Александр Невский
 

§ 1. Владимиро-Суздальская земля

Владимиро-Суздальская Русь, древней столицей которой был Ростов, приобрела наибольшее значение среди обособившихся земель. Это княжество охватывало весьма обширную территорию: от Нижнего-Новгорода до Твери по Волге, до Гороховца, Можайска и Коломны — на юге, включало Устюг и Белоозеро на севере. Его границы соприкасались с границами Рязанского, Черниговского, Смоленского княжеств и особенно широко — с границами Новгородской феодальной республики, через территорию которой тянулась северная часть волжского торгового пути; в. Новгородскую землю владения владимиро-суздальских князей вдавались глубокими клиньями — в северное Подвинье, к Прионежью и менее глубоким клином — к Торжку.

Владимиро-Суздальская Русь играла видную роль в жизни соседних народов. На востоке её власть распространялась на волжско-камские (мордовские и марийские), севернее — на подвинские земли. Здесь возникли такие города-крепости, как Устюг, Нижний-Новгород (1221) и др. Издавна торговля по Волге и культурные связи поддерживались с народами Кавказа.

В этой части Руси в процессе её хозяйственного освоения рано сложились значительные княжеские земельные владения и города. Поэтому местное боярство, в отличие от галицкого и новгородского, находилось в большей зависимости от князей.

Суздальская земля вышла из-под власти, Киева в 30-х годах XII в., когда в ней правил сын Мономаха Юрий Владимирович (1125—1157). Это был крупный политический деятель; он первый из суздальских князей не только выступил за самостоятельность своего княжества, но и добивался преобладания на Руси. Влияние суздальского князя распространилось на Муром и Рязань; за попытки занять и удержать такие отдалённые от Суздаля города, как Киев и Новгород, он был прозван Долгоруким.

Обособившись от Киева, Суздальская земля переживала значительный экономический подъём: строились и росли новые города — Владимир-на-Клязьме, Переяславль Залесский, Юрьев Польский, Звенигород, Дмитров. Была основана будущая столица нашей Родины — Москва (впервые упомянута летописью в 1147 г.). В то время она занимала весьма небольшую территорию, заключавшуюся в основном в пределах нынешнего Кремля.

Преемника Юрия — князя Андрея Юрьевича Боголюбского (1157—1174) поддерживали горожане Владимира, Суздаля и других центров. Опираясь на служилых бояр, дворян и города, он решительно боролся с непокорной знатью, часть которой изгнал из княжества; он перенёс столицу во Владимир, где был сильный ремесленно-торговый посад. Присвоив титул великого князя всей Руси, Андрей организовал поход суздальских, черниговских, смоленских, полоцко-минских и других полков на Киев, занял его (1169) и передал в управление одному из своих вассалов.

Укрепляя свои позиции в Новгороде, он оттеснил смоленских князей, которые признали его сюзереном. Действия суздальского князя серьёзно осложнили политическую жизнь и борьбу группировок в Новгородской республике: с той поры начали новгородцы волноваться и «вече часто творити».

Объединительная политика князя Андрея была неожиданно прервана. Бояре Кучковичи, озлобленные казнью родственника, сомкнулись с разбогатевшими дружинниками, захватили замок Боголюбово и убили князя. Это событие явилось поводом к восстанию крестьян, за счёт эксплуатации которых проводил свои объединительные мероприятия князь и на чьей нужде разбогатели его дворяне-дружинники.

Последовавшие затем политические распри князей закончились занятием княжеского стола Всеволодом Юрьевичем Большое Гнездо (1177—1212). Подавив вооружённое сопротивление ростовских бояр, Всеволод при поддержке владимирских служилых бояр и купцов расправился со своими политическими противниками, а бояр Кучковичей он, по преданию, в озере «истопити повеле»1. Князь сумел обуздать своих противников и чинил суд, не считаясь с мнением сильных бояр2 и церковной знати3. При этом князь продолжал укреплять власть феодалов над народом, лично объезжал земли, проверяя, исправно ли взыскиваются подати. Великий князь Всеволод располагал большим войском. Автор «Слова о полку Игореве», подчёркивая мощь владимирских полков, писал, что они могли «Волгу веслы раскропити, а Дон шеломы выльяти»4.

Всеволод более властно вёл себя и в Южной Руси. Правившие в Киевском княжестве черниговские и смоленские князья считали его своим сюзереном, а галицкие князья — сильным союзником. Попытки волынских князей противодействовать политике владимирского князя приводили к частым войнам, одна из которых сопровождалась новым разорением Киева (1203). Всеволод помышлял даже о присоединении к своим владениям Галичины, с чем связана попытка его сына Ярослава занять галицкий княжеский стол (1206).

В Новгороде окрепла суздальская группировка бояр и купцов, а в князьях и посадниках здесь, как правило, сидели владимирские ставленники и даже местный архиепископ фактически назначался Всеволодом. Удалось владимирским князьям сломить и «непокорство» Рязани. По образному выражению автора «Слова о полку Игореве», Всеволод мог «стрелять как живыми стрелами» удалыми князьями рязанскими.

В начале XIII в., несмотря на длительные феодальные распри, Владимиро-Суздальская земля сохраняла большую силу. В связи с усобицами князей подняло было голову ростовское боярство и «многое волнение и смущение» было в княжестве.

Но ко времени княжения Юрия Всеволодовича (1218—1238) постепенно вновь затихли распри, и на феодальном съезде в Суздале (1229) власть этого великого князя признали многочисленные князья — вассалы «большого гнезда», а также и церковная знать.

Юрий продолжал политику, которая содействовала укреплению связей с Южной Русью, а его брат Ярослав пытался занять киевский княжеский стол (1236). Новые столкновения здесь Владимиро-Суздальского князя с галицко-волынскими и смоленскими князьями особенно пагубно отразились на судьбах Руси во время монгольского нашествия.

Сильная княжеская власть, которая складывалась в Северо-восточной Руси, в условиях существовавшей тогда путаницы мелких феодальных владений способствовала созданию будущего национального объединения. Правда, процесс сплочения всех русских земель, прерванный монгольским нашествием, не успел достичь ощутимых результатов, но всё же в Северо-восточной Руси сохранились объединительные стремления. Они были закреплены в политике Александра Невского и его преемников, при которых Москва стала центром Русского централизованного государства.

Примечания

1. ПСРЛ, т. XXI, ч. I, СПБ 1908, стр. 223.

2. ПСРЛ, т. I, вып. 2, стб. 437.

3. Там же, стб. 391.

4. «Слово о полку Игореве», стр. 21.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика