Александр Невский
 

9. Церковь

Русская церковь в XIII в. — это 12—14 епархий, признававших власть киевского митрополита и входивших в состав русской диоцезии — одной из семи десятков митрополий константинопольского патриархата. По приблизительным подсчетам, в XIII в. на Руси существовало около 60 монастырей и несколько тысяч церковных приходов, из которых более тысячи — в городах1.овь сумела избежать общей участи русской земли: она сохраняла номинальное единство вплоть до 1303—1304 или 1305—1306 гг., когда в Галицко-Волынской Руси была учреждена собственная галичская митрополия с епископскими кафедрами в Перемышле, Владимире Волынском, Луцке, Холме и Турове2.

В 1261 г., вероятно по настоянию хана Берке, в Сарае начала действовать сарайская и подонская владычная кафедра, глава которой в случае надобности кочевал вместе с ханской ставкой. Сарайскому епископу в духовных делах подчинялись все христиане Орды, преимущественно русские, уведенные монголами в плен. Исключение составляли последователи христологических ересей, осужденных вселенскими соборами в Ефесе (431 г.) и в Халкидоне (451 г.), — якобиты и несториане, которых было немало в разноязычных ордынских войсках и которых патриарший собор предписывал приобщать к православной церкви лишь после специального обряда миропомазания3.

Еще одна, тверская, епископия была учреждена в 1272 г., а в 1299 г. митрополит Максим «выбежа ис Киова, не могыи трьпети татарскаго насилиа, иде в суждальскую землю и седе в Владимири»4. Перенесение митрополичьей кафедры из Южной Руси на северо-восток окончательно определило политическую линию русской митрополии как церкви Северо-Восточной Руси. Это обстоятельство в дальнейшем явилось одним из факторов консолидации русских княжеств вокруг Москвы и Твери.

Обычно о деятельности церкви XIV—XVI вв. мы судим по материалам, восходящим к документации владычных кафедр, причем официальные сборники русских митрополитов Симона, Даниила и Иоасафа (1495—1542) отражают архетип не старше начала 70-х годов XV в.5 и содержит материалы не древнее первой трети XIV в.6Исключение составляет послание киевского митрополита Иоанна II Продрома антипапе Клименту III 1088—1089 гг., включенное в один из официальных сборников в начале XVI в. Позднейшие церковные архивы, судьба которых связана с владимирской или московской канцеляриями митрополита, не сохранили документов киевской митрополичьей казны, если не считать одного ярлыка хана Менгу-Тимура 1267 г. (см. ниже). Однако материалы о деятельности освященного собора русской митрополии в XIII столетии все же дошли до нас, только иным путем: в составе кодексов церковного права — в кормчих книгах русской редакции, куда в разное время и в разные списки были включены послание константинопольского патриарха Германа II киевскому митрополиту Кириллу II (1228)7, приговор владимирского собора русской митрополии (1273)8, ответы константинопольского патриаршего собора на вопросы сарайского епископа Феогноста (1276)9, поучение (окружное послание) митрополита Максима (1283—1305)10.

Изменения в положении церкви на Руси отразились в напряженной работе по кодификации церковного права: если в XII в. основным источником церковно-юридических норм являлась сокращенная редакция древнеславянской кормчей без толкований, то в 1262 г. на Русь была привезена кормчая сербской редакции с подробными объяснениями правил, принадлежащими византийским юристам Алексею Аристину и Иоанну Зонаре, а в 1273—1280 гг. в окружении киевского митрополита Кирилла создается русская редакция кормчей, соединившая материалы древнеславянской и сербской редакций11; к концу XIII — началу XIV в. относится список русского юридического сборника нетрадиционного состава (так называемая «Устюжская кормчая» с систематическим изложением правил и Номоканоном Иоанна Схоластика)12.

Княжеские уставы Владимира и Ярослава, сложившиеся в Киеве, во всяком случае, к началу XIII в., регулировали отношения между князем и митрополитом (епископом) и регламентировали полномочия владычного суда13. Аналогичную роль играли уставные грамоты, данные местными князьями церкви, — новгородский устав Всеволода о церковных судах (XIII в.)14, уставная грамота князя Льва Даниловича Успенскому собору близ Галича (1301)15.

Особое положение церкви, обладавшей широким иммунитетом в отношении своих владений, было закреплено ярлыками, выдаваемыми русским митрополитам и духовенству ордынскими ханами. Древнейший из этих ярлыков был дан, по-видимому, Бату-ханом в 1243—1248 гг. и подтвержден 10 августа 1267 г. ярлыком хана Менгу-Тимура16. Первая грамота не сохранилась, а древнерусский перевод ярлыка Менгу-Тимура в 10-х годах XV в. был включен в краткое собрание ярлыков, составленное в московской митрополичьей канцелярии при митрополите Фотии, но известное в списках не старше конца 60-х годов XV в., созданных в Троице-Сергиевом монастыре и восходящих к архиву русской митрополии17.

Повседневный церковный быт — жизнь церковного прихода и монашеской общины — представил богатый материал для создания многочисленных русских пенитенциальных статей. Это духовная покаянная литература, изучение которой в европейской традиции было начато Ф.В. Вассершлебеном (1851) и Г.И. Шмицем (1883, 1895)18, а в нашей науке — С.И. Смирновым (1912)19, вопросы, задаваемые на исповеди духовным отцом, поучения монахам и мирянам, объяснения разных юридических казусов и установление норм церковных наказаний, записанные в небольших правилах, заповедях, чинах исповеди и включенные в состав требников, канонических сборников, учительных компиляций. Из них к XIII в. с большей степенью вероятности относятся составленные по греческим источникам два правила монахам20, правило с именем Максима21, заповедь «ко исповедующимся сыном и дщерем»22, вторая редакция правила Ильи, архиепископа новгородского23.

Послания и поучения монахов и церковных иерархов наиболее полно передают духовную атмосферу XIII столетия — таковы сохранившиеся в учительных сборниках 5 слов печерского игумена и впоследствии владимирского епископа Серапиона (написаны в 1239—1275 гг.)24, поучительное послание черноризца Иакова ростовскому князю Дмитрию Борисовичу (ок. 1281)25, «Наказание» тверского епископа Симеона полоцкому князю Константину (до 1289 г.)26, послания владимирского епископа Симона и инока Поликарпа (1214—1226)27.

Перечисленные источники описывают разные стороны функционирования церковной организации на Руси — от раздела раннефеодальной ренты между княжеской администрацией и владыкой (поступления от дани, княжеского суда, вир и продаж) и выделения ее в форме десятины на содержание церкви — до тонких дефиниций пастырского богословия, отличающего согрешения «по любви сердца своего» от грехов, совершенных «по [дьявольской] напасти». Зависимость церкви от княжеской власти, учреждавшей владычные кафедры и монастыри и делившейся с иерархами десятой долей доходов, постепенно уравновешивается монгольской политикой в отношении духовенства. Ярлыки ордынских ханов освобождали церковь и население, находившееся в вассальной зависимости от церкви, от финансовых обязательств — сельских занятий (поплужное), торговых (тамга), почтовых и военных натуральных повинностей (ям и война), от случайных «запросов», и обеспечивали сохранность недвижимых имуществ церкви. Эти меры были необходимы Орде не столько для подтверждения языческой веротерпимости, прокламированной традиционным монгольским правом — Чингис-хановой Ясой28, но главным образом для расширения социальной базы ордынской власти на Руси. Описанная тактика имела успех: вплоть до третьей четверти XIV в. у нас нет никаких свидетельств об участии церкви в антиордынской борьбе.

Примечания

1. Раппопорт П.А. О типологии древнерусских поселений. — КСИИМК. М., 1967, № 110, с. 3—9; Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. Спб., 1890—1897, т. I—III.

2. Щапов Я.Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси XI—XIV вв. М., 1972, с. 58.

3. РИБ, т. VI, стб. 136.

4. ПСРЛ, т. 15, 1-я пол., стб. 35.

5. Черепнин Л.В. Русские феодальные архивы XIV—XV века. М., 1948, т. 1, с. 23.

6. Русский феодальный архив XIV—первой трети XVI века. М., 1987, ч. III, с. 595—599.

7. РИБ, т. VI, стб. 79—84.

8. Там же, стб. 83—100. О дате собора см.: Щапов Я-Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси в XI—XIII вв. М., 1978, с. 183—184.

9. РИБ, т. VI, стб. 129—140. Греческий подлинник см. там же. Приложения, стб. 4—12.

10. Там же, стб. 139—142.

11. Щапов Я.Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси, с. 185; Троицки С.В. Како треба издати светосавску крмчиjу (Номоканон са тумачењима). Београд, 1952. Српска Академиjа наука. Споменик, т. 102. Одељење друштвених наука. Нова cepиja. 4.

12. См.: Сводный каталог славяно-русских рукописных книг, хранящихся в СССР. XI—XIII вв. М., 1984, № 476.

13. См.: Древнерусские княжеские уставы XI—XV вв. М., 1976, с. 14—16, 86—91.

14. Там же, с. 154—158.

15. Там же, с. 169—170.

16. Плигузов А.И., Хорошкевич А.Л. Отношение русской церкви к антиордынской борьбе в XIII—XV веках. — Вопросы научного атеизма. М., 1988, вып. 37.

17. Плигузов А.И. Древнейший список краткого собрания ярлыков, данных ордынскими ханами русским митрополитам. — Русский феодальный архив XIV — первой трети XVI века. М., 1987, ч. III, с. 571—594.

18. Wasserschieben F.W. Die Bussordnungen der Abendländischen Kirche. Halle, 1851; Schmitz H.J. Die Bussbücher und die Bussdisciplin der kirche. Mainz, 1883, t. I; Dusseldorf, 1895, t. II.

19. Смирнов С.И. Материалы для истории древнерусской покаянной дисциплины. М., 1912.

20. Там же, с. 32—38.

21. Там же, с. 51—54.

22. Там же, с. 112—132; Ср.: Thomson F.J. The Ascription of the Penitential. Заповеди святых отець к исповедающемся сыном и дъщеремь to Metropolitan George of Kiev. — RM, 1979, t. IV, p. 5—15.

23. Там же, с. 107—108.

24. Петухов Е. Серапион Владимирский, русский проповедник XIII в. Спб., 1888.

25. Смирнов С.И. Материалы, с. 189—194; его же. Древнерусский духовник. М., 1914, с. 1—29.

26. Правда Русская. М.—Л., 1940, т. I, с. 97; Кучкин В.А. Особая редакция «Наказания» Симеона Тверского. — Изучение русского языка и источниковедение. М., 1969, с. 243—251.

27. Патерик Киевского Печерского монастыря. Спб., 1911.

28. Ayalon D. The Great Yasa of Chinghis Khan: A Reexamination. — Studia Islamica, 1971, № 33, p. 97—140; N 34, p. 151—180.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика