 4 33.0 0.8
52:51. Орбитный указатель 4 78.6 3.5
77. Назомалярный угол 2 132.4
<zm'. Зигомаксиллярный угол 2 117.6
DC. Дакриальная ширина 4 20.6 0.5
DS. Дакриальная высота 4 13.0 1.0
DS:DC. Дакриапьный указатель 4 63.1 3.3
SC. Симотическая ширина 3 9.9 1.8
SS. Симотическая высота 3 5.7 0.6
SS:SC. Симотический указатель 3 58.1 5.2

Таблица 37. Сравнительные данные по средневековым группам Русского Севера и Скандинавии (мужчины)

Признак 1 2 3 4 5 6 7 8
17. Высотный диаметр 137.1 141.0 139.2 136.4 132.2 132.0 131.8 131.2
45. Скуловой диаметр 135.0 136.5 130.2 134.9 130.0 131.8 130.8 133.7
48. Верхняя высота 64.5 71.5 65.9 71.0 73.0 71.6 69.8 71.6
52. Высота орбиты 31.0 31.2 31.2 34.9 33.0 33.7 34.1 34.5
55. Высота носа 47.5 50.9 48.3 51.2 51.6 51.2 51.2 51.9

1 — вепсы (Чайгино), XI—XV вв.; 2 — Верхневольский могильник. XI—XIV вв.; 3 — Вологодская сборная серия. XI—XIII вв. (Коваленко. 1975); 4—Никольское-Ш. XI в. (Алексеева, Федосова, 1992); 5 — Куреваниха-2, XII—XIII вв.; 6 — Старая Ладога, XI—XII вв.; 7 — Швеция, X—XIII вв. (Steffensen, 1953); 8 — Исландия. XI—XII вв. (Steffensen, 1953).

Таблица 38. Сравнительные краниологические материалы

№ п/п Группа Датировка (вв.)
1. Старая Ладога (суммарно) XI—XII
1а. Старая Ладога 1 (глубокие погребения) — " —
1б. Старая Ладога 2 (неглубокие погребения) — " —
2. Куреваниха-2 XII—XIII
3. Псков XIV—XVI
4. Славенка XIII—XIV
5. Раглицы XIV—XVI
6. Приладожье XI—XIII
7. Конезерье XIII—XIV
8. Удрай XI—XIV
9. Ожогино XIII—XIV
10. Рутилицы XIII—XV
II. Волосово XII—XV
12. Волгово XIII—XIV
13. Плещевицы — " —
14. Беседа XII—XIV
15. Калитино и др. XII—XIII
16. Артюшкино и др. — " —
17. Борницы и др. — " —
18. Новое Заречье и др. — " —
19. Гатчина XII—XIV
20. Ольгин Крест XI—XIII
21. Смоленск XII—XIII
22. Кривичи полоцкие X—XII
23. Кривичи смоленские — " —
24. Шестовицы IX—X
25. Ободриты X—XII
26. Поморяне — " —
27. Поляне (польские) — " —
28. Латгалы — " —
29. Селы XI—XII
30. Эсты XI—XIII
31. Норвегия железный век
32 Британия железный век
33 Средняя Швеция (Вестерхус) XII—XIV
34. Швеция X—XIII
35. Дания VI—VIII
36. Исландия 1 «эпоха викингов»
37. Исландия 2 XI—XII
38. Германия (рядовые могилы) VI—VIII
39. Ирландия VI—XIII

Источники: 1—8 — данные автора; 9—18 — Седов, 1952; 19, 21—23, 25—27 — Алексеева, 1973; 20, 23 — Марк. 1956б; 24 — Зиневич, 1962; 28, 29 — Денисова, 1975; 31—32 — Schreiner, 1946; 33 — Geivall, 1960; 34—37 — Steffensen. 1953; 38, 39 — Rösing, Schwidetzky, 1977.

* Датировка курганов Ижорского плато (№№ 9—18) дается по работе М.Ю. Лесмана [Лесман, 1982].

Выбор признаков был продиктован стремлением использовать показатели, наиболее четко дифференцирующие германцев и население Восточной Европы. Такие яркие признаки, как углы горизонтальной профилировки и выступания носа, а также симотический указатель, не могли быть использованы из-за отсутствия их в работах западных исследователей.

К перечисленным группам был применен канонический анализ (табл. 39).

Таблица 39. Элементы первых двух канонических векторов для 39 и 40 мужских серий

Признак КВ I КВ II
а б а б
1. Продольный диаметр 0.715 0.711 -0.265 -0.291
8. Поперечный диаметр -0.074 -0.070 0.272 0.256
17. Высотный диаметр -0.575 -0.571 -0.071 -0.050
9. Наименьшая ширина лба -0.185 -0.199 -0.290 -0.287
45. Скуловая ширина -0.036 -0.025 -0.070 -0.053
55. Высота носа 0.095 0.105 0.029 0.021
54. Ширина носа -0.294 -0.301 0.036 0.058
51. Ширина орбиты 0.080 0.128 1.115 1.110
52. Высота орбиты 0.551 0.529 -0.229 -0.255
Собственное число 18.65 17.76 14.66 14.74
Вклад в общую дисперсию (%) 31.03 30.24 24.37 25.10

а — группа из Старой Ладоги учтена суммарно (39 серий); б — группа из Старой Ладоги разбита на подгруппы по глубине (40 серий).

Согласно распределению нагрузок на КВ I, отражающий 31% общей изменчивости, наиболее важными признаками являются продольный диаметр и высота орбиты (положительные значения), а также высотный диаметр (отрицательные значения). Следовательно, полярное положение занимают группы с более низким и удлиненным черепом в сочетании с высокими орбитами (все серии Северной и Западной Европы, Старая Ладога, Куреваниха-2 и Шестовицы) и более высоко- и короткоголовые группы с меньшей высотой орбиты (население Ижорского плато). Судя по всему, КВ

I отражает направление изменчивости по линии восток-запад (отрицательные и положительные значения соответственно). Среднее значение КВ I в 23 древнерусских группах отрицательно (-0.52±0.14), а в 9 группах Северной и Западной Европы — положительно (1.07±0.15). Разность превышает ошибку в 6.6 раза (P<0.001). Обе предположительно норманнские группы — Старая Ладога (1.16) и Куреваниха-2 (0.96), а также Шестовицы (1.03) — находятся на «западном» полюсе. Западные славяне (-0.21) и группы Латвии и Эстонии (0.14) занимают промежуточное положение (рис. 23).

На долю КВ II приходится 24% общей изменчивости. Наиболее значительную роль здесь играет ширина орбиты. Для расовой классификации КВ

II не представляет особого интереса, поскольку в расположении групп не отмечается связи ни с этническим, ни с географическим факторами. То же самое можно сказать о III и IV векторах.

Затем анализ был повторен для подгрупп из погребений с различной глубиной из Старой Ладоги. Нагрузки на признаки по каноническим векторам остались прежними. Обе подгруппы, выделенные на основании значений КВ I, имеют положительные значения, так же как и серии Западной и Северной Европы. Обе подгруппы характеризуются положительными значениями по I вектору и ближе к западным группам, нежели к восточным. Различия между подгруппами, вероятно, проявились бы сильнее, если бы назомалярный угол и угол выступания носа были включены в анализ.

Согласно скорректированным расстояниям Махаланобиса, суммарная группа из Старой Ладоги близка к Куреванихе-2 (0.01), группам из Швеции (0.34), Британии (0.54) и Исландии (0.62). Группа из Куреванихи наиболее сходна, кроме староладожской, с группой из Исландии (0.32). На основе матрицы расстояний был проделан кластерный анализ, полученная дендрограмма представлена на рис. 24. Группы из Старой Ладоги, Куреванихи-2 и Шестовиц находятся внутри «западного» кластера. Несмотря на укороченный череп, несвойственный для германских групп, группа Куреванихи-2 по результатам анализа оказывается близка последним.

Подводя итоги, необходимо отметить следующее. В настоящее время мы располагаем тремя черепными сериями скандинавского облика с древнерусских территорий. Все они датируются по-разному. Шестовицкая группа относится к X веку — времени активного взаимодействия славян и варягов. Староладожская датируется XI—XII вв. — завершающим периодом масштабных славяно-скандинавских контактов. И, наконец, группа из Куреванихи существовала в XII—XIII вв., когда эпоха непосредственного норманнского влияния уже отошла в прошлое.

В каждой из названных серий в той или иной степени наблюдаются результаты смешения с местным населением. Последнее все же не приводило к нивелировке комплекса даже в позднее время. Все сказанное свидетельствует о существовании в составе населения Древней Руси довольно устойчивых (прежде всего в антропологическом отношении) норманнских коллективов. Если предположить, что поздние могилы в Куреванихе принадлежали потомкам населения, оставившего раннее скандинавское кладбище, то, возможно, время существования этой группы охватывает около двух с половиной столетий.

Говоря о роли норманнов в сложении антропологических черт древнерусского населения следует помнить, что последнее не отличалось гомогенностью расового состава. По данным краниологии принято выделять собственно славянский, финский и балтский компоненты [Алексеева, 1973; 1990; 1993]. Продолжая эту традицию, возможно, не будет преувеличением включить сюда и скандинавский компонент, по крайней мере, в отношении населения северо-западных и северных территорий.

Антропологическая ситуация в Европе, впрочем, несводима к одним только межэтническим влияниям. Так, группы разной этнической принадлежности могут, имея общее происхождение, относиться к одному и тому же антропологическому варианту (балты, часть славян и финнов). Следовательно, все контакты будут происходить в расово однородной среде и на уровне антропологии возможность их фиксации становится сомнительной. С другой стороны, в рамках одного этноса может иметь место расовое разнообразие (прибалтийские финны). Германцы в этом отношении представляют наиболее гомогенную общность, устойчивую в плане соответствия антропологического типа этнической принадлежности. Сейчас невозможно установить, к какому этносу причисляло себя население, оставившее могильники Земляного городища Старой Ладоги и Куреванихи-2, на каком языке оно говорило. От ответа на этот вопрос в какой-то мере зависит решение включать или не включать осевших здесь скандинавов в состав древнерусской народности.

Исходя из имеющихся в нашем распоряжении данных, можно заключить, что в антропологии населения Приладожья и Русского Севера не отмечается воздействия германского комплекса, по крайней мере столь явственного, как у славян Балтийского побережья. Для того, чтобы оценить вероятность такого воздействия и его степень, необходима достаточно репрезентативная серия (не меньше сотни черепов обоего пола) хорошей сохранности, охватывающая несколько поколений, желательно раннего времени. Изучив на таком материале внутригрупповые направления изменчивости, можно получить интересующую информацию. В настоящее время мы не располагаем подобным материалом, а, следовательно, вопрос остается открытым.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика