Александр Невский
 

8. Историческая география

Трудный вопрос о том, был ли процесс формирования новых княжеств в послемонгольское время результатом нашествия или итогом естественного феодального дробления, может быть решен с помощью данных исторической географии. На этот вопрос дается два прямо противоположных ответа: советские историки1 настаивают на том, что процесс феодального дробления был ускорен и деформирован нашествием, а Дж. Феннел не видит в нем никакого воздействия монголов.

Обратимся к данным исторической географии и демографии, например, относительно московского княжества, история возникновения которого изучена к 1988 г. наилучшим образом. А.А. Юшко убедительно показала2, что ядро этого княжества, располагавшееся треугольником к югу и западу от среднего течения р. Москвы, представляло собой территорию между Смоленской на западе, Ростово-Суздальской — на северо-востоке и Черниговской землей на юге. Эта территория, по ее мнению, не входила ни в одно из вышеназванных княжеств. Действительно, густые леса, покрывавшие этот район, несмотря на процесс колонизации, вплоть до XVI в., возможно, были препятствием для освоения этой земли в XII — начале XIII в. Ситуация изменилась после нашествия, когда леса стали казаться наиболее безопасным местом жительства, о чем весьма выразительно повествуют не только русские летописи, но и «История» Джувейни. Кроме того, население могло привлекать и положение этого района, еще не подвергшегося окняжению: именно здесь располагались племенные и общинные ремесленные центры (Успенское, Кунцево, Боровский курган, Боршево, Луковня и т.д.), но почти полностью отсутствовали феодальные усадьбы. Их бурный рост относится к более позднему времени.

Будь появление новых княжеств простым результатом естественного феодального дробления, он равномерным потоком захватил бы все территории Руси. Однако этого не произошло. В наиболее целом виде сохранилось Ростовское княжество, наименьшим образом из княжеств Северо-Восточной Руси пострадавшее от нашествия. Из него выделилось лишь Белозерское княжество в 1238 г. Наиболее показательна судьба Владимирского княжества. Во главе его после гибели Юрия Всеволодовича на р. Сити стал князь Ярослав Всеволодович, бывший до того и переяславским князем. Не будучи в силах удержать оба эти княжества в своих руках, он отдал брату Святославу, до того владевшему Юрьевом Польским, Суздаль, а Ивану — Стародуб. Таким образом, тотчас после нашествия были созданы два княжества (впрочем, они недолго существовали и до нашествия, но вскоре прекратили свое существование). Оба княжества выдержали испытание временем: потомки Ивана сохраняли княжество на протяжении XIII—XIV вв.

На северо-востоке в 1247 г. возникли еще три княжества — Тверское, Галицко-Дмитровское, Московское — в 1247 г., Костромское — в 50—60-е годы, Городецкое — в 1263—1282 гг. Обращает на себя внимание расположение этих новых княжеств — все они занимали удаленные от центра Северо-Восточной Руси территории. Вероятно, формирование новых политических организмов было возможным лишь на более безопасных от нашествий и набегов монголов территориях, где сконцентрировались достаточные людские ресурсы из числа беженцев для пополнения дворов новых князей, с одной стороны, и материального поддержания их за счет обложения данью в их пользу зависимого населения — с другой. Таким образом, вместо 6 княжеств, располагавшихся на северо-востоке в канун нашествия, к 70-м годам их образовалось 143.

Это объективный результат нашествия. Были ли причастны к формированию новых княжеств монгольские ханы субъективно, т. е. было ли целью их сознательной политики по отношению к русским князьям создание и поддержание новых княжеств? Или, выдавая ярлыки на княжения, монгольские ханы просто плыли по течению, течению внутренней русской истории? У нас слишком мало данных для того, чтобы определенно ответить на этот вопрос.

Примечания

1. Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в XI—XIV вв. М., 1984.

2. Юшко А.А. О междукняжеских границах в бассейне р. Москвы в середине XII—начале XIII в. — СА, 1987, № 3, с. 86—87; ее же. Опыт комплексного использования источников при изучении исторической географии Московской земли XII—XIII вв. — ВИД, т. XVIII. Л., 1987, с. 55—64.

3. Кучкин В.А. Формирование, с. 110.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика