Александр Невский
 

На правах рекламы:

Алмазное бурение от 3 рублей: алмазное бурение.

Год 1253. Новгород. Псков

Став великим князем Владимирским, Александр остался жить в Северо-Восточной Руси, а на новгородское княжение посадил своего старшего сына, одиннадцатилетнего Василия. В том же году юному Василию Александровичу впервые пришлось встать — конечно, только формально — во главе новгородского войска.

Из Новгородской Первой летописи старшего извода

В лето 6761 (1253). Воевала литва волость Новгородскую и захватила полон; и нагнали их новгородцы с князем Василием у Торопца, и так отмстили им за кровь христианскую, и победили их, и полон отняли, и пришли в Новгород здравы.

В том же году пришли немцы под Псков и пожгли посад, но самих их псковичи много били. И пошли новгородцы полком к ним из Новгорода, и те побежали прочь. И пришли новгородцы в Новгород, и, повернувшись, пошли за Нарову, и опустошили волость их; и корела также много зла сотворила волости их. В том же году пошли с псковичами воевать немцев, и они поставили против них полк, и победили их псковичи1 силою честного креста, ибо сами на себя начали окаянные клятвопреступники2; и прислали во Псков и в Новгород, прося мира на всей воле новгородской и на псковской, и так заключили мир.

Того же лета, на зиму, выбежал князь Ярослав Ярославич из Низовской земли, и посадили его [на княжение] во Пскове.

(24. С. 80)

Последнее событие, датированное зимой 6761 года, произошло, по-видимому, уже в следующем, 1254 году. Лаврентьевская летопись иначе рассказывает о судьбе князя Ярослава Ярославича, брата Александра Невского и ещё одного участника несчастной для русских битвы у Переяславля во время «Неврюевой рати»:

На зиму, по Крещении (после 6 января 1254 года. — А.К.), Ярослав, князь Тверской, сын великого князя Ярослава, со своими боярами поехал в Ладогу, оставив свою отчину. Ладожане почтили его достойною честью...

(38. Стб. 473—474)

Наверное, именно из Ладоги, «на зиму», Ярослав и перебрался в Псков, где был принят псковичами на княжение. Александр не мог не воспринять это как открытый вызов своей власти.

Ещё одно событие этого года не нашло отражения в русских источниках, хотя имело весьма тяжёлые и долговременные последствия для Руси.

Из «Юань-ши»

Битекчи Берке внёс в реестр количество дворов и населения русских3.

(16. С. 190. Перевод Р.П. Храпачевского)

Упомянутый в китайском источнике Берке — под именем Беркай — известен и русской летописи. Именно он шесть лет спустя, в 1259 году, будет «брать число» (то есть проводить перепись всего податного, облагаемого налогом населения) в Новгороде. Пока же, вероятно, был составлен лишь предварительный реестр, то есть начата подготовка к будущему «исчислению» всей подвластной монголам Русской земли. Знаменательно, что это событие отделено всего несколькими месяцами от начала великого княжения Александра Ярославича.

Примечания

1. В младшем изводе Новгородской Первой летописи: «новгородцы с псковичами» (24. С. 307).

2. В оригинале: «сами бо на себе почали оканьнии преступници правды».

3. Известие датировано «весной, начальной луной года гуй-чоу», то есть 31 января — 28 февраля 1253 года. В другом месте той же «Юань-ши» сказано иначе: «В год гуй-чоу было внесение в реестр числа дворов и совершеннолетних тяглых у русских и асов (осетин. — А.К.)» (16. С. 208). Битекчи — чиновничья должность в Монгольской империи.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика