Александр Невский
 

В Твери

Поздним осенним вечером князь Ярослав Ярославич и его верный дружинник Неждан въехали в тверской посад.

— Поедем в город? — спросил Неждан.

— Нет, меня здесь многие знают, — ответил Ярослав. — Договорись с кем-нибудь из посадских о ночлеге.

Неждан присмотрел более менее приличный дом с высоким забором, постучался в ворота. Ему открыли, он вошёл во двор. Ярослав ждал его на улице. Когда мимо проходили редкие прохожие, он поворачивался к ним спиной. Неждан вышел.

— Ну что?

— Есть место только на сеновале. Я обещал завтра расплатиться мешком зерна. Может найти что-нибудь получше?

— Не надо. На сеновале — это хорошо, меньше буду показываться на глаза людям.

Ярослав надвинул на глаза шапку с меховой оторочкой и опустил низко голову. Они завели коней во двор. Неждан привязал их под навесом. По двору ходил хозяин низкорослый мужчина с длинной волнистой русой бородой. Он разговаривал с Нежданом и косился на Ярослава, долго не уходил. Когда Ярослав и Неждан забрались на высокий сноп сеновала, хозяин продолжал стоять во дворе, и ушёл в дом спустя лишь некоторое время.

— Наконец, — сказал Ярослав. — Надеюсь, ты не сказал ему, кто я.

— Не сказал.

— Не врёшь?

— Я разве лгал тебе когда-нибудь.

— Нет, кажется.

Между крышей навеса и крышами домов на тёмном небе зажглись звёзды.

— Эх, сколько звёзд, красота, — сказал Ярослав.

— Что делать то будем?

— Не знаю ещё.

— А где добудем мешок зерна, чтобы расплатиться с хозяевами?

— Придумай.

— Придумай. Я же не кудесник, и не могу всё время что-то придумывать.

— Ладно, завтра продадим твоего коня.

Неждан на это ничего не сказал. Возникла короткая пауза.

— Что молчишь? Я тебя понимаю: жаль расставаться с конём. Но что делать? Надо нам как-то жить. И ничего не говори мне больше об этом, не серди меня.

— Не серди меня. Так всегда. Все тебя бросили, и слуги, и дружинники, один я дурак остался. И что получаю за свою службу? Ничего. Не серди меня. А ведь обещал мне боярство.

— Будешь ещё боярином, если конечно я стану князем. Так что думай в этом направлении, как сделать это поскорее, для твоей же пользы. Ты хоть думаешь об этом?

— Думаю.

— И что?

— Ничего не могу придумать.

— Надо как-нибудь разузнать настроения тверичей, как они ко мне относятся. Хорошо было бы, чтобы они сами захотели вновь сделать меня своим князем.

— Завтра поспрашиваю про настроения на рынке. Ты здесь останешься?

— Весь день тут сидеть скучно будет. Добудь-ка для меня завтра одежду, в которой меня никто не узнает.

Неждан не нашёл нужной одежды для Ярослава в городе и вернулся в посад. Он не обнаружил князя на сеновале и вошёл в дом, где увидел князя, сидящего в горнице за столом в окружении хозяина, его жены и двух взрослых дочерей. Неждан в который раз подивился непостоянству Ярослава. Требовал соблюдать тайну своего прибытия, и что же? Открылся сам.

— Проходи, дружище, присоединяйся к трапезе, — позвал Неждана Ярослав.

Неждан сел за стол.

— Игнатий (хозяин дома) сказал, что в Твери знали о нашем прибытии, — сказал Ярослав. — Купцы узнали нас ещё в дороге, и в Пскове меня тоже узнали. После трапезы пойдём вместе на рынок.

— Я узнал, что здесь не так легко найти покупателя на коня, — сказал Неждан.

— Вы можете жить у меня бесплатно. Для меня большая честь дать кров князю, — сказал Игнатий.

— Я не привык быть неблагодарным с людьми, которые делают мне добро.

— И всё же, князь. — Игнатий приложил ладонь к сердцу.

— Ну, хорошо, если хозяин сам на этом настаивает.

Ярослав и Неждан отправились на рынок. Ярослав решил пока не продавать коня Неждана. Поход на рынок не имел никаких особых целей, просто князь хотел прогуляться. Многие на рынке узнавали Ярослава. В душе князь надеялся, что, узнав его, хоть кто-нибудь обратится к нему с просьбой, вернуться на тверской княжеский стол, но этого не происходило. Ярослав не показывал досады.

— Игнатий сказал, что Александр простил Андрея, — сказал он.

— Я слышал сегодня об этом также, — сказал Неждан.

— Поедем-ка мы к Андрею. Только для этого придётся всё же продать твоего коня или брать в долг. Странно, что воевода не ищет встречи со мной. Не наведаться ли нам самим к нему в гости?

— Стоит ли испытывать судьбу?

Вечером в ворота Игнатия постучал гонец. Игнатий впустил его во двор. Гонец вошёл в дом и вручил Ярославу грамоту.

Ярослав сел на лавку, прочитал грамоту. Неждан подошёл к нему.

— Грамота от Александра, — сказал Ярослав. — Он объявляет мне прощение и просит явиться к нему во Владимир.

Ярослав отправился во Владимир.

Александр дал в удел Ярославу Тверь, где он княжил ранее.

Лаврентьевская летопись сообщает, что в 1258 году Ярослав вместе с Александром отправился к татарам: «... Того же лета пошли князья в Татары: Александр, Андрей, Борис, Ярослав Тверской; почтили Улавчия1 и всех воевод, и были отпущены в свою отчину».

В том же 1258 году Литва напала на русские земли, а потом сама подверглась нападению татар. Новгородский летописец пишет об этом: Пришли литва с полочанами к Смоленску и взяли Воищину на щит. Той же осенью приходила литва к Торжку; и выступили новоторжцы, и, по грехам нашим, победили литовцы засаду: одних избили, а других в полон взяли, а иные едва убежали, и много зла было в Торжке. Той же зимою взяли татары всю землю Литовскую, а самих перебили».

Примечания

1. Улагчи.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика